ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вартан Григорян

ИСТОРИЯ АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ УКРАИНЫ И ПОЛЬШИ
(АРМЯНЕ В ПОДОЛИИ)

Previous | Содержание | Next

[стр. 41]

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПОДОЛИЯ И ЕЕ ДРЕВНЕЙШИЕ АРМЯНСКИЕ КОЛОНИИ

ГЛАВА I

ПОДОЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ И ВОЗНИКШИЕ ТАМ ДРЕВНЕЙШИЕ АРМЯНСКИЕ КОЛОНИИ

(1. Каменец-Подольский, 2. Язловец)

Подолия — географическое понятие. Она включает в себя значительную часть Правобережной и Западной Украины. Ее границы простираются от нынешней Одесской области до Львовской, включая также Хмельницкую, Тернопольскую, Винницкую области и прилегающие территории. С древнейших времен здесь проживали восточнославянские племена, вошедшие, согласно древнерусским летописям, в первой половине X в. в состав Киевского государства. Спустя два столетия Подолия вошла в состав Галицкого княжества, а в 1199 г.— в состав Галицко-Волынского государства1.

«Подолие» — славянское слово, означает территорию или страну, лежащую по другую сторону какой-нибудь возвышенности. М. Симашкевич пишет, что это название впервые было употреблено в XIV в. и распространилось в период литовского владычества, а до этого было распространено название «Понизье», которое, однако, включало в себя не всю Подолию, а только часть ее2. В армянских источниках название «Подолия» встречается большей частью в форме «Ботолия»3, а более поздние авторы пишут «Потолия»4.

_____________________________

1 С. К. Гуменюк, Як складалася територiя Подiлля, «Тези доповiдей подiльськоï iсторико-краезнавчоï конференцiï» (жовтень, 1965 р.), Хмельницький, 1965, стр. 48.
2 М. Симашкевич, Историко-географический и этнографический очерк Подолии, Каменец-Подольск, 1875, стр. 1—3.
3 Матенадаран им. Маштоца, рук. № 1496, стр. 284 а.
4 «Масяц агавни», 1862, 15 декабря, стр. 277.

[стр. 42]

«Не представляя вполне самостоятельной географически законченной территории, а составляя только нижнюю часть галицко-русского нагорья, древняя Подолия, при неопределенности международных отношений, не могла иметь строго определенных границ», — пишет М. Симашкевич5. Границы Подолии, по его мнению, должны были закончиться там, где кончалась территория, относящаяся к галицко-русскому нагорью. Поэтому совершенно справедливым признается мнение тех ученых, которые считают, что в древности название «Подолия» распространялось на бассейны Днестра и Буга, начиная с истоков этих рек до района впадения их в Черное море6. Со временем, когда Подолия переходила из рук в руки, ее границы в политическом отношении расширялись или сужались. Впрочем, «все это, заметим, — пишет М. Симашкевич, — нисколько не мешало позднейшим летописцам даже XVI и XVII вв. по старой памяти причислять к Подолии такие местности, которые, в данный момент, уже не были связаны с ней политическими узами, но лежали только на ее древней территории, не отделимы были от нее в отношении географическом и по преданиям историческим»7.

И. Молчановский сделал попытку обобщить сведения средневековых авторов о границах подольской земли. Исходя из этого материала, он также считает, что границы Подолии были довольно обширными и с течением времени подвергались изменениям. Он опирается также на польского автора XVI в. Гваньини, по сведениям которого подольская страна с юга граничила с Молдавией и Валахией, на востоке границы ее простирались до Дона и Черного моря. Другой автор XVI в., М. Кромер, пишет, что границы Подолии тянулись по Днестру до Болграда, на востоке — до Днепра и Черного моря. По его мнению, подольская страна до того обширна и пустынна, что границы ее в точности не известны8.

В половине XIII в. на Подолию напали монголо-татарские орды. Около ста лет эта земля стонала под невыносимым татарским игом. «Монголо-татарское нашествие XIII века привело к дальнейшему обособлению отдельных частей древнерусской народности. Ослабленные монголо-татарским нашествием, украинские земли стали добычей более сильных соседей»9.

_____________________________

5 М. Симашкевич, Историко-географический и этнографический очерк Подолии, стр. 3.
6 Там же, стр. 3.
7 Там же, стр. 6.
8 Н. Молчановский, Очерк известий о Подольской земле до 1434 года, Киев, 1885, стр. 5—6.
9 Нерушимая дружба братских народов, «Вопросы истории», 1953, № 15, стр. 3.

[стр. 43]

В 1362 г. великий князь литовский Ольгерд нанес поражение татарским ханам и передал Подолию литовским феодалам Кориатовичам. Они построили крепости в Смотриче, Бокуте и Каменце. По сведениям летописца, князья Кориатовичи «укрепили все подольские города и завоевали всю подольскую страну»10.

В середине XIV в. границы княжества Подолии на востоке простирались от Брацлава до Днестра, на западе— до речки Стрипы, на юге — до Днестра, на севере — до Южного Буга11.

В 30-х гг. XV в. польские шляхтичи начали борьбу с литовскими феодалами за Подолию. Вскоре они захватили западную часть Подолии и в 1434 г. создали там Подольское воеводство, центром которого был Каменец-Подольский. Восточная часть этого края осталась под литовским владычеством и составляла Брацлавское воеводство, называвшееся также Литовской Подолией. Центром был Брацлав, а после 1598 г. — город Винница12.

1 июля 1569 г. в Люблине был заключен договор, по которому Польша и Литва объединялись в федеративное Польско-Литовское государство, называемое Речью Посполитой13. Это была сословная монархия, во главе которой стоял выборный монарх, носящий титулы короля польского и великого князя литовского. Государство имело объединенный сейм и сенат, которые должны были созываться в Польше. Была введена общая денежная система. Литовское княжество, в которое входили литовские земли, Белоруссия и часть украинских земель, в составе Речи Посполитой пользовалось автономными правами, а Волынь, Киевщина и Брацлавщина, другими словами — большая часть Украины очутились под властью Польши14.

Став по Люблинскому договору владельцами восточной части Подолии, польские шляхтичи захватили обширные земельные угодья; начали создаваться большие поместья польских и украинских магнатов, что имело тяжелые последствия для крестьянских хозяйств. Вслед за польскими магнатами шли на Украину средние и мелкие польские шляхтичи, ксендзы и иезуиты15.

«Захватив украинские земли, польские феодалы (магнаты и шляхта) установили на Украине тягчайший, бесчеловечный крепостнический гнет. Вся тяжесть крепостнического и национального гнета легла на крестьянство, городскую бедноту и казацкие ни-

_____________________________

10 Icтopiя мiст i сiл Укр. РСР, Хмельницька область, Киïв, 1971, стр. 14.
11 С. К. Гуменюк, указ. соч., стр. 49.
12 Е. Сiцiнський, Нариси з icтopiï Подiлля, Вiнниця, 1927, cтp. 11—12.
13 По-польски — «Rzeczpospolita», что является польским переводом латинских слов «res publica».
14 История Украинской ССР, т. I, Киев, 1953, стр. 164—165.
15 Там же, стр. 166.

[стр. 44]

зы»16. Помещики имели неограниченную власть над крестьянами. Неимущие слои городского населения страдали от необузданного произвола городских властей и аристократии. Шляхте всемерно помогало и покровительствовало польское государство — «аристократическая республика, опирающаяся на эксплуатацию и угнетение крестьян»17.

К социальной эксплуатации и угнетению прибавлялись национальный гнет и гонения. Тяжелые поборы, различные повинности создали для людей невыносимые условия. Украинские крестьяне вынуждены были бежать из Подолии, Волыни, Галичины и северо-западной части Киевщины в малонаселенные степи юго-восточной Украины. Сюда же бежали и многие русские, литовские, белорусские и польские крестьяне18.

Положение украинского народа еще больше ухудшилось, когда в октябре 1596 г. польская шляхта, при энергичном содействии Рима, навязала Украине Брестскую церковную унию и повсюду началось насильственное обращение украинцев в католичество, что способствовало дальнейшему порабощению украинского народа.

За все время владычества польских феодалов в Подолии не прекращались выступления крестьянских масс, принявшие наиболее острый характер в годы освободительной борьбы украинского народа — в 1648—1654 гг. Вековое стремление украинцев к воссоединению с Россией получило в этот период новый размах. Народ видел в воссоединении с Россией единственный путь к спасению от владычества польских шляхтичей и от разрушительных набегов турецко-татарских орд19.

В 1648 г. армия одного из военачальников Богдана Хмельницкого— Максима Кривоноса наряду с другими украинскими городами освободила также несколько подольских городов — Винницу, Умань, Брацлав и Тульчин. Большую помощь освободительной армии оказывало трудовое население городов и сельских местностей Подолии. 25 июля М. Кривонос штурмом взял Бар и осадил Каменец-Подольский, но вскоре, по приказу Б. Хмельницкого, он снял осаду и спешно направился против основных польских сил20. Одержав победу над польскими войсками, освободив

_____________________________

16 Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией (1654—1954). «Правда», 1954, 12 января.
17 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, стр. 18.
18 История Украинской ССР, т. I, стр. 143.
19 Там же, стр. 233.
20 П. Н. Батюшков, Подолия (историческое описание), СПб., 1891, стр. 114—115.

[вкладыш]

Сводчатые ворота армянской церкви Св. Богородицы. Каменец-Подольский.

Каменец-Подольский. Сводчатые ворота армянской церкви Св. Богородицы
Фото автора

 

Армянский “Торговый Дом” (XVII в.). Каменец-Подольский.

Каменец-Подольский. Армянский “Торговый Дом” (XVII в.)

 

Каменец-Подольский. Армянский “Торговый Дом” (XVII в.)

 

“Армянский бастион” со стороны “Турецкого моста” . Каменец-Подольский.

Каменец-Подольский. “Армянский бастион” со стороны “Турецкого моста”
Фото автора

 

“Армянский бастион”

“Армянский бастион”
Фото автор

[стр. 45]

Волынь и большую часть Подолии, армия Б. Хмельницкого вышла к Замостью, но неблагоприятные условия и особенно свирепствовавшая в армии чума, жертвой которой стал и М. Кривонос, вынудили украинское войско отступить к берегам Днепра, оставив в Волыни и Подолии небольшие гарнизоны. Однако польским шляхтичам в конце концов удалось восстановить свое господство в Подолии21.

8 января 1654 г. на Переяславской раде было провозглашено воссоединение Украины с Россией. Это было историческим событием огромного значения, нерушимыми дружескими связями объединившим в одном государстве «народы, столь близкие и по языку, и по месту жительства, и по характеру, и по истории»22. В тезисах о 300-летии воссоединения Украины с Россией говорится: «Навеки связав свою судьбу с братским русским народом, украинский народ спас себя от иноземного порабощения и обеспечил возможность своего национального развития. Вместе с тем воссоединение Украины с Россией во многом способствовало укреплению Российского государства и подъему его международного авторитета»23.

В 1664-—1667 гг. между Речью Посполитой и Россией развернулись военные действия, завершившиеся Андрусовским перемирием, заключенным 30 января 1667 г. Польша признавала факт воссоединения Левобережной Украины с Россией, а Белоруссия и Правобережная Украина, в том числе и Подолия, оставались под владычеством Польши.

Во второй половине XVII и первой половине XVIII вв. крепостническая Речь Посполита переживала глубокий экономический упадок. Войны, с перерывами длившиеся около 70 лет, нанесли большой ущерб стране. Многие города были опустошены, численность населения сократилась. Страна находилась под бременем военных налогов и контрибуций24. К многочисленным налогам и поборам, выплачиваемым крестьянами своим помещикам, прибавились государственные налоги, которые беспрестанно росли, в особенности в период войн. Помещики стремились увеличить свои доходы за счет усиления эксплуатации крестьян, но эта мера давала обратный результат. Немаловажную роль играла очень низкая производительность труда крепостных крестьян, не заинтересованных работой на панов. Ощутимы были недостаток сельскохозяйственных орудий и падение численности скота, вслед-

_____________________________

21 История Украинской ССР, т. I, стр. 253.
22 В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 32, стр. 342.
23 Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией (1654—1954).
24 История Польши, т. I, M., 1954, стр. 264—265.

[стр. 46]

ствие чего снизилась возможность удобрения земли25. Большинство помещиков продолжало вести хозяйство по системе барщины— беспрестанно усиливая эксплуатацию крестьянства и приводя в упадок производственные силы страны. Широко распространено было арендование земли, и арендаторы, стремясь за ограниченный срок выжать из поместья как можно больше дохода, окончательно разлагали сельское хозяйство26. Крестьяне бунтовали против эксплуататоров, принимались за вооруженную борьбу или бежали.

Переживали упадок также торговля и производство. На ввозимые товары тратилось больше денежных средств, чем выручалось от экспорта. Ярмарки прекратились. Городское население, значительно сократившееся, было вынуждено заниматься земледелием, и шляхта эксплуатировала его феодальным способом. Захватив пригородные земельные участки, шляхтичи вынуждали горожан нести барщину.

В политической жизни страны большую роль играли владеющие огромными латифундиями магнаты, в руках которых были сосредоточены высшие государственные и военные должности. Чрезвычайно ослабла королевская власть, сейм потерял свое влияние. Руководствуясь интересами покровительствующих им магнатов, шляхтичи на сейме часто пользовались правом вето без всякого обоснования, и поэтому сейм не мог принимать решений. Фактически Речь Посполита была разделена на самостоятельные области, и это разъединение еще более усугублялось в период безвластия, когда магнаты, подкупленные тем или иным иностранным государством, изменив общим интересам страны, стремились возвести на престол угодного данному государству кандидата.

Воспользовавшись слабостью польского государства, крымские татары участили свои опустошительные набеги на украинские земли, а Оттоманская империя сделала решительную попытку захватить Правобережную Украину. В 1672 г. турецкая армия под предводительством султана Махмеда IV вторглась в Подолию и, нанеся поражение польским войскам, смогла захватить до того времени неприступный Каменец, а затем и другие подольские крепости и города. 18 октября 1672 г. в Бучаче был заключен договор, по которому Речь Посполита уступала Турции Подолию, а остальные части Правобережной Украины передавались гетману П. Дорошевичу, признавшему суверенитет Турции. Польша выплатила Турции контрибуцию за снятие осады Львова и кроме того обязывалась платить туркам дань в размере 22 000 червон-

_____________________________

25 Там же, стр. 268.
26 Там же.

[стр. 47]

цев в год. Сейм, созванный весной следующего—1673 г., не ратифицировал этот договор, поэтому осенью того же года военные действия были возобновлены и длились три года. По договору, заключенному 17 октября 1676 г., условия Бучачского договора были восстановлены, упразднена была только ежегодная дань27.

Подолия оставалась под турецким игом до 1699 г. Двадцатилетнее турецкое владычество нанесло подольской земле тяжелый удар. Часть населения вынуждена была бежать из страны, а над остальными нависла жестокая турецкая деспотия со всеми своими последствиями. Экономика страны пришла в упадок, прекратилась торговля, колесо истории не только приостановило развитие Подолии, но и отшвырнуло его назад на несколько десятилетий.

Польша не желала мириться с потерей Подолии, а наличие турецких сил на Правобережной Украине было чрезвычайно опасно для Русского государства. Кроме этого, созрел вопрос об изгнании турок из приднепровских областей, из Азова, а также из ряда европейских стран, поэтому Россия, Речь Посполита и другие государства, входящие в «Священную лигу», — Австрия и Венеция, начинают войну против Оттоманской империи. Потерпев ряд крупных поражений, Турция вынуждена была заключить мир. По карловицкому договору 1699 г. Подолия была возвращена Польше. В заключении этого мирного договора значительной была роль Русского государства. Таким образом, в Подолии было восстановлено польское владычество.

С начала XVIII в. население Подолии неоднократно восставало против польских шляхтичей, которые, наряду с безжалостной экономической эксплуатацией, продолжали политику игнорирования вековой культуры украинского народа. Шла борьба также против католической церкви, фанатичные служители которой энергично продолжали вводить унию православного населения с католической церковью. Эта борьба шла под девизом воссоединения с Россией. Польской шляхте удалось подавить восстания, вспыхнувшие в Подолии в 1702—1705, 1734 и 1750 гг.

Во время первого раздела Польши в 1772 г. часть Подолии (западнее реки Збруч) была присоединена к Австрии, остальная часть воссоединилась с Русской империей в 1793 г., во время второго раздела Польши. Таким образом, значительная часть территории Подолии, вместе с другими украинскими землями была воссоединена с русским государством.

В 1793 г. на Правобережной Украине были созданы две губернии— Изъяславская и Брацлавская. По указу императрицы Екатерины II от 13 апреля 1793 г. Подольское воеводство было

_____________________________

27 Н. А. Смирнов, Борьба русского и украинского народов против агрессии султанской Турции в XVII в., «Вопросы истории», 1954, № 3.

[стр. 48]

разделено между этими двумя губерниями. В 1795 г. на территории бывшего Подольского воеводства была создана одноименная губерния, центром которой был Каменец-Подольский28.

Западная часть Подолии оставалась под властью Австрии 146 лет (1772—1918). В 1918 г. она была включена в состав Польши, а в 1939 г., во время освобождения Западной Украины, была воссоединена с остальными подольскими землями. Ныне территория Подолии входит в состав Украинской ССР, лишь небольшая часть (восточнее Днестра) находится в пределах Молдавской ССР.

* * *

Подолия была богатой, плодородной страной. Ст. Гювер Агонц, уделивший ей в своей географии отдельный раздел, пишет: «Подолия, обширная, пограничная с Молдавией область, весьма плодородна и урожайна, кони ее, как и бычки, отменны и славятся, а жители — отважные воины»29. Красочное описание Подолии дано украинским ученым А. Ефименко: «Подолье, — пишет она,— ...имело центральным своим пунктом неприступный замок Каменец — этот первый оплот христианства со стороны мусульманского востока — и было территорией с характером исключительной привлекательности. Отроги Карпат, заходя с севера, придавали ландшафту редкое разнообразие и красоту, почва отличалась плодородием, леса изобиловали зверем; в красивых речках, притоках Днестра, ловили жемчуг. Но главное, это была непосредственная близость Днестра и торговых путей, которые бог знает с каких незапамятных времен проходили этим краем, соединяя азиатский восток с европейским северо-западом. Через Подолье шли восточные товары на Львов, Замостье, Варшаву, Вильно, Киев. Этим путем снабжалась Польша, Литва и даже Московия дорогими восточными тканями, шалями и коврами, дамасскими саблями, турецкими луками и стрелами, седлами и проч., конскою сбруей, сафьяном, винами, бакалеей, благоуханиями и мылами — одним словом почти всем, что составляло комфорт и роскошь тогдашнего быта. Немудрено поэтому, что восточные торговцы разных национальностей охотно селились на этом пограничье, и так как встречали большое покровительство со стороны польского государства, то и оседали прочными колониями. Но ни евреи, ни греки, никто не привился к Подолью так, как армяне. Каменец сделался для

_____________________________

28 Е. Сецинский, Переход г. Каменца-Подольского под Российскую державу 21 апреля 1793 года. 1793—1893, К столетию воссоединения Подолии с Россией, сборник статей, печатавшихся в Подольских епархиальных ведомствах, Каменец-Подольск, 1893, стр. 159—160.
29 С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 144.

[вкладыш]

Армянские колонии в населенных пунктах Подолии

Армянские колонии в населенных пунктах Подолии (схематическая карта)
Автор карты В. Р. Григорян

[стр. 49]

них вторым Эчмиадзином, и все армяне, выбрасываемые политическими бурями из своей старой родины, находили на прекрасном Подолье новую. В конце концов вся восточная торговля очутилась в их руках; но за то же они всегда платили краю теплой привязанностью»30.

Переселение армян в Подолию совершалось разными путями. Известно, что в XI в. существовала армянская колония в Киеве, откуда армяне перебирались на запад. Можно предположить, что часть их обосновалась в Подолии. Массовое переселение армян в эти страны традиционно связывалось с падением столицы Армянского царства города Ани. «В году господнем 1060, когда Ани перешел под власть иноземцев, — пишет М. Бжишкян, — множество анийцев и окрестных армян, соединившись, вышли из Армении и начали переселяться в Польшу и Молдавию»31. Переселение продолжалось и в последующие времена. Армяне пробирались в Подолию и через Крым, и через Молдавию и Валахию. Переселение армян из Крыма приняло особый размах в XV в.

Местное население благожелательно относилось к армянам, переселившимся «в Галичину, в Подолию и другие провинции Польши, — продолжает М. Бжишкян,—ибо не только страна мирная и по плодородию похожа на Армению, но и нравы жителей не чужды их обычаям, они оказались гостеприимными, щедрыми и благонравными»32.

Обосновавшиеся в Подолии армянские переселенцы, как увидим дальше, в меру своих возможностей способствовали развитию ремесла и торговли в подольских городах, во время нашествий иноземцев становились в ряды воинов этой страны и часто ценой жизни защищали ее от врагов.

Трудящиеся армяне Подолии на протяжении веков жили в мире и дружбе с местным украинским и польским населением. Армянские авторы, творившие в Подолии, с большой теплотой и любовью писали об этой гостеприимной стране и ее приветливых и честных жителях и называли Подолию своей второй родиной. И по сей день в населенных пунктах Подолии народные певцы поминают добрым словом армянских переселенцев, много веков назад пришедших с Востока в их страну и обосновавшихся на этой украинской земле33.

_____________________________

30 А. Ефименко, Очерки истории Правобережной Украины, «Южная Русь», Очерки, исследования и заметки, т. I, СПб., 1905, стр. 16—17.
31 Бжишкян, стр. 83.
32 Там же, стр. 84.
33 Т. А. Сыс, Украинский фольклор об армянах, «Вестник Ереванского университета», 1967, № 1, стр. 182—188.

[стр. 50]

Пока еще достоверно не выяснено, когда армяне обосновались в Подолии. Если верить М. Бжишкяну, то «в году 1062 князь Феодор пригласил их поселиться в столице страны Подолии — Каменце»34. У М. Бжишкяна нет никаких оснований для такого заявления. Грамота, приписываемая «князю Феодору», приводится в книге М. Бжишкяна, и там, как увидим ниже, ничего не говорится о приглашении армян в Каменец. Согласно интерпретаторам грамоты, приписываемой галицкому князю Феодору Дмитриевичу, с обещанием привилегий армяне приглашались в его страну для борьбы против польского короля35, а по мнению других — против половцев36.

Подлинность этой грамоты подверглась сомнению37. Я. Дашкевич попытался доказать, что грамота поддельна и была создана в XVI в.38 Против его точки зрения выступили историк В. Микаелян39 и академик Н. Тихомиров40. Однако независимо от того, подлинна грамота или нет, мы не имеем оснований утверждать, что армяне обосновались в Каменце в XI в., ибо в грамоте, армянский перевод которой помещен в книге М. Бжишкяна, Каменец не упоминается41. Можно лишь удивиться, что М. Бжишкян, поместивший в своей книге перевод этой грамоты, опираясь на этот же документ, смог выдвинуть необоснованное мнение о приходе армян в Каменец в XI в. В грамоте не видели слова «Каменец» Ф. Захарясевич, прочитавший ее русский оригинал и напечатавший выдержки из нее, и А. Петрушевич, напечатавший ее

_____________________________

34 Бжишкян, стр. 135.
35 Там же, стр. 84.
36 Насильственная уния армян Польши..., стр. XIV, см. также М. Доронович, указ. соч., стр. 85.
37 Л. С. Хачикян, Армянские колонии на Украине в XVI—XVII вв., стр. 195.
38 Я. Р. Дашкевич, Грамота Федора Дмитровича 1062 року (нарис з украïнськоï дипломатики), «Науково-iнформацiйний бюлетень Apxiвного управлiння УРСР», Киïв, 1962, № 4, стр. 9—20; его же, I es Arméniens à Kiev (jusqu'a 1240), I erp., „Revue des etudes arméniennes", N 5, t. 10, Paris, 1973—1974, p. 341-358.
39 В. А. Микаелян, К вопросу о грамоте князя Федора Дмитриевича, «Археографический ежегодник за 1964 год», М., 1965, стр. 11—12. См. также книгу того же автора «История армянской колонии в Крыму» (на арм. яз.), Ереван, 1964, стр. 54—63.
40 Стенограмма выступления Н. Тихомирова под заглавием «Про початок Кам'янця- Подильського» напечатана в каменец-подольской газете «Прапор жовтня», 1962, 25 ноября (№ 127).
41 Бжишкян, стр. 85.

[стр. 51]

латинский перевод42. Поскольку дата основания Каменца не была известна, то некоторые исследователи, поверив М. Бжишкяну, признали 1062 г. годом основания города и даже был отпразднован 900-летний юбилей основания города43. Эта дата вошла в такие солидные издания, как Украинская Советская Энциклопедия44 и Советская Историческая Энциклопедия45. Однако в книге, посвященной истории Каменца, авторы, по-видимому, отказались от этой точки зрения46.

Волна эмиграции, начавшейся вследствие варварского иноземного ига и опустошительных войн, доносила до Подолии и ее центра — Каменца все новые и новые группы армянских переселенцев. Каменец стал одним из крупнейших армянских переселенческих центров Европы. Армяне перебирались сюда также из других мест, особенно из городов Крыма, вторично став переселенцами из-за того же векового врага — турецких захватчиков, проводивших агрессивную политику. Среди переселенцев значительным было число выходцев из Кафы, покинувших свою вторую родину после захвата города турками в 1475 г.47 Большое число составляли армяне, переселившиеся в Подолию из Молдавии.

Помимо Каменца, армянские колонии образовались в следующих городах и поселках Подолии: Язловце, Золочеве, Кубачивцах, Дубровице (Бароке), Студенице, Баре, Умани, Юзефграде (Балте), Жванце, Бучаче, Подгайцах, Бережанах, Сатанове, Могилеве-Подольском и Рашкове. В первоисточниках и литературе есть много сведений об этих колониях, сохранился ряд памятников материальной культуры. На основании этих материалов, мы постарались изложить историю колоний со времени их основания до конца существования.

В разное время (в основном в XVI—XVIII вв.) отдельные армяне или группы переселенцев обосновались также в Кодиме, Богдановке, Маньковке, Черной Каменьке, Тульчине, Чорткове и в других населенных пунктах Подолии48. Однако о них сохрани-

_____________________________

42 X. А. Поркшеян, Когда и откуда армяне переселились в Черкесию (на арм. яз.), «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1959, № 2—3, стр. 237.
43 До icтopiï Кам'янця-Подiльського, «Украïнський iсторичний журнал», 1963, № 1, стр. 103—105.
44 Украïнська радянська енциклопедия, т. VI, Киïв, 1961, стр. 127.
45 Советская Историческая Энциклопедия, т. VI, М., 1965, стр. 894—895.
46 Ю. В. Бейдер, I. В. Гаранга, В. У. Олiйник, Г. М. Хотюн, Кам'янець-Подiльський (путiвник), Львiв, 1970, стр. 7.
47 I. Szaraniewicz, указ. соч. стр. 284.
48 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв, стр. 168, 170, 174, 175.

[стр. 52]

лись лишь очень отрывочные сведения, и на этом основании пока что невозможно проследить за их историей.

Необходимо отметить, что некоторые из перечисленных населенных пунктов, находясь в географических пределах Подолии, вследствие частых изменений административных границ, в разное время входили в состав соседних краев, границы которых также претерпевали частые изменения. Известно, например, что в состав Галичины некогда входила нынешняя Тернопольская область Украинской ССР, а Золочев и Бережаны никогда не были в границах Подольского воеводства или Подольской губернии, но поскольку они находятся в пределах географической территории Подолии, то в данную работу включены также колонии, существовавшие в этих городах.

1. КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКИЙ

До впадения в Днестр река Смотрич делает множество изгибов, один из которых охватывает небольшой город, построенный на высоких утесах и получивший по местности свое название — Каменец-Подольский49. Этот красивый украинский город сыграл исключительную роль в жизни Восточной Европы. Глубокое ущелье реки Смотрич, мощные крепостные стены в течение многих веков делали Каменец неприступным для иноземных захватчиков. Этот город-крепость, удачно расположенный на оживленных торговых путях, был важным звеном в длинной цепи восточноевропейской транзитной торговли.

Каменец сыграл важную роль в истории армян. Почти пятьсот лет в этом городе существовала многолюдная армянская колония, которая имела привилегию внутреннего самоуправления, пользовалась доброжелательным отношением владетелей подольской земли и искренней симпатией местного населения. Армяне Каменца занимались торговлей и ремеслами, некоторые из них служили в государственных учреждениях в качестве дипломатов, переводчиков и таможенных чиновников. Было немало знатоков военного дела, которые при необходимости становились в ряды защитников города.

Время возникновения армянской колонии в Каменце до сих пор точно не установлено. В грамоте, приписываемой князю Феодору Дмитриевичу, как указано выше, название этого города не упомянуто, и предположение о существовании армянской колонии в Каменце в XI в. лишено всякого основания. Точно не установле-

_____________________________

49 По-украински пишется «Кам'янець-Подiльський», по-польски — «Kamieniec-Podolski». В армянских источниках это название встречается в формах «Камэниц», «Камениц», «Гамениц».

[стр. 53]

на даже дата основания города. Поначалу некоторые исследователи предполагали, что в русских летописях название Каменца впервые упоминается в 1196 г., однако впоследствии, благодаря исследованиям проф. Барсова, Н. Дашкевича и И. Шараневича выяснилось, что сведения эти относятся не к Подольскому, а к Волынскому и Литовскому Каменцам50.

В последнее время, благодаря археологическим раскопкам, проводимым в Каменце на территории Старого города, в крепости и других местах, раскрыты культуры эпохи бронзы и раннего железа. Выяснилось, что во II—VI вв. Каменец был населен племенами Черняховской культуры. На левом берегу реки Смотрич, недалеко от так называемой Гончарной башни, а также в северо-западной части Старого города были обнаружены следы славянского поселения IX—X вв. Историки пришли к выводу, что существовавшее здесь поселение в XI—XII вв. превратилось в феодальный город51. Таким образом выяснилось, что Каменец намного древнее, чем до сих пор считалось, и последнее слово по этому вопросу за археологами.

По преданию первые армянские переселенцы, добравшиеся до Подолии, поселились в селах Великие Армяне52 и Малые Армяне53, раскинувшихся на берегах Смотрича, и через некоторое время переселились в Каменец-Подольский. Эти села находились недалеко от оживленного торгового пути, связывавшего Молдавию с Польшей и Украиной, и имели благоприятные климатические условия. Рядом с селами, построенными на небольших холмах, протекала река Смотрич, вокруг раскинулись плодородные пашни и тучные пастбища, а близлежащие леса снабжали строительным лесом и топливом. Окружающие холмы и возвышенности защищали местность от сильных ветров54.

Из-за отсутствия первоисточников мало что известно об этих селах и их древнейших жителях, а сохранившиеся сведения основаны главным образом на устных преданиях и легендах. Е. Сецинский пишет, что село Великие Армяне первоначально находи-

_____________________________

50 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 6.
51 Iсторiя мicт i сiл Укр. РСР, Хмельницька обл., стр. 297—298.
52 Село Великие Армяне называлось также Ормяне, Вармяне, Вирмены Велики. Ныне находится в Каменец-Подольском районе Хмельницкой области Укр. ССР. В 1947 г. было переименовано в Великозалесье. По-украински пишется Великозалiсся (Великi Вiрмени), по-польски — Ormiany.
53 Малые Армяне назывались еще Ормянки, Вирменки, Вирмянски Хутора. Находится в том же районе. В 1947 г. переименовано в Малозалесье. По-украински пишется Малозалiсся (Малi Вiрмени), по-польски — Ormianki.
54 Е. Сецинский, Приходы и церкви Подольской епархии, Каменец-Подольский, 1901, стр. 428.

[стр. 54]

лось на западном берегу Смотрича, где были обнаружены осколки черепицы и кирпича, а также остатки кладбища — хачкары (крестные камни), только без надписей55. Недалеко от Великих Армян обнаружены следы раннеславянских поселений Черняховской культуры56.

Древнейшее письменное свидетельство об этих селах относится к 1493 г. Согласно спискам, составленным в этот период, в селе Армяне было всего 10 дворов57. В середине XVI в. это село принадлежало Радецким. В начале следующего столетия Мартин Радецкий подарил его каменецким иезуитам, чтобы на получаемые доходы содержать школу при иезуитском монастыре, открытую для детей шляхтичей58. Школа эта начала действовать в 1610 г.59 После упразднения иезуитского ордена (1773 г.) село было продано частным лицам60.

Основание этих сел, как мы отметили выше, предание связывает с первым появлением армян на подольской земле. Основываясь на материалах подобного рода, Т. Крусиньский пишет, что села Армяне и Армянки были основаны после 1062 г.61, но все другие авторы считают, что армяне обосновались здесь в XIII в. М. Балиньский и Т. Липиньский утверждают, что переселившиеся в Польшу армяне первоначально обосновались в этих местах, и произошло это в XIII в.62 По мнению А.-Ю. Ролле, эти села даровал армянам галицкий князь Лев Данилович в 1280 г. за оказание ему услуги63. С. Баронч также считает, что села эти основали армяне-переселенцы в XIII в., однако неизвестно, имели они свою церковь и своего священника или нет64.

В польском географическом словаре, в статьях, посвященных деревням Армяне и Армянки, повторяется мнение об основании их в XIII в.65

Ничего не известно о переселении армян из этих сел в Каменец. В статье Е. Партыцкого «Армяне на Руси», опубликованной в львовском журнале «Зоря» (статья без подписи), сказано,

_____________________________

55 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 195.
56 Iсторiя мicт i сiл Укр. РСР, Хмельницька обл., стр. 358.
57 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 195.
58 Там же.
59 Słownik geograficzny., t. III, str. 759.
60 E. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 195.
61 См. Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 163.
62 М. Baliński, Т. Lipiński, указ. соч. стр. 156.
63 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t. 2, str. 110.
64 S. Ваrąsz. Rys dziejów ormiańskich, str. 165.
65 Słownik geograficzny..., t. VII, str. 594.

[стр. 55]

что армяне переселились в Каменец из сел Армяне и Армянки под давлением татар66.

Я. Р. Дашкевич считает, что эти села, заселенные армянами, были пригородными селами Каменца, жители которых первоначально селились в городе за укрепленными стенами. Не без основания он полагает, что в окрестностях Каменца на незащищенной местности, постоянно подвергавшейся нападению татар, невозможно было основать поселения.

Думаем, что выяснение вопросов, связанных со временем основания этих сел и их историей, станет возможным с помощью археологических раскопок, которые рано или поздно будут проведены на территории этих древних подольских населенных пунктов.

С. Баронч приводит устное предание, согласно которому в 1250 г. в Каменце существовала армянская церковь67. Ранее об этом писал Ф. Сярчинский68. О существовании армянской церкви в Каменце в 1250 г. писали и другие ученые. Т. Громницкий, например, отмечает: «Возможно, что приблизительно в 1250 г. армяне имели церковь в Каменце-Подольском»69. А.-Ю. Ролле повторяет то же самое, но и отмечает, что нет письменных доказательств70. И действительно, отсутствие достоверных материалов заставляет с сомнением относиться к этому сведению. М. Доронович пишет, что армяне переселились в Подолию в XIII в. и в 40-х гг. того же столетия обосновались в Каменце. Он основывается главным образом на исследовании А.-Ю. Ролле, и у него нет убедительных данных для обоснования вышеизложенной точки зрения71.

Следующее сведение об армянской колонии Каменца, в хронологическом порядке, относится к XIV в. и приводится в книге М. Бжишкяна: «Казимир Великий дал грамоту армянам Каменца в 1344 году, а потом львовянам — в 1356 году, предоставив им власть и право иметь отдельный суд»72.

Примерно за сто лет до М. Бжишкяна С. Рошка писал следующее: «Каменецкие армяне в этом (1350) году начали по при-

_____________________________

66 [О. Партицький], Ормяне на Pyci, «Зоря», Львiв, 1882, № 7, стр. 108— 109.
67 S. Ваrącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 92.
68 F Siarczyński, Galicya, jej ziemia, płody i ludy. Z pism pośmiertnych. Dodatek tygodniowy przy „Gazecie Lwowskiej", Lwów, 1857, No. 41, str. 167.
69 T. Gromnicki, указ. соч., стр. 70.
70 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t. 2, str. 109.
71 M. Доронович, указ. соч., стр. 163.
72 Бжишкян, стр. 116.

[стр. 56]

вилегиям польских королей вершить суд, даже имели право казнить приговоренных к смерти...»73.

Здесь также определенно говорится о предоставлении армянам судебного самоуправления. Следовательно, колония в этом городе была создана давно, если ее члены получали столь важную привилегию.

Говоря об образовании армянской колонии в Каменце, Я. Дашкевич отмечает, что вышеупомянутые сведения С. Рошки и М. Бжишкяна не имеют какого-либо основания74. Думается, что заключение это слишком поспешное. С. Рошка был хорошо знаком с сохранившимися от армянской колонии материалами, и это его сведение, несомненно, зиждится на достоверных источниках. И если столетие спустя независимо от него то же самое повторяет и другой серьезный исследователь, то нельзя без достаточного основания не верить им..Известно, что Казимир Великий стремился завоевать Подолию и различными обещаниями старался привлечь население на свою сторону. Вполне возможно, что он даровал армянам подобные привилегии, только дата еще нуждается в уточнении.

Польский исследователь А. Пжездзецкий пишет: «Армяне пользовались правами, полученными от подольских князей и Владислава Ягелло, которые позднее были подтверждены Владиславом Варненьчиком»75. Затем он приводит другие подробности: при короле Польши и Венгрии Владиславе III в 1443 г. в среду после дня рождения св. девы Марии краковский каштелян и староста в Каменце, королевский наместник в Польше Ян из Чижова при даровании армянам торговых привилегий сказал: «На этом каменецком сейме в присутствии польских панов армяне города Каменца показали права и привилегии, полученные от достопамятного польского короля Владислава, в которых он не только подтвердил вольности, полученные от своих предшественников — подольских князей, но и предоставил новые привилегии, разрешив торговать сукном и другими товарами. Однако силой и авторитетом своим королевским приказывает старостам и воеводам каменецким, а также войтам, советникам и лавникам, чтобы армянам оставили их вольности и привилегии»76.

В книге А. Пжездзецкого приводится также грамота Яна Альбрехта, дарованная армянам Каменца в 1496 г., которой утверждались привилегии армян, полученные ими от польских королей и

_____________________________

73 С. Рошка, Хроника, стр. 149—150.
74 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 162.
75 A. Przeździecki, указ. соч., стр. 147.
76 Там же.

[стр. 57]

подольских князей77. Следовательно, еще в 1443 г. королевский наместник в Польше лично видел документы подольских князей и Владислава Ягелло. Последний был весьма известной личностью, был основоположником знаменитой королевской династии Ягеллонов. Он стал королем Польши в 1386 г. и властвовал до 1434 г., до своей смерти. Кто же те князья, о которых упоминалось выше? Отец Владислава — великий князь литовский Ольгерд, после разгрома татар и захвата Подолии и других частей Правобережной Украины (1362 г.) предоставил своим родственникам, князьям Кориатовичам право владения подольскими землями. Предание приписывает основание Каменца одному из этих князей — Юрию Кориатовичу.

В 1374 г. Юрий изгнал из Каменца татар. Согласно преданию в это время там было армянское население78. Следовательно, при этих князьях или даже до них в Каменце проживали армяне, получившие от подольских князей привилегии, впоследствии подтвержденные Яном из Чижова и его преемником.

О занятиях первых армян, обосновавшихся в Каменце, мало что известно. Из грамоты Яна из Чижова видно, что они получили право заниматься торговлей. Они пользовались теми же правами и при предыдущих владетелях. Каменец был расположен на оживленных торговых путях, и оттуда было сравнительно легко поддерживать связи с крупными торговыми центрами Востока и Запада. Торговцы имели большие возможности участвовать как во внутренней, так и во внешней торговле, а ремесленники— легко сбывать изготовленные ими предметы. Каменец был окружен плодородными землями и тучными пастбищами, и горожане могли заниматься также земледелием и скотоводством. Близлежащие места изобиловали дичью, а река Смотрич поставляла свежую рыбу. Как видим, Каменец был весьма удобен для постоянного жительства, тем более, что построенная там крепость постепенно все более совершенствовалась. Город фактически был расположен на острове, который во многих местах имел естественные укрепления, облегчающие дальнейшую фортификацию. Ясно, что этот хорошо защищенный город, владетели которого были благожелательно настроены к армянам, должен был постепенно притягивать к себе переселенцев-армян, обосновавшихся в других местах, а также только что отбывших из своей родины. Трудолюбивые армяне-переселенцы благоустраивали эти места, своими ремеслами и торговлей способствовали развитию страны. Это были пограничные районы, беспрестанно подвергавшиеся нашествиям иноземцев. Для владетелей страны было выгодно населять горо-

_____________________________

77 Там же, стр. 148.
78 М. Доронович, указ. соч., стр. 178.

[стр. 58]

да пришлым элементом, который не только повышал доходность городов, но и, при необходимости, пополнял ряды защитников. Поэтому польские короли предоставляли армянам многочисленные привилегии. Эти привилегии дают возможность составить представление не только о правах армянского населения, но и об их активной роли в экономике страны.

Предоставляя армянам какое-либо право, польские короли, как правило, сперва утверждали привилегии, дарованные армянам своими предшественниками. Ян Альбрехт, например, учитывая, что Каменец, расположенный близ границы, часто подвергался вражеским нашествиям и разорению, в 1496 г. утвердил дарованные прежними королями и князьями привилегии и разрешил армянам вершить суд согласно армянским законам, посредством своего войта79.

В 1502 г. права армян утвердил Александр I, в 1507 г. — Сигизмунд I, а в 1548 г. — Сигизмунд-Август. Последний по просьбе армян разрешил им выпекать хлеб, варить пиво, а также изготовлять другие напитки и продавать их80.

В 1567 г. тот же Сигизмунд-Август по ходатайству польской знати издал приказ, предписывающий не устраивать офицеров и солдат на постой в дома армян в мирное время. Это считалось исключительной привилегией, что и отмечено в том же приказе.

Преемники Ягеллонской династии на польском престоле продолжали утверждать привилегии армян, дарованные их предшественниками. В 1574 г. Генрих Валуа утвердил права армян и приказал каменецкому старосте, бургомистру и советникам не подчинять армян своей власти и разрешить им вершить правосудие в своем суде81. В 1576 г. Стефан Баторий узаконил порядок избрания армянского войта и судей, заранее утвердив права армян. В 1604 г. Сигизмунд III разрешил армянам построить новое здание ратуши, поскольку прежнее сгорело от пожара. Затем права каменецких армян утвердили Владислав IV (в 1633 г.), Ян Казимир (в 1649, 1652 и 1658 гг.), Михаил, Август II (в 1697 г.), Станислав-Август (в 1766 г.)82.

Благодаря этим привилегиям каменецкие армяне долгие годы пользовались правом руководствоваться своими собственными законами.

Как пограничный город и первоклассная крепость Каменец играл важную роль в деле защиты польских владений от турецко-татарских нашествий. Эвлия Челеби пишет: «Это надежная и

_____________________________

79 A. Przeździecki, указ. соч. стр. 148 — 150.
80 Там же, стр. 150.
81 Там же.
82 Там же, стр. 153.

[стр. 59]

могучая крепость со стенами, вырубленными в скале, стоящая над скалистым обрывом, и равных ей нет не только во владениях польских, но, пожалуй, и в чешских, и в шведской стране, и в государстве Голландском, и в горах Германских»83.

Долгие годы эта крепость, считавшаяся неприступной, была важным стратегическим пунктом, призванным защищать христианский мир от мусульманского вторжения, и поэтому Каменец называли «оплотом христианства», «башней, построенной богом», «воротами Польши»84. Западные державы и римский папа тогда серьезно думали о приостановлении дальнейшего распространения турецкой агрессии. Римские папы рассматривали каменецкую твердыню как один из оплотов христианского мира. Поэтому значительная часть денег, собранных в Польше по поводу большого религиозного праздника в 1516 г., по приказанию римского папы была предоставлена для строительства крепостных стен вокруг Каменца85.

Но, не имея эффективных средств для защиты этого города, да и вообще своих южных границ, Речь Посполита доверила это дело местному населению86. Армяне также были вовлечены в дело защиты городов польского государства, и в частности Каменца. Своими средствами и собственными силами они построили и в дальнейшем многократно восстанавливали важный участок каменецких укреплений, на котором сражались во время вражеских нападений. Это укрепление сохранилось до наших дней и носит название «Армянский бастион». М. Бжишкян пишет, что армяне участвовали в обороне Русских ворот (Русская брама): «Во время войны с иноземцами эти врата защищали армяне, и враг не смог завладеть ими, пока не захватил город»87.

Армяне участвовали также при сооружении крепостных стен вокруг Каменца88.

Согласно грамоте Сигизмунда I от 22 мая 1519 г. с украинского, польского и армянского населения Каменца взималась спе-

_____________________________

83 Эвлия Челеби, Книга путешествия (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века), перевод и комментарии, вып. I, Земли Молдавии и Украины. М., 1961, стр. 54.
84 Słownik geogрaficzny..., t. III, str. 748.
85 Материалы для статистики России, отд. III, Историческая записка о городе Каменце-Подольском, СПб., 1853, стр. 13.
86 А. И. Баранович, Украина накануне освободительной войны середины XVII в.. М., 1959, стр. 18.
87 Бжишкян, стр. 135.
88 Алишан, Каменец, стр. 38.

[стр. 60]

циальная подать, называемая «сош»89, которую, по велению королевского старосты, использовали в целях укрепления и перестройки города90. 23 марта 1658 г. король Ян Казимир за доблесть, проявленную армянами во время нападений венгров, шведов и казаков и при осадах Каменца, специальной грамотой подарил несколько хуторов армянскому войту Каменца и членам магистрата, разрешил им построить гостиницу, изготовлять напитки91. Известно, что в 1596 г. каменецкий армянин по имени Михаил купил на свои средства пушки и подарил каменецкой крепости92, а другой армянин — Захарий Кристофорович в 1662 г. завещал 100 злотых для ухода за этими пушками93.

Большие заслуги перед польской армией имеет каменецкий армянин Ян Авак, который принимал участие в войнах против турок и татар. Отлично владея турецким и татарским языками, он часто проникал во вражеский стан и доставлял своему начальству ценные сведения о численности и намерениях противника. На Варшавском сейме 24 февраля 1605 г. польский король Сигизмунд III перевел Яна Авака в шляхетское сословие Речи Посполитой в знак признания его воинской доблести94.

5 марта 1665 г. король Ян Казимир опять же в знак признания верности армян и за оказанные ими услуги в деле защиты Каменца специальной грамотой уравнял их права с правами поляков и украинцев, разрешив опечатывать свои документы красной печатью95.

Участие воинов-армян в защите польских пограничных городов высоко оценил польский король Ян Собеский. В грамоте от 6 июня 1685 г., которой он отменил ограничения в приеме армян в цех ювелиров во Львове, Ян Собеский отмечал, «что надо учитывать проявленные людьми армянской нации на протяжении нескольких сот лет доброжелательность, мужество и смелость при защите Каменца, Язловца и Львова, а также других пограничных крепостей»96.

Как видим, каменецкие армяне приобрели свои привилегии ценой многочисленных услуг, оказанных польскому государству.

_____________________________

89 Е. Сецинский отмечает, что «сош» (он пишет «соша») был подымной податью (см. его Исторические сведения...), стр. 428—429).
90 Архив Юго-Западной России, ч. IV, т. I, стр. 34—35.
91 М. Доронович, указ. соч., стр. 183.
92 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 94.
93 M. Доронович, указ. соч., стр. 184.
94 S. Barącz, Żywoty sławnych Ormian w Polsce, str. 49; I. Szaraniewicz, указ. соч., стр. 284.
95 Słownik geograficzny..., t. III, str. 752.
96 W. Loziński, Złotnictwo lwowskie, wyd. 2—е, Lwów, 1912, str. 139.

[стр. 61]

Они не жалели не только своих средств, но и жизни. Их хозяйственная и военная роль в этом городе была весьма ощутимой, поэтому местные и центральные власти, пользовавшиеся их услугами, не могли не считаться с ними, однако как только действия армян противоречили их интересам, они стремились отобрать данные армянам привилегии, ограничить их права. Сохранились сведения о том, что во время освободительной войны украинского народа (1648—1654) армяне вместе с украинцами Каменца оказали содействие Богдану Хмельницкому и приняли участие в освободительной борьбе. По этой причине по просьбе польской шляхты Каменца Варшавский сейм в 1662 г. принял специальное решение не брать в польский гарнизон воинов-армян, а рекрутировать его только из поляков и немцев97.

Посещая в торговых целях различные страны Востока, армяне не только привозили товары и доставляли ценные сведения, в частности об экономическом и военном состоянии Турции, но и освобождали за выкуп из турецкого плена поляков и украинцев, помогая им вернуться на родину98. В этом отношении интересно свидетельство видного деятеля польской реформации Яна Ласицкого. В очерке «О религии армян» он, высоко оценивая личные качества армян, пишет о них: «Это благородные, человеколюбивые, открытые, великодушные, свободно выражающие свои мысли, однако, вместе с тем, осмотрительные, изысканные, изящные, надежные люди с красивыми чертами лица, черными бородами, посвятившие себя [торговле] товарами с восточных стран, которые выкупают христиан из рабства, щедрые в благотворительности»99.

«Без всякого преувеличения можно утверждать, — пишет И. Линниченко, — что наиболее прославленные торговые центры Южной России, каковыми являются Львов, Луцк, Каменец-Подольский, своим богатством, пышностью и значимостью в большой мере обязаны особенно армянам. Именно благодаря этому проворному, шустрому, способному ко всяким начинаниям народу торговые центры Южной России стали посредником между торговцами Востока и Запада. Зная восточный образ жизни, владея восточными языками, будучи отлично знакомыми с путями сообщения на Востоке, наделенные храбростью, хорошо владея оружием — качества, необходимые для совершения опасных путешествий по на-

_____________________________

97 Л. С. Хачикян, Армянские колонии на Украине в XVI—XVII вв., стр. 211—212.
98 В. В. Грабовецкий, Армянские поселения на западноукраинских землях, стр. 101.
99 Я. Р. Дашкевич, Ян Ласицкий и его очерк об армянах на Украине в 70-х гг. XVI ст., «Вестник Матенадарана», Ереван, 1962, № 6, стр. 492.

[стр. 62]

селенным разбойничьими племенами странам Востока, — армяне издавна приступили к сухопутной торговле между Западом и Востоком»100.

Считаясь с этим, польские короли, следуя друг другу, утверждали права армянских купцов, предоставляли им все новые привилегии, что и давало иногда повод исследователям утверждать, что армяне в Каменце имели больше прав, чем местное население101.

Итак, вследствие благожелательного отношения со стороны властей, число армян все увеличивалось. Из источников известно, что в Каменце жили армяне, переселившиеся из Сучавы, Ботошан, Львова, Хотина, Язловца, Тохата, Ерзынки и других мест. Было немало армян, приехавших из Кафы, которые большими группами переселялись в Подолию после взятия Кафы турками (1475)102. А.-Ю. Ролле пишет, что Каменец «поистине был самой многолюдной и богатой колонией во всей Речи Посполитой»103.

Наши сведения о количественном составе армянского населения Каменца ограничиваются несколькими данными. С. Баронч пишет, что в 1566 г. армяне имели в Каменце 900 домов104. А.-Ю. Ролле указывает 1200 семей105. Ранее М. Бжишкян писал: «Как рассказывают старики, здесь было 900 домов армян»106. Очевидно, что цифра 900 преувеличена: поэтому 3. Обертыньский107 и Я. Дашкевич108 имеют основание сомневаться в достоверности этого сведения, поскольку по данным 1570 г. в Каменце и его окрестностях было всего 645 домов109. В 1575 г. Иероним Липпомано писал, что в Каменце есть 300 армянских семей110.

Выехавший в 1586 г. из Кафана (Армения) и через некоторое время побывавший в Каменце армянский путешественник Пирзада Кафанеци пишет, что в Каменце «имелось 400 армянских до-

_____________________________

100 И. А. Линниченко, Армяне Польши и Юго-Западной России (на арм. яз.), М., 1894, стр. 3.
101 М. Доронович, указ. соч., стр. 185.
102 В. А. Микаелян, История армянской колонии Крыма, стр. 277.
103 А. J. Rolle, Wartabiet, в его же книге: Nowe opowiadania historyczne, wyd. 2-е, Lwów, 1883, str. 141.
104 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 94.
105 A. J. Rolle, Wartabiet, str. 141.
106 Бжишкян, стр. 135.
107 3. Обертыньский, Польские армяне и их архиепископ Андреас в Язловце, «Андэс амсорья», 1962, май-август, стр. 271.
108 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 162.
109 Słownik geograficzny..., t. III, str. 751.
110 Relacja nuncjuszów apostolskich i innych osób о Polsce od r. 1548 do 1690, t. 1, Berlin-Poznań, 1864, str. 249.

[стр. 63]

мов»111. Далее он пишет о 12 судьях и армянских церквах. Нет оснований не верить Пирзаде, и его свидетельство весьма ценно.

Армянский квартал находился в южной части города. По сведениям М. Дороновича армяне занимали большую часть города112. Армянский и украинский кварталы тянулись от Армянского рынка, где впоследствии была Губернаторская площадь, до Русских ворот113. На месте Армянского рынка ныне находится площадь Советская. Одна из улиц квартала долгое время называлась Армянской. В 1878 г. Т. Беленький писал: «Одну из улиц люди и по сей день называют Армянской (ныне Губернаторская улица)»114.

В армянском квартале находились: здание армянского магистрата, которое называлось ратушей, несколько армянских церквей, а также двухэтажное здание, называемое «армянским торговым домом», сохранившееся до наших дней. До недавнего времени там помещался небольшой завод, но теперь здание освобождено и полностью реконструировано.

У каменецких армян был обычай делать на своих домах надписи. Л. Мазирян пишет: «У входов многих старых домов сохранились надписи на армянском языке, высеченные на каменных плитах»115.

М. Бжишкян опубликовал некоторые из них. Он пишет, что на фасаде каменного дома армянского священника, построенного близ церкви св. Лусаворича (Просветителя), была надпись с упоминанием имени строителя дома: «Аствацатур сын тер Петроса, 1561 г.». На другом помещении он прочел надпись, сделанную в 1620 г.116

В Каменце, как и во Львове и Замостье, было принято делать надписи и на бревнах. М. Бжишкян переписал несколько таких надписей и опубликовал их в своей книге117.

В Каменце до сих пор сохранился колодец, выкопанный армянами в 1581 г. и имеющий внушительные размеры — ширина по диаметру 5 м, глубина — 30 м. Колодец недавно реставрирован и охраняется как памятник старины. Сохранились сведения о том, что при польском короле Владиславе IV богатый каменецкий ар-

_____________________________

111 Путешествие Пирзады Кафанеци (на арм. яз.) «Базмавэп», Венеция, 1882, т. IV, стр. 318.
112 М. Доронович, указ. соч., стр. 208.
113 М. Симашкевич, Римское католичество и его иерархия в Подолии, стр. 227.
114 Т. Беленький, указ. соч., стр. 441.
115 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 131.
116 Бжишкян, стр. 154.
117 Там же, стр. 154—155.

[стр. 64]

мянин Нерсес завещал большую сумму денег для проведения в город воды. А.-Ю. Ролле пишет, что для приведения в исполнение этого завещания ничего не было предпринято, несмотря на то, что по этому поводу король обратился к горожанам со специальным приказом и грозил оштрафовать виновных на 2000 злотых118.

В начале XVII в. каменецкие армяне построили больницу (госпиталь). Следует отметить, что в то время госпитали были не просто больницами, но и домами для престарелых и неимущих людей, где они получали также медицинскую помощь.

Из лечебных заведений польских армян до сих пор более известна была лишь львовская больница. В своей книге акад. Л. А. Оганесян пишет, что львовская больница была открыта в XVI в. и существовала также в начале XVII в. Но какое было в ней обслуживание и как она содержалась — неизвестно119. О больнице в Каменце некоторые сведения сохранились. Они относятся в основном к вопросу об обеспечении больницы материальными средствами. В декабре 1614 г. Сигизмунд III, разрешив открытие больницы, приказал добывать средства на ее содержание следующим образом: уезжая из Каменца или возвращаясь, каждый торговец обязан был вносить по 3 польских гроша в фонд больницы. Мясники должны были платить по 2 гроша от одной головы зарезанного крупнорогатого скота и по грошу — за мелкорогатого. За каждый воз дров, ввозимый через Русские ворота, армяне платили по грошу120.

Армянская больница в Каменце действовала долго. Комиссия, созданная 15 сентября 1700 г. и проверявшая состояние города, в своем акте упоминает также армянскую больницу (szpital ormiański)121. Во времена посещения М. Бжишкяна больница уже перешла к украинцам122. Сохранилось здание больницы на улице Госпитальная. Улица получила свое название от больницы. Сотрудники Каменец-Подольского музея-заповедника рассказывали, что в окрестностях больницы во время земляных работ были обнаружены человеческие кости с явными следами операций. Они считают, что в армянской больнице делали ампутации конечностей.

_____________________________

118 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t 2, str. 123.
119 Л. А. Оганесян, История медицины в Армении с древнейших времен до наших дней, ч. III, Ереван, 1946, стр. 249.
120 A. Przeździecki, указ. соч., стр. 152.
121 Описание города Каменца, составленное комиссией, наряженной Каменецким старостою 1700, сентября 15, «Архив Юго-Западной России», ч. VII, т. I, Киев, 1886, стр. 583.
122 Бжишкян, стр. 155.

[стр. 65]

Большим бедствием для жителей Подолии были опустошительные набеги турецко-татарских орд. По сведениям современников, в XIII—XVI вв. татары совершили на Подолию не менее 80 набегов, а потом гораздо больше, грабя и опустошая города и села, захватывая пленных123. Только во время нашествия 1567 г. войска крымского хана угнали в плен из Украины 6078 человек, ограбили 315 селений, захватили более 250 000 голов скота124. Еще более страшным было нашествие в сентябре-октябре 1575 г., при котором было угнано в плен 55 340 человек, захвачено сотни тысяч лошадей, крупного и мелкого рогатого скота125. Из Каменецкой армянской летописи узнаем, что в октябре 1575 г. татары достигли Каменца. «Татары подошли к Каменцу, — читаем там, — и бродили нечестивые вокруг города, сожгли все села, Толшку, Новоселицу, Гопочов, армянскую церковь св. Лусаворича и многие другие села, пришли к подножию крепости и безбоязненно гуляли вокруг холма». Автор хроники с удивлением и с болью отмечает, что городские власти ничего не смогли предпринять против татар126.

Оставшиеся безнаказанными, татары зимой 1578 г. повторили свой набег, грабя и разоряя страну: «Татары пришли и нанесли много зла стране, угнали бесчисленное количество пленных, ограбили и сожгли города и селения на большом пространстве, и особенно много мужчин, женщин и детей сразили мечом»127. Одиннадцать лет спустя, в августе 1589 г., татары совершили новый набег и вернулись с многочисленными пленными и большой добычей128. Впоследствии эти набеги еще более участились. Только в 1605 г. татары совершили на Подолию семь набегов129. Из летописи армянского хрониста Хачатура Кафаеци известно, что среди пленных, угнанных татарами в 1650 г., было 300 армян130. Вот что пишет о татарских набегах автор XVI в. Блез де Виженер: «Среди всех польских владений более других подвержена опасностям и разорениям подольская земля, представляющая открытый проход, как бы мост для татар из Перекопа (или как его называют

_____________________________

123 Я. I. Дзира, Татаро-турецькi напади на Украïну XIII—XVI ст. За хронiками Бельських та Стрийковського, «Украïнський iсторико-географiчний збiрник» вип. I, Киïв, 1971, стр. 83—102.
124 А. И. Баранович, указ. соч., стр. 125.
125 Там же.
126 Алишан, Каменец, стр. 46.
127 Там же, стр. 50.
128 Там же, стр. 56—57.
129 Там же, стр. 65.
130 Мелкие хроники XIII—XVIII вв., составил В. А. Акопян, т. I (на арм. яз.), Ереван, 1951, стр. 225.

[стр. 66]

обыкновенно — Херсонеса Таврического), которые совершенно свободно проникают этим путем на Волынь, в Червонную Русь, в Литву и даже Польшу, если обстоятельства тому благоприятствуют»131.

Хотя татары, совершавшие набеги ради грабежа и пленных, были не в состоянии взять Каменец и жители города чувствовали себя вне опасности за его неприступными крепостными стенами, грабеж и разорение Подолии отрицательно отражались на экономике ее центра — Каменца, жизнь становилась труднее, росли цены на продукты, иногда наступал голод.

Большой урон наносили городу стихийные бедствия — ураганы, наводнения, землетрясения. Каменец был расположен очень высоко над берегами Смотрича, но непосредственно на берегу реки были построены некоторые дома, военные укрепления и ворота, на реке были расположены мельницы. При разливах реки страдали прежде всего эти постройки. О наводнении 22 марта 1444 г. в «Летописи» говорится, что вода «разрушила крепость, унесла мельницу и нанесла много ущерба стране»132. В 1536 г. на Каменец обрушился такой ураган, что «133 дома было разрушено». В том же году в Каменце произошло сильное землетрясение. В марте 1545 г. «вода сильно поднялась и разрушила мельницы армян, и двое ворот города, и нанесла много других бед»133. Наводнение 6 февраля 1571 г. принесло новые бедствия городу. Были разрушены ворота, мельницы и мосты. Жертвами разбушевавшейся стихии стали хлебные закрома и скирды сена134. Причиной многих разрушений и человеческих жертв стало наводнение, случившееся 15 марта 1579 г.135 А в 1587 г. волнами разлившегося Смотрича смыло крепостные ворота: «Десять дней ворота города не запирались, поскольку вода текла через ворота, горожанам [нанесено] много ущерба»136. 8 марта 1595 г. «в Каменце опять было большое наводнение, городу нанесено много вреда, двое ворот разбито. Много ущерба понесли и постройки, и пашни, и скот, и все хозяйство»137.

По свидетельству армянского хрониста наводнение 1598 г. было самым страшным. «Много раз видел я разливы реки, — пи-

_____________________________

131 Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси, вып. I (XVI ст.), Михаил Литвин. Б. де-Виженер. Л. Горецкий, 7. Лясота. Перевод К. Мельник (под ред. В. Антоновича), Киев, 1890, стр. 66—67.
132 Алишан, Каменец, стр. 15.
133 Там же, стр. 17.
134 Там же, стр. 39.
135 Там же, стр. 50.
136 Там же, стр. 55.
137 Там же, стр. 59.

[стр. 67]

шет автор, — но такого большого и безбрежного еще не видел». Разбушевавшаяся река снова смыла ворота и мельницы, унесла много человеческих жизней138.

Более страшным бедствием были эпидемии, временами вспыхивавшие в Подолии. В июле 1566 г. жертвами распространившейся в Каменце чумы ежедневно становились 8—10 армян и 60 поляков и украинцев. «И было то горькое и трудное время, — пишет хронист тер Ованес, — поскольку никто не приезжал в город, и никого из горожан никуда не отпускали»139. Эпидемия чумы повторилась в августе 1589 г.: «В городе Каменце... много людей умерло—армян, поляков, украинцев, и не успевали предавать их земле»140. Через год в Подолии была сильная засуха: «До самого лета совсем не было дождя, семена и растения засохли, по этой причине наступили голод и дороговизна»141.

Большим бедствием для города были пожары. Тер Ованес пишет, .что в 1552 г., 10 марта, «в городе Каменце был большой пожар, сгорело шестнадцать лавок и семь домов армян»142. Пожар 1602 г. за несколько часов превратил в пепел множество строений, созданных многолетним трудом. Вот что говорится об этом в памятной записи каменецкой армянской церкви св. Богородицы: «В этом году в жалком городе Каменце случился страшной силы пожар, за короткое время спаливший весь город. Все, что имели горожане—и дома, и лавки, поглощено пламенем. Не только деревянные строения, но и каменные здания, и большие дома и склады не устояли против такого сильного гнева божьего, все, что имели люди, полностью сгорело. Огонь был таким большим и сильным, что люди не смогли противостоять ему и потушить, ибо пламя, словно огненные молнии, жгло и сушило камень и дерево, где бы ни заставало. Сгорело и немного людей. Но всевышний... показал нам свое щедрое человеколюбие, ибо не ночью случилось такое бедствие, а в вечернее время, до наступления темноты. Весь город превратился в пыль и пепел, на следующий день люди не узнавали места своих домов... Армянские церкви также сгорели, сгорели и колокольни, и колокола расплавились в них. То же случилось с польскими и украинскими церквами, с их колокольнями. Сгорели и двое городских ворот... сгорели и дома, и посевы, и плодовые деревья, все спалило огнем»143.

_____________________________

138 Там же, стр. 62.
139 Там же, стр. 36.
140 Там же, стр. 56.
141 Там же, стр. 57.
142 Там же, стр. 19.
143 Бжишкян, стр. 159—160. Следует отметить, что в работах на русском и польском языках, посвященных истории Каменца, мы пока не встретили столь

[стр. 68]

Но жители Каменца снова восстановили все: «...стараниями жителей... город был восстановлен и украшен большими строениями»144. Армяне также восстанавливают свои дома и церкви, сооружают новые здания. По специальному разрешению короля Сигизмунда III армяне снова строят каменное здание своей ратуши.

Несмотря на непрочную политическую ситуацию и стихийные бедствия Каменец оставался излюбленным местом жительства для армян и состав членов колонии постоянно пополнялся.

Каменец-Подольский был крупным торгово-ремесленным центром. Выше уже было сказано, что армяне-переселенцы получили множество привилегий и имели возможность осуществлять различные торговые сделки, производить товары для повседневного потребления и для вывоза. В XVII в. Каменец был связан с Кафой важным торговым путем, который через Сатанов, Кременец, Луцк, Сокаль и Белз достигал Ярослава145. Роль Каменца как торгового центра еще более возросла после падения Кафы (1475). Через Каменец проходил путь, который связывал Львов с Константинополем и был торговой артерией Подолии. Этот путь пролегал по линии Теребовля — Каменец-Подольский — Хотин — Яссы — Базарджик — Адрианополь — Константинополь146, откуда подробного описания этого большого пожара. Возможно, что вышеприведенное свидетельство армянского первоисточника является лучшим его описанием. Неправильно установлена и дата. С. Баронч, например, пишет, что пожар был в 1604 г. (S. Bar cz, Rys dziejów ormiańskich, стр. 95). Армянский первоисточник отмечает все: год, месяц, день и даже час — в 1602 г., в понедельник 16 августа, «в вечернее время» до наступления темноты. Эта дата подтверждается и другими данными. В памятной записи церкви св. Николая говорится, что 8 февраля 1603 г. армянка, пани Гатруша, подарила 125 флоринов в целях приобретения из Львова колоколов для Каменца, поскольку из-за пожара каменецкие церкви остались без колоколов (Бжишкян, стр. 146—147). В другой памятной записи говорится, что в том же 1603 г. «ереспохан Михно восстановил крышу церкви св. Николая, сгоревшую во время пожара» (Бжишкян, стр. 147). Ясно, что и приобретение колоколов, и эти восстановительные работы должны были происходить через некоторое время после пожара. В другой записи прямо указывается год этого происшествия. Автор памятной записи рассказывает о пожаре, случившемся в 1602 г., а затем перечисляет имена 150 лиц, сделавших пожертвования для восстановления церкви св. Благовещения (Бжишкян, стр. 153).

_____________________________

144 Бжишкян, стр. 160.
145 Я. Д. Исаевич, К характеристике армяно-украинских связей во Львове в XV—XVIII веках (на арм. яз.), «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1963, № 2, стр. 105.
146 W. Łoziński, Patrycjat i mieszczaństwo lwowskie, str. 270.

[вкладыш]

Армянская больница (XVII в.). Каменец-Подольский.

Каменец-Подольский. Армянская больница (XVII в.)
Фото автора

 

Язловец (ныне Яблоновка). Общий вид

Язловец (ныне Яблоновка). Общий вид
Фото автора

 

Армянская церковь Св. Богородицы (1551 г.).Язловец.

Язловец. Армянская церковь Св. Богородицы (1551 г.)
Фото автора

 

Армянское кладбище. Могилев-Подольский.

Могилев-Подольский. Армянское кладбище
Фото автора

[стр. 69]

можно было отправиться в любую восточную страну, а Львов, в свою очередь, был связан со многими крупными европейскими центрами и портами. Торговля с Востоком в основном была сосредоточена в руках армян, которые, как было отмечено, обладали всеми необходимыми качествами для этого: знали страны, народы, их обычаи, владели несколькими восточными и европейскими языками, за годы странствий приобрели большой опыт совершения дальних путешествий, хорошо знали восточный рынок, потребности Запада, мастерски ориентировались в сложных рыночных ситуациях, знали товары, пользующиеся большим спросом, имели представление о денежных единицах, ценах, таможенных платежах разных стран. Все это способствовало удачной торговле, и поэтому каменецкие армяне, занимавшиеся торговлей, за короткий срок накопили большое богатство.

Торговые караваны большей частью водили армяне. Предводитель каравана был наделен большой властью. Когда караван проходил через турецкие владения, предводитель получал неограниченные права над своими подчиненными. «До тех пор, пока путешествие проходило через страны, находящиеся под властью полумесяца, он имел почти неограниченные права над всей экспедицией, как будто капитан корабля в открытом море»147. По соглашению, состоявшемуся между поляками и турками, сведения о котором сохранились в судебных актах львовского лавничьего суда от 1585 г., имущество умерших польских подданных передавалось на хранение предводителю каравана. Кроме этого, только он имел право разбирать спорные дела, возникавшие в караване148.

Польский автор Матвей Меховский (1457—1523) в своей книге «Трактат о двух Сарматиях», опубликованной в Кракове в 1577 г., говоря о каменецких и львовских армянах, пишет: «Армяне были весьма опытными торговцами, возили свои товары в Кафу, Константинополь, египетскую Александрию, Алкаир и индийские страны»149.

Автор XVI в. М. Липпомано, отметив участие армян в люблинской ярмарке 1575 г., пишет, что армяне составляли во Львове 60, а в Каменце более 300 семей и что они бесстрашно выезжали на торговлю «в Турцию, Персию, Египет и Индию»150.

Из материалов армянского суда Каменца явствует, что армяне принимали активное участие в ярмарках. При взятии некоторой суммы в долг срок платежа часто приурочивался к той или

_____________________________

147 Там же.
148 Там же.
149 М. Меховский, Трактат о двух Сарматиях, М., 1936, стр. 96.
150 Relacja nuncjuszów apostolskich i innych osób о Polsce, t. I, str. 249.

[стр. 70]

иной ярмарке — с надеждой на удачную торговлю. Судя по этим материалам, каменецкие армяне чаще всего участвовали в язловецких ярмарках. Упоминаются также ярмарки, организуемые во Львове, Луцке, Слуцке, Скале (сейчас Скала-Подольская), Перемышле, Кодринцах, Гвоздце, Ярославе. Из тех же актов узнаем, что армянские купцы бывали также в Москве, Адрианополе, Константинополе, Аккермане, Хотине, Яссах.

Судя по сохранившимся материалам, основным товаром для армянских купцов были ткани, в частности ткани иностранного производства. В те времена импортные товары пользовались большим спросом в польских аристократических кругах151. Шляхтичи любили красиво одеваться и употребляли много иностранных тканей. От торговли тканями армянские купцы получали большие прибыли. В судебных актах часто упоминаются различные сорта тканей (абршум, тафта, кази, мухаяр, сурар, кири, хумиш). Сами армяне, разумеется богатые, также одевались роскошно и ни в чем не отставали от польских шляхтичей.

Посещая страны Востока, армянские купцы привозили различные товары, которые начиная с XVII в. в таможенных списках значились как «армянские товары»152. «Это были прежде всего предметы роскоши, — пишет В. Лозиньский, — именно те, на которые Восток больше всего наложил отпечаток своего воображения и своего художественного стиля. Ковры, золотое шитье, узорчатая аппликация, оружие, украшенное благородным металлом и драгоценными камнями, конская сбруя, колчаны, чехлы для лука и т. д.»153. Польские короли часто посылали армян в восточные страны за предметами роскоши (расшитые золотыми нитками ковры, роскошные шатры). Армяне привозили также породистых лошадей, пользовавшихся большим спросом у польских аристократов154.

Здание армянской ратуши в Каменце, по свидетельству А.-Ю. Ролле, было своеобразной биржей: «Здесь местные патриции назначали цены привезенным восточным товарам, и цены не для одного города, но и для всей Польши, а даже для России»155.

К сожалению, сохранившиеся источники и судебные акты содержат мало сведений об армянских ремесленниках Каменца. Видно, что они имели дело с судом не так часто, как купцы, и что их хозяйственные сделки, за редким исключением, не утверждались в суде. Тем не менее, упоминаются и некоторые ремеслен-

_____________________________

151 История Польши, т. I, стр. 212.
152 М. Доронович, указ. соч., стр. 186.
153 W. Łoziński, Patrycjat i mieszczaństwo lwowskie. str. 276.
154 Там же, стр. 290.
155 A. J. Rolle, Wartabiet, str. 141.

[стр. 71]

ники (возчик, ювелир, котельщик, портной), обратившиеся в суд по той или иной причине.

Особенно славились армянские ювелиры Каменца, которые, кроме красивых украшений, изготовляли также конскую сбрую и оружие. Армянин Григор Каменецкий, переселившийся во Львов, изготовлял сбрую также на вывоз. Известен был каменецкий ювелир Криштоф Мустафович, изготовлявший конскую сбрую для ротмистра королевского войска армянина Бабонабека и киевского воеводы Андрея Потоцкого156. В Каменце работали также армяне-гончары. Сохранились сведения об одном из армянских гончаров, Сефере Каменецком, работавшем во Львове в 1628 г.157 Другой каменецкий армянин, Марк Сергиевич, 20 лет занимался варкой мыла, а затем переселился во Львов и в 1628 г. вступил в цех мыловаров158.

Были также армяне-меховщики, один из которых, Николай Шимонович, в 1672 г. переселился во Львов и там обучал Львовских армян своему ремеслу159.

Среди каменецких армян было немало таких, которые получили должности и служили в королевских конторах. Среди них были дипломаты, переводчики, служащие таможен, сборщики налогов. Известны имена некоторых каменецких армян, которые входили в состав польских дипломатических миссий, отправленных на Восток. В 1612 г. с польским послом Тарговским поехали в Стамбул армяне-каменчане Криштоф Киркорович, Томаш Балуевич и Якуб Скаженик. В сентябре 1615 г. каменчанин Бедрос сын тер Григора был послан польским королем к господарю Молдавии, где и был убит160. Один из авторов «Каменецкой хроники» тер Оксент в качестве переводчика был членом посольства А. Гурского у турецкого султана (в августе 1614 г.). А в 1620 г. он как переводчик и смотритель сопровождал представителей турецкого султана и крымского хана, отправлявшихся в Варшаву161. Комендантом каменецкой крепости долгие годы (1768—1785) был генерал-лейтенант Ян Витте, армянин по происхождению. Затем ту же должность занимал его сын — генерал-майор Юзеф Витте (1786—1789)162. Должность толмача-переводчика при послах Ре-

_____________________________

156 W. Łoziński, Złotnictwo lwowskie, wyd. 2-е, Lwow. 1911, str. 150.
157 H. К. Кривонос, Армянская колония во Львове в первой половине. XVII в. (канд. дис), Львов, 1965, стр. 51.
158 Н. К. Кривонос, К истории армянской колонии во Львове во второй половине XVII в., ИСД, вып. III, стр. 244.
159 «Айреник», Бостон, 1929, август, стр. 92.
160 И. С. Рашба, С. И. Авербух, указ. соч., стр. 187.
161 Алишан, Каменец, стр. 75, 84.
162 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t. 2. str. 68—72, 98, 106.

[стр. 72]

чи Посполитой, отправлявшихся на Восток, была почти монополией армян. Толмачи играли важную роль также и в городе. Возглавлял их городской старший присяжный толмач, должность которого считалась весьма важной. В его компетенцию входил контроль не только в сфере торговли; он следил также, чтобы под видом купцов в страну не пробирались шпионы. «Толмач,—пишет В. Лозиньский, цитируя договор, составленный с толмачом в 1667 г., — должен был следить, чтобы с иностранных купцов взимались переводческие и барышнические доходы, пошлины его королевскому величеству Речи Посполитой, а также привилегированные доходы в пользу замка и города»163.

Главный толмач не получал жалованья, он сам доставлял в городское управление налоги, взимаемые с купцов, и соответственно получал проценты. Ему подчинялись несколько толмачей второго ранга, которые присягали ему164.

Далее В. Лозиньский отмечает, что во Львове должности как главного, так и рядовых толмачей были монополией армян. То же самое можно сказать и о Каменце.

Акты армянского суда Каменца, авторы «Каменецкой хроники» и другие источники говорят очень мало о классовой дифференциации общества и классовой борьбе. Эти вопросы будут рассмотрены отдельно, но здесь считаем необходимым отметить, что рядом с именитыми и богатыми армянами в Каменце жили многочисленные бедняки, которые подвергались эксплуатации не только со стороны городских властей, но и со стороны именитых членов общины, в руках которых находились органы управления колонией. В свою очередь и духовенство сдирало свою долю с трудящихся. Состояние последних изо дня в день ухудшалось из-за неустойчивой политической ситуации, непрекращающихся набегов иноземцев, а также вследствие стихийных бедствий и эпидемий. Впоследствии, как увидим ниже, ко всему этому прибавились еще и религиозные гонения, которые вынудили многих армян в который раз переселиться в другие страны.

Несмотря на все это, каменецкие армяне были известны своей зажиточностью, поэтому туда часто приезжали нунции из Эчмиадзина, а иногда также из Константинополя и Иерусалима— для сбора пожертвований. Несколько раз Каменец посещали армянские католикосы. Постоянная связь с родной страной и другими армянскими колониями способствовала сохранению национальных традиций. В этом и заключается причина того, что каменецкие армяне так долго сумели сохранить свой национальный облик, свои обычаи, отчасти свой язык.

_____________________________

163 W. Łoziński, Patrycjat i mieszczaństwo lwowskie, str. 301.
164 Там же, стр. 303.

[стр. 73]

Каменец был одним из центров армянской культуры. Там было переписано и иллюстрировано много рукописей. По сведениям С. Баронча в 1593 г. в городе была армянская школа165. Э. Трыярски считает, что эта школа, действовавшая при армянской церкви, существовала уже с половины XVI в.166 В Каменце жили и творили армянские писцы и историки, сыгравшие важную роль в развитии культуры польских армян. Среди них следует упомянуть авторов ценнейшей «Каменецкой хроники» тер Ованнеса, тер Оксента, тер Григора и тер Акопа, автора истории Хотинской войны Ованнеса и Степаноса Рошку, чье богатое научное наследие давно привлекло внимание исследователей. Разбор деятельности каменецких армянских писателей и ученых будет дан в главе, посвященной культуре. Здесь следует лишь отметить, что их деятельность сыграла важную роль в продлении жизни колонии.

Самой старинной армянской церковью Подолии была церковь св. Николая, построенная в Каменце-Подольском и сохранившаяся до наших дней. По преданию, церковь построена в XII или XIII в.167, но это неверно. Из документа, составленного в связи со строительством, явствует, что церковь была построена в 1398 г., на средства Синана, сына Хутлубея. Этот документ, написанный иереем Филиппосом 25 марта 1398 г. и известный как завещание Синана или памятная запись Синана, имеет исключительно важное значение для выяснения истории построения этого памятника168. Из него явствует, что при духовном предводителе

_____________________________

165 S. Ваrącz, Rys dziejów ormiańskick, str. 91.
166 Ed. Tryjarski, Ze studiów nad rękopisami i dialektеm..., str. 34.
167 M. Симашкевич, Римское католичество и его иерархия в Подолии, стр. 228.
168 Еще в XVIII в. этот документ был известен С. Рошке (см. его «Хронику», стр. 153). Впоследствии документ был использован М. Симашкевичем (М. Симашкевич, Римское католичество и его иерархия в Подолии, стр. 128). А.-Ю. Ролле опубликовал польский перевод завещания, осуществленный с русского перевода, сделанного М. Эмином в 1873 г. (Dr. Antoni J.. Nowe opowiadania historyczne, t. II, str. 12, 81—82); Русский перевод помещен в работах М. Дороновича («Армяне в Подолии...», стр. 247—248), Е. Сецинского («Город Каменец-Подольский», стр. 175) и X. Кучук-Иоаннисяна («Старинные армянские надписи...», стр. 42—44), Армянский оригинал впервые был опубликован К. Кушнеряном («Паломничество...», стр. 100—101). В дальнейшем его опубликовали Фр. Мюллер (F. Müller, Zwei armenische Inschriften aus Calizien und die Gründungs-Urkunde der armenishen Kirche in Kamenec—Podolsk, „Sitzungsberichte der philosophisch- historischen Klasse der Akademie der Wissen-schatten", CXXXV, Bd. II, Abh., Wien, 1896, s. 1-8), Г. Г. Галемкярян, Несколько армянских надписей польских армян, «Андэс амсорья», 1897, январь, стр. 19—21) и К. Кучук-Иоаннисян (см. указ. соч., стр. 42—44). Украинский перевод опубликован Я. Р. Дашкевичем в статье «Кам'янець-Подiльський у вip-

[стр. 74]

армян архиепископе Ованнесе Синан дал обет построить на свои средства церковь во имя св. Николая и, выполняя свое обещание, письменно завещал, что никто из его родственников не имеет никаких прав на церковь и лишь в случае, если кто-либо из них станет священником и «будет верным престолу Просветителя», то сможет получить некоторую часть от церковного дохода.

Сохранился армянский Служебник, написанный в крымском городе Сурхате в 1345 г., который Синан купил в 1394 г. и подарил построенной им церкви. Эта рукопись находилась в Каменце. В 1891 г. вместе с другими армянскими рукописями была перевезена в Петербург и теперь хранится в Государственной публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. В каменец-подольском музее хранился портрет Синана, написанный маслом, который также исчез вместе с другими материалами. Этот портрет напечатан в книге М. Дороновича, в книге Г. Алишана «Каменец» и других изданиях.

Церковь Синана — маленькое строение с толстыми и прочными стенами — стоит в центре небольшого двора и еле заметна за окружающими стенами и зданиями.

Эта маленькая церковь не могла удовлетворить потребности все растущей армянской колонии Каменца, поэтому возникла необходимость построить новую церковь. Последняя тоже была названа именем св. Николая, а первая, переименованная в церковь Благовещения св. Богородицы, стала второстепенной, а по мнению некоторых — кладбищенской церковью или часовней. После этого была построена еще одна церковь св. Богородицы. Вышеупомянутые переименования, а также наличие одноименных церквей стали причиной путаницы у некоторых авторов. М. Бжишкян, например, описывает новую церковь св. Николая, приводит памятную запись (церковную хронику), однако построение церкви приписывает Синану169. Памятная запись составлена после 1623 г., и

_____________________________

менських джералах XIV—XV ст.» (ср. 64). Несколько изданий имела также фотокопия завещания (Ф. Мюллер, Г. Алишан, X. Кучук-Иоаннисян, Г. Петрович). Завещание хранилось в армянском суде Каменца, затем оно перешло к частным лицам (Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 178). В 1917 или 1918 г. документ был увезен в Варшаву, где и был уничтожен в 1944 г. Фотокопия завещания и фотоснимок церкви Синана хранились в каменец-подольском музее (Музей Подольского церковного историко-археологического общества. 2. Опись предметов старины, сост. Е. Сецинский, Каменец-Подольск, 1909, стр. 58), однако в годы гражданской войны они исчезли вместе с другими экспонатами музея.
169 Бжишкян, стр. 141. Следуя Бжишкяну, церковь св. Николая, построенную Синаном, спутали с более поздней одноименной церковью также и другие

[стр. 75]

мы имеем право сомневаться в правдивости автора или авторов. Возможно, что они были знакомы с завещанием Синана, но возникла путаница из-за одинакового названия двух разных церквей.

Эта большая, богатая и роскошная церковь, окруженная сводчатой галереей и имевшая высокую колокольню, не была построена Синаном. При ознакомлении с памятной записью, или вернее церковной хроникой, приведенной в книге М. Бжишкяна, чувствуется, что речь идет о другой церкви: «Господин Синан начал... строить этот святой храм во имя святого патриарха святого Николая чудотворца». Затем Кырым бей «построил купол и поставил позолоченный крест на главу святой церкви», господин Хачик расширил церковь и покрыл сводом и т. д.170 Создается впечатление, что Синан начал строить, а другие завершили. Между тем в завещании Синана ясно сказано: «Дал обет построить церковь во имя святого Николая... и теперь завершил». Речь идет об уже построенной и действующей церкви. Кроме того, в хронике написано о строительстве колокольни, а между тем церковь Синана не имеет колокольни.

Синаном построена та церковь, о которой говорится на стр. 151 —154 книги М. Бжишкяна: «Эта церковь построена с восточной стороны св. Николая. Она маленькая, но красивая и построена из камня. Имеет три ризницы и хоры»171. М. Бжишкян предполагает, что церковь св. Благовещения (т. е. построенная Синаном церковь) самая старая из всех церквей, построенных армянами в Каменце, и что первоначально она была деревянной, а затем, в 1597 г., была построена из камня172. Источником такого предположения служит памятная запись, где прямо говорится, что церковь была деревянной. Говоря о двух церквах, носящих имя св. Богородицы, и об оставшихся памятных записях, М. Бжишкян пишет, что одна из них — церковь Благовещения, а другая, «по мнению некоторых, построена на месте св. Николая (новой церкви.—В. Г.)», но он отмечает, что это неверно и что у церкви Просветителя сохранились развалины другой, носившей имя Богородицы. Бжишкян нашел также старую памятную запись, «которая ясно упоминает имена двух храмов Богородицы»173.

Следовательно, хронику начали вести после пожара (1602) и довели до 1627 г. Трудно судить, насколько удалось авторам от-

_____________________________

авторы. Эта ошибка повторена и в нашей книге (см. Акты армянского суда города Каменец-Подольского, стр. 427—428).
170 Бжишкян, стр. 141.
171 Там же, стр. 151.
172 Там же, стр. 152.
173 Там же. стр. 148.

[стр. 76]

межевать сведения, сохранившиеся о двух одноименных церквах. Интересно отметить также, что авторы памятной записи не знали, что одна из них первоначально носила имя св. Николая, они пишут, что церковь «была построена во имя Благовещения св. Богородицы»174. Возможно, что они не путают, а имеют в виду другую церковь, а не построенную Синаном. Считаем, что эти вопросы нуждаются в дополнительном исследовании. Однако совершенно ясно, что сначала была построена церковь св. Николая (построенная Синаном), а затем уже большая церковь св. Николая, которая была разрушена в 30-х гг. XX в. Церковь Синана сохранилась до наших дней и теперь как архитектурный памятник XIV в. находится под охраной государства. До недавнего времени там помещалась часть государственного архива Хмельницкой области.

Церковь Синана находилась на территории армянского кладбища. М. Доронович пишет, что кладбище очень старое (по его мнению — XIII в.) и в прошлом занимало более обширную территорию175. Когда Габриэл Айвазовский посетил его (1863), то там еще сохранились надгробные плиты с армянскими надписями. В описании его путешествия приводится одна из таких надписей: «В году ՉՂԲ (1343) умер и был похоронен пан Акоп, сын Амирджана»176. Здесь, если нет какого-либо недоразумения, то мы имеем дело с надгробной плитой, которая древнее церкви.

На этом месте М. Бжишкян видел «большие надгробные плиты с армянскими надписями», на одной из которых была дата ՌԱ (1552)177. Впоследствии этими плитами была вымощена дорожка, ведущая от ворот до входа в церковь178. Погребения совершались также внутри церкви. Там был похоронен и католикос Мелькиседек, скончавшийся в Каменце 18 марта 1627 г. В хронике С. Рошки об этом читаем: «...погребен в стене освященной им церкви Благовещения св. Богородицы согласно своему завещанию»179. Могила католикоса находилась у северной стены церкви, где был вделан барельеф, который в конце прошлого века был еще на месте180. Затем часть барельефа была выравнена, чтобы удобней было повесить икону св. Николая181. Позднее выравнили и остальные части барельефа.

_____________________________

174 Там же, стр. 152.
175 М. Доронович, указ. соч., стр. 289.
176 А. Суренянц, указ. соч., стр. 246.
177 Бжишкян, стр. 152.
178 Т. Беленький, указ. соч., стр. 442.
179 С Рошка, Хроника, стр. 173.
180 К. Кушнерян, Паломничество..., «Базмавэп», 1885, стр. 100.
181 П. М. Батюшков, Подолия, стр. 77—78.

[вкладыш]

Армянская церковь (XVIII в.). Могилев-Подольский.

Могилев-Подольский. Армянская церковь (XVIII в.)
Фото 30-х годов

 

Армянская церковь (XVIII в.).Жванец.

Жванец. Армянская церковь (XVIII в.)
Фото Я. Р. Дашкевича

 

Армянская церковь (XVIII в.) . Бережаны.

Бережаны. Армянская церковь (XVIII в.)
Фото Я. Р. Дашкевича

[стр. 77]

В XVII в. у церкви Благовещения жили армянские монахини. Развалины их дома при М. Бжишкяне еще существовали182. При владычестве турок была разрушена крыша церкви, выбиты окна и двери183. В XVIII в. купец-армянин Богдан Латинович реставрировал церковь, доставил необходимую утварь184, после чего там была установлена икона Богоматери, привезенная из Львова. После реставрации церкви св. Николая в 1767 г. икона была перенесена туда185.

10 декабря 1810 г. скончался последний армянский священник церкви Благовещения Даниэль Левицкий. В начале 1811 г. по просьбе украинцев-униатов церковь была передана им. Украинцы переименовали ее в церковь св. Николая186. 15 мая 1840 г. она стала православной187.

Новая армянская церковь Каменца, названная, как уже сказано, также именем св. Николая, находилась в центре армянского квартала. Вот как выглядела она по описанию М. Бжишкяна: «Церковь святого Николая — одно из выдающихся зданий города, и является знаменитым местом паломничества христиан из-за чудодейственной иконы Богоматери. Эта церковь каменная, украшенная колоннами, обширная, высокая и красивая, имеет шесть ризниц, в главной большой и великолепной ризнице есть икона святого Николая, в той же ризнице находится чудодейственная икона Богоматери, заключенная в медную рамку, которую открывают каждый субботний день»188.

Об архитекторе этого сооружения не сохранилось никаких сведений. Авторы, оставив описание здания, видят в его архитектурных формах византийское влияние189. А. Суренян отмечает также армянские формы, смешанные с европейскими190. Он пишет, что даже местные, забывшие родной язык армяне, называют икону Богоматери «Ачакатар Аствацацин». Следует заметить, что из-за иконы так называли и церковь св. Николая, а Л. Мазирян просто пишет: «Церковь св. Богоматери»191. Поэтому был прав Алишан, поставивший под фотографией церкви св. Николая над-

_____________________________

182 Бжишкян, стр. 152.
183 К. Кушнерян, Паломничество..., стр. 20.
184 S. Barącz, Żywoty sławnych Ormian w Polsce, str. 279.
185 E. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 154.
186 М. Доронович, указ, соч., стр. 288.
187 Там же, стр. 290—292.
188 Бжишкян, стр. 136.
189 Т. Беленький, указ. соч., стр. 441.
190 А. Суренянц, указ. соч., стр. 246.
191 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 199.

[стр. 78]

пись «Церковь св. Богоматери»192, что в свое время мы считали ошибкой193.

Дата основания церкви св. Николая нам не известна. Отождествляя ее с церковью Синана, исследователи считали, что она построена в конце XIV в. Выше мы увидели, что это разные церкви, однако все остальные сведения полностью относятся к новой. Так, например, временем постройки новой каменной церкви вместо прежней деревянной Е. Сецинский считает 1495 г.194 Л. Мазирян пишет, что церковь, по всей вероятности, является сооружением XV в.195

Церковь св. Николая многократно благоустраивалась и реконструировалась. В 1577 г. судья Михно на средства ходжи Андреаса из Кафы и при материальной поддержке вардапета Григора Варагеци «построил храм... вместе с внешней галереей и домом священника».

В 1601 г. армянские судьи Каменца расширили притвор. В 1602 г. судья Михно построил каменную ограду вокруг церкви. Во время большого пожара 1602 г. церковь св. Николая также пострадала, но благодаря щедрым пожертвованиям армян вскоре была восстановлена196.

Церковь сильно пострадала в годы турецкого владычества (1672—1699). 28 июня 1756 г. армяне начали реставрационные работы и закончили их 1 июля 1767 г.197 27 июня 1791 г. Львовский армянский архиепископ В. Туманович освятил восстановленную церковь198.

Каменецкие армяне делали много пожертвований в пользу церкви. В памятной записи св. Николая перечисляются имена многих армян, подаривших церкви изделия из золота и серебра: кадила, лампады, кресты, хоругви, а также иконы, одежду, украшенную золотом и драгоценными камнями, и недвижимое имущество. Протоиерей Хачатур принес в дар церкви 11 рукописных книг, большая часть которых была «переплетена пергаментом»199.

Имена лиц, сделавших пожертвования в пользу церкви, вы-

_____________________________

192 Алишан, Каменец, стр. 5.
193 Акты армянского суда..., стр. 27.
194 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 79.
195 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 129.
196 Бжишкян, стр. 146—148.
197 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 79.
198 S. Barącz, Cudowne obrazy Matki Najświętszej w Polsce, Lwów, 1891. str. 103.
199 Бжишкян, стр. 147.

[стр. 79]

секали на мраморных плитах, которые прикреплялись к стенам церкви200.

Долгие годы в церкви св. Николая хранились документы, имеющие важное значение для армянской общины. Здесь находились печать общины, знамя, грамоты, полученные от польских королей201, а также рукописные книги. В 1891 г. эти книги были перенесены в Петербург202.

Самой большой святыней церкви была икона Богоматери, привезенная, по мнению некоторых, из города Ани203, другие считали, что она куплена в Крыму армянами-переселенцами204. Икона, по М. Бжишкяну, «вся покрыта серебром, кроме прекрасного, лучезарного лица, и в лучах над головой есть надпись золотыми письменами, которую до сих пор никто не сумел прочесть. Некоторые уподобляют их иудейским буквам, а другие — иным»205.

Эта знаменитая каменецкая икона, как увидим ниже, была у армян, переселяющихся в Македонию, которые затем привезли ее во Львов, а в 1701 г. вернули в Каменец. В 1767 г. она находилась в церкви св. Николая, и осталась там до 20-х гг. нашего столетия. Согласно дошедшим до нас устным сведениям, икона была увезена в Харьков, после чего ее следы затерялись. Фотоснимок иконы, как указано выше, публиковался несколько раз. Г. Алишан опубликовал два снимка (в открытом виде и закрытую украшенной драгоценными камнями ставней)206.

Церковь св. Николая с трех сторон была окружена крытым павильоном, где собирались представители армянской общины для обсуждения различных вопросов, касающихся колонии207.

Ныне сохранились лишь часть ограды и сводчатые ворота, ведущие к центральному входу. В южную стену была вделана мраморная надгробная плита с надписью 1717 г. Там был похоронен тридцатилетний «крупный торговец», «благородный» Ованнес Барагамян, приехавший в эти края из села Канакер (Армения). М. Бжишкян описал эту надгробную плиту и опубликовал надпись с сокращениями208.

_____________________________

200 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 129.
201 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 79.
202 Там же, стр. 81.
203 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 129.
204 К. Кушнерян, Паломничество..., стр. 98; А.-Ю. Ролле даже указывает год, когда привезли рукопись — прибл. 1380 г. (см. его Zameczki podolskie..., t. III, str. 129).
205 Бжишкян, стр. 136.
206 Алишан, Каменец, стр. 40—41.
207 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 79.
208 Бжишкян, стр. 138.

[стр. 80]

X. Кучук-Иоаннисян опубликовал всю надпись вместе с русским переводом209. Когда церковь св. Николая была разрушена, эта надгробная плита, как и все остальные, исчезла. Однако около 15 лет назад, во время земляных работ, проводимых на этом месте, она была найдена и сейчас выставлена в Историко-краеведческом музее в г. Каменце-Подольском.

Недалеко от развалин церкви св. Николая и по сей день стоит армянская колокольня (XVI в.), о сооружении которой в памятной записи церкви св. Николая сохранилось интересное сведение: «Собрались единодушные господа судьи и решили построить одну каменную колокольню для этого храма. И собрался вместе весь народ — большие и малые и начали строить, надеясь на божью помощь, [помогая] кто деньгами, кто самолично, кто лошадьми, кто волами, кто собственной силой и свершили...»210. Затем указано, что епископ Хачатур подарил «один большой и великолепный колокол...», еще один колокол подарил господин Григор211, продолживший строительство колокольни212. О дате ничего не сказано. Это должно было произойти до 1565 г., поскольку сын богатого каменецкого армянина Затика Григор умер в 1565 г.213 В период турецкого владычества была повреждена и колокольня, колокола были похищены, однако позже, при реконструкции церкви св. Николая, колокольня также была восстановлена. Колокольня была сильно повреждена во время первой и особенно второй мировых войн. В 1958 г. она была полностью реконструирована Комитетом по охране древностей Укр. ССР и сейчас объявлена памятником, находящимся под защитой государства214.

Церковь св. Николая, считавшаяся попечительской215, не была главной церковью каменецких армян. Более известной была церковь св. Богородицы. В памятных записях созданных в Каменце рукописных книг писцы упоминают сперва церковь св. Богородицы, а затем св. Николая. Так поступает, например, Хаче-

_____________________________

209 X. И. Кучук-Иоаннесов, Сведения и заметки о старинных армянских рукописях и армянских надписях, находящихся в пределах России (II, Армянская надпись в Каменце-Подольском), «Древности Восточные», т. IV, М., 1913, стр. 10.
210 Бжишкян, стр. 142.
211 Там же, стр. 143, см. также Алишан, Каменец, стр. 17.
212 Бжишкян, стр. 142.
213 Алишан, Каменец, стр. 36.
214 Вiрменська дзвiниця, текст пiдготували науковi працiвники Кам'янець-Подiльського iсторичного музею-заповiдника Н. К. Козлова, Г. М. Хотюн, Львiв, 1968.
215 Н. Акинян, Каталог армянских рукописей Львова и Станиславова (на арм. яз.), Вена, 1961, стр. 54.

[стр. 81]

рес, сын Оксента, в памятной записи переписанной им Четьи-минеи216.

В 1636 г. то же самое отмечал и Хачатур дпир, переписчик книги канонов217, а А.-М. Пиду пишет: «Церковь Успения [пресвятой Богородицы], являющаяся кафедральной»218.

На месте церкви Богородицы сперва была маленькая деревянная церковь, которая не удовлетворяла потребности колонии, поэтому в 1522 г. была построена более большая219. Строительные расходы обеспечил Еолбей, сын господина Митко. Строительству помогали и делали подарки члены «Совета сорока братьев» и другие каменецкие богачи220. Церковь св. Богородицы была разрушена в 1672 г. во время обстрела города турками221. При М. Бжишкяне развалины ее еще существовали222.

О церкви св. Степаноса А.-М. Пиду пишет, что она была маленькой, похожей на часовню223. По М. Бжишкяну эта «каменная, старая и очень прочная» часовня находилась в колокольне новой церкви св. Николая. «Рассказывают,—продолжает М. Бжишкян,— что один богатый старец построил ее близ своего дома, на противоположной стороне улицы, чтобы слушать оттуда церковную службу и литургию»224. Здесь хранились статуя Богоматери, привезенная из Жванца, несколько рукописей и барельеф на черном мраморе с надписью. Неполная расшифровка последней приводится в книге М. Бжишкяна. По всей вероятности это была строительная надпись церкви св. Степаноса, первоначально установленная над входом; после взятия города турками она была снята оттуда и при этом повреждена. Имя строителя церкви расшифровывается не полностью, но точно прочитана дата постройки — 1633 г.225 Е. Сецинский считает, что эта церковь также была разрушена в годы турецкого владычества226. Когда икона Богородицы была возвращена в Каменец, церкви св. Николая и Благовещения

_____________________________

216 Матенадаран им. Маштоца, рук. № 1788, стр. 506 б.
217 Каталог армянских рукописей библиотеки мхитаристов в Вене, составил Акоп Ташьян из конгрегации мхитаристов (на арм. яз.), Вена 1895 стр 367.
218 А. М. Fidou, Krotka wiadomość о obecnym stanie, początkach i postępie misji apostolskiej do Ormian, „Zródła dziejowe", t. 2, Warszawa, 1876, str. 14.
219 С. Рошка, Хроника, стр. 196.
220 Бжишкян, стр. 150—151.
221 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 82.
222 Бжишкян, стр. 148.
223 А. М. Pidou, указ соч., стр. 14.
224 Бжишкян, стр. 138.
225 Там же, стр. 138—139.
226 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 82.

[стр. 82]

были в разрушенном состоянии, поэтому 22 мая 1700 г. икона была торжественно установлена в часовне св. Степаноса, наскоро построенной в колокольне церкви св. Николая227. Предполагается, что часовня была названа именем св. Степаноса в память об одноименной церкви, существовавшей в Каменце228. Армяне построили в Каменце еще несколько церквей. А.-М. Пиду, упоминая существовавшие при нем (XVII в.) четыре армянские церкви в Каменце (Успения св. Богородицы, св. Николая, Благовещения, св. Степаноса), пишет, что «за пределами города находятся еще четыре или пять церквей в нескольких городах, но поскольку они долгое время пустовали, то перешли в руки католиков, кроме двух — св. Григория и св. Креста»229.

Как видим, в Каменце и вокруг него в разное время существовало около десятка армянских церквей, следовательно этот город фактически был также и крупным религиозным центром. Его значение в духовной жизни польских армян было так велико, что в свое время Каменец называли «польским Эчмиадзином»230.

Во время своего пребывания в Каменце М. Бжишкян жил в доме для священников — в двухэтажном каменном здании с многочисленными комнатами, «где в старину жил самостоятельный епископ»231. В Каменце действительно жили армянские епископы, и для них существовал специальный дом епископа, но эта колония не составляла отдельной епископской епархии. В послании католикоса Теодороса, написанном 18 августа 1390 г., Каменец упоминается как населенный пункт, входящий в Львовскую епархию. То же самое мы видим в посланиях католикоса Акопа III (26 января 1410 г.) и католикоса Аристакеса (середина XV в.)232. И тем не менее в работах некоторых авторов затрагивается вопрос о существовании в Каменце, а также в Луцке и Язловце епископского престола. 3. Обертыньский показал, что это мнение исходит от архиепископа польских армян А. Вардересовича. (1820— 1831), который в свою очередь ссылается на своего предшественника-архиепископа Симоновича (1799—1816). Он предполагает, что причиной послужило заявление Н. Торосовича, по которому, согласно старинной традиции, львовские архиепископы шесть месяцев в году жили во Львове, а шесть месяцев — в Каменце233.

_____________________________

227 М. Доронович, указ. соч., стр. 236.
228 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 82.
229 А. М. Pidou, указ. соч., стр. 14.
230 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 75.
231 Бжишкян, стр. 140.
232 Алишан, Каменец, стр. 9, 221.
233 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1962, № 5—8, стр. 277.

[стр. 83]

Каменец был самым крупным духовным центром, входящим в Львовскую армянскую епархию, и, естественно, львовские епископы часто приезжали туда. Для этих длительных «командировок», несомненно, нужно было специальное жилище, и поэтому там был построен священнический дом или дом епископа.

Приводя список армянских епископов Львова, Г. Алишан отмечает, что в местах, подвластных Львовской епархии, «в Польше, в Румынии и в сопредельных областях, кроме них бывали также и другие армянские епископы, подвластные ему или самостоятельные...»234 Далее он упоминает обосновавшихся в Каменце Ованнеса протоиерея (1577) и епископа Тороса (1627). Первого утвердил католикос Тадеос, а второго рукоположил католикос Мелькиседек235. Это явление, однако, носило случайный и временный характер. До избрания нового епископа для армяно-католической церкви России (1810) Каменец подчинялся духовной власти львовского армянского архиепископа.

Столетиями каменецкие армяне сумели сохранить в чужой среде свои обычаи, быт и культуру, свой национальный облик.

«Армяне — это Восток под львовским небом, — пишет В. Лозиньский,— их колония ютилась около кафедрального собора. Это кусочек Азии, брошенный на русскую землю, однако только в декоративном отношении, потому что в этой куче «персов», как их долго называли, загорелой и черноволосой, с кривыми саблями и горбатыми носами, говоривших на восточном языке, — «по-татарски», как говорит Ян Алембек, — стоящих одной ногой в Азии, другой — в Польше, находившихся в постоянном маятниковом движении между Ангорой и Львовом, между Токатом и Каменцем, между Ваном и Язловцем — в этой небольшой общине, длительное время напоминающей караван, отдыхающий во Львове, были принципы христианского общества, цивилизации и права. То, что армяне привезли с собой «из великой армянской Земли»,—они всегда так называли свою родину,— и сохранили в дальнейшем в своих обычаях и своем праве, начиная с XVI в. являлось уже скорее какой-то внешней красочной чертой, скорее только краской и декорацией, чем действительным национальным и общественным барьером, отделяющим от польского окружения»236.

И действительно, армяне Польши , постепенно теряли свой национальный облик, ассимилировались. Этот необратимый процесс в разных городах протекал в разное время. Там, где связь с родной страной, с многолюдными армянскими колониями была

_____________________________

234 Алишан, Каменец, стр. VIII.
235 Там же.
236 W. Łoziński, Patrycjat i mieszczaństwo lwowskie, str. 236—267.

[стр. 84]

слаба, где община не пополнялась новыми переселенцами, ассимиляция шла быстрыми темпами.

К концу XVII в. ополячивание уже было общим явлением в среде армян Польши. «До этого времени, — пишет В. Лозиньский,—они как бы стояли на окраинах польского общества, сомкнутые между собой и в своем маленьком мирке, поддерживаемом обычаями, религией, расой, удерживаемой в полной чистоте, со всех сторон укрепленные общественными учреждениями. А теперь как будто внезапно бросились в воду и потонули совсем, то здесь, то там выставляя только свои черненькие восточные головы»237.

Армяне Каменца ассимилировались позднее по сравнению с другими армянскими колониями Польши. Одной из основных причин была тесная связь каменецкой колонии с родной страной, с другими многолюдными армянскими центрами. Эти связи явились причиной и того, что насильственное обращение каменецких армян в католичество произошло гораздо позднее, чем в других колониях.

Попытки обращения каменецких армян в католичество были предприняты еще во второй половине XVI в.238 Когда в 1627 г. Н. Торосович был рукоположен в епископы, к нему во Львов явились представители каменецких армян и вместе с местными армянами заключили с Н. Торосовичем договор, по которому он обязывался быть твердым в своей вере, охранять вековые традиции армянской церкви, остаться верным Эчмиадзину. Этот договор дошел до нас в армяно-кыпчакском оригинале, польском и латинском переводах239.

Но вскоре после этого, 24 октября 1630 г., Н. Торосович, нарушив договор, объявил о своем решении принять унию и с помощью городских властей Львова и иезуитов захватил армянскую соборную церковь Львова. Затем начался длительный период упорной борьбы, закончившийся победой сторонников унии. 12 августа 1666 г. Н. Торосович, вместе с А.-М. Пиду и другими лицами, насаждавшими католичество, прибыл в Каменец. А.-М. Пи-

_____________________________

237 W. Łoziński, Patrycjat i mieszczaństwo lwowskie, str. 277.
238 Подробнее об этом см. Г. Петрович, Униатские попытки польских клирикалов и польские армяне (1550—1600), стр. 293—318.
239 Латинский текст этого документа был опубликован в 1934 г. (см. Z. Obertyński, Die Florentiner Union der polnischen Armenier und ihr Bischofskatalog, Roma, 1934, str. 61—63), а армяно-кыпчакский вместе с переводом на русский язык в 1970 г. (Я. Р. Дашкевич, Э. Трыярски, Договор Н. Торосовича с львовскими и каменецкими армянами 1672 г. как памятник армяно-кыпчакского языка, „Rocznik órientalistyczny", t. XXXIII, z. 1, Warszawa, 1970, str. 77-92).

[стр. 85]

ду пишет, что на подступах к городу их встретила группа представителей армянского населения и духовенства. Очевидно это были сторонники унии, к которым присоединились священники, посланные от католического правления города240. По прибытии в Каменец в соборной церкви была отслужена литургия по униатскому обряду, но в тот же день в городе начались протесты. Армянские судьи заявили А.-М. Пиду, что примут унию лишь в том случае, если католикос всех армян даст на это свое согласие. Для осуществления обращения каменецких армян в унию А.-М. Пиду прибегает к помощи католического капитула города, предъявив им требования, состоявшие из шести пунктов. Затем при поддержке А.-М. Пиду Н. Торосович потребовал, чтобы армянские священники служили литургию «по католическому обряду». Узнав об этом, возмущенные горожане вышли на улицу. А.-М. Пиду пишет, что «дрожал от страха, чтоб не усилились беспорядки», поэтому «постарался, по мере моих возможностей, их успокоить». Затем он обращается к армянскому войту, «который взбунтовался больше всех», и под угрозой потребовал, чтобы тот утихомирил народ. Однако заместитель коменданта крепости, поляк, просил архиепископа не раздражать армян, так как поляков в Каменце мало, а украинцы неблагонадежны и город находится в руках у армян. Он считал, что Н. Торосович должен обратиться с письмом к папскому нунцию, поскольку армяне обещают исполнить распоряжение короля241. Было заключено обоюдное соглашение обратиться к польскому королю. Армяне собрали 2000 злотых, половину суммы внесла активнейшая противница унии — настоятельница армянских монахинь Каменца Сеферович242. Двум армянским судьям, отправлявшимся в Варшаву, были вручены также подарки, для подкупа придворных чиновников. А.-М. Пиду и Н. Торосович послали в Варшаву армянина Григора Бальсама, ставшего фанатичным католиком. Последний отправился 22 августа и прибыл в Варшаву несколько позже судей. Одновременно каменецкие армяне тайно отправили письмо католикосу и поручили посланным в Варшаву судьям затягивать переговоры в столице, пока прибудет ответ от католикоса243.

Не дожидаясь ответа из Варшавы, А.-М. Пиду вместе со своими учениками начинает вносить в церковные книги изменения соответственно с католическим вероисповеданием244.

_____________________________

240 А. М. Pidou, указ. соч., стр. 58.
241 Там же, стр. 58—67.
242 Там же, стр. 70, 74.
243 Там же, стр. 67—69.
244 Там же, стр. 70.

[стр. 86]

В Варшаве армянские судьи из Каменца предстали перед королевой, папским нунцием и канцлером Николаем Пражмовским. В присутствии нунция и канцлера они имели спор с Г. Бальсамом, получившим образование у театинцев, но добиться чего-нибудь не смогли. 16 сентября 1666 г. королева Мария-Людвика отправила письмо А.-М. Пиду с выражением радости по поводу успеха начатого дела, а Н. Пражмовский письменно предложил каменецким армянам «незамедлительно принять все исправления, необходимые для святой унии с римской церковью... как это сделали все другие армянские города Польши»245.

Армянские судьи Каменца, под предлогом рассмотрения дела на декабрьском сейме, старались оттянуть принятие унии, дожидаясь ответа от католикоса, но это им не удалось. Священники, которым с 12 августа было запрещено «служить литургию, если не хотят служить ее по католическому обряду», находились в материально затрудненном положении и первыми согласились на соединение с католической церковью. Н. Торосович обещал возместить их убытки. 1 октября 1666 г. армянские священники Каменца приняли унию и отслужили литургию по католическому обряду246.

Задолго до этого каменецкие армяне обратились к епископу Погосу Токатеци, который в качестве нунция побывал в Каменце и в своем письме, написанном на обратном пути в Хотине, призывал не принимать унии. 20 мая 1666 г. из Хилама он послал ответное письмо каменецким армянам, в котором сообщал, что в данный момент католикос не может помочь им, так как сам находится в тяжелом положении; по этой причине Погос Токатеци советовал каменецким армянам подчиниться Николу Торосовичу247, то есть принять унию.

Н. Торосовичу удалось заиметь это письмо, и оно было прочтено в церкви в переводе на армяно-кыпчакский язык248. Несмотря на то, что священники и некоторые из руководителей колонии признали унию с католической церковью, народ открыто не желал отказаться от исповедания своих предков. Многие из них, по признанию самого А.-М. Пиду, не ходили в церковь, «а другие желали в праздничные дни слушать литургию в Хотине, городе в Валахии». Но А.-М. Пиду удается запретить это. «По нашему требованию, — пишет он. — вынудил их бросить эти намерения за-

_____________________________

245 Там же, стр. 72.
246 Там же. стр. 74—75.
247 Там же, стр. 78—79.
248 Там же, стр. 77.

[стр. 87]

меститель подольского коменданта, который запретил им выходить из города в предпраздничные и праздничные дни»249.

Е. Сецинский отмечает, что после всего этого каменецкие армяне не признавали власти Н. Торосовича и в духовных делах подчинялись армянскому епископу Сучавы250. А спустя несколько лет, когда турки вошли в Каменец, армяне, не принявшие католичество, не захотели уехать из города вместе с другими: «Группа упорствующих, добавим — очень немногочисленная,— пишет А.-Ю. Ролле, — осталась под властью Турции, а большинство поспешило в Польшу»251.

В результате упадка экономической и политической жизни Речи Посполитой во второй половине XVII в. чрезвычайно ослабела и военная мощь этого государства. Каменец, имевший исключительное значение в деле защиты южных и восточных границ Польши, фактически находился в запущенном состоянии. Еще за сто лет до обсуждаемых событий-—в 1573 г. на польском сейме говорилось о том, что каменецкая крепость находится в плачевном состоянии, а это весьма опасно при вероятных столкновениях с Турцией252. После этого мало что было сделано для укрепления Каменца, для увеличения оборонительной мощи города253.

Летом 1672 г. трехсоттысячная турецкая армия под предводительством султана Махмеда IV переправилась через Дунай и двинулась на Украину. Передовой отряд, состоявший из 40 000 татар, вторгся в Подолию близ Могилева и на берегах Буга нанес поражение польскому войску. Основные силы двигались в направлении Каменца и в июле достигли Хотина. 4 августа к армии султана присоединились полчища крымского хана и войска турецкого ставленника гетмана П. Дорошенко. 8 августа турки осадили Каменец и начали обстреливать из пушек город, где укрылись 10 000 человек, бежавшие из окрестных селений, которые также принимали участие в обороне города. Естественно, что город активно защищали и армяне, хорошо знавшие турок и понимавшие, что ожидает их в случае падения города. Взорвав несколько укреплений Каменца, 15 августа вечером и ночью турки несколько раз штурмовали город, но понеся потери (около 2000 убитых) отступили. На следующий день осажденные, увидев, что под четырьмя башнями сделаны подкопы и что турки близки к успеху, были вынуждены начать переговоры об условиях сдачи города. Во время этих быстро закончившихся переговоров было достигнуто сог-

_____________________________

249 Там же, стр. 75.
250 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 76.
251 A J. Rolle, Wartabiet, str. 161.
252 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 230.
253 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 32.

[стр. 88]

лашение о том, что польское войско, не сдавая оружия, покинет город, жители могут уйти вместе с войсками, а оставшимся гарантировались неприкосновенность жизни и имущества. В это время внезапно взорвался один из бастионов города и 2500 жителей погибло254.

Вместе с польскими войсками город покинули многие армяне, но были и такие, что остались. Они были из тех «упорствующих», которые не захотели принять унию и предпочитали остаться под властью турок, но сохранить свое исповедание. 18 августа ключи Каменца были сданы паше турецких янычаров.

Падение Каменца было значительным событием того времени. Эта крепость, считавшаяся неприступной и сотни лет защищавшая славянские земли от турецко-татарских завоевателей, была захвачена врагом, и дорога на Львов и другие районы перед турками была открыта. Они быстро завоевали Подольское воеводство, и поляки были вынуждены заключить с ними унизительный Бучачский мирный договор.

Весть о падении Каменца распространилась всюду. Даже в дневнике армянского хрониста Закарии Агулеци, который жил в далеком Агулисе (Вост. Армения), появилась такая запись: «Османский царь султан Махмед, его визирь Махамад паша с аскярами пошли на ПОЛЬШУ до Каменца, взяли город Каменец со страной. Пошли с несметным войском»255.

По случаю взятия Каменца султан объявил трехдневный праздник по всей Османской империи. «Дрогнул наш бедный престол, — сказал в это время один польский проповедник, — пошатнулись наши колонны, поскольку пала наша величайшая колонна — Каменец»256.

Войдя в Каменец, турки приступили к обычному для себя грабежу и насилию. В городе был произведен жестокий «девширме» (сбор мальчиков). У родителей отняли 800 детей для пополнения рядов янычар. Началась «охота» за молодыми женщинами. Для гаремов султана, визиря и пашей было похищено много женщин, в том числе и жен шляхтичей. Из Каменца турки вывезли 100 телег, нагруженных ценными вещами257.

Султан Махмед IV, вошедший в Каменец 24 августа, предоставил правление Подольского пашалыкства Халилу паше и, оставив при нем гарнизон из 20 000 воинов, в середине сентября двинулся на Львов258.

_____________________________

254 Там же, стр. 34—36.
255 Дневник Закарии Агулеци (на арм. яз.), Ереван, 1938, стр. 105.
256 Там же.
257 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 37.
258 Там же, стр. 37.

[стр. 89]

Оставшиеся в Каменце армяне вскоре убедились, что жить в городе невозможно, и решили покинуть его. Е. Сецинский пишет, что они хотели вернуться в Армению259, но это им не удалось. В 1673 г. караван каменецких армян, состоявший из 600 человек, направился на юг. В своем историческом очерке «Под крестом» А.-Ю. Ролле описал одиссею армянских переселенцев260. В числе переселенцев были знатные купцы Сеферы, Буддаговичи, Вардановичи, Миссыровичи, Аваговичи, а также 14 каменецких монахинь, которые несли с собой известную икону Богоматери. Другая группа армян направилась в Адрианополь.

После месяца скитаний, во время которых переселенцы старались держаться подальше от тянувшегося по берегу Днестра так называемого «татарского шляха», по которому турецкие войска беспрерывно двигались в Польшу, они достигли берегов Черного моря и, наняв три корабля, вышли в открытое море. Но на море поднялась буря и погнала корабли в другом направлении. В документе, посвященном истории переселения армян из Каменца и основании ими церкви св. Георгия в Пловдиве261, говорится, что «один из кораблей достиг Галатии Константинопольской262, а дру-

_____________________________

259 Там же, стр. 81.
260 Dr. Antoni J., Nowe opowiadania historyczne, Lwów, 1878, str. 3—82 (второе издание — в 1883 г. во Львове).
261 Полное заглавие этого документа: «Описание святой церкви (Краткая история постройки святой церкви имени святого Георгия в Филиппополе, а также приключения народа каменецкого)». Автор — Еремия дпир (писец), изложивший этот документ 13 апреля 1677 г. в церкви Богородицы в Константинополе, на основе письма каменецких армян Матеосу Челеби. 16 июня 1828 г. адрианопольский епископ Месроп составил его краткий текст. В том же году рукопись переписал Петрос Тер-Степанян (опять в Адрианополе). Сохранилась и дошла до нас эта последняя копия, которая хранилась в Пловдиве, в архиве армянской церкви св. Георгия. Оригинал «Описания» опубликовал А. Кюрдян в 1927 г. (см. А. Кюрдян, Переселение армян из Каменца в Филиппополь (1670— 1674), один исторический документ (на арм. яз.), «Базмавэп», Венеция, 1927, август-сентябрь, стр. 237—239). Затем эту рукопись обстоятельно исследовал Ерванд епископ Пертахчян и широко использовал в своей работе «Возникновение армянской колонии Филиппополя и ее церковь (1675—1828—1929)» (на арм. яз.), опубликованной в Пловдиве в 1929 г.
В 1972 г., побывав в Болгарии, мы привезли эту рукопись вместе с 300 документами, бывшими в пловдивской армянской церкви. Поскольку публикация А. Кюрдяна имеет множество ошибок, то мы намерены осуществить новую публикацию этого интересного документа.
262 В подстрочном примечании Е. Пертахчян отмечает, что речь идет не о Константинопольской Галатии, а о той, что находится недалеко от Варны (см. указ. соч., стр. 2).

[стр. 90]

гой — берега Черного моря напротив Бургаса, у крепости Сюзеполь, а третий застигнут был сильной бурей в южной части напротив Понта, разбит был бурей и девяносто человек, бывшие на нем, упав в воду лишились жизни»263.

Армяне, достигшие суши, а также те, которые направились в Адрианополь, по приказу султана получили разрешение обосноваться на жительство в Македонии264. Благодаря материальной поддержке богатого константинопольского армянина Абрама Челеби каменецкие армяне прибыли в Филиппополь (ныне г. Пловдив).

Армяне обосновались в этом древнем болгарском городе задолго до этого. Когда в 1611 г. Симеон Леаци посетил этот город, там жило 100 армянских семей, затем колония частично распалась, как отмечает историк С. Овнанян. Но тот факт, что в 1665 г. Пловдив посетил епископ Егиазар Айнтапци, дал возможность исследователю заключить, что в то время в Пловдиве жило еще значительное число армян265. Вероятно, именно поэтому при выборе места для жительства армяне отдали предпочтение городу на берегу Марицы. Однако переселенцев ожидало новое несчастье. В городе вспыхнула жестокая эпидемия, которая, по словам историка, «косила людей, избавляя от горестей здешней неустойчивой жизни, и поэтому снова повергнуты были в траур и печаль»266.

Когда эпидемия прошла, каменецкие армяне решили иметь свою собственную церковь и с этой целью послали к султану делегацию. Султан приказал предоставить армянам одну из восьми греческих церквей Пловдива. Греки с неохотой уступили армянам церковь св. Георгия, которая, однако, нуждалась в реконструкции. С помощью того же А. Челеби каменецкие армяне начали ремонтировать церковь. Но вскоре Абрам Челеби скончался, и армяне обратились к его сыну — Матеосу Челеби, «рассказали ему про благодеяния отца и то, как он дал предварительно некоторую сумму, и то, как обещал оплатить все расходы». Представили также счет — 1636 «марчил». Матеос Челеби дал им эту сумму. В ответном письме, в котором обосновавшиеся в Пловдиве армяне выражали свою благодарность, они изложили также историю своего переселения. Именно это письмо и послужило основой для Еремии дпира при изложении им «Описания...»267.

До Пловдива дошла лишь половина переселенцев из Каменца — 300 человек. Эта маленькая община имела своего войта, су-

_____________________________

263 Е. Пертахчян, указ. соч., стр. 2.
264 Там же, стр. 3.
265 С. В. Овнанян, Армяно-болгарские исторические связи и армянские колонии в Болгарии во второй половине XIX в., Ереван, 1968, стр. 43.
266 Описание святой церкви, стр. 3.
267 Там же, стр. 5—8.

[стр. 91]

дей. Переселенцы постепенно привыкали к новым условиям, занимались торговлей и пр., но все же «прекрасная страна, — пишет М. Доронович, — не привлекала их, их взоры постоянно были обращены на далекий север,— в родную Подолию, которая так пострадала в борьбе с сильным врагом»268.

Они понимали, что избавиться от турецкого владычества можно лишь переселившись в Польшу, и потому начали покидать Македонию. Сначала уехали богатые торговцы. Вместе с монахинями уехал мальчик, по имени Степан Агопсо, лишившийся родителей при взятии турками Каменца и усыновленный одной из монахинь. Впоследствии он оставил очень интересное описание этого переселения. Сколько было переселенцев, нам неизвестно. Надо полагать, что не все уехали из Пловдива.

После долгих скитаний каменецкие армяне достигли Львова. В 1682 г. туда прибыл и каменецкий армянин Каспер Бутахович, привезший с собой икону Богоматери. Он становится попечителем братства армян, уехавших из Каменца269.

В Каменце под властью турок осталось несколько армянских семей, попавших в тяжелые условия. С их положением ознакомился французский инженер Филипп де Массон Дюпон, бывший на службе у поляков. В 1687 г. он побывал в занятом турками Каменце и несколько недель жил в одной армянской семье. В его воспоминаниях сохранились сведения об армянах, подпавших под жестокое турецкое иго270. В городе было много пленных, для выкупа которых группа священников, во главе с польским армянином Михаилом Испанским, в январе 1688 г. направилась из Львова в Каменец. Среди них находился и Степан Агопсо, который остался в Каменце в качестве переводчика. На свои весьма ограниченные средства священники смогли выкупить всего несколько пленных, остальные избавились от плена при освобождении Каменца271.

Каменец-Подольский и вообще вся Подолия были освобождены от турецкого ига в 1699 г. на основании Карловицкого мирного договора, который, как известно, был заключен благодаря энергичным усилиям русского государства.

_____________________________

268 М. Доронович, указ. соч., стр. 259.
269 Там же, стр. 261.
270 Я. Р. Дашкевич, Армянские колонии на Украине..., стр. 96.
271 М. Доронович, указ. соч., стр. 264. Турки продавали пленных по следующим ценам: молодых мужчин — за 800 злотых, пожилых — за 300 зл., пожилых женщин — за 200 зл., молодую женщину с ребенком — за 1000 зл. (см. там же, стр. 264).

[стр. 92]

Турки нанесли большой ущерб этому некогда цветущему и благоустроенному городу. Они превратили в руины многие кварталы. Для восстановления укреплений и строительства новых турки разрушили много каменных строений, а деревянные дома и церкви ломали на топливо. Часть уцелевших при обстреле и взятии города церквей превратили в мечети, а другие использовали как казармы и конюшни. Почти каждый год поляки пробовали вернуть Каменец, несколько раз они подходили к городу и обстреливали его, но взять не смогли272. При этих столкновениях Каменец подвергался новым разрушениям.

Турки оставили Каменец 22 сентября 1699 г. Вместе с польскими войсками из Галиции возвратилось и армянское население города. Руководителями возвратившихся армян были армянские священники Асланович, Фарухович и Богданович. Последний из них, Ромуальд Богданович, был наделен литературным талантом, он оставил описание освобождения города от турецкого ига и восстановления церквей273.

Перед обедневшими и численно значительно сократившимися жителями города стояла очень трудная задача восстановления и благоустраивания города. Насколько медленно продвигалась эта работа, видно из докладной записки комиссии, созданной через год—15 сентября 1700 г. по указанию каменецкого старосты274. Из докладной записки узнаем, что армянский квартал также сильно пострадал и дома армян были в большинстве разрушены или покинуты275. Когда в 1704 г. бежавший из Львова вследствие наступления шведов Акоп Багдасарян приехал в Каменец, то увидел, что город «изменился от разрушений, я еле узнавал улицы»276.

Численность армян значительно сократилась. Еще в середине XVII в. 42 армянских семейства удалились из Каменца и обосновались в Тысменице277, а при наступлении турецких войск многие из каменецких армян перебрались в Станислав278 и присоедини-

_____________________________

272 Там же, стр. 271.
273 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 46.
274 См. Описание города Каменца, составленное комиссией, наряженною Каменецким старостою 1700 сентября 15, «Архив Юго-Западной России», ч. VII, т. I, Киев, 1886, стр. 556—583.
275 Там же, стр. 583.
276 Алишан, Каменец, стр. 159.
277 Бжишкян, стр. 124—125. Тысменица, ныне сельский населенный пункт в Ивано-Франковской области Укр. ССР.
278 Ныне город Ивано-Франковск.

[стр. 93]

лись к обосновавшимся там армянам279. Некоторые переселились во Львов и другие места. Выше мы видели, что большая группа переехала в Македонию. Затем небольшая часть их возвратилась. После всего этого многолюдная каменецкая колония больше не смогла достичь прежнего состояния.

После освобождения Каменца польский, украинский и армянский магистраты возобновили свою деятельность. Вскоре польские власти осуществили свое давнишнее желание — украинский магистрат присоединили к польскому, создав объединенный польско-русский (украинский) магистрат. Тем самым права украинского населения города еще больше ограничились, усилились гонения против них. В «Архиве Юго-Западной России» опубликовано решение польско-украинского магистрата об управлении городом, вошедшее в силу 1 июля 1706 г.280. По этому решению в городе восстанавливались прежние порядки и обычаи. К этому времени в городе уже шла оживленная торговля. Есть сведения о том, что 10 октября 1708 г. старостинский суд Каменца подверг штрафу польско-украинский и армянский магистраты из-за нарушения городскими торговцами цен, установленных подольским подвоеводой281. Из другого документа узнаем, что 14 марта 1710 г. армянский магистрат Каменца дал согласие на причисление некоего Гаврила Вартурешовича (очевидно Вардересович.—В. Г.) к сословию горожан и на принятие его в состав совета «сорока братьев»282. Следовательно, совет «сорока братьев» к этому времени уже возобновил свою деятельность.

Город, еще не залечивший ран, нанесенных войной и иноземным владычеством, нуждался в привилегиях, поэтому возникла необходимость отправить в столицу делегацию. Польско-украинский и армянский магистраты Каменца избрали и послали делегатов. Во врученных им приказах от 19 марта 1712 г. говорится о том, что им следует добиться от польского сейма утверждения всех прежних прав, а также получения новых привилегий, в числе которых самой важной было освобождение города от налогов283. Из сохранившихся документов можно заключить, что права города были утверждены, была принята также просьба об упразднении налогов.

_____________________________

279 В. Грабовецкий, Армянская колония в Станиславе в XVII—XVIII вв. (из истории армянских колоний на Западной Украине), «Известия» АН Арм. ССР (общ. науки), 1958, № 6, стр. 45.
280 Архив Юго-Западной России, ч. IV, т. I, стр. 227.
281 Там же, стр. 232—233.
282 Там же, стр. 237.
283 Там же, стр. 249—250.

[стр. 94]

В эти годы польский магистрат стремился подчинить себе также и армянский магистрат и ограничить права армянского населения. Это стремление ясно выражено в заявлении бургомистра польского магистрата Николая Павлича польскому правительству, датированном 26 марта 1719 г. Он заявлял, что армяне Каменца и их войт Степан Милконович отказываются подчиниться польскому магистрату и сконцентрировали в своих руках все ремесла. Чтобы поколебать доверие центрального польского правительства к армянам и скомпрометировать их, бургомистр пишет также, что армяне, якобы, вытесняют поляков из города и другими противозаконными поступками наносят ущерб городу284. В качестве примера гонений против армянской общины М. Доронович приводит тот факт, что армяне оставляли свою общину и вступали в польскую285. Армянский магистрат старался сохранить свои права и постоянно боролся за это с польским магистратом.

Центральные власти стремились способствовать восстановлению Каменца. Город получил ряд привилегий, туда были перенесены ярмарки, ежегодно организуемые в Язловце. Идя навстречу желанию горожан, Август II 12 декабря 1725 г. дал указ не разрешать евреям обосновываться в Каменце и заниматься торговлей, в то же время городским властям дается указание облегчить положение населения286. В какой степени было осуществлено это распоряжение, нам неизвестно, но ясно одно, что гонения против городского населения стали причиной жалоб и, как видим, были предприняты попытки «смягчить» притеснения местных властей. Городу, однако, было нелегко устранить все последствия войны, поэтому в 1742 г. король посылает комиссию для ознакомления с состоянием Каменца и оказания помощи его восстановлению. В одном из постановлений комиссии говорилось, что армянская община обязана была внести в общую кассу какие-то налоги, но не заплатила287. В документе, составленном через пять лет, в августе 1747 г., сказано, что армянская община не выполнила этого решения288. Подобный «недочет» армянской общины, всегда добросовестной, следует объяснить не только нехваткой материальных средств, но и тем, что община считала это требование незаконным или утрированным.

В начале 20-х гг. XVIII в. каменецкая армянская община получила неожиданное пополнение. Берегов Смотрича достигли новые группы переселенцев из Армении. Однако они были не обыч-

_____________________________

284 М. Доронович, указ. соч., стр. 279.
285 Там же.
286 Там же, стр. 314—315.
287 Там же.
288 Там же, стр. 329—346.

[стр. 95]

ными переселенцами, а участниками армянского освободительного движения, которые не имели намерения навсегда обосноваться на подольской земле. Они намеревались вернуться на родину через Россию. В письме от 27 октября 1727 г., адресованном одному из руководителей армянского освободительного движения начала XVIII в. Минасу Вардапету и доставленном в Москву пятью представителями обосновавшихся в Каменце и его окрестностях армян, говорится, что до этого через посредников они обращались к русским властям, изъявляя свою готовность служить русскому царю. Однако их заявления остались без ответа. Теперь они снова просили, «чтоб был приказ о поступлении на службу». 14 февраля 1728 г. это письмо, в переводе на русский язык, было вручено коллегии иностранных дел России. Затем в коллегию были приглашены лица, доставившие письмо — Аввакум Минасов из Нахичевана, Балтазар Назарев из Тигранакерта и другие, которые заявили, что шесть лет назад из-за нападения турок они покинули Иран и перебрались в Каменец-Подольский, а их семьи погибли или попали в плен, некоторые укрылись в Сыгнахах (Карабах). Они сообщили, что в разное время вследствие нападения турок в Каменец переселилось 500 армян, их руководителями являются Исаак, Мартирос и Манук. Эти армяне живут в Каменце-Подольском, окрестных городах, а также в Валахии, Венгрии и в других странах. Они ждут разрешения русского царя, чтобы двинуться через Россию в Сыгнахи. Делегаты сообщили также, что обосновавшиеся в Каменце и его округе армяне — переодетые воины, некоторые из них имеют ружья и коней и, получив разрешение, готовы своими средствами осуществить эту поездку.

Русские власти удовлетворили просьбу армян, о чем сообщили им трое из делегатов и сопровождавший их русский солдат. В июле того же года в Москву прибыли 22 армянина, которые обратились к канцлеру Головину, прося разрешения направиться в Сыгнахи. Среди них были Петрос вардапет, сын Хачатура, Григор, сын Степана, и др. 8 сентября через Киев в Москву прибыли еще четверо армян, которые заявили в коллегии иностранных дел, что из руководителей армян знают лишь Исая, который в то время вместе с 60 другими армянами находился в Каменце-Подольском. Вместе с ним было и другое известное лицо — Алаверды. Исай также хотел приехать в Россию, чтобы оттуда отправиться в Сыгнахи. Они заявили, что если не будет препятствий, то туда отправятся еще 300 армян из Польши. Коллегия им также разрешила отправиться в Закавказье.

Самым важным лицом среди уехавших в Сыгнахи армян был Григор, сын Степана (или Григор Степанов), который в документах назван полковником, а затем — юзбаши. Под его руковод-

[стр. 96]

ством отряд, состоявший из приехавших из Каменца армян, в 1730 г. участвовал в обороне Сыгнахов и затем в том же году перебрался в Россию.

Об этих воинах в последнее время писалось много. Были опубликованы их заявления, документы, составленные в коллегии иностранных дел289, поэтому мы не намерены вдаваться в подробности. Необходимо лишь отметить, что опубликованные материалы относятся к небольшим группам армянских воинов, которым удалось вернуться на родину и принять участие в освободительной борьбе, о судьбе остальных сведений нет. Можно предположить, что не всем удалось осуществить свое намерение. Часть переселенцев вынуждена была остаться и присоединиться к своим соотечественникам, жившим в этих местах. Из документов видно, что жили они в разных странах, занимались торговлей, участвовали в ярмарках, часто передвигались из одного места в другое.

_____________________________

289 Письмо от 27 октября 1727 г., адресованное Минасу вардапету, впервые опубликовал историк Ашот Иоаннисян в 1921 г. (см. А. Иоаннисян, К вопросу о возникновении армяно-русской ориентации (на арм. яз.), Эчмиадзин, 1921, стр. XXXVII—XXXIX). Но задолго до этого, в первой части сборника «Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа», изданного в Москве в 1833 г., были опубликованы аннотации этого письма и ряда других документов, относящихся к данному вопросу (стр. 367—369, 372). С документами, относящимися к армянам, уехавшим из Каменца в Сыгнахи, подробно ознакомился историк П. Арутюнян (см. П. Т. Арутюнян, Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII века, М, 1954, стр. 187—188). В 1958 г. с докладом об этих материалах на научной сессии Ереванского государственного университета выступил историк В. Парсамян (см. «XL научная сессия» (тезисы докладов), Ереван, 1958; стр. 71—73). В 1962 г. историки В. Восканян и В. Мартиросян опубликовали несколько документов об интересующем нас вопросе, снабдив их кратким предисловием, комментариями, фотокопиями (см. В. К. Восканян, В. М. Мартиросян, Участие польских армян в восстании Давид-бека (на арм. яз), «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1962, № 4, стр. 193—216). В том же году издательством Ереванского университета была выпущена книга В. А. Парсамяна «Участие польских армян в восстании Давид-бека (новые материалы об армянском освободительном движении XVIII века)», (Ереван, 1962), где были помещены 27 документов по данному вопросу, с переводами и фотокопиями. К книге предпослано предисловие на армянском и русском языках. Затем по этому вопросу на страницах «Историко-филологического журнала» шла дискуссия (см. «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1964, № 3, стр. 173— 177, 1965, № 2, стр. 262—274). В 1967 г. важнейшие из этих документов были опубликованы в сборнике, посвященном армяно-русским отношениям (см. Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века, сборник документов, т. II, ч. II, под ред. Ашота Иоаннисяна, Ереван, 1967, стр. 297—315).

[стр. 97]

Но центром был Каменец, оттуда велись переговоры и там формировались отряды, отправлявшиеся на родину. Этот факт свидетельствует о сердечном отношении к ним жителей Каменца, которые гостеприимно приютили своих земляков и, несомненно, помогли им в сношениях с русскими властями и в осуществлении столь дальнего и опасного путешествия. Они сознавали, что спасение их родины, стонавшей под игом чужеземных поработителей, возможно лишь путем вооруженной борьбы и что в этой борьбе можно надеяться только на помощь могущественного северного соседа— русского государства.

Новоприбывшие армяне, часть которых шесть лет жила в Каменце, а другие, по всей вероятности, навсегда остались там, в какой-то мере способствовали возрождению патриотические духа в этой ассимилирующейся колонии, но это уже не могло помешать ополячиванию большинства каменецких армян, забывших родной язык и принявших унию.

Жителей Каменца, еле избавившихся от последствий турецкого нашествия и двадцатисемилетнего владычества турок, ожидали новые бедствия. 29 августа 1738 г. в городе вспыхнула эпидемия чумы, длившаяся до 19 января 1739 г.290 Погибло много жителей Каменца, в том числе и армян. М. Доронович пишет, что на армянском кладбище близ церкви Благовещения в это время было похоронено очень много армян291. Но еще страшнее была чума

1770 г., начавшаяся 8 августа и продолжавшаяся до 2 февраля

1771 г. В городе началась паника, закрылись все церкви и лавки, большая часть жителей покинула город. Но спастись от болезни было нелегко, поскольку она свирепствовала по всей Подолии. Эпидемия, длившаяся шесть месяцев, истребила половину населения Каменца. Число умерших в Каменце и его округе доходило до 30 000292. Оставшиеся в живых начали возвращаться лишь в марте 1771 г. В дни эпидемии на кладбище у церкви Благовещения было так много захоронений, что армяне вынуждены были закрыть ее293. Эпидемия нанесла огромный урон также и экономике края, а для численно сократившейся и начавшей ассимилироваться армянской колонии она была непоправимым ударом.

Ассимиляция каменецких армян после всего этого пошла еще быстрее. Не выдерживая конкуренции евреев, в XVIII в. получивших разрешение обосноваться на жительство в Каменце, богатые армянские купцы приобретали дворянское звание, покупали поместья и переселялись в свои села. А.-Ю. Ролле отмечает, что в

_____________________________

290 В. К.Гульдман, указ. соч., стр. 327.
291 М. Доронович, указ. соч., стр. 289.
292 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 327.
293 М. Доронович, указ. соч., стр. 289.

[стр. 98]

окрестностях Каменца не было такой дворянской семьи, в жилах которой не текла бы кровь армянина294.

Польские власти постепенно упраздняли национальное самоуправление в Каменце. Еще в 1670 г. польским сеймом было принято решение лишить украинцев Каменца права на самоуправление, однако наступление турок и взятие ими города задержали выполнение этого постановления. В 1703 г., несмотря на сопротивление украинцев, это решение было претворено в жизнь295. Созданная комиссия («Boni ordinis») ликвидировала 3 февраля 1790 г. самоуправление армян, перенеся армянский суд и правление в польский магистрат296.

Через год был опубликован акт польского правительства о религиозной терпимости, под названием «Конституция 3 мая», но было поздно, армяне давно уже приняли унию и ассимилировались. Число армян, обратившихся в унию, в Речи Посполитой к этому времени достигло 10 000297.

После второго раздела Речи Посполитой, когда Подолия была включена в состав России, армяне-католики Каменца в духовных делах подчинялись римско-католическому епископу Могилева-Подольского (1793—1810), а после 1810 г. — армянскому епископу Подолии в Могилеве-Подольском. В 1820 г. в Каменце осталось не более 70 домов армян298. По статистическим данным Российской империи в 1863 г. в Каменце жило всего 63 армянина299. В том же году умирает последний армянский священник Каменца — Рафаэль Узунян, а полтора десятилетия спустя М. Доронович писал, что в Каменце очень мало семей считаются потомками армян. Он перечисляет эти семьи: Шатбеи, Яновичи, Баласановичи, Вартабеды, Набидовичи, Муратовичи, Стефановичи, Защинские, Федоровичи, Якубовичи, Кугутовские, Чайковские, Ягушевские, Лукасевичи, Шушковские и Костецкие. Однако он отмечает, что они были наполовину армянами, наполовину поляками. «Наступит, конечно, некогда время,— пишет в заключение М. До-

_____________________________

294 A. J. Rolle, Wartabied, str. 130.
295 В. Д. Отамановский, Города Правобережной Украины под владычеством шляхетской Польши от середины XVII до конца XVIII века (докт. дис). т. I, Саратов, 1955, стр. 243.
296 Е. К. [Садзагелов-Ивериели], Колонизация армян в Юго-Западной России, Каменец-Подольск, 1903, стр. 26—27.
297 Там же.
298 Бжишкян, стр. 135.
299 Географическо-статистический словарь Российской империи, т. II, СПб., 1865, стр. 456.

[стр. 99]

ронович, — когда и эти, едва приметные в настоящее время признаки армянской народности изгладятся в Каменце совсем»300.

Действительно, прошли годы, и отпрыски последних остатков армянских переселенцев полностью ассимилировались.

2. ЯЗЛОВЕЦ

Язловец — один из древнейших населенных пунктов Подолии, сыгравший важную роль в политической и экономической жизни Украины и Польши. Этот город, построенный на оживленном торговом пути в долине речки Ольховец, издавна был одним из излюбленных прибежищ армянских переселенцев. До сих пор не установлено, когда армяне обосновались там впервые. Не установлена также точная дата основания Язловца301. Сохранившиеся сведения, основанные главным образом на сказаниях и преданиях, не убедительны. М. Бжишкян, специально интересовавшийся этим вопросом, о времени возникновения колонии ничего не пишет. Он приводит только рассказы старожилов Язловца: «Старики рассказали нам,— пишет он,— что кафинские армяне пришли сюда на жительство из Армянской долины («յ0ռմեանի դաշտէն»)302. В работе польского историка Ф. Сярчиньского приводится приблизительная дата переселения армян. Он пишет, что в 1250 г. на Руси были три армянские церкви — во Львове, в Каменце-Подольском и в Язловце. Церковь в Язловце основали армяне, переселившиеся из Крыма. В церковных делах и в суде они употребляли татарский язык303. С. Баронч почти в точности повторяет Ф. Сярчиньского и отмечает, что все это «народные преда-

_____________________________

300 М. Доронович, указ. соч., стр. 296.
301 По-украински пишется «Язлiвець», по-польски — «Jazłowiec». В армянских источниках название этого города упоминается в форме «Язлов», а чаще— «Язловца». В памятной записи Евангелия 1618 г. он назван «գիւղաքաղաք Եազլովցայ» — «местечко Язловца» (см. Матенадаран им. Маштоца, рук. № 5655, стр. 150 а). Более поздние авторы называют его «մայրաքաղաք Եազլովցա» — «столица Язловца» (см. памятные записи Псалтыря 1645 г. и Снятынского служебника, Бжишкян, стр. 130), но чаще всего называли «Եազլովցա քաղաք» — («город Язловца»). Ныне Язловец — населенный пункт районного подчинения Бучачского района Тернопольской области Укр. ССР. В 1947 г. переименован в Яблуновку.
302 Бжишкян, стр. 130. Цитируя М. Бжишкяна в переводе на польский, С. Баронч отождествляет «0ռմեանի դաշտ» («Армянская долина») с селом Ормяне близ Каменца (см. S. Barącz, Pamiątki Jazłowieckie, str. 16.
303 Galicja, jej ziemia, płody. Z pism pośmiertnych księdza Franciszka Sierczy skiego.Dodatek tygodniowy przy „Gazecie Lwowskiej", N 41, dnia 10, Lwów, 1857.

[стр. 100]

ния» и трудно установить, когда армяне появились в Язловце304.

В «Географическом словаре Польского королевства и других славянских стран», изданном в 1882 г., также отмечается, что указание о существовании в Язловце армянской церкви в 1250 г.— легенда, но приводится также другое предание, согласно которому честь основания Язловца также приписывается армянам, время основания — XV в.305

Сведения Ф. Сярчиньского, однако, не подтверждаются историческими первоисточниками306. Тем не менее, существование армянской колонии в Язловце в 1250 г. и само основание города армянами упоминается в работах, посвященных истории Язловца. В «Истории городов и сел Украинской ССР», в томе, посвященном Тернопольской области, авторы статьи «Язловец» М. Г. Иванонькив, Б. И. Мудрый и С. Д. Олесюк считают более правдоподобным высказанное в 30-х гг. нашего столетия мнение об основании Язловца в первой половине XIV в.307

3. Обертыньский пишет, что о возникновении в Язловце армянского самоуправления или прихода не сохранилось какого-либо сообщения или документа. «В именных списках тамошних жителей, сохранившихся от 1530 и 1542 гг... армян не находим». Далее он пишет, что дата постройки язловецкой армянской церкви недостоверна, что церковь «носит печать конца XVI, начала XVII вв.». «За много лет или хотя бы за несколько десятилетий до основания этой церкви должна была существовать скромная деревянная церковь»308.

Во-первых, отметим, что из надписи, высеченной на фасаде армянской церкви в Язловце и сохранившейся до наших дней, явствует, что церковь была построена в 1551 г., и если «хотя бы за несколько десятилетий» до этого «должна была существовать скромная деревянная церковь», как пишет сам 3. Обертыньский, то армяне жили в Язловце намного раньше, чем думает 3. Обертыньский309.

_____________________________

304 S. Ваr cz, Rys dziejów ormiańskich, str. 38—89.
305 Słownik geograficzny..., t. III, str. 538.
306 Yar. Dachkévytch, L'établissement das Arméniens an Ukraine pendant les XIe—XYIIIe siécles, „Revue des édutes Arméniennes", N. S., t. Y, Paris. 1968, p. 356—357.
307 Icтopiя мicт i сiл Укр. РСР, Тернопiльська область, Киïв, 1973, стр. 192.
308 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1962, № 9—12, стр. 463. 468.
309 Следует отметить, что сведения об армянской церкви Язловца, а также о построенном близ нее «архиепископском доме» 3. Обертыньский получил от 3. Горнунга, который, однако, «уже не в состоянии доказать это, поскольку ре-

[стр. 101]

Как у М. Бжишкяна, так и у Ф. Сярчиньского и С. Баронча указывается, что переселенцы были из Крыма и говорили по-татарски. В этом отношении предание правдоподобно. Вероятно, речь идет о массовом переселении армян из Кафы, имевшем место сразу после взятия города турками в 1475 г. Тогда большая часть армян перебралась из Кафы в центры Подолии. Возможно, что именно в эти годы до Язловца дошли первые группы армян-переселенцев из Крыма. Но этот вопрос нуждается в дальнейшем исследовании.

Сначала Язловец со своей округой входил в состав Галицко-Волынского княжества, затем, с середины XIII в. до 20-х гг. XIV в. был в пределах Литовского государства. Удобное расположение, окружающие леса, прохладные родники и красивые холмы, на одном из которых впоследствии возвышалась язловецкая крепость со своими зубчатыми стенами, не могли не привлекать внимания жителей Подолии. В XIV в. Язловец уже был небольшим городом. При королеве Ядвиге, в 1384 г., город становится польским владением. В середине XV в. Язловец становится уездным торговым центром310. Проходившая через Язловец оживленная торговая магистраль «Вия Регия»311, связывавшая Львов с Молдавией, способствовала развитию города. Там организовывались ежегодные ярмарки, всевозрастающая популярность и успех которых стали беспокоить львовских купцов. Чтобы избавиться от этой серьезной конкуренции, львовяне вынуждены были обратиться к польскому королю с просьбой запретить язловецкие ярмарки312, но это было невозможно, поскольку ярмарки приносили большие доходы. Впоследствии значение Язловца в торговле еще более возросло, ибо в ярмарках принимали участие купцы не только из Галичины, но и из заграницы313.

В 1578 г. в Язловце было 247 домов, число жителей составляло 1235 человек314. Во второй половине XVI в. среди 66 городов Подольского воеводства Речи Посполитой Язловец, по своему значению, был третьим после Каменца-Подольского и Бара315.

зультаты его исследований были уничтожены в Варшаве во время этой войны» (см. там же, стр. 463).

_____________________________

310 Iсторiя мicт i сiл Укр. РСР, Тернопiльська обл., стр. 88.
311 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1962, № 9—12, стр. 466.
312 М. Грушевський, Iсторiя Укрïни—Руси, т. VI, Киïв—Львiв, 1907, стр. 626. 313 О. С. Компан, Micтa Украïни в другiй половинi XVII ст., Киïв. 1963, стр. 320.
314 Iсторiя мicт i сiл Укр. РСР, Тернопiльська обл., стр. 88.
315 О. С. Компан, указ. соч., стр. 63.

[стр. 102]

Еще в XV в. Язловец со своей округой был наследственной собственностью Бучацких. Согласно традиции этот род начинает называться Язловецким, по имени своей главной резиденции — Язловца. В дальнейшем город переходит к Конецпольским.

Необходимо отметить, что польские магнаты Язловецкие и Конецпольские весьма благожелательно относились к армянам-переселенцам, и это было продиктовано их же интересами. Армяне развивали ремесла и торговлю, способствовали экономическому подъему этих краев, а при опасности с оружием в руках защищали страну. Следовательно, магнатам было выгодно расселение армян в своих владениях, и они всячески способствовали этому.

Армянский поэт Казар Тохатеци, обосновавшийся в Язловце в начале XVII в., в одном из своих стихотворений дает описание города, из которого узнаем, что в то время (1605—1606) Язловец был городом сельского типа, где было всего 20 домов армян. В нем трудно было найти занятие и добывать пропитание316.

Древнейшим документом, отражающим правовое положение язловецких армян, является привилегия, данная Я.-Ежи Радзивиллом 10 декабря 1615 г. Документ опубликован С. Барончем317, а его армянский перевод напечатан в журнале «Арарат»318. Приводим текст документа:

«Представ перед нами, армяне из нашего города Язловца подали нам прошение, чтобы мы, согласно данному им покойным подольским воеводой Иеронимом Язловецким обещанию, — которое, однако, из-за его скоропостижной смерти осталось неисполненным, — разрешили им строить дома и приобретать имущество, чтобы привлечь побольше армян в город. Поэтому мы даем свое согласие: не только те, которые давно переселились в наш город, но и те, которые должны прийти, имеют право покупать земли, строить дома и пользоваться всеми вольностями и привилегиями. Но если случится так, что кто-нибудь из обосновавшихся здесь не захочет далее оставаться, то таким, и их потомкам, разрешается продать дом, что-нибудь купить и свободно покинуть город, выплатив за выезд.

Мы Предоставляем армянам пастбища между Пацовом и Красным источником, от пастбища мельника вплоть до самого пруда с одной стороны, а с другой стороны поля от Кшивоудского канала до того места, где наши хлеба кончаются. И в то же время приказываем нашим наместникам, чтобы никто не решался наносить вред и ущерб этим местам. А также позволяем им [ар-

_____________________________

316 Н. Акинян, Пять поэтов-странников (на арм. яз.), Вена, 1921, стр. 207.
317 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 89—90.
318 С. Тандян, О польских армянах (на арм. яз.), «Арарат», Эчмиадзин, 1902, март-апрель, стр. 285.

[стр. 103]

мянам], чтобы [они] имели свой особый цех и в судебных делах подобно армянам в Каменце, как в делах духовных, так и светских, юридических и уголовных, с правом апеллирования, когда между собой будут судиться. Одновременно [даем] дом для судопроизводства.

Этой привилегией мы освобождаем их дома от налогов и приказываем, чтобы никто из наших слуг не смел притеснять их в торговых делах, посему назначаем армянам свободные места на рынках, дабы они избавлены были от посягательств евреев и других людей. Мы разрешаем, чтобы [они] имели свои кабаки, свободные и не обложенные налогом, чтобы не выполняли в городе принудительных работ, не давали никаких подарков. Но принимаем их в нашу юрисдикцию, и когда они будут судиться, опелляции от их суда к нашему замковому правительству должны приходить»319.

Как видим, в Язловце армянам предоставлялись широкие права: они могли руководствоваться своими законами, точно так, как в Каменце-Подольском. Это означало, что в городе они должны были иметь свое самоуправление с выборным войтом, судьями, советом «сорока братьев», и т. д.

Впоследствии, когда Язловец был уже собственностью Конецпольских, армяне обратились к ним с просьбой утвердить их права. Краковский каштелян С. Конецпольский 29 декабря 1643 г. удовлетворил их просьбу. Из его грамоты видно, что права армян переутверждались Язловецкими несколько раз. С. Конецпольский пишет, что он, учитывая просьбу армянского войта Язловца, старожилов города и всей армянской общины, утвердил их права, привилегии и вольности, рассчитывая на то, что своей строительной деятельностью, ростом благосостояния своих хозяйств они будут способствовать развитию города, кроме того, пригласят к себе своих близких и знакомых. Грамота выдана 25 декабря 1643 г. в городе Баре320.

Приток армян в Язловец длился много лет. Туда приезжали армяне-переселенцы не только из Крыма и Молдавии, но также из Малой Азии и самой Армении.

Армянский квартал находился в центральной части Язловца. Две улицы, населенные исключительно армянами, скрещивались в центре города. Там, на небольшой возвышенности, находилась армянская церковь св. Богородицы. «Армянская церковь, — пишет М. Бжишкян, — великолепна и красива, каменная, носит

_____________________________

319 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 89—90.
320 Там же, стр. 90.

[стр. 104]

имя Богородицы, построена на красивом холме, возле которого течет речка»321.

Миссионер А.-М. Пиду пишет, что кроме этой церкви у армян в Язловце за чертой города были еще часовня Благовещения и монастырь св. Григория Просветителя322. В 1657 г. армяне реконструировали монастырь, а часовня была отремонтирована на средства армянского войта Язловца Богдана Спендовского323.

Время постройки церкви св. Богородицы, как мы уже отметили, нам известно, так как сохранилась строительная надпись. В конце прошлого века Я. Болоз-Антоневич был в Язловце и скопировал надписи на церкви. Впоследствии он передал их австрийскому арменоведу Фридриху Мюллеру, который в 1896 г. в Вене опубликовал одну из этих надписей324. Имперская академия наук Австрии передала копии надписей редакции «Андэс амсорья», и Г. Галемкярян опубликовал их в 1897 г. в одном из номеров журнала325. Следует отметить, что в годы второй мировой войны от осколка пострадала надпись, установленная на верхней части центрального входа в красивом лепном обрамлении. Ее расшифровка теперь была бы невозможна без публикаций Ф. Мюллера и особенно Г. Галемкяряна. Согласно этой надписи церковь построена в 1551 г. Упоминается также имя резчика надписи священника Ованнеса326.

Церковь неоднократно реконструировалась. Надпись, сделанная на фронтоне здания в круглой раме, относится к последней реконструкции, осуществленной в 1932 г. украинцами-униатами.

Рядом с церковью сохранилась ее колокольня. Основываясь на исследованиях Т. Маньковского и румынского арменоведа Н. Иорги, 3. Обертыньский пишет, что башня сооружена после окончания строительства и похожа на те, которые сооружались в Молдавии, и это дает основание думать, что архитектор был оттуда родом и что построена башня во время волны переселения из Молдавии327.

Как в Каменце, так и здесь армяне принимали участие в воздвижении укреплений и крепостных стен вокруг города. «В то

_____________________________

321 Бжишкян, стр. 129—130.
322 А. М. Pidou, указ. соч., стр. 15.
323 С. Рошка, Хроника, стр. 170.
324 F. Müller, указ. соч., стр. 1—8.
325 Г. Г. [Галемкярян], Несколько армянских надписей польских армян, стр. 19—21.
326 Там же, стр. 19—20.
327 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1962, № 9—12, стр. 470.

[стр. 105]

время, — пишет М. Бжишкян, — армяне... построили крепость, соорудили много замечательных построек»328. В язловецкой крепости, огромные стены и многие постройки которой сохранились до наших дней, можно увидеть лепной вход, который с первого же взгляда выдает свое армянское происхождение. Армяне—мастера по камню с исключительной тщательностью и со вкусом украсили раму входа (особенно верхнюю и внутреннюю части) красивыми орнаментами (снимок этого входа помещен в работе Я. Болоз-Антоневича)329.

Армянское кладбище было расположено на холме у ворот, ведущих в Бучач. В 1860 г., когда прокладывалась бучацкая дорога, из-под земли было извлечено большое количество человеческих костей330.

Из «Путешествия» М. Бжишкяна узнаем, что язловецкие армяне построили «родник с армянской надписью». Я. Болоз-Антоневич, опубликовавший снимок родника и надписи, пишет, что построили его господин Акоп и его брат Степан в 1611 г., лепные орнаменты сделал мастер по камню Абрам331.

Родник и надпись, как мы сами убедились, сохранились до наших дней в очень хорошем состоянии. Жители Язловца взяли родник под навес, а воду по трубам доставляют в сельскую столовую и небольшой хлебный завод.

Значительно выше города, там, где дорога поворачивает от Бучацкой возвышенности в ущелье, язловецкие армяне построили Армянские ворота. Этот участок, входивший в оборонительный комплекс города, по-видимому, защищали воины-армяне. Строительство Армянских ворот начал знаменитый язловецкий купец Минас Сиринович. Из его завещания, составленного 15 марта

_____________________________

328 Бжишкян, стр. 129.
329 J. Boloz Antoniewicz, Die Armenier. „Die Österreichisch-Ungarische Monarchie in Wort und Bild", Wien, 1898, s. 457.
330 S. Barącz, Pamiаtki jazłowieckie, str. 128.
331 J . Boloz-Antoniewicz, указ. соч. Часть надписи на латыни, расшифровал ее Я. Болоз-Антоневич, а основная часть — на армянском языке (расшифровали: Г. Алишан и львовский армянин Д. Давидович). Ниже приводятся русские переводы этих надписей: «Армянин Акоп для блага общества построил в 1611 г.»; «этот крест и построенный родник работы Акопа и его брата Степана. Закончены по армянскому летосчислению в 1000 и 60 году. Абрам (мастер по камню) исполнил с преданностью». Фотография источника и расшифровки надписей опубликованы также в армянском переводе труда Я. Болоз-Антоневича (см. «Базмавэп», Венеция, 1898. стр. 562). Надпись и фотография источника переизданы Т. Торгомяном (см. Т. Торгомян, Армянские медицинские надписи, (на арм. яз.), «Базмавэп», 1931, стр. 202—203).

[стр. 106]

1672 г., узнаем, что завершение строительства ворот он поручил своим сыновьям332. Армянские ворота были разрушены в 1800 г.

В отличие от Львова, где городские власти запрещали строить обширные здания, в Язловце такого запрета не существовало, и горожане, в том числе и армяне, строили обширные дома и с большим вкусом оформляли дворы. Я. Болоз-Антоневич с изумлением отмечает, что небогатые люди имели большие комнаты и под ними — сводчатые погреба. Входы украшались изысканным орнаментом333.

Выше было сказано, что язловецкая армянская колония имела привилегию управлять своими делами. Это внутреннее самоуправление осуществляли войт и совет «сорока братьев». Из устава язловецкого «братства удальцов» явствует, что в период его составления — в 1646 г. в Язловце функционировали два армянских суда — духовный и светский. Во вступительной части устава упоминаются писарь духовного суда тер Акоп и судья светского суда пан Аствацатур, сын господина Сефера-войта язловецких армян. Перечислены несколько членов совета «сорока братьев» — пан Оган, пан Асватур, пан Акоп и пан Маркос. Некоторые из них исполняли в совете административные должности: пан Акоп был «маршалеком», а пан Маркос — «воеводой». Упомянуты также судья господин Никогайос и ага пан Багдасар334.

Видно, что административные органы армянской общины в Язловце были точно такими, как и органы многих других армянских колоний Речи Посполитой. Следовательно, были войт и судья, функционировали духовный и светский суда. Советом «сорока братьев», который избирался из числа выдающихся, непременно состоятельных и достигших видного положения горожан, руководил маршал. Совет имел право контролировать деятельность войта и судей. Но самым главным лицом был войт, подчиненный непосредственно собственнику города.

Армянский суд в Язловце также имел книги, куда записывались заслушанные дела, но, к сожалению, от них сохранились лишь отрывки поздних времен—1669—1670, 1672 гг., когда в судах армянский язык уже уступил свое место польскому (но не полностью, поскольку иногда попадаются записи и на армянском). Эти акты, состоящие из 43 не очень хорошо сохранившихся страниц, обнаружил С. Баронч, опубликовавший наиболее интересные

_____________________________

332 S. Barącz, Żywoty sławnych Ormian w Polsce, str. 202.
333 J. Boloz-Antoniewicz, указ. соч., стр. 458.
334 Матенадаран венских мхитаристов, рук. № 453, стр. 2—3. См. также В. Р. Григорян, Устав «Братства удальцов» армянской колонии города Язловца, стр. 51.

[стр. 107]

из них335. Документы дают некоторое представление о деятельности армянского суда Язловца. Акты хранятся во Львове в рукописном отделе Научной библиотеки им. В. Стефаника АН Укр. ССР.

Среди армянских войтов Язловца самым знаменитым был Богдан Шеферович, переселившийся в Подолию из Армении в 1648 г. С. Баронч пишет, что происходил он из княжеского рода и подготовил себя для рыцарских дел. Обосновавшись в Язловце, Б. Шеферович посвятил всю свою энергию и способности делу обороны города. На свои средства он организовал дружину, которой была доверена оборона города. С. Баронч пишет, что Б. Шеферович умел малыми силами добиваться победы над превосходящим в числе противником. Б. Шеферович был настолько заслуженной личностью в Польше, что 5 января 1676 г. на коронационном сейме Ян Собеский перевел его в шляхетское сословие. Ему была присвоена дворянская фамилия Спендовский. В книге С. Баронча приведен полный латинский текст королевской грамоты336.

Язловец был не только важной крепостью, но и крупным торгово-ремесленным центром337. Развитию ремесел весьма благоприятствовал указ Я.-Е. Радзивилла, освобождавший ремесленников от всякого рода налогов и повинностей. Торговый тракт из Молдавии во Львов, проходивший через Язловец, превратил город в важное звено в длинной цепи восточноевропейской торговли. Активно участвуя в этой торговле и создав в Язловце свои обширные склады, армяне заключали хозяйственные сделки с торговцами из ближних и дальних городов. Из актов армянского суда Язловца явствует, что местные армяне поддерживали связи с торговцами Кафы, Серета, Подгайцев, Городенки, Львова и Каменца. Но армянским купцам Язловца не нужно было ехать далеко, чтобы продать свои товары, поскольку ежегодно в феврале в этом городе организовывались ярмарки, для участия в которых стекались торговцы не только из Польши, но и из Турции, Молдавии, Крыма и других мест. Акты армянского суда Каменца-Подольского свидетельствуют, что каменецкие купцы принимали активное участие в язловецких ярмарках338.

На ярмарку приезжали также армянские купцы из Львова. Они покупали там товары оптом для перепродажи в других мес-

_____________________________

335 S. Barącz, Pamiatki jazłowieckie, str. 110—111.
336 S. Barącz, Zywoty sławnich Ormian w Polsce str. 303—310.
337 О. С. Компан, указ. соч., стр. 170.
338 Акты армянского суда города Каменец-Подольского, стр. 130, 232, 250, 266, 316.

[стр. 108]

тах339. В XVII в. в язловецких ярмарках участвовали также армянские торговцы из Брод340 и Сучавы341

Удачливые торговцы накапливали большое богатство и своим расточительным образом жизни не отличались от львовских или каменецких богачей. А.-М. Пиду свидетельствует, что «здешние армяне более богатые и податливые, чем в других городах»342.

Сохранились сведения О некоторых язловецких армянах, сыгравших значительную роль в жизни колонии. Из них следует упомянуть Минаса Сириновича, построившего на свои средства Армянские ворота и завещавшего 300 злотых для благоустройства и обороны города. В этом завещании, составленном 15 марта 1672 г., есть указание об отчислении эчмиадзинскому и иерусалимскому монастырям по 50 талеров. Он завещал определенные суммы также армянской, польской и украинской церквам Язловца343. А другой язловецкий армянин — Шаин Киркорович, завещал городу баню, бывшую его собственностью344.

Почтенным горожанином Язловца был также Асватур Минасович, переселившийся затем во Львов. Здесь, возглавив армянскую общину, он заслужил большое уважение и доверие также у поляков, прославился своей благотворительностью. Умер в 1673 г.345

В общественной жизни язловецких армян определенную роль играли братства. Устав «братства удальцов» этого города (утвержденный в 1658 г.) дает возможность составить представление о структуре и целях этой организации. Известно, что язловецкие армяне всегда были активными защитниками города. Молодежь находилась в их первых рядах, а «братство удальцов», по всей вероятности, способствовало этому.

Наши сведения об учебных заведениях Язловца весьма ограниченны. Следует предположить, что в этом городе с многочисленным армянским населением, где функционировали светский и духовный суды, городские управления и т. д., всегда были нужны грамотные люди и как в других городах, так и в Язловце такими людьми были лица, получившие образование в духовных заведе-

_____________________________

339 Е. М. Подградская, Об армянских поселениях в Молдавии и их роли в развитии торговых связей страны с западноукраинскими землями (XVI—XVII вв.), ИСД III, стр. 215.
340 Я. С. Мельничук, Армянское поселение в Бродах, ИСД III, стр. 253.
341 Е. М. Подградская, указ. соч., стр. 216.
342 А. М- Pidou, указ. соч., стр. 15.
343 S. Ваrącz, Żywoty sławnich Otmian w Polsce, str 262.
344 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 90—91.
345 S. Barącz , Żywoty sławnich Ormian w Polsce, str. 203.

[стр. 109]

ниях. В памятной записи Евангелия, переписанного в Язловце в 1618 г. (хранится в Матенадаране им. Маштоца), переписчик и художник Ованес Евдокаци написал следующие интересные строки: «А еще более прошу поминать учителя Палина Тохатеци, брата моей матери, поскольку с большим усердием и трудом учил меня искусству письма...»346. Судя по прекрасным миниатюрам и красивому письму, можно сказать, что учитель был весьма искусным и, по всей вероятности, кроме Ованеса, имел и других учеников. Рукописи из Язловца, дошедшие до нас, свидетельствуют о том, что в этом городе жили и творили искусные мастера, некоторые из которых, возможно, переселились сюда из других городов и, продолжая заниматься своим делом, имели учеников и последователей.

Вполне вероятно, что для учебы армянские юноши ехали из Язловца в Каменец-Подольский, где с конца XVI в. действовала армянская школа. Когда в 1664 г. во Львове открылась папская школа, то многие родители из Язловца стали посылать туда своих детей.

В 1668 г. учащиеся старших классов армянской школы Львова поставили трагедию «Мученичество святой Рипсимэ» (автор — А.-М. Пиду) и другие пьесы («Смерть Цезаря», «Притчи Соломона», «Смерть Ирода»). Язловецкие юноши принимали в этом активное участие: в списке исполнителей ролей трагедии «Мученичество святой Рипсимэ» есть шесть учеников из Язловца347.

Выпускник этой школы Аствацатур Нерсесович (1645—1709) в 1665 г. принял сан священника и после принятия католичества занял должность проповедника в армянской церкви Язловца. Одновременно он возглавлял армянскую школу города, в которой обучалось более шестидесяти детей348. В школе преподавали армянский язык, латынь и закон божий349. А. Нерсесович, получивший образование у театинцев, был сторонником подчинения церкви польских армян папскому престолу, и надо полагать, что в этом духе воспитывал своих учеников. Отцы католической церкви заметили и оценили его радение350. Он получил денежное вознаграждение в размере 10 венгерских дукатов351.

Школа продолжала свое существование до взятия города турками в 1676 г. В это время вместе с другими армянами город покинул и А. Нерсесович.

_____________________________

346 Матенадаран им. Маштоца, рук. № 9655, стр. 150 а.
347 «Базмавэп», Венеция, 1884, стр. 329.
348 А. М. Pidou, указ. соч , стр. 108.
349 Encyklopedia kościelna, t. XYII, Warszawa, 1891, str. 443.
350 A- M, Pidou, указ. соч. стр. 109.
351 Там же.

[стр. 110]

Из язловецких рукописей мало что дошло до нас. Самая старинная из сохранившихся—Служебник 1610 г., написанный в Каменце-Подольском дпиром Аствацатуром, «для пользования новопомазанным тер Казаром и в память Ачкатар св. Богородицы Язловца»352.

Своеобразным путем попал в Язловец Судебник 1639 г. Из его памятной записи узнаем, что книга была в «плену» у иноплеменных и оказалась в городе Язловце в 1681 г. Ныне книга хранится в библиотеке армянского католического монастыря Бзоммар (Ливан)353.

В церкви св. Богородицы в Язловце находились также Служебник, перенесенный затем в Снятын, и Псалтырь, из памятной записи которого явствует, что он написан в Язловце в 1645 г.354

В 1652 г. в Язловце, по заказу ходжи Тумана, Мурат, сын Микаэла, переписал Евангелие, которое заказчик подарил церкви св. Богородицы в Серете355. Ныне Евангелие хранится в Государственном историческом музее во Львове. Впоследствии саркаваг Мурат переехал в Серет и там продолжал заниматься переписыванием рукописей356.

Некоторое время в Язловце проживал епископ Антон из Львова. 13 июля 1655 г. он начал переписывать там Служебник, но закончил работу в Серете, 11 августа того же года357. В Язловце занимался перепиской книг также иерей Аристакес, впоследствии переехавший в болгарский город Силистру358.

Как видим, из рукописей, созданных в Язловце, мало что сохранилось, но и этого достаточно, чтобы считать этот город небольшим центром армянской рукописной культуры. Местные армяне поддерживали деятельность служителей пера.

Есть сведения о том, что в Язловце распространялись книги, напечатанные в амстердамской армянской типографии Воскана Ереванци, продажа которых во Львове была запрещена. В числе этих книг была «История» Аракела Даврижеци359.

_____________________________

352 Алишан, Каменец, стр. 170.
353 М. Кешишян, Каталог армянских рукописей библиотеки Бзоммарского монастыря (на арм. яз.), Вена, 1964, стр. 433.
354 Бжишкян, стр. 130.
355 Н. Акинян, Каталог армянских рукописей Львова и Станиславова, стр. 35.
356 Бабкен сопрестольный католикос, Каталог рукописей армянской национальной библиотеки Калаты (на арм. яз.), Антилиас, Ливан, 1961, стр. 802.
357 Алишан, Каменец, стр. 191—192.
358 Там же, стр. 197.
359 Obszerna wiadomośé о połączeniu narodu ormiańsko-polskiego „ Żródła dziejowe", t. 2, Warszawa, 1876, str. 177—178.

[стр. 111]

В своей «Географии» С.-Г. Агонц опубликовал памятную запись Псалтыря, переписанного в Язловце в 1645 г., в которой архиепископ Андреас упоминается как духовный предводитель армян Язловца360. Можно ли заключить на этом основании, что в армянской колонии Язловца был основан и существовал самостоятельный епископский престол? Исследуя материалы подобного характера, С. Баронч пришел к выводу, что постоянный епископский престол армяне имели только во Львове. В других местах, в том числе и в Язловце, епископы пребывали по случаю и временно, они просто проживали там некоторое время, а не возглавляли предводительский престол361.

Из памятной записи Евангелия, написанного в Сучаве в 1640 г. (хранится в библиотеке венецианских мхитаристов), явствует, что архиепископ Андреас первоначально был предводителем армянской епархии Молдавии362. Андреас в качестве предводителя армян Молдавии упоминается в памятной записи армянского Служебника, написанного в городе Яссы (Румыния) в 1643 г.363 Затем, как видели, он упоминается в качестве предводителя Язловца. Андреас, вместе с пятью другими духовными лицами, переехал из Молдавии в Язловец в 1643 г. По мнению 3. Обертыньского причиной переезда были разногласия, по-видимому, личного характера, возникшие между господарем Молдавии Василе Лупу и армянским епископом. Воспользовавшись отсутствием Н. Торосовича, противники унии радушно приняли верного Эчмиадзину епископа и признали его предводителем Язловца. Вернувшийся из Рима в мае 1664 г. Торосович чувствовал себя не очень уверенно, поэтому вынужден был терпеть присутствие епископа Андреаса364. Андреасу в Язловце был предоставлен дом, который впоследствии местным населением назывался «архиепископским дворцом», «престольным»365. В 1644 г. армяне Замостья пригласили епископа Андреаса освятить армянскую церковь.

Других сведений об Андреасе до нас не дошло. 3. Обертыньский считает, что если бы он скончался в Язловце, то в городе сохранилось бы хоть какое-либо предание о его могиле, и предполагает, что Андреас покинул город или же Н. Торосович заставил его уехать366.

_____________________________

360 С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 149.
361 S. Barącz, Pamiatki jazlowieckie, str. 77.
362 Алишан, Каменец, стр. 188.
363 Там же.
364 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1963, № 4—6, стр. 282.
365 Там же, 1962, сентябрь—декабрь, стр. 470.
366 Там же, 1963, апрель—июнь, стр. 281.

[стр. 112]

С. Баронч, долгие годы занимавшийся вопросами истории польских армян, уделял большое внимание собиранию различных легенд и преданий. Одну из таких легенд о язловецких армянах он записал и опубликовал в своих книгах.

Согласно этой легенде внук магнатов Язловецких стал притеснять армян. Для покрытия своих беспрестанно растущих расходов он облагал их все новыми налогами, а уклоняющихся подвергал аресту и пыткам. Армянский епископ несколько раз обращался к нему с просьбой облегчить участь населения. Но жестокий правитель не захотел слушать его и выгнал из дворца. Положение армян еще более ухудшилось. К экономическим гонениям прибавилось нечто худшее: девушек отнимали у родителей и отдавали магнату и его друзьям. Народ снова посылает епископа во дворец. В церковном облачении, с посохом в руках старый епископ предстал перед Язловецким и стал увещевать его прекратить бесчинства. Но разгневанный магнат не только не захотел слушать его, но и приказал остричь ему волосы и бороду. Огорченный епископ проклинает его. Вскоре во дворец ударяет молния, Язловецкий исчезает, его сын тонет в колодце, а армяне покидают город и уходят во Львов, Галич и Городенку367.

Приведя эту интересную легенду, С. Баронч одновременно считает, что в ней многое вызывает сомнения. Польские правители всегда были благосклонны к язловецким армянам и вплоть до XVII в. армяне не подвергались никаким притеснениям368. Но как же возникла эта легенда? Эта загадка заинтересовала также 3. Обертыньского. Исследования привели его к заключению, что легенда складывалась в различных местах и в ней переплелись события, происшедшие в разное время. Он приводит ряд фактов (принятие кальвинизма внуком Язловецкого и разрушение основанного им монастыря в 1556 г., прекращение рода Язловецких, внезапная смерть вдовы С. Конецпольского и т. д.) и отмечает, что так как владетели Язловца всегда были благосклонны к армянам, следовательно, эти далекие воспоминания о притеснениях в памяти армян сохранились с тех времен, когда они жили в другом месте, вероятнее всего в Молдавии, где армяне в то время подвергались религиозным гонениям и вынуждены были переселиться в другие места, в том числе и в Язловец. 3. Обертыньский приводит данные о тяжелом положении молдавских армян в те времена, о притеснениях, которым они подвергались (вероотступничество под страхом смерти, грабеж и разрушение церквей, острижение волос и бороды епископа и т. д.), и предполагает, что возникновение легенды связано с жизнью армян в

_____________________________

367 S. Barącz, Pamiątki jazłowieckie, str. 5—6; см. его же, Rys dziejów ormia skich, str. 88—89.
368 S. Barącz, Pamiatki jazłowieckie, str. 19.

[стр. 113]

Молдавии, откуда они, вместе со своим епископом Андреасом, вынуждены были уйти в Язловец369.

Распространители католичества встретили сопротивление и в Язловце. В октябре 1665 г. в Язловец приехал один из рьяных насадников католичества Григор Бальсам (Бальсамович), который попробовал ввести в тамошние церкви католический обряд, но армяне Язловца враждебно отнеслись к нему370.

В 1666 г. сторонники унии рукоположили в священники Давида и Мартироса, которых вынудили во Львове «в течение нескольких месяцев изучать по-армянски нравственное богословие»371. Приехав в Язловец, они тоже пробовали «служить литургию по католическому обряду, как им это было приказано, что и послужило причиной значительного возмущения народа и священников»372. В связи с этим язловецкий священник Нерсес уезжает во Львов протестовать. По свидетельству А.-М. Пиду Нерсес был самым старшим из пяти армянских священников Язловца. «Есть пять священников, — пишет он, — среди них священник — официал Нерсес, 62 лет, женат, болезненный неотесанный невежа»373. Вместе с другими язловецкими юношами в армянской папской школе во Львове учились двое его сыновей — Аствацатур, который, как уже видели, впоследствии принял унию и возглавил школу в Язловце, и Григор. Архиепископ Н. Торосович призвал на помощь Аствацатура, и вдвоем они сумели «уговорить» тер Нерсеса. 7 февраля 1666 г. во Львове «он торжественно отслужил литургию в кафедральном соборе вместе со всеми исправлениями»374.

Эчмиадзинский нунций, находившийся в Молдавии, посылал в Язловец письма, по словам А.-М. Пиду, «направленные против архиепископа и против нас»375. 31 июля 1666 г. в Язловец приехали Н. Торосович, его наместник А.-М. Пиду и другие духовные лица. В духовные книги, хранившиеся в церквах, были внесены соответствующие поправки.

А.-М. Пиду пишет, что к этому времени язловецкие армяне уже приняли унию, но это не соответствует действительности. Когда 28 марта 1667 г. Анджело Певерати приехал в Язловец, то выяснилось, что хотя армяне довольно точно придерживались като-

_____________________________

369 3. Обертыньский, Польские армяне..., «Андэс амсорья», 1963, № 1—3, стр. 92—94.
370 А. М. Pidou, указ. соч., стр. 43, 44.
371 Там же, стр. 16.
372 Там же, стр. 45.
373 Там же, стр. 15.
374 Там же, стр. 45.
375 Там же.

[стр. 114]

лических обрядов, они тайком сохраняли верность армянской церкви. Было получено сведение, что священник Аристакес «несколько раз служил литургию дома без поправок и втайне причастил нескольких лиц, которые на виду были католиками, но в глубине души — раскольники и еретики». А. Певерати отправил Аристакеса во Львов376. Впоследствии он переехал в Каменец-Подольский377.

В таком состоянии находилась армянская колония Язловца, когда летом 1672 г. турецкая армия вторглась в Подолию. Турецкие войска под предводительством Хусейна паши осадили Язловец и, разрушив крепостные стены, ворвались в город. Однако в 1673 г. Яну Конецпольскому удалось освободить Язловец. В 1676 г. турки под командованием Ибрагима Шейтана паши вновь двинулись на Язловец. На этот раз город попал в их руки на более длительное время.

Турецкое владычество длилось восемь лет. После тяжелого поражения, нанесенного Яном Собеским турецким войскам под Веной, в 1684 г. Анджею Потоцкому удается с 12 000-ным войском освободить Язловец.

Турки нанесли Язловцу большой урон. Некогда цветущий город был превращен в жалкий поселок. После обычного грабежа и угона в плен сотен жителей, турки восстановили крепостные стены, построили новые укрепления, мечети, но все это за счет разрушения других построек города.

При взятии города части армян удалось уйти. Некоторые из них обосновались в Бродах, остальные последовали в Золочев, Львов, Замостье и даже в Варшаву. Те, что уехали в Броды, взяли с собой икону Богоматери, подаренную Конецпольскими, и церковную утварь378. В Броды прибыли и армяне, бежавшие из Каменца и Бучача вследствие турецкого нашествия. Этот город также был собственностью Конецпольских, и обосновавшиеся там армяне пользовались точно такими же привилегиями, как в Язловце379.

Переселенцы-армяне встретили в Бродах радушный прием. Привезенные из Язловца икона и церковная утварь были установлены в приходской церкви. Вскоре от пожара церковь сгорела, но икону и часть утвари удалось спасти. В 1692 г. в торжественной обстановке икона была перенесена во Львов и установлена в армянской церкви380.

_____________________________

376 Там же, стр. 82.
377 A. М. Pidou, указ. соч., стр. 16.
378 S. Вarącz, Pamiąjki jazłowieckie, str. 7.
379 Я. С. Мельничук, указ. соч., стр. 252.
380 С. Вarącz, Pamiątki jazłowieckie, str. 18.

[стр. 115]

В 1700 г. на Броды напали турецко-татарские орды, и язловецкие армяне переселились во Львов. Здесь в 1710 г. они основали Язловецкое братство беспорочного зачатия святой Девы Марии Богородицы, имевшее фонд в 20 000 злотых. Впоследствии эти деньги были внесены в армянский банк во Львове381.

Вследствие восьмилетнего владычества турок население Язловца сильно сократилось, поэтому польские власти, ценой значительных уступок, старались удержать оставшихся армян. В 1690 г. права армян были вновь утверждены: им было предоставлено право на самоуправление, а также привилегия свободно заниматься торговлей и ремеслами. Кроме того, армяне были освобождены от ряда налогов и повинностей382.

В 1700 г. небольшая группа армян возвратилась в Язловец, но так как население города было немногочисленным, то сочли более целесообразным иметь не отдельные суды, а объединенный польско-украинско-армянский суд, некоторая часть актов которого за 1715, 1716 и 1724 гг. сохранилась и опубликована С. Барончем. Исключительно лаконичные акты дают представление о составе суда и некоторых сторонах его деятельности. Суд возглавлял войт Ян Богданович, один из знатных армян Язловца, который, согласно С. Барончу, привлек внимание Яна Конецпольского. Бургомистром города был также армянин Павел Асланович. В одном из актов, составленном в 1716 г., он упоминается как золотых дел мастер. В актах есть упоминание о том, что налоги сдавали в Каменце-Подольском и что летом 1716 г. Язловец подвергся нашествию саранчи. В 1724 г. в качестве войта упоминается другой армянин — Кжиштоф Сеферович. Упоминается также письмо язловецкого армянского священника Семена Стечкевича, адресованное львовскому армянскому епископу. В письме говорится о поместьи армянской церкви Язловца и о налогах и повинностях крестьян. Утверждено завещание армянки Елены Аведиковой, по которому армянскому священнику в Язловце Юзефу Давидовичу завещано 100 злотых. В актах встречаются подписи на польском, украинском, армянском и еврейском языках383.

Возвратившиеся в Язловец армяне восстановили также деятельность своей молодежной организации — «братства удальцов». Одна из последних записей об утверждении организации зарегистрирована 17 июля 1714 г.384

В 1699 г. Подольское воеводство и его центр Каменец были освобождены от турецкого ига. Каменец был в полуразрушен-

_____________________________

381 Там же, стр. 120.
382 О. С. Компан, указ. соч., стр. 93.
383 S. Barąscz, Pamiatki, jazłowieckie, str. 140—141, 149.
384 А. Ташьян, Каталог армянских рукописей, стр. 924.

[стр. 116]

ном состоянии. Желая способствовать быстрому восстановлению и экономическому росту города, польские власти, как мы уже отметили, перенесли из Язловца в Каменец ежегодные ярмарки385. Это мероприятие отрицательно повлияло на судьбу Язловца. Впоследствии, время от времени, там организовывались ярмарки (в актах упоминается ярмарка в день святых Петра и Павла)386, но это уже не могло спасти положение, город утратил роль торгового центра.

Язловецкие армяне, число которых значительно сократилось, вновь начали переселяться. Одновременно с этим протекал процесс ассимиляции, принявший еще больший размах после принятия армянами католичества. Ко времени посещения М. Бжишкяна (1820) в Язловце не осталось ни одного армянина, и он вынужден был записать у себя: «Ныне здесь нет армян, половина их переселилась во Львов, а другая половина в Каменец и Снятын»387.

_____________________________

385 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 228.
386 S. Barącz, Pamiątki jazłowieckie str. 149.
387 Бжишкян, стр. 130.

Дополнительная информация:

Источник: Григорян В.: "История армянских колоний Украины и Польши" (армяне в Подолии), Ер.: Издательство АН Арм. ССР,1980.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice