ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Киракос Гандзакеци

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ПЕРИОДА, ПРОШЕДШЕГО СО ВРЕМЕНИ СВЯТОГО ГРИГОРА ДО ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ, ИЗЛОЖЕННАЯ ВАРДАПЕТОМ КИРАКОСОМ В ПРОСЛАВЛЕННОЙ ОБИТЕЛИ ГЕТИК


Содержание   Вступление   Краткая история
Глава 1   Глава 2   Глава 3-10   Глава 11-21   Глава 22-31
Глава 32-43   Глава 44-51   Глава 52-58   Глава 59-65
Комментарий   Использованная литература   Глоссарий


[ стр. 137 ]

ГЛАВА 11
О том, как поднялось татарское войско и обратило в бегство грузинского царя

В 669 (1220) году, когда грузины еще гордились победой, одержанной над мусульманами, у которых они отторгли множество армянских гаваров, нежданно-негаданно появилось огромное множество войск в полном снаряжении и, пройдя быстрым ходом через Дербентские ворота, пришло в Агванк1, чтобы оттуда проникнуть в Армению и Грузию. И все, что встречалось им в пути,— людей, скот и вплоть до собак даже— они предавали мечу.

 

|| Драгоценную одежду и иное имущество, за исключе-

[ стр. 138 ]

нием лошадей, они ни во что не ставили. Быстро продвинувшись до Тифлиса, они повернули обратно, пришли в Агванк, к границам города Шамхор.

И распространилась о них ложная молва, будто они — моги и христиане по вере, [будто] творят чудеса и пришли отомстить мусульманам за притеснение христиан; говорили, будто есть у них церковь походная и крест чудотворный; и, принеся меру* ячменя, они бросают ее перед крестом, [затем] оттуда все войско берет [корм] для лошадей своих, и [ячмень] не убавляется; а когда все кончают брать, там остается ровно столько же. Точно так же и с продовольствием для людей. И эта ложная молва заполнила страну. Поэтому население страны не стало укрепляться, а какой-то светский иерей, собрав прихожан своих, с крестами и хоругвями даже вышел навстречу им. И они предали их мечу— всех перебили.

Таким образом, повсюду встречая беззаботных, они истребляли [население] и разорили многие местности. Сами же, упрятав свое имущество в укрепленной местности, называемой Бегамедж2, что в болотах и топях, расположенных меж-

202

ду двумя городами — Партавом и Белука||ном, совершали оттуда стремительные набеги и разоряли многие гавары.

Тогда царь грузинский Лаша3 и великий военачальник Иванэ, собрав войско, выступили войной против них и подошли к долине, называемой Хунан4, ибо там находилось войско неприятеля. Сразились друг с другом и поначалу обратили в бегство неприятеля; но поскольку [другие части] неприятеля находились в засаде, он ударил с тыла и начал сечь грузинское войско. Повернули и выступили против [грузин] и обращенные в бегство [татары] и* окружив с той и другой стороны, нанесли великое поражение войску христианскому. Бежали царь и все князья5. А неприятель, забрав военную добычу, унес ее в свой стан.

В другой раз собрал царь грузинский войско, еще более многочисленное, чем в первый раз, и вознамерился дать бой неприятелю. А [татары], взяв с собой жен, детей и все свое имущество, намеревались пройти через Дербентские ворота в свою страну. Но мусульманское войско, находившееся в Дербенте, не пропустило их. Тогда они перевалили через Кавказские горы по неприступным местам, заваливая пропасти

203

деревьями и камнями, имуществом своим, || лошадьми и военным снаряжением, переправились и вернулись в свою страну. И звали их предводителя Сабата Багатур.

_____________
* В тексте: «կապիճ» — мера сыпучих тел.
_____________

[ стр. 139 ]

ГЛАВА 12
О поражении войск в окрестностях Гандзака

Когда минуло некоторое время, поднялись другие войска из гуннов, которых называют кипчаками1, и явились в Грузию к царю Лаша и азарапету Иванэ, чтобы [последние] выделили им место для поселения, а они (кипчаки) служили бы им верою. Но они (царь и Иванэ) не согласились дать им пристанище.

Тогда они ушли [оттуда] и обратились к жителям города Гандзак. Те охотно приняли их, ибо их очень притесняли грузинские войска, разорявшие их страну и угонявшие в плен людей и скот. Предоставили им место для поселения в окрестностях города, помогли им продовольствием и питьем, надеясь с их помощью противостоять царству грузинскому. А войско гуннов обосновалось там и обрело покой.

Тогда Иванэ собрал войско и, кичась, выступил против них; он спесиво грозился стереть их город с лица земли и по-

204

лагался на си||лу своего войска, а не на бога, который дарует победу, кому желает. Когда они сошлись, варвары спокойно вышли из своего логова и предали мечу усталое и отчаявшееся грузинское войско; многие были взяты в плен, остальные обратились в бегство. В тот день христианское войско понесло великое поражение, и бог покинул их, доходило до того, что какой-нибудь никудышный человек гнал перед собой множество храбрых и прославившихся в боях мужей, подобно пастуху, погоняющему стадо, ибо господь отказался покровительствовать их оружию и отрекся от них в бою. [Кипчаки] приводили знатных мужей и обменивали их на пустячную одежду и съестные припасы; а персы покупали их, подвергали невыносимым терзаниям и столько золота и серебра требовали взамен, что нельзя было их выкупить. И многие там в темнице и умерли.

В числе других были захвачены сын Хахбака Григор, брат храброго Васака2, и племянник его Папак. У Васака было трое сыновей: Папак, Мкдем и Гасан, коего называли Прошем,— мужи храбрые и знатные, от страха перед которыми дрожало все мусульманское войско; Папака убили в бою,

205

а Григора, взяв в плен, долго || мучили, дабы он отрекся от

Христа. Но он не только не согласился, а еще больше поносил лжепророка Магомета и скверную веру их. Те, разъярившись, бросили его нагого на землю, растерзали терниями все тело его и так долго мучили, пока под ударами палок не испустил он дух свой и не принял от Христа мученический венец3. И были они родом из Хачена, знатного происхождения, по вере

[ стр. 140 ]

православные христиане и армяне по национальности. И многих других пленников нечестивые персы мучили разными пытками: голодом, и жаждой, и наготой. Христиане же города Гандзака сделали для пленников много хорошего: кое-кого выкупили и освободили, часть [пленных] накормили, часть одели, умерших похоронили, оказывая милосердие во всех отношениях.

А когда прошло несколько дней, снова великий военачальник Иванэ собрал войско, чтобы отомстить тем, кто уничтожил его войско. И, внезапно напав на них, ударил и истре-

206

бил || варваров мечом, отняв у них всю добычу, погнал детей их в плен и привел в свою страну.

ГЛАВА 13
О вардапете Мхитаре; о том, откуда он и каким был [человеком]

Этот прославленный, мудрый и ученый [муж] был уроженцем города Гандзак, сыном родителей-христиан, которые отдали его учиться священным книгам. А когда он достиг совершеннолетия, рукоположили его священником, давшим обет безбрачия. И, неся службу священническую в течение долгих лет, он хотел знать в совершенстве смысл священных книг и мудрых поучений, содержащихся в них. Встретился ему вардапет Иованнес1, именуемый Тавушеци, известный в то время своей ученостью. Прожив в миру несколько лет, он, лишившись супруги, вступил в монашеский чин, изучил Священное писание и получил сан вардапета. Много лет про-

207

был при нем Мхитар, занимаясь изучением книг. || Вардапет Иованнес любил странствовать: переходя с места на место, он проповедовал слово божье и прививал людям благочестие. Он многое сделал для восстановления обрядов и обычаев христианских, ибо в те времена в период четыредесятницы [люди] кое-где в субботние и воскресные дни нарушали пост. [Иованнес Тавушеци] повелел в эти дни, как и во все остальные дни недели, соблюдать пост, но только чтобы по субботам чтили память мучеников божьих, а по воскресеньям — таинство воскресения Христа и служили обедню. И таким образом везде утвердился обычай: соблюдать пост во время пятидесятницы, который раньше кто соблюдал, а кто — нет.

Прожив у него и у некоторых других, Мхитар получил сан вардапета. Но этим он не довольствовался, а отправился на запад, в область, называемую Сев Леарн*, к вардапетам,

_____________
* Сев Леарн (арм.) —Черная гора, в Киликии.
_____________

[ стр. 141 ]

которые там обучали. И, не сказав о том, что он тоже удостоен того же сана, многому научился у них, [затем] поехал в город Карин. Там нашел он благочестивого иихана по имени Курд2, христианина по вере, убежавшего от грузинского царя и находившегося в то время там. Познакомился с ним, и тот полюбил его, как отца. После этого [Мхитар] вернулся

208

на родину. || Молва о мудрости его распространилась по всем странам; многие стали обучаться у него проповедничеству.

Затем вследствие притеснений мусульман и по совету агванского католикоса Степаноса приехал он в область Хаченскую к владетелю Атерка Вахтангу и братьям его, кои оказали ему большие почести. Там он оставался несколько лет.

Потом князю Курду удалось вернуться в свою вотчину, в области Кайенскую и Махканабердскую. Царица грузинская по имени Тамар оказала ему большую честь; вернула ему родные места и многое другое. Он и есть отец Садуна и Давида, дед Шербарока, отца Садуна3.

А вардапет Мхитар, как только услыхал, что князь вернулся в свою вотчину, [помня] прежнюю любовь и согласие между ними, приехал к нему. И поселился в монастыре, называемом Гетик, в Кайенском гаваре, на большой реке, называемой Ахстев, на правом ее берегу.

Настоятелем монастыря был его ученик — вардапет, которого именовали Саркавагом; он с большой радостью принял [Мхитара] и сам прислуживал ему. [Мхитар] надолго обосновался там.

209

|| Затем было сильное землетрясение, от которого развалились и разрушились высоченные строения во многих местах, в том числе очень сильно пострадала и церковь Гетика, так что не было возможности восстановить ее. Тогда обитатели ее в смятении хотели было разойтись кто куда и не только из-за того, что церковь разрушилась, но и из-за притеснений окружающих (ибо кто-то из князей, по имени Саргис, перенес сюда с прежнего места свое селение и возвел близ того монастыря новое селение, и с тех пор происходили между ними крупные ссоры, и они постоянно обвиняли друг друга).

Но святой вардапет помешал им претворить в жизнь это намерение: не допустил, чтобы они рассеялись, а [предложил] жить вместе и искать место для поселения. Тогда, договорившись, отправились они к великому князю Иванэ, брату грузинского военачальника Закарэ (оба они были сыновьями сестры благочестивого князя Курда, владевшего к этому времени крепостью и гаваром Кайена), и передали ему свою просьбу: чтобы тот предоставил им место, куда они могли бы перенести свой монастырь. [Иванэ] велел им посмотреть

[ стр. 142 ]

удобное для себя место. И они, поискав, нашли великолепное место, напоминающее ложбину, у подножия двух гор*... а с вершины ее стекал [ручей], и место это называлось

210

ущельем Тандзута**. || Было там селение, посреди которого тянулся овраг; справа протекала другая, более многоводная река. Местность [изобиловала] лесом и водой. Решили, что было бы удобно обосноваться здесь.

ГЛАВА 14
О возведении монастыря Нор Гетик1

Тогда по повелению великого князя Иванз дивный вардапет вместе с членами братии принялся за строительство монастыря и церкви в вышеуказанном ущелье Тандзута. Отстроили красивую деревянную церковь и, освятив, нарекли ее именем святого Григора Лусаворича.

Присутствовал на торжественном освящении церкви и святой вардапет Хачатур Таронаци2, настоятель святой обители, называемой Ахарцин3,— муж святой и благочестивый, прославившийся своей ученостью, особенно музыкальным искусством. При нем святая обитель, где он был настоятелем, стала процветать, меж тем до его прихода она была необитаемой и запущенной. Грузинский царь Георгий, отец Тамар, очень уважал его. Он собственноручной грамотой своей, пожаловал церкви две деревни — Абасадзор и Тандзут — и сад в Миджнашене. И велел, чтобы под страхом проклятия всех

211

святых, никто не осмелился || отнять их у церкви. [Вардапет Хачатур] привез в Восточные страны хазы и воплотил в форму бестелесные напевы, созданные мудрецами, но до тех пор еще не распространенные по стране. Приехав [сюда], он записал [напевы] и обучил многих; [потом] долго отдыхал от тяжких трудов. И там же почил во Христе, похоронили его к западу от церкви.

В Нор Гетике, повыше монастыря, построили также маленькую церковь во имя святого Иоанна Предтечи, [самого] великого из рожденных женщиной и рукополагателя Христа. А затем начали закладывать основание величественной церкви из тесаного камня; начав в 640 (1191) году армянского летосчисления, спустя четыре года после взятия Иерусалима Саладином, они завершили ее, мастерски сооруженную, с не-

_____________
* В тексте, согласно В. Д. Аракеляну (см. Текстологические исправления, стр. 68), не хватает строки, говорящей об одной из двух гор, с вершины которой стекал ручей.
** Тандзут (арм.) — «грушевый».

_____________

[ стр. 143 ]

боподобными сводами, восхищавшую всех, кто на нее смотрел, через пять лет во время запутанной* пасхи греков. Из-за этой пасхи у всех народов было много ссор и споров с армянами, а больше всех у грузин, ибо они высокомерно называли ложь истиной; все было извращено и осквернено проклятым Ирионом, находившимся при дворе богохульника Юстиниана, из-за того, что его не пригласили на имевший место в Александрии собор для исправления пасхи и других праздников. После завершения двухсотлетки Андреаса в течение девяти лет все праздники оставались нарушенными,

212
ибо после ее завершения не смог||ли правильно вести исчисление. Тогда какой-то философ, по имени Эас, предложил позвать к нему ученых всех народов: еврея Фенехеса, от сирийцев — Гигана, из Гамирка4 — Аддея, от греков — Елгоса и многих других. И начали они исчислять годы из глубины [веков] до наших дней и, точно установив, составили пятисотлетнюю таблицу как верный и вечный образец. [Таблицу эту] взяли к императору Юстиниану, тот предписал Ириону [изучить ее]. Но [Ирион], завидуя величию искусства [Эаса], а также из-за того, что не был приглашен, хотел как-нибудь испортить дело и заманил пятнадцатое апреля шестнадцатым, а шестое —пятым, ложно отговариваясь, мол, все остальное верно, кроме вот этого. Это шестнадцатое [число] — вовсе не ошибка, а [цифра] пять все время в течение девяноста пяти лет вводит их в заблуждение, и они отмечают пасху вместе с евреями по окончании [ее], поскольку суббота приходилась у них на пятое, а шестого у нас воскресенье, как совпало и здесь5. И из-за такого спора между армянами и грузинами царица Тамар и спарапет Закария одного из великих князей грузинских, а также [кого-то] из армян послали [перед пасхой] в Иерусалим узнать правду. И доказательством этого должно было быть зажжение светильника на святой могиле Христа, который, как говорят, каждую пасху мольбами святого Григора, просветителя армян, зажигается по велению бога не от руки человеческой и без участия зримого огня; 213

так это бывает и до сих порб. || Но город находился в руках мусульман. Они спросили христиан: «Когда будет ваша пасха?» [Представители] греков и других народов ответили: «В это воскресенье». Что же касается армян, они сказали: «Не в это воскресенье, а в следующее». А мусульманин, владетель города, человек мудрый, приказал погасить огни повсюду в храме и, закрыв двери, запечатал их своим перстнем и никому не велел входить внутрь, чтобы увидеть, какой же из народов окажется правым.

_____________
* Так в тексте.
_____________

[ стр. 144 ]

Когда минул тот день и наступил вечер, ждали, когда же зажжется светильник, но он не зажегся; тогда властитель приказал с позором и жестокими побоями, как лжецов и невежд, выгнать всех, кроме армян. По прошествии недели и с наступлением следующего воскресенья, которое армяне назвали пасхой, пока еще шла служба и молитва десятого часа, все почувствовали, как вдруг зажегся светильник не от руки [человеческой]. И была у армян радость великая. Взяв палки, они стали выгонять представителей иных племен, и все восхваляли мудрость и веру армян, и больше всех [старались] мусульмане — они оскорбляли и издевались над греками во всех городах, находившихся под властью мусульман.

214

Это видели и люди, посланные царицей грузинской и во||еначальником, и, приехав, рассказали все, что увидели. И возрадовались великий военачальник Закарэ и все армяне, состоявшие в войске. Они еще более укрепились в праведной вере армянской.

В этом году было завершено [строительство] православной и радующей взор церкви Гетика7, которую возвел вардапет Мхитар со своими монахами при содействии владетеля Атерка Вахтанга Хаченеци, его братьев — Григора и Григориса, Хойдана и Васака, а также и сестры их по имени Арзухатун, жены Вахтанга Атеркеци.

Она очень помогла [церкви]: сделала вместе с дочерьми своими из очень мягкой, покрашенной в различные цвета козьей шерсти прекрасный, всем на диво, занавес — покров для святого алтарного возвышения, украшенный в точности отражающими страсти спасителя и иных святых накладными узорами и вышитыми изображениями, которые всех приводили в восхищение. И видевшие [занавес] благословляли бога, даровавшего [этим] женщинам искусство ткачих и совершенство в изображении. Как сказано у Иова, не было никакой разницы между устройством [этого] алтарного возвышения и

215

[скинии], сделанной Веселиилом и || Аголиавом*, и да не будет дерзостью, если я скажу, что один и тот же дух двигал и теми и этими. И не только для этой церкви приготовила она покров, но и для других церквей — Ахпатской, Макара-ванкской и Дадиванкской, ибо благочестивая женщина эта очень любила церкви.

Освящение церкви было пышно отпраздновано. Был там и епископ ахпатский Иованнес, добродетельный и святой человек, и множество других священников и духовных лиц. Освятив, нарекли церковь во имя святой Богородицы.

_____________
* В армянском переводе Библии в книге Иова (38, 36) сказано: «Кто дал женщинам искусство ткачих и совершенство в изображении?»
_____________

[ стр. 145 ]

Была построена и красиво украшенная паперть церковная из тесаного камня. Очень содействовали строительству великий полководец Закарэ и брат его Иванэ, ибо власть в гаваре была в их руках и они очень любили святого вардапета — ведь Закарэ исповедовался у него, был его духовным сыном. И пожаловали они в дар церкви участок с каналом от горы до горы, один рудник в Абасадзоре, Дзорадзор в области Бджни и Ашаву, [расположенную] выше монастыря.

Они сами основали селение близ маленького, но неописуемо глубокого озера, назвали селение то по названию озера — Тзеркацов* (так как в нем было множество пресмыкающих-

216

ся, любящих топи и ил), а также и другое || еще более маленькое селение пониже монастыря и назвали его Уреландж**. Построили также и часовни во имя святых апостолов и святой Рипсимэ.

Сам же [Мхитар] устроил свой дом, в котором должен был жить, вдали от монастыря, так как любил пустынные и безлюдные места. И там же построил очень маленькую деревянную церковь во имя святого духа. В дни своей старости повыше монастыря, справа, он построил из скрепленного известью, обработанного камня еще одну церковь — гробницу для себя во имя вознесения Христа.

ГЛАВА 15
О том, кто выделялся среди учеников его

Много было людей, учившихся у него (Мхитара) искусству проповедничества, ибо молва о мудрости его распространилась повсюду. Приходили к нему со всех концов, и он соответственно имени своему*** утешал всех, ибо был, подобно Варнаве****, утешителем и, подобно Антону1, знаменит среди [разных] племен. Речи его были полезны и исполнены благодати. Все стремились увидеть и послушать его. Множество людей, имевших сан вардапета, из-за такой славы его скрывали свой сан, приходили к нему и вместе с его

217

учениками || обучались у него и заново получали сан. Многие из его учеников добились чести стать вардапетами. Но двое из них были мудрее остальных — они могли быть полезными другим. Первый, по имени Торос2, был родом из пределов армянской Мелитины; отец его был армянин по происхожде-

_____________
* Тзеркацов (арм.) — «море пиявок».
** Уреландж (арм.) — «ивовый склон».
*** Здесь игра слов: «մխիթարել» — «утешать», Мхитар — «утешитель».
**** Варнава — «сын утешения» (см.: Деяния апостолов, 4, 36).

_____________

[ стр. 146 ]

нию, мать— сирийка. Человек он был смиренный, скромный и целомудренный, чрезвычайно добрый к нищим, гостеприимный к странникам, щедрый на руку. Жизнь свою провел с пользой и преставился к праотцам своим в годы плодотворной старости, похоронен в прославленном Ахпатском монастыре, на кладбище епископов и вардапетов, [расположенном] над монастырем. Да будет благословенна память о нем и да оградят верующих молитвы его! Второго звали Ванакан. [Это был] человек святой и воздержанный, во всех добрых начинаниях он всегда был впереди, здраво мыслил и был умеренным во всем, а как наставник превзошел всех своих современников плодотворностью мысли и угодными делами. Поэтому многие устраивались к нему, чтобы учиться, но не только искусству проповедничества — вся жизнь его, [любое] движение были неписаным законом для тех, кто наблюдал его. И я говорю это не только понаслышке — я был и очевидцем, ибо долгое время, чтобы получить образование, мы жили у него в пусты-

218

ни в окрестностях крепости Тавуш, || где он проживал и, подобно роднику, поил всех [жаждущих] проповедями.

ГЛАВА 16
О кончине великого вардапета Мхитара, прозванного Гошем1

Сей блаженный, о котором мы выше рассказали, совершенствуя себя и блюдя веру, достиг глубокой старости. И когда он увидел, что силы телесные покидают его и он готов уже отойти к праотцам своим, позвал обитателей монастыря Нор Гетик, которые вместе с ним мучились и трудились для монастыря и церкви, и благословил именем бога их и учеников своих. И, выбрав одного из них, по имени Мартирос, который обучался у него и был близок ему, поставил его духовным предводителем над ними. Ребенку по возрасту, но совершенному по знаниям, сладкозвучно поющему песнопения богослужебные, много читающему, быстро пишущему — ему велел он властвовать над ними. Написал завещание великому азарапету Иванэ, брату Закарэ, и поручил ему мона-

219

стырь и настоятеля. И сам, || престарелый и отягощенный годами, преставился из мира сего ко Христу. Попечитель монастыря Мартирос вместе с братией прекрасно справились со всеми духовными и житейскими делами, необходимыми при похоронах, [потом] понесли и упокоили его перед дверью маленькой церкви, что находится к западу, выше монастыря.

[ стр. 147 ]

И по сей день могила его помогает болящим, кои с верою полагаются на молитвы егоo, и землю с того места без конца уносят для нужд бальных людей и скота, ибо бог прославляет прославляющих его и гори жизни, я после смерти.

Случилось как-то служителям его ехать с лошадьми, груженными вином для нужд монастыря. Какой-то грузин, по имени Басила, подошел и хотел насильно отнять у них часть того вина, ибо служил он у Иванэ — был смотрителем над лесами и охранял подворье, где тот останавливался. Служители [монастырские] говорят ему: «Не притесняй нас, ведь мы люди Гоша», поскольку таково было его прозвище (потому что волосы его были очень редкими). А гнусный человек тот, обругав, оскорбил их и Гоша. Когда же он дошел до того места, где упомянул с издевкой имя его (Гоша), тут же тотчас онемел: язык у него отнялся, а губы скривились; и так

220

прожил он дол||гие дни, пока со стонами не вымолил прощения. И все, кто видел этого человека, восхваляли слугу божьего.

И оставил он в память о себе как памятник надгробный мудрые книги для тех, кто любит науки: прекрасно составленные «Толкования пророчеств Иеремии», несколько правил относительно преподнесения тела и крови господней — о том, как удобнее или в каком порядке следует [это делать], книгу «Плач о естестве нашем», [написанную] от имени Адама к сыновьям его и от имени Евы к дочерям ее; по просьбе великого военачальника Закарэ и его брата [написал] он книгу «Возвещение православной веры против всех раскольников» и другие поучительные сочинения2. Кончина его имела место в 662 (1213) году.

ГЛАВА 17
О тех, кто получил настоятельство монастыря после него

Монастырь прославился и стал знаменит благодаря имени святого вардапета и мудрости настоятеля Мартироса, ибо [последний] был человеком созидающим. Он построил еще одну молельню из нетесаного камня, скрепленного известью, с прочными стенами, с деревянной надстройкой (спустя не-

221

которое время над||стройка обвалилась); построил он руками мастера-плотника Мхитара, который потрудился над многими

[ стр. 148 ]

поделками в церквах и монастыре, и книгохранилище с прекрасными помещениями.

Собралось там ввиду громкой славы [монастыря] множество монахов, и многим, чтобы прокормиться и обучаться, нашлось там место. Мы сами тоже были вскормлены и обучены в том монастыре.

Начали строить еще одну церковь с пятью хоранами из обработанного и тесаного камня, с куполом и красивыми пристройками, но когда [строительство] церкви было прервано, перерыв оказался долгим, поскольку пришел султан Хорасана по имени Джалаладин, ударил по войску армян и грузин, разорил многие гавары. По этой причине и по многим другим [церковь] осталась недостроенной. Позже некий муж, по имени Григор Капалеци, который и прежде занимался сооружением той церкви, взяв снова это дело в свои руки, завершил его в 690 (1241) году1.

Умер и Иванэ2, брат Закарэ, и был похоронен в Пхиндзаанке3, у входа в построенную им самим церковь; он отнял ее у армян и превратил в грузинский монастырь4. Еще до своей смерти он поручил своего сына и дом свой некоему ишхану, по имени Григор, вскормленному и возвеличенному им, которого прозвали Отроком.

222

|| Этот [последний] выпросил у Авага, сына Иванэ, монастырь Гетик, чтобы превратить его в место упокоения для себя. И так как [Аваг] очень любил его, он передал [монастырь] ему. Купил у него селение близ Ахстева под названием Вахшэ и даровал его монастырю, а также [пожаловал] много других доходов, книг, крестов и скота. И еще близ паперти церковной построил одну дивную церковь необыкновенной красоты с тремя хоранами и назвал ту церковь именем святого Григора. При нем было возведено также множество иных строений, увеличилось число священников, служителей и учащихся отроков. Мартирос был настоятелем [монастыря] двадцать лет и добровольно отказался от [должности]. После него [настоятелем] стал некий Мхитар; этот, затем Иовасап и другие [были настоятелями] недолго, а потом был вардапет Абраам. Затем [настоятелем] стал тэр Иованнес Арманеци, бывший настоятелем Ахарцина и рукоположенный в епископы в 705 (1256) году. Он построил в Ахарцине замечательную трапезную из тесаного камня, а потом перешел на большой престол в Ахпат. В 703 (1254) году вардапет Хачатур и брат его Барсег построили напротив монастыря церковь во имя святого Геворга с тремя хоранами и куполом.


[ стр. 149 ]

ГЛАВА 18

223

|| О султане Джалаладине и истреблении грузинского войска в 674 (1225) году

Вышеупомянутый северо-восточный народ, именуемый татарами, довел до крайности хорезмского султана Джалаладина, разбил его войско и ниспроверг страну. Его [самого] обратили в бегство в Агванк: он пришел в город Гандзак и захватил его. [Султан] собрал бесчисленное войско из персов, мусульман и тюрок и вторгся в страну армян. Узнав об этом, Иванэ сообщил грузинскому царю и стал собирать большое войско против султана. И в гордости великой, чванясь, они дали обет: если одержат над ним победу — обратить в веру грузинскую всех подвластных им армян, а сопротивляющихся— истребить мечом1. Дума эта внушена была им не богом, договор был заключен не с помощью [святого] духа; они не спросили господа, дарующего победу тому, кому пожелает.

Затем султан вступил в Котайкский гавар. Выступил и

224

Иванэ с грузинским войском || и расположился против них, [чуть] повыше. Увидев их, он испугался, застыв на месте, а султан двинул вперед свои войска и пошел навстречу им. Когда увидели это один из грузинских вельмож (звали его Шалвэ) и брат его Иванэ — мужи храбрые и знатные, победоносные в бою,— они велели остальным воинам: «Вы пока подождите. Мы пойдем врежемся в их ряды; если хоть кого-нибудь из них мы вынудим к отступлению, победа будет за нами, наступайте и вы. Если же они победят нас, вы бегите, спасайте свою жизнь!»

И они смешались с войском султана и стали тут же громить их. Но воины грузинские, не обратив на это внимания, стали разбегаться так, что во время бегства и товарищей своих не узнавали. И бежали, не будучи преследуемы никем. От страха они бросались вниз, и ущелье повыше селения Гарни было заполнено ими. Когда увидели это воины султана, они стали преследовать их, многих вырезали, а остальных сбросили вниз со скал2.

Султан, поднявшись на скалу над ущельем, увидел это печальное зрелище — множество людей и лошадей свалены были, подобно камням, в кучи—покачал головой и сказал: «Это дело [рук] не человека, а лишь бога всемогущего».

225

Затем он обобрал мертвецов || и, разорив множество городов, пошел на Тифлис. Персы, бывшие с ним, подсобили ему,

[ стр. 150 ]

он захватил город, множество людей истребил, еще больше людей заставил отречься от христианства и склониться к лживому и неверному учению мусульман.

После этого многие из страха перед смертью променяли истину на ложь; другие же дерзостно предпочли смерть жалкой жизни и, унаследовав славу мучеников, покинули мир сей с добрым именем.

Потом [султан] издал приказ — не спрашивать, желают или не желают [отречься от христианства], а насильно обрезать всех. И так два [мусульманина] на площадях насильно хватали людей за руки, а третий выхватывал меч и отсекал кожу мужского члена. Они совокуплялись с женщинами и гнусно оскверняли их. Везде, где только находили кресты и церкви, ломали и разрушали их. И делалось это не только в Тифлисе, но и в Гандзаке, Нахичеване и других местах.

Один из их вельмож, по имени Орхан, чьей женою была мать султана, особенно сильно угнетал жителей города Гандзак — и не только христиан, но и персов тоже — большими

226
|| поборами. Он был убит в том городе мулехидами3, у которых в обычае коварно убивать людей. В то время как человек этот (Орхан) шел по улицам города, к нему подошли какие-то люди, якобы притесняемые кем-то и [желавшие] подать прошение о правах. Показали ему бумагу, которая была у них в руках, и с криком требовали: «Правосудия, правосудия». И когда он остановился и хотел расспросить, кто их притесняет, они кинулись на него со всех сторон и мечами, которые они, спрятав, держали при себе, нанесли ему раны и убили его. Таким образом, зло было уничтожено злом же. А убийц его едва смогли поразить стрелами; они бежали по городу, и многие были ранены ими, ибо люди этого племени, обитающие в укреплениях, называемых Тун и Танджах4, а также в лесах ливанских, имеют такое обыкновение: получив от своего повелителя, которого почитают за бога, деньги за кровь свою, отдают их (деньги) детям и женам своим, сами же отправляются туда, куда посылает их повелитель, скитаются долгие годы, переодетые, пока не найдут удобного случая, чтобы убить; тогда убивают [человека], которого хотели убить. В связи с этим все князья и цари боятся их и платят им дань. Они неукоснительно исполняют повеле- 227

ния сво||его властителя [и делают все], что бы он ни сказал, вплоть до того, что жизни своей не жалеют. Таким образом они убили многих из вельмож, не желавших платить им дань, так же как и этого нечестивца.


[ стр. 151 ]

ГЛАВА 19
О гибели султана Джалаладина и исчезновении его с лица земли

Совершив эти злодеяния, [Джалаладин] направился в город Хлат, что в стране Бзнунийской. [Хлат] находился под властью султана Ашрафа. [Джалаладин] дал ему сражение и захватил [город]. Была там и жена султана по имени Тамта, дочь Иванэ, о которой мы выше упомянули, что [Ашраф] взял ее себе в жены1. [Султан] пошел и разорил многие гавары, подвластные ромейскому султану, которого называли Аладином. Тогда султаны Ашраф, брат его, владетель египетского края Кемл, и Аладин, договорившись, призвали к себе на помощь войска армянские из Киликийской страны и франков, [проживающих] на морском побережье,

228

и пришли, чтобы дать сражение хорезмий||цу Джалаладину.

И когда они приблизились друг к другу, страх овладел обеими сторонами и ни одна из сторон не осмелилась начать наступление. Тогда христиане из армян и франков, уповая на бога, бросились на них. Число их было невелико—менее одной тысячи, но могуществом Христа они ударили по войскам [хорезмийцев] и обратили их в бегство. Видя это, напали на них мусульманские войска и, ударив, истребили множество [людей]. Сеча продолжалась до захода солнца. Затем султаны приказали не преследовать отступающих, якобы потому, что те были их единоверцами. И тогда перестали их преследовать. А султаны, поскольку были людьми богобоязненными, не показали себя неблагодарными по отношению к войску христиан, так как поняли, что с их помощью господь даровал им победу.

После этого они в великой радости вернулись к себе в страну; и в городах я гаварах, по которым они проходили, [население] выходило навстречу им с плясками и цимбалами, восхваляло их и приветствовало.

Когда Аладин прибыл в Кесарию Каппадокийскую, все жители города вместе с христианами и их священниками с крестами и трещотками вышли навстречу ему на расстояние

229

одного дня пути. || При приближении султана мусульмане не дали христианам подойти вместе с ними на поклон к султану, а оттеснили их назад. Те поднялись на какой-то холм напротив стана [султана]. Когда султан спросил, мол, кто это такие, и узнал, что это — христиане, он один, оставив войско, направился к ним, приказал им бить в трещотки и отправлять громогласно церковную службу. И так вместе с ними вступил он в город, роздал им подарки и отпустил восвояси.

[ стр. 152 ]

А султан Джалаладин возвратился с великим позором в страну Агванк—плодоносную и плодородную долину, называемую Муганской, и, устроившись там, хотел собрать войско. Тогда татары, вынудившие его к бегству с родины своей, напали на него, погнали до Амида2 и там нанесли жестокое поражение его войску. В этом бою и погиб тот нечестивый властитель. Другие говорят, что, когда он бежал пешим, его встретил кто-то и, узнав, убил, [мстя] за кровь какого-то своего родственника, которого тот когда-то убил3. И так зло было уничтожено злом.

ГЛАВА 20

230

|| О том, как появились татары, чтобы опоганить весь свет

Все рассуждения наши до сих пор были предисловием к истории этого племени, о котором милостью божьей мы собираемся рассказать. Я думаю, что многие еще расскажут о том же и все их повествования будут беднее действительности, ибо бедствия, постигшие все страны, превосходят рассказываемое нами1. Наступил конец света*, и предтечи антихристовы предвещают пришествие сына погибели. И нас смущают откровения святых и боговдохновенных мужей, внушенные им святым духом, предостерегавшим их от грядущего, и особенно наложные веления спасителя нашего и бога, который говорит: «Восстанет народ на народ и царство на царство, и это,— говорит,— будет лишь началом терзаний»**. А также пророчество патриарха нашего святого Нерсеса2, который предсказал гибель страны армян от племени стрелков3. А мы собственными глазами видели разорение и муки, постигшие все страны. И причины появления их таковы.

В стране, [находящейся] на дальнем северо-востоке, ко-

231

торую они на варвар||ском языке своем называют Каракорум, на границе Гатия4, среди множества неведомых и неисчислимых варварских племен, проживающих там, жило племя, называемое татарами, во главе царей которых стоял [человек] по имени Чингис-хан.

Пришло время ему умирать. Но еще до кончины он созвал к себе все войско и трех сыновей своих и сказал, [обращаясь] к войску: «Вот я умираю. Одного из сыновей моих, присутствующих здесь, по своему желанию выберите себе царем

_____________
* В тексте: «Ժամանակս ի վէրջ հասեալ է» — букв, «время подошло к концу».
** Матф., 24, 7—8; Марк, 13, 8—9.

_____________

[ стр. 153 ]

вместо меня». И они ответили: «Кого ты сейчас соблаговолишь выбрать, тот и будет нашим царем, тому и будем мы верою служить». Тогда сказал им [Чингис-хан]: «Я расскажу о нраве и делах всех трех сыновей своих. Старший сын мой — Чагатай — муж воинственный, любит войско, но по природе горд и достоин большего, чем доля, выпавшая ему. А второй мой сын тоже победоносен в бою, но скуп по натуре. Младший же сын мой одарен еще с детства, богато наделен милостями, щедр на руку. С того дня, как он родился, слава и величие мое росли день ото дня. Ну вот, я сказал вам всю правду, поклоняйтесь же тому из них троих, кому пожелаете».

232

|| И [татары] подошли и поклонились младшему, чье имя было Окта-хакан5; отец возложил на него корону и умер.

А он, как только получил царскую власть, собрал большое войско, неисчислимое по величине, подобно песку морскому, из своего собственного племени, которое называлось мугал-татарами, из хазар, из гуннов, из гатийцев, из анкитанов и множества других варварских племен, [явившихся] с имуществом своим и станом, женами, детьми и кибитками. Он разделил их на три части: одну послал на юг, назначив главным распорядителем одного из своих верных и любимых [людей]; другую — на запад, а вместе с ними и сына своего, [этих он послал также] и на север; третью он послал на северо-восток, назкначив над ними одного из вельмож своих, по имени Чармагун, мужа мыслящего и мудрого, удачливого в военном деле, поручив им разорять и разрушать все страны и царства по всей вселенной и не возвращаться к нему, пока не захватят весь мир и не подчинят его своей власти. А сам он остался в той стране, не заботясь ни о чем, предавшись еде и питью, удовольствиям и строительству.

233

|| Войска его, направившиеся в разные страны света, разоряли страны и гавары, ниспровергали государства, отнимали скарб и имущество, угоняли в плен и [обрекали] на рабский труд молодых женщин и детей: то посылали оттуда на далекую чужбину — в свою страну, к царю своему — хакану, то держали при себе — для нужд и службы в своем хозяйстве.

Войска во главе с Чармагун-ноином, выступившие на восток против султана Джалаладина, владевшего Хорасаном и окрестными областями, разбили и изгнали его вместе с войском. И обратили его в бегство, как мы выше рассказали. Они постепенно разорили всю страну персов, Атрпатакан, Дейлем, по порядку обчистили все, дабы не осталось никаких препятствий на их пути.

Захватили [и разорили] также большие, великолепные, изобилующие ВСРМ города Рей и Исфахан и снова восстанови-

[ стр. 154 ]

ли их под своим именем. И так они поступали со всеми странами, через которые проходили.

И вот пришли они со всем своим имуществом и множеством войск, достигли страны Агванк и плодоносной и плодо-

234

родной долины, называемой Муганской, || полной всяких благ — воды, древесины, фруктов и дичи, и, расположившись там, разбили шатры свои. Так они делали всегда в зимние дни, а в весеннюю пору разбредались в разные стороны, производили набеги и опустошения и снова возвращались туда, в стан свой.

ГЛАВА 21
О разорении города Гандзак

Этот многолюдный город был полон персов, а христиан там было мало. [Персы] крайне враждебно относились к Христу и его поклонникам, презирали и хулили крест и церковь, унижали и поносили священников и церковнослужителей. Поэтому, когда мера грехов их переполнилась и вопли о злодеяниях их дошли до господа, стали являться первые знамения разорения его (города). Как было с Иерусалимом до его разорения, так [было] и с этим городом, ибо внезапно разверзлась земля и хлынула черная вода, и стало видно, как большущий тополь, называемый чандарином, [растущий] близ города, вдруг сам собою свалился. При виде этого весь

235

город заколебался, || и снова увидели [дерево] стоящим, как прежде. Это повторилось два-три раза, затем [дерево] снова упало и больше не поднялось. И стали мудрецы их думать: что бы означало это знамение? И, поняв, что оно означает разорение города, стали набавлять от поругания кресты, прибитые к порогу каждой двери города, поскольку они были прибиты издевательства ради, дабы каждый проходящий попирал их ногами1.

Внезапно [на город] напали татарские войска; они окружили город со всех сторон и, навязав бой, сражались с помощью множества машин. [Сначала] были уничтожены виноградники, расположенные вокруг города. Затем пиликванами была со всех сторон разрушена городская стена2. Но никто из врагов [сразу] не вошел в город, в полном вооружении они осаждали его в течение недели. Когда жители увидели, что город захвачен врагом, заперлись каждый в своем доме и подожгли свои жилища вместе с собой, чтобы только не попасть в руки врага; другие сожгли все, что можно было сжечь, оставшись сами [в живых]. При виде этого враги еще более разъярились, пустили в ход мечи и всех предали мечу:

[ стр. 155 ]

и мужчин, и женщин, и детей. И никто из них не спасся, за исключением небольшого отряда хо||рошо вооруженных

236

воинов в полном снаряжении, которые ночью пробили часть стены и убежали, и небольшой группы черни, которую задержали и подвергли пыткам, дабы они показали, где спрятаны сокровища. Позже кое-кого [из «их] убили, часть угнали в плен, а сами стали рыться в пепелищах домов и взяли все, что нашли из спрятанного. Долго они занимались этим, затем ушли прочь.

Тогда стали стекаться в этот [город] люди со всех гаваров и рылись, ища добро и сосуды, и находили там множество вещей из золота и серебра, меди и железа, а также различную одежду, спрятанную в тайниках и землянках. И таким безлюдным и разрушенным оставался город в течение четырех лет, потом был дан приказ о его восстановлении. И начали понемногу собираться в нем [люди] и стали строиться, но городской стены не возвели.

237

Содержание   Вступление   Краткая история
Глава 1   Глава 2   Глава 3-10   Глава 11-21   Глава 22-31
Глава 32-43   Глава 44-51   Глава 52-58   Глава 59-65
Комментарий   Использованная литература   Глоссарий

Дополнительная информация:

Источник: "История Армении" Киракоса Гандзакеци

Книга подготовлена к публикации совместно с проектом Восточная литература.
Предоставлено: Wladimir Schulsinger
Отсканировано: Wladimir Schulsinger
Распознавание: Анна Вртанесян
Корректирование: Анна Вртанесян

См. также:

История Армении Ованеса Драсханакертци

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice