ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Юрий Барсегов

ГЕНОЦИД АРМЯН И СОВРЕМЕННОСТЬ

24 апреля во всем мире отмечается день памяти жертв геноцида армян первого крупномасштабного преступления этого рода. Дата эта условная: в этот день в 1915 году Турция, начав с уничтожения армянской интеллигенции, перешла от одной стадии геноцида к другой, от “частичного” геноцида к холокосту поголовному уничтожению армян на их исторической родине.


История “убийства целого народа”

Геноцид армян в классической форме, т.е. в полном соответствии с составом преступления, как он был определен в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, совершался на протяжении полувека с 1878 по 1922 год. До 1-ой Мировой войны разрушение армянской национальной группы как таковой осуществлялось в форме системы повсеместных одиночных убийств и пауперизации в сочетании с периодической массовой резней армян в отдельных районах, где они составляли абсолютное большинство. В Сасуне, Зейтуне, Урфе, Ване, Эгине и ряде других мест в 1894-96 гг. было убито 300 тыс. армян, в 1909 г. Адане было убито 30 тыс. чел. Сотни тысяч армян уже тогда вынуждены были покинуть свою родину.
С 1878 г. обеспечение безопасности армянского народа в пределах Османской империи стало вопросом международной политики и международного права: сначала в Сан-Стефанском прелиминарном мирном договоре, потом в трактате, принятом в том же году на Берлинском конгрессе.
Не считаясь с международными обязательствами, Турция продолжала изо дня в день на глазах всей Европы методично разрушать армянскую нацию. Опасаясь, что ограничение власти Османской империи в Армении, а тем более ее полное освобождение, нарушит шаткий баланс в их борьбе за месторождения нефти и дележ колониальных владений, державы “цивилизованной Европы” защищали целостность геноцидной турецкой империи, сводя гуманитарную интервенцию к выработке “реформ” в Армении. Они боялись принятия действенных мер, связанных с ликвидацией турецкого суверенитета над Арменией или хотя бы с его реальным ограничением. Великие державы, хотя и понимали необходимость срочной гуманитарной интервенции, раздиравшие их острейшие противоречия не позволяли им организовать совместную акцию: все попытки остановить геноцид армян проваливались. Закономерным результатом “гарантии” великими державами безопасности армян в границах турецкой империи был переход от начальной, подготовительной стадии к окончательному решению. Воспользовавшись условиями Мировой войны, исключавшими возможность противодействия международного сообщества, турецкое правительство в 1915 году при ступило к реализации тщательно подготовленного плана полного и повсеместного уничтожения армянского народа на его исторической родине. В это период было убито 1,52 млн. армян. Спасшиеся от резни рассеялись по всем странам мира. Лишившись 9/10 своей национальной территории, армяне превратились в “народ без родины”, в “народ изгнанник”.
Уже тогда, когда совершалось это преступление, действия турецкого государства в отношении армянского народа определялись как “убийство целого народа”. Отмечая “преднамеренное, методическое и настойчивое уничтожение одной человеческой расы армян”, всемирно-известный французский историк Альбер Вандаль еще в 1897 году определил это как “убийство целого народа”. Позднее, в связи с начатыми в 1915 году действиями турецкого правительства, такую квалификацию совершившемуся преступлению дал английский дипломат и будущий корифей исторической науки Арнольд Тойнби. Это определение действий турецкого правительства было принято официальными властями государств мира и получило соответствующую оценку в доктрине международного права.

Геноцид и территориальная экспансия

Геноцид армян убедительно подтверждает причинно-следственную связь этого преступления с территориальной экспансией, с аннексиями территории порабощенных народов. За исключением резни гугенотов католиками в Варфоломеевскую ночь и истребления евреев в Германии и оккупированных ею странах все другие случаи геноцида связаны со стремлением присвоить территории порабощенных народов.
Геноцидность турецкого государства предопределялась его захватнической природой. Власть турецкого “разбойничьего государства” в завоеванных странах была организацией грабителей-завоевателей. Представляя меньшинство, тюрки могли удержать завоеванные силой страны только с помощью насилия, путем сокращения численности порабощенных народов или их полного уничтожения. Объектом геноцида стали греки, армяне, арабы, сербы, болгары, курды и др.
Если целью геноцида армян в первой фазе 1878-1914гг. было удержание территории порабощенного народа, то его целью в 1915-1922 гг. была территориальная экспансия разрушение этнического и политического армянского клана, препятствовавшего осуществлению политической программы пантюркизма отторжения от России тюркоязычных районов Закавказья, Северного Кавказа, Поволжья, Средней Азии и их объединения с Турцией. Эти агрессивные экспансионистские цели организаторов геноцида армян однозначно подтверждаются двумя вторжениями вооруженных сил Турции за пределы ее государственных границ.
Одна из задач, поставленных перед турецкой армией в 1918 году, состояла в этнической чистке оккупированных армянских территорий Карской области, Сурмалинского уезда, Нахичевана, Карабаха. Турки, как отмечал министр иностранных дел союзной Германии Кюльман, “систематически преследовали свой план уничтожения армян на Кавказе”. С этой целью в качестве начальника полиции оккупационных сил турецкой армии был назначен небезызвестный Бэхаэддин Шакир создатель специальных отрядов, отличившихся при осуществлении геноцида армян на территории самой Османской империи.
Вступление турецких войск в Баку 15 сентября 1918г. было ознаменовано резней 30 тыс. армян. Когда Турция, казалось, была близка к достижению своей цели, ее планы провалились: бросив свои силы на борьбу с армянами, она оголила свой фронт на юге и потерпела сокрушительное поражение.

“Растоптать Армению чтобы оживить Азербайджан”

После поражения Турции в Мировой войне реализацию части пантюркистских планов взял на себя Азербайджан. Его территориальные претензии, как это зафиксировано на официальной карте и в сопроводительной записке, представленных Парижской мирной конференции, охватывали 60 % всей площади Закавказья в довоенных границах Российской империи, включая Карскую область, на которую претендовала Турция по аннулированному Брест-Литовскому договору, Батумскую область, Ахалцих, Нахичеван, Карабах, Дагестан.
Стремясь использовать вчерашнего противника Турцию и его военно-политического союзника Азербайджан против большевизма, английское правительство при заключении Мудросского перемирия не настояло на выводе турецких войск из подвергавшихся геноциду армянских вилайетов Турции, а подлежавшие выводу из Азербайджана турецкие войска были оставлены там при его же попустительстве. Под видом азербайджанцев турецкие аскеры, и турецкий главнокомандующий Халилпаша (дядя Энвера) и Нурипаша (брат Энвера) продолжа ли участвовать в первой войне, которую почти три года вел Азербайджан против армян Карабаха.
Чем занимались турки в Азербайджане? Только один факт: В апреле 1920 г. Халилпаша доносил командующему кемалистскими вооруженными силами генералу Карабекиру ,что “солдаты намерены очистить Карабах от армян” и что народ и солдаты с нетерпением ожидают пересечения границ турецкой армией, чтобы “достичь этой цели в короткий период времени”. В ответном послании 28 апреля 1920 г., отмечая, что “цель всех турок состоит в объединении тюркских братьев”, Карабекир потребовал “не ослаблять военной кампании против Карабаха”. Халилу поручалось довести до “азербайджанских кругов”, что кампания против армян должна вестись “со всей жестокостью и наводить ужас”.
Тайно поддерживая турко-азербайджанский экспансионизм, командующий оккупационными силами Великобритании в Баку генерал Томсон назначил в качестве губернатора Карабаха на время до урегулирования территориального спора между Арменией и Азербайджаном азербайджанского шовиниста Султанова, хотя английское правительство, как это документально подтверждается, знало о его активном участии в резне армян совместно туркоазербайджанцами.
Предотвратить советизацию Азербайджана англичанам не удалось (тот же Султанов, надев красный бант, объявил себя председателем ревкома), но результатом их вероломства стал новый акт геноцида убийство более 20 тысяч армян в конце марта 1920 г. Вид разрушенной азербайджанцами и турками Шуши как две капли воды был похож на вид другого армянского города Вана, разрушенного турками в 1916 году.
С советизацией Азербайджана и укреплением кемалистов в восточных армянских вилайетах Османской империи в истории геноцида армян появилось новое обстоятельство: он стал осуществляться под воздействием политического союза “новой” Турции и советского Азербайджана при участии большевистского правительства России.
В отношениях кемалистской Турции к армянам ничего нового, конечно, не было. Ферментом, питавшим кемалистское движение было враждебное отношение к армянам стремление довершить геноцид и удержать плоды преступления. Вооруженные силы кемалистов совершили последние акты резни: на севере на территории Армянской республики в Карее, в Гюмри, Нахичеване и Карабахе, на юге в средиземноморской Киликии, куда сейчас ведут нефтепровод БакуДжейхан, и, наконец, в Смирне за пределами исторической Армении, где армян вырезали вместе с греками, а сам город сожгли. Кемалисты, элиту которых со ставляли младотурки, сорвали осуществление международного правосудия первого Нюрнберга, и не признали отмены решений турецких же трибуналов, приговоривших к смертной казни членов младотурецкого правительства. Кемалисты же выполнили самую сложную и трудную работу: увели турецкое государство от политической ответственности за геноцид армян.
Сталин и другие большевистские руководители страны, будучи в тесных политических связях с турецкими революционерами, чтобы скрыть свое соучастие в преступлении против армянского народа, сперва наложили табу на всю историю геноцида армян, а потом, когда это стало невозможно, свели все к “геноциду в Османской империи”.
Об этом периоде геноцида армян, как, впрочем, и о других периодах имеется бесчисленное множество документальных свидетельств английских, французских, американских, германских, итальянских, греческих, русских и, конечно же, армянских. Приведем свидетельства самих кемалистских руководителей министра иностранных дел, формулировавшего политику в отношении Армении, и командующего вооруженными силами на Востоке, который эту политику претворял в жизнь.
Рассматривая существование Армении как “позор” для турок, генерал Карабекир с мая 1919 по август 1920 г. много раз обещал “разрушить” ее, “покончить”, “стереть”, “задавить под турецким каблуком”, “ликвидировать”. “Мы должны растоптать Армению, чтобы оживить Азербайджан” писал Карабекир в донесении правительству 13 апреля 1920 г.
Кемалистское правительство в свою очередь формулировало свою цель как “политическое и физическое уничтожение Армении”. В опубликованной в Турции шифрованной телеграмме министра иностранных дел Ахмета Мухтара от 8 ноября 1920 г. Командующему армией Восточного фронта Карабекиру предписывалось, “обманывая армян и других европейцев” видимостью миролюбия, завершить подготовку к тому, чтобы “уничтожить Армению политически и физически. С этой целью предлагалось “под предлогом” защиты прав Азербайджана оккупировать всю территорию Армении, временно установить ее границы таким образом, что бы создать возможность “постоянного вмешательства” турок “под предлогом защиты прав мусульманских меньшинств”, разоружить армян и в то же время “вооружать турок” для достижения цели “соединения востока и запада в этом районе и превращения Азербайджана в независимое турецкое государство путем создания национальной силовой структуры”.

“Белый геноцид” в Советском Азербайджане

Большевистское правительство России знало, что претензии советизированного Азербайджана на Карабах и другие армянские территории неизбежно сопряжены с продолжением геноцида армян. Говоря о претензиях Азербайджана “на огромные округа, принадлежавшие Армянской республике” на Карабах, Занбезур и Шаруро-Даралагезский уезд вместе с Нахичеванью, Ордубадом и Джульфой, наркоминдел Чичерин 29 июня 1920 г. писал Ленину, что занятие этих территорий татарскими частями “абсолютно не приемлемо и было бы величайшим преступлением”. Отвергал он и передачу этих территорий Азербайджану в виде компенсации за советизацию как “совершенно недопустимую” и “роковую ошибку”.
Тем не менее Азербайджану были переданы Нахичеванский и Шарур-Даралагязский уезды по договору РСФСР с кемалистской Турцией в качестве “протектората” и Нагорный Карабах по решению Кавказского бюро ЦК РКП/б под условием “широкой автономии”. Таким образом традиционная политика этнической чистки армянских территорий от коренного армянского населения, осуществлявшаяся совместно с турецкими вооруженными силами в ходе двух вторжений Турции в Закавказье в 1918 и 1920 гг., продолжалась националкоммунистами в условиях советского режима с использованием возможностей тоталитарного режима.
Получив принадлежащий Армении Нахичеван под видом “протектората”, правительство Советского Азербайджана отказало бежавшим из этой области армянам в праве на возвращение в свои дома. Председатель Совнаркома Азербайджана Мусабеков в телеграмме Сов наркому Армении от 24 июня 1922 г. извещал, что “по решению ЦИК Азербайджана запрещается массовое переселение населения в границы Азербайджана”. Усилия союзных и закавказских властей вернуть беженцев армян в Нахичеван результатов не дали. Законодательная ко миссия Закавказского ЦИК 18 ноября 1926 г. засвидетельствовала, что “действительное положение беженского дела в Азербайджане сводится к тому, что в общем и целом Азербайджан за время советизации не принял обратно беженцевармян, покинувших его пределы...”. В результате этой деятельности в Азербайджанском “протекторате”, по свидетельству М.Горбачева, “за 40 лет число армян сократилось с 40 до 1,5%.” Теперь же в Нахичеване, также как и на исторических армянских землях по турецкую сторону границы, не осталось ни одного армянина.
В армянской автономии Нагорного Карабаха руководители Советского Азербайджана, не имея возможности пользоваться традиционным методом резни, успешно осуществляли этническую чистку методом выдавливания армян и планомерного заселения азербайджанцами. Эта политика осуществлялась с использованием всех возможностей “государства диктатуры пролетариата”. Противодействие рассматривалось как проявление буржуазного национализма, как “политический бандитизм” и жестоко подавлялось с помощью массовых арестов и расстрелов.
Развернутая в Карабахе кампания государственного террора представляла чудовищное сочетание традиционного турецкого решения национального вопроса путем резни с неограниченными репрессивными возможностями “диктатуры пролетариата”, с легализированным большевистским государством массовым насилием.

Приведем азербайджанские оценки этой деятельности из опубликованного бакинской прессой отчета о совещании, проведенного в присутствии президента Г. Алиева в июне 1997г.:

Шукюр Баширов из Ходжалы: ... События в Нагорном Карабахе могли бы произойти в 1974 году. Но такая гениальная личность, как Вы смогла за одну ночь предотвратить это. Я был свидетелем этого. Хочу рассказать об одном факте. В 1980 году в городе Мартуни ночью двоих [армян] забрали. Потом сказали, что те люди выступали против государства, одному присудили 9 лет, а другому пожизненное выселение из Азербайджана... Когда такие личности, как Вы, находились во главе государства, такие люди выселялись.

Газанфар Рустамов из Мардакерта: ...после Вашего прихода к власти все вопросы нашли свое разрешение. Армяне, сеявшие смуту, покидали Нагорный Карабах. В первый год Вашего руководства большинство армянских сел в полном смысле слова было в разрухе у нас есть факты, которые мы храним. В селе из 150170 домов проживало 4050 человек и все старики. Все уезжали. Нагорный Карабах остался без армян. В период Вашего правления число азербайджанцев стало увеличиваться...

Итог: численность армян в Нагорном Карабахе была снижена с 97% ко времени создания “автономии” в 1923 году до 76% в 1988 году. При том, что по рождаемости армяне в то время не уступали и даже превосходили азербайджанцев, темпы роста у азербайджанцев были выше почти в шесть раз.

Когда армянам Нагорного Карабаха стало очевидно, что методами “белого геноцида” их лишают своей родины, и они поставили вопрос о самоопределении, азербайджанцы ответили возобновлением традиционных погромов и резни армян в Сумгаите, Баку, Гяндже и других городах, депортациями десятков сел Карабаха.
Начатая в 1988 году вторая карабахская война, как и первая война 1918-1920 гг., была следствием и продолжением вековой туркоазербайджанской политики геноцида армян и выражалась в прямых актах геноцида резне, депортациях, этнических чистках. Она сознательно велась на истребление. Против гражданского населения Степанакерта и других армянских населенных пунктов использовалось оружие массового поражения авиация, ракетные установки “Град” и др. Голодная блокада дополнялась целенаправленным уничтожением объектов жизнеобеспечения. Так же, как это делали турки, их азербайджанские последователи сознательно культивировали жестокое обращение с армянами для провоцирования их массового исхода.

Ответственность за геноцид армян как правовой прецедент

Геноциду армян была дана должная политическая и правовая оценка уже тогда, когда совершалось это преступление. Великобритания, Франция и Россия в качестве главных союзных держав в специальной Декларации 24 мая 1915 г. квалифицировали действия турецкого государства как “преступление против человечества” и объявили об уголовной ответственности членов ее правительства.
В дальнейшем эта международно-правовая квалификация действий турецкого государства подтверждалась не только авторами Декларации, но и другими государствами, как индивидуально, так и коллективно. На этой основе строилась международно-правовая ответственность турецкого государства за геноцид армян на Парижской мирной конференции.
Обосновывая необходимость политической санкции за геноцид армян, заместитель Верховного комиссара Вебб в телеграмме, направленной 3 апреля 1919г. Парижской мирной конференции, писал: “Наказать всех лиц, виновных в зверствах над армянами, означало бы поголовную казнь турок и поэтому я предлагаю, чтобы наказание скорее было осуществлено на государственном уровне, в форме расчленения бывшей турецкой империи и на индивидуальном уровне, путем предания суду высших должностных лиц, таких которые в моем списке: их наказание послужит примером”.
Признав, что защитой территориальной целостности турецкой империи они обрекали армянский и другие порабощенные турками народы на физическое уничтожение, великие державы официально провозгласили в качестве одной из целей Мировой войны и условий после военного устройства мира их освобождение от кровавой турецкой тирании. Квалифицировав действия турецкого правительства по “убийству целого народа” как “преступление против человечества”, международное сообщество на Парижской мирной конференции установило политическую ответственность турецкого геноцидного государства и ввиду его “неспособности” управлять другими народами решило прекратить действие его суверенитета над территориями, населенными нетурецкими народами. По Севрскому мирному договору, подписанному 10 августа 1920г. правительством Османской империи, турецкое государство в качестве политической ответственности лишалось территориальных прав над Арменией, Курдистаном, Сирией, Ливаном, Саудовской Аравией, Ираком и другими территориями, населенными нетурецкими народами. Вопрос о территориальном разграничении Армении и Турции был передан на арбитражное решение Президента США Вудро Вильсона.
Члены турецкого правительства, осуществлявшие преступления против армян, подлежали уголовной ответственности. Для этой цели предусматривалось создание международного суда. Многие организаторы геноцида армян были арестованы и на о. Мальта ждали начала судебного процесса. Правительство самой Османской империи, стремясь выгородить государство от политической ответственности предало суду специальных трибуналов бежавших в Германию руководителей младотурецкого правительства и заочно приговорило их к смертной казни.
Квалификация геноцида армян как преступления против человечества влекущего уголовную ответственность членов правительства и политическую ответственность государства имела принципиальное, основополагающее значение. Она была сразу же воспринята доктриной и практикой международного права и стала основой для осуждения холокоста евреев и всех случаев геноцида, совершенных до вступления в силу в 1961 году Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.
Декларацией трех великих держав СССР, Великобритании и США об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства, на основе которой было заключено специальное соглашение и создан Международный военный трибунал для рассмотрения дел о преступлениях против человечества, совершенных фашистской Германией, совпадала с Декларацией 1915 года не только по содержанию, но и по целям. Как отмечал на Нюренбергском процессе главный британский прокурор X. Шоукросс геноцид армян был одной из основ формирования нюренбергских норм права по преступлению против человечества.
Хотя политическое развитие сорвало решение Парижской мирной конференции о создании международного суда для организаторов геноцида армян и содержавшиеся на Мальте преступники были обменены на британских военнопленных, можно сказать, что в Нюренберге международный трибунал осудил не только фашистских палачей, но и их вдохновителей и учителей организаторов и исполнителей геноцида армян.
Физическое уничтожение армянской нации в Турции, как первый широкомасштабный геноцид конца 19го и начала 20го века, стал непосредственной реальной основой для появления и утверждения как самого термина геноцид, так и для определения состава преступления. Об этом прямо говорит в своей автобиографии др Лемке, сыгравший особую роль в разработке и принятии Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказание за него.

Пособники и соучастники.

Осуществление геноцида армян на протяжении почти полувека было возможно только по тому, что у геноцидного турецкого государства всегда были покровители из числа соперничавших великих держав. До и в период 1ой Мировой войны это в основном была Германия, противостоявшая державам будущей Антанты. На этом общем фоне проявлялись и менее значимые, но острые противоречия между самими державами Антанты. В период послевоенного мирного урегулирования главным покровителем геноцидного государства стала Англия.
Характер противоречий кардинально изменился с выходом на международную арену Советской России и появлением глобального антагонистического противостояния социалимпериализма и классического западного империализма. Ведущая держава Антанты Великобритания вступила в сговор с вчерашним противником с целью направить турецкий национализм в его самой агрессивной форме пантюркизма против советского государства. За обещанные политические услуги турецких националистов англичане расплачивались сокращением размеров территории Армении и заигрыванием с военнополитическим союзником турок Азербайджаном в Карабахе.
Уверовав, что с помощью турок можно переиграть Запад, большевистское правительство Советской России объединилось в военно-политический союз с противником России в Мировой войне Турцией в лице никем не признававшегося кемалистского правительства и с ее политическим придатком теперь уже советским Азербайджаном. Платили им тоже за счет армян, представляя этот доведенный до полусмерти народ как агентов “мирового империализма”. Отсюда все последующие акты политической сделки большевиков с турецкими националистами: и прежде всего заключение Московского договора 1921 года. Обвинив Г.В.Чичерина, робко пытавшегося сохранить “человеческое лицо” в армянской политике, в том, что он “ни черта в дипломатии не понимает”, Сталин отстранил его от переговоров с турками. Цинично выразив солидарность с убийцами армян, он удовлетворил все их самые смелые ожидания: спас от международной ответственности за совершенные преступления, отказался от Западной Армении, потерянной Турцией в результате геноцида армян, дал туркам в придачу Карскую область и Сурмалинский уезд, а Нахичеван, который сам же называл “колодцем” Армении, без которого она не может жить, отдал Азербайджану в качестве “протектората” в обмен на передачу Гру зии Батума.
Таким образом большевики с присущим им безразличием к политической морали, по могли Западу избавиться от своих международных обязательств. Воспользовавшись заключением советско-турецкого договора державы Антанты отказались от условий Севрского мирного договора, ожидавших возмездия преступников обменяли на британских военнопленных по принципу “один англичанин стоит целого вагона турок”. Вместо независимой Армении в границах, установленных арбитражем Президента США они ограничились робкой постановкой вопроса о создании “армянского очага” для возвращения беженцев из Западной Армении. Турки отвергли и эту идею. В Лозаннском мирном договоре с Турцией Армения и армяне уже не упоминались.
Новый правопорядок, основанный на Уставе ООН, никак не отразился на отношении великих держав к геноциду армян. Когда сразу же после Пой Мировой войны Сталин решил “исправить” несправедливость, допущенную по отношению к армянам, и был поставлен вопрос о возвращении армянских земель, Запад воспользовался этим в своих политических целях и выступил в роли защитника территориальной целостности Турции.
В качестве правового основания незыблемости границ и Турция, и ее покровители ссылались на результаты геноцида армян. “Там не проживает ни одного армянина”, заявил Министр иностранных дел Турции Сараджоглу. Этот же аргумент поддержали и западные покровители Турции. Министр иностранных дел Великобритании Бевин, выступая 21 февраля 1946г. в Палате общин, заявил: “... насколько я мог понять, передвижение населения (?!) здесь приняло такие размеры, что тут не существует проблемы национальности”.
В новом раунде борьбы за “партнерство” Турции в условиях “холодной войны” СССР и западные державы стали соревноваться в готовности предать забвению официально признанный факт совершения турецким государством арменоцида. Ценность платежного средства определялась тем, что Турция придавала и продолжает придавать этому большое значение, так как понимает правовые последствия политической ответственности государства за геноцид.
Ответственность за геноцид армян несут не только государства, осуществлявшие это преступление. Пособниками или даже соучастниками этого преступления являются те великие державы и их государственные деятели, которые сперва настаивали на сохранении власти геноцидного государства над Арменией, а потом сорвали выполнение Севрского мирного договора и арбитражного решения Президента США.

О материальной ответственности

Наряду с уголовной ответственностью физических лиц и политической ответственностью государства в виде лишения права управлять народом, ставшим объектом его политики геноцида, международное право связывает с совершением этого преступления и наступление материальной ответственности в виде возвращения имущества и восстановления других прав собственности (реституция), возмещения ущерба и убытков (репарация эквивалентом с начислением процента), а также в виде возмещения морального ущерба в его экономической оценке, которые были причинены как физическим лицам, так и всей национальной группе.
Установление материальной ответственности вызвано не только соображениями справедливости, необходимостью восстановления нарушенных имущественных и иных прав собственности. Юридический смысл материальной ответственности за геноцид заключается в том, что насильственным лишением средств к существованию орудий труда, движимого и недвижимого имущества, включая землю, жилище и пр., создаются условия для разрушения национальной группы, что является частью состава преступления геноцида и потому должно порождать соответствующую санкцию. Все, кто причастны к этим действиям частные лица, государствообразующий народ и само государство должны подпасть и под экономическую санкцию. Должны быть наказаны и иностранные государства, банки и частные лица, благосостояние которых построено на ограблении народа, ставшего жертвой геноцида.
Примером того как должны решаться эти вопросы могут служить меры, предпринимаемые в настоящее время еврейскими организациями, при самой активной и непосредственной помощи Государственного департамента США в отношении хранящихся в швейцарских банках невостребованных денег евреев жертв геноцида, а также меры, направленные на возвращение им другой собственности, включая принадлежавшие им картины, ныне находящиеся в различных музеях мира.
Хотя вопрос о возмещении материального ущерба, нанесенного армянам в результате геноцида, возник много раньше, он по ряду причин не решен. Далеко не все представляют даже масштабы проблемы.
Целенаправленным лишением армянского населения средств к существованию занималось само государство. На первой стадии геноцида армян, делая ставку на организацию массового исхода, оно привлекало к повсеместному ограблению армянского населения турок и курдов, обеспечивая их безнаказанность. И после того, как правительство перешло к повсеместному поголовному уничтожению армян турецкое население и должностные лица от заптиев до губернаторов продолжали заниматься разграблением их имущества. Так например, по данным английской разведки “в Мардине и Диарбекире было награблено ювелирных изделий, ковров и антиквариата на сумму в б миллионов турецких фунтов и золота на 1,5 миллиона турецких фунтов”. Один из организаторов геноцида армян губернатор Диарбекира прибыл в Алеппо “поездом, направляющимся в Константинополь с 48 ящиками ювелирных изделий и двумя сундуками, полными драгоценных камней”.
В виду возросших масштабов ограбления своих подданных армян, правительство приняло специальные меры для упорядочения с тем, чтобы, с одной стороны, создать видимость законности, а с другой обеспечить себе достойную долю добычи. 16 мая 1915г. был издан закон, содержавший указание о порядке обращения с “движимым и недвижимым имуществом, оставленным депортированными армянами в результате войны и чрезвычайных политических условий”. Все армянское имущество объявлялось “покинутым” и на него налагался арест. Предусматривалось создание Специальных комитетов, на которые возлагался учет “покинутой” собственности и ее надежное сохранение на имя собственников. Скот и другое, не подлежавшее сохранению имущество, подлежало продаже, а вырученные средства сохранению на счетах собственников. Предусматривалось также, что дома и земли армян подлежали передаче с соответствующей регистрацией турецким беженцам, переселившимся во время Балканской войны. Передавались строения, дома, оливковые плантации, виноградники и пр., а оставшееся после раздачи турецким беженцам имущество подлежало продаже с торгов, с зачисление вырученных средств на счета собственников. Другим законом от 13 сентября 1915 г. устанавливался порядок регистрации и рассмотрения исков в отношении “покинутого” имущества армян.
Посол США в Турции г. Моргентау в своих мемуарах сообщает о “самом удивительном на белом свете событии” попытке турецкого правительства завладеть даже страховыми суммами армян в американских страховых компаниях “New York Life Insurance Company” и “Equitable Life of New York”, которые “многие годы вели значительные дела с армянами”. Великий визирь просил посла об “одолжении” помочь получить полный список армян клиентов этих компаний “так как почти все они теперь умерли, не оставив наследников, и потому их деньги переходят к правительству, которое должно ими воспользоваться”.
Имеются данные о том, что часть реквизированных армянских денег была депонирована турецким правительством в банках своих союзников Германии и Австрии, а после их поражения в войне перешла в распоряжение держав Антанты. Так, Асквит и Болдуин, в разное время занимавшие пост премьер-министра Великобритании, в меморандуме, направленном премьеру Макдональду, отмечали, что “переведенные турецким правительством в Берлин в 1916 году и захваченные Союзными державами после заключения перемирия 5 миллионов фунтов стерлингов (в турецком золоте) были в большей части (возможно полностью) армянскими деньгами”. В меморандуме отмечается также, что после насильственной депортации армян их банковские счета и вклады “были переведены по приказу правительства в Государственную казну в Константинополе” и “благодаря этому турки смогли послать 5 миллионов фунтов в Reichsbank в Берлин.”
Во многих армянских семьях хранятся выданные Контрольной комиссией Союзных держав “удостоверения” прав владельцев или их правопреемников на получение указанных в них сумм в качестве компенсации “убытков, понесенных населением гор. Баку от хищений турецких войск”.


В 1919 году по инициативе армянской национальной делегации из иностранных специалистов была создана специальная комиссия по оценке материального ущерба, нанесенного армянам в Османской империи в результате геноцида. Комиссия единогласно пришла к выводу, что захваченные турками у армян ценности составляют 3 миллиарда 750 миллионов долларов. Эту цифру признала также комиссия американского Конгресса под председательством Джеймса Джерарда.
Принцип нерушимости права собственности подтверждался на международном уровне. Даже в навязанном Турцией Батумском договоре 4 июня 1918 г., признавалось, что никто не может быть лишен собственности кроме как в государственных интересах и на основе компенсации. Наиболее полно вопрос о материальной ответственности за геноцид и уважении прав собственности жертв преступления регламентировался в Севрском мирном договоре. Турецкие законы 1915 года о “покинутом” имуществе армян были объявлены недействительными, а права собственности на все недвижимое и движимое имущество восстанавливалось. Соответственно все акты продажи или передачи прав на имущество армян, совершенные после 1 января 1914 г., подлежали аннулированию. Ущерб, который могли понести лица, приобретшие это имущество, подлежал возмещению турецким правительством, а их права не могли служить основанием для задержки реституции имущества армян. В случае смерти или исчезновения собственников при отсутствии наследников имущество подлежало передаче общине, все иски подлежали рассмотрению арбитражными комиссиями, назначенными Советом Лиги Наций.

Положения Севрского договора о материальной ответственности Турции и турецких граждан, завладевших имуществом армян, дополняли, но никак не подменяли его положения, относящиеся к политической ответственности турецкого государства
Сам Лозаннский договор не содержал положений об ответственности Турции за геноцид армян, ограничиваясь положением о защите прав меньшинств с турецким гражданством. Уже перед самым его заключением в Турции 15 апреля 1923 г. был принят Закон о покинутом имуществе, которым имущество армян конфисковалось независимо от того, когда, по каким мотивам и при каких обстоятельствах они покинули страну. В сентябре же сразу после его ратификации в Турции был принят закон, которым армяне, “эмигрировавшие” из Киликии и восточных вилайетов лишались права на возвращение, а 23 мая 1927г. был промульгирован еще один закон, которым из турецкого гражданства могли быть исключены лица, которые, оставаясь за рубежом, не участвовали в ее “национальной борьбе”. Отношение турецкого правительства к правам беженцев армян было резюмировано в его ответе Лиге Наций в откровенно циничной форме: “турецкое правительство считает, что судьба армянских беженцев и вопрос о “покинутом имуществе” не может рассматриваться в рамках принятых им обязательств поскольку армянские беглецы не могут приравниваться к меньшинствам, живущим на ее территории и на этом основании пользующимся преимуществами положений Договора.
В сложившихся политических условиях западные державы перевели вопрос об материальной ответственности за геноцид армян в совершенно иную плоскость. Упомянутые уже Асквит и Болдуин, в своем меморандуме, направленном в сентябре 1924 г. премьеру Макдональду, поставили вопрос о выплате армянскому народу гранта для того, чтобы “окончательно снять армянский вопрос”. По словам инициаторов предложения, оно “не имело никакого политического значения”, а его целью была “окончательная ликвидация ответственности Союзных Держав в отношении армян”.
В такой постановке вопрос о материальной ответственности Союзных держав был воспринят самими армянами как попытка подмены политической ответственности турецкого государства, как откупные за лишение народа его национальной территории, как оскорбление памяти замученных.
Однозначная международно-правовая оценка действий турецкого правительства со держится в консультативном заключении, вынесенном в 1929 г. выдающимися юристами международниками Ж. Жиделем, А. Лапраделлем, Л. Лефюром и А. Мандельштамом по просьбе Центрального комитета беженцев армян. Они пришли к выводу, что действия турецкого правительства представляют неприкрытую конфискацию в чистом виде, нарушающую принятые обязательства и гуманитарные обязанности, что турецкое правительство не имеет права на конфискацию и, что в случае возникновения спора по этим вопросам между Турцией и любым другим государством, участником Лозаннского договора или Совета Лиги Наций, вопрос может рассматриваться как международный спор и быть передан в Постоянную палату международного правосудия.
Вернуть вопрос в правильную плоскость, добиться его решения на основе международного права армянский народ, раздавленный геноцидом, рассеянный по всему миру, лишенный международной правосубъектности, уже не мог. Возможность поставить вопрос о материальной ответственности за преступление геноцида в рамках международного права на государственном уровне появилась только через семьдесят лет, после восстановления международной правосубъектности Армении. Очевидно, что вопрос этот может и должен быть решен в рамках общей нормализации армяно-турецких отношений.

Подвести черту под прошлое

История определила армянам жить рядом с турками и азербайджанцами. Армению урезали, армян разбросали по всему миру, но выселить всю нацию в Австралию, как к тому призывал Исмет Иненю на Лозаннской конфенции, не удалось.
Чтобы сосуществовать, строить новые добрососедские отношения, основанные на уважении права и справедливости, нужно подвести цивилизованную черту под прошлым, устранить последствия геноцида и сделать невозможным его повторение. Новые отношения не могут строиться на освящении кровавого прошлого, на узаконении грабежей, насилий, геноцида.
До сих пор Турция стремилась добиться “добровольного” отказа самой Армении от своих прав по международному праву, отказа от политической и международно-правовой оценки геноцида армян. Несмотря на кажущуюся простоту этого метода, он оказался не очень практичным: с изменением баланса сил политический маятник, отведенный в одну сторону, уходил в другую.
Не дают результатов и все попытки умолчать или отрицать сам факт геноцида. Известная история со сменой специального докладчика по исследованию геноцида в ООН говорит сама за себя: новый докладчик еще более четко и определенно подтвердил совершение преступления. Есть факты и есть их международно-правовая оценка. Как его не насилуют, есть и международное право с его неприменением срока давности к таким преступлениям как геноцид. Покончить с прошлым можно только при честном отношении к историческим и юридическим фактам и искреннем желании начать новые отношения с должным учетом прав и интересов народов, оказавшихся в этом порочном круге.
Пока ни Турция, ни Азербайджан не осуждают и даже не выражают простого сожаления по поводу совершенных преступлений. Напротив, в Турции геноцид армян оправдывают, организаторов преступления Талаата, Энвера и других превращают в национальных героев, подтверждая тем самым преемственность их антиармянской политики. В Азербайджане на государственном уровне разрабатывается идеологическая основа дальнейшей территориальной экспансии и геноцида армян на территории нынешней Армянской республики, официально объявленной “Западным Азербайджаном”, Сегодня, как и в прошлом, Турция проводит активную антиармянскую политику, оказывая Азербайджану военную, политическую и дипломатическую поддержку в его колониальной войне против армянского Карабаха. Присвоив себе функции Совета Безопасности, Турция совместно с Азербайджаном объявила Армении блокаду. Продолжение этой политики чем дальше, тем в большей мере приходит в противоречие с их долгосрочными интересами, наносит серьезный ущерб их положению в мировом сообществе.
Тем не менее, есть политические, правовые и моральные императивы, с которыми Турция не может не считаться. Она не может вечно жить с клеймом “убийцы народов”, с синдромом возмездия за совершенные преступления. Азербайджан, как и Армения, не могут игнорировать то непреложное обстоятельство, что не только экономическое развитие, но и само их политическое существование в качестве независимых государств, зависят от мира и добрососедства между ними.
Важным условием нормализации отношений между участниками этой трагедии на основе права и справедливости является наличие политической воли держав, определяющих ход развития современных международных отношений, от их готовности отказаться от двойных стандартов, не делать различия между одной и другой жертвой геноцида, не подчинять действие непреходящих ценностей права и морали узкокорыстным интересам. Западу, выступающему с новой концепцией миропорядка 21го века, основанного на международном праве, и претендующему на роль НАТО как силы, устанавливающей и обеспечивающей этот новый миропорядок, надо бы сперва смыть с себя позорное пятно репутацию пособника, а для некоторых европейских держав соучастника геноцида армянского народа. Ему пора прекратить непристойную игру в “непризнание” того, что он сам же однозначно и официально признал как “преступление против человечества”. От беспринципного виляния в таком знаковом вопросе Западу надо перейти к политике защиты права, справедливости и морали.
Сегодня речь должна идти не о признании или непризнании геноцида армян. Он был уже признан международным сообществом и получил соответствующую международно-правовую оценку. Сегодня речь должна идти о желании или нежелании отказаться от прошлого и начать строительство новых отношений. Сегодня речь должна идти о поиске таких развязок из сложившейся ситуации, которые учитывали бы существующие этнические и геополитические реалии, в тоже время максимально бы смягчали последствия геноцида и исключали бы возможность его повторения в отношении народа, ставшего жертвой этого преступления.
Очевидно, что в существующих условиях нормализация отношений между двумя соседними народами не предполагает ни реализации арбитражного решения президента США, ни восстановления кардинально измененной геноцидом этнической картины по примеру перемещения немецкого населения с западных польских земель. . Нужно найти такие решения, которые устранили бы вражду и обеспечили будущим поколениям не только сосуществование, но и добрососедство.
Турция могла бы по собственной инициативе выступить с предложением о возмещении материального и морального ущерба жертвам геноцида или армянскому народу в целом. Турция могла бы в качестве меры доверия сделать символический жест доброй воли, чувствительный для армян и политически безопасный для нее: принять под эгидой ЮНЕСКО программу, направленную против дальнейшего разрушения разбросанных на ее территории па мятников армянской архитектуры. Она могла бы выделить в качестве заповедника или предать Армении примыкающий к самой границе небольшой участок с развалинами Ани средневековой столицы Армении.
К сожалению для армян геноцид связан не только с прошлым. Большая часть армянского народа, лишенная своей исторической родины, обречена на потерю своей национальной идентичности. Турция могла бы пересмотреть свое отношение к идее армянского национального очага. Она могла бы, действуя в духе требования международных пактов о правах чело века, отменить свои законы, лишающие армян права на возвращении на земли, где веками жили их предки.
Ключевым вопросом в строительстве новых отношений с Азербайджаном и Турцией является справедливое и срочное урегулирование карабахского вопроса. Проблема отвращения геноцида, висящего над армянским народом Нагорного Карабаха, является определяющим фактором в решении проблемы статуса этой армянской территории при мирном урегулировании с Азербайджаном. Урегулирование отношений геноцидного государства с народом, прошедшим через геноцид, должно полностью исключить возможность повторения преступления в любой его форме резни, погромов или выдавливания. Обеспечение безопасности, права на само существование народа, ставшего жертвой политики геноцида, возможно только путем раздельного существования.
Турция должна была бы занять в этом вопросе взвешенную позицию с учетом всего комплекса отношений между армянами и туркоазербайджанцами. Если хотят, чтобы армяне признали этнические реалии, сложившиеся в результате геноцида в Западной Армении и на территориях Карской области, отнятых ею в 1921 г., на территории переданных тогда же Азербайджану Нахичевана и Шарура, то надо самим уважать хотя бы существующую тысячелетиями этническую принадлежность Нагорного Карабаха армянам.
История оставила нам чрезвычайно сложную задачу. Ее нужно решать во имя человечности, для человечества.

Доктор юридических наук,
профессор международного права
Ю.Г. Барсегов

 

Дополнительная информация:

Источник: armenianembassy.ru

См. также:

Марина Григорян: Интервью с доктором юридических наук, профессором Юрием Барсеговым

Армен Ханбабян: Интервью с Юрием Барсеговым

Барсегов Ю. Г.: Геноцид армян: ответственность Турции и обязательства мирового сообщества

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice