ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вартан Григорян

ИСТОРИЯ АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ УКРАИНЫ И ПОЛЬШИ
(АРМЯНЕ В ПОДОЛИИ)

Previous | Содержание | Next

[стр. 185]

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СТРУКТУРА АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ ПОДОЛИИ

ГЛАВА I

ОРГАНЫ САМОУПРАВЛЕНИЯ

Покидая родную страну, армяне брали с собой не только оружие и орудия труда, но и рукописные книги, своды законов. На новой родине на протяжении веков они не забывали свои национальные обычаи, по возможности продолжали руководствоваться армянскими законами, пока в конце концов чужая среда, язык и исповедание постепенно не ассимилировали их.

Исследование сохранившихся в армянских колониях письменных памятников, сопоставление их с другими материалами помогает не только составить представление о различных сторонах внутренней жизни армянских колоний, но и по-новому осветить ряд малоисследованных страниц истории средневековой Армении.

Среди этих памятников исключительную ценность представляют судебно-административные книги, содержащие протоколы заседаний судебного органа армянского магистрата города Каменца-Подольского — армянского суда. Эти книги дают много интересных сведений и о правовом, социально-экономическом и частично политическом состоянии армянского населения Каменца, а также помогают составить более полное представление о хозяйственно-правовой жизни этого старинного украинского города, шире исследовать армяно-украинские и армяно-польские отношения. Вместе с этим, они дают возможность составить представление об органах внутреннего самоуправления других армянских колоний Подолии и их деятельности, поскольку эти органы были наделены почти одинаковыми правами и повсюду руководствовались одним и тем же «Судебником польских армян».

Выше было сказано, что, кроме Каменца, армяне имели внутреннее самоуправление в следующих городах Подолии: Язловце, Золочеве, Студенице, Подга йцах, Могилеве-Подольском и Рашкове. Кроме книг армянского суда Каменца, сохранились некоторые выписки из актов армянского суда Язловца. Имеются также не-

[стр. 186]

которые материалы об органах самоуправления армян Золочева и Рашкова. Однако самыми красноречивыми являются каменецкие акты, поэтому естественно, что наше внимание будет сосредоточено преимущественно на деятельности армянского суда этого города.

Изучив пути развития городской жизни на Украине в XIV— XVIII вв., советский ученый В. Д. Отамановский пришел к выводу, что польские короли, желая идеологически поработить украинский народ, начиная с XV в. упорно проводили политику ликвидации специфического украинского городского уклада и с этой целью украинский городской строй, развивавшийся на основе древнерусского права, заменяли польским, в основе которого лежало магдебургское право1. Факты свидетельствуют о том, что города Каменец-Подольский, Винница и Житомир упорно сопротивлялись этой политике. Магдебургское право в Каменце было введено в 1374 г., но большинство населения города, т. е. украинцы и армяне, не желая принять это совершенно чуждое им право, продолжали пользоваться своими собственными формами самоуправления, собственными правовыми нормами до тех пор, пока сумели юридически оформить создавшееся положение, т. е. получили привилегию избирать войта и руководствоваться своими законами. Таким образом, в Каменце было три самоуправления — польское, украинское и армянское.

Каждое из самоуправлений имело свою собственную печать. Эти печати изображены, между прочим, на перспективном плане Каменца-Подольского, составленном после 1672 г.2 Киприаном Томашевичем. Во второй половине XVII в. армяне Каменца получили право скреплять свои документы печатью на красном воске, что обычно являлось привилегией короля, высокопоставленных лиц и учреждений3.

В ЦГИА Укр. ССР во Львове на выписке из административно-судебных книг каменецкого армянского суда сохранился оттиск печати, изготовленной в 1550 г. Я. Р. Дашкевич, изучивший его, предполагает, что эта печать употреблялась до ликвидации армянского суда. На ней имеется следующая надпись на армянском языке:

«Սա է մ[ո]հը Հայ[ո]ց դ[ա]տ[ա]ստանի ի թ[ուին] Հ[այոց] ՋՂԹ».

(Это печать армянского суда. Армянский год 999)4.

_____________________________

1 В. Д. Отамановский, Развитие городского строя на Украине в XIV—XVIII вв. и магдебургское право, «Вопросы истории», 1958, № 3, стр. 124.
2 Армянская печать круглая, посередине изображен агнец со знаменем, по краям печати сделана надпись (см. Материалы для статистики России, стр. 41).
3 Е. К. [Садзагелов-Ивериели], указ. соч., стр. 8.
4 Я. Р. Дашкевич, Армянские общественные печати на Украине (XVI—XVII вв.), «Вестник Матенадарана», Ереван, 1973, № 11, стр. 242.

[стр. 187]

Городское самоуправление не было новшеством для армянского населения. Исследования показывают, что еще в XI—XIII вв. в ряде городов Армении существовали «начальники города»— «советы старейшин», во главе с градоначальником или так называемым амира города, которые и являлись органами городского самоуправления. Подобные советы существовали в Ани, Двине, Харберде, Нахичеване, Арцне и Карине5. Совет старейшин, состоящий из знатных горожан, «решал наиболее важные вопросы, связанные с жизнью города, как-то: кому должен подчиняться город, сколько налога должны платить жители города и различные слои населения (как явствует из свидетельства Ураеци и анийской надписи), следовательно, он имел некоторую законодательную власть, а также судебное правомочие»6.

Именно в этот период возникли городские суды как следствие развития городского самоуправления. «Средневековый суд,—пишет Б. Аракелян,—всецело служил интересам господствующих сословий, однако с развитием городской жизни стали учитываться также интересы городского сословия, и произвол господствующих частично ограничивался... Однако самоуправление, возникшее в городах средневековой Армении, еще не достигнув высокого развития, получило тяжкие удары и разложилось в период монгольского владычества»7. Можно сказать, что это развитие в какой-то мере было продолжено в армянских колониях. Армяне-переселенцы продолжали жить по-прежнему, сохраняя свои вековые обычаи и применяя на практике привезенные из родины судебники, которые на новых местах они все время размножали. Новые условия вынуждали переселенцев вносить изменения в свои законы. Язык забывался, но не забывались законы, они переводились на понятные переселенцам языки, а чужие властители, уважая право армян, разрешали им руководствоваться своим национальным судебником.

Менялись также термины. Говоря о самоуправлении армян города Станислава, Ч. Хованец пишет: «Такие определенные внешние формы, как войт, лавники, совет (rada), старейшины, армяне заимствовали из магдебургского права. Но они были не Станиславскими новшествами, а выражением вековой общественной жизни элементов армянского права на фоне магдебургских городских учреждений, в условиях существования которых сформи-

_____________________________

5 Б. Н. Аракелян, Городская администрация и самоуправление в средневековой Армении (на арм. яз.), «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1961, № 3—4, стр. 58—81.
6 Там же, стр. 80.
7 Там же.

[стр. 188]

ровались особые формы армянской организации и которые внешне напоминали магдебургские, но внутренне, всем своим духом, понятиями и назначением соответствовали армянскому праву»8.

Руководящие органы армянских колоний, независимо от своей формы и числа членов, перед польскими властями выступали как представители армянского населения, осуществляющие административную и судебную власть внутри общины.

В отличие от Львова, где в 1496 г. была ликвидирована должность армянского войта и его судебные функции были переданы бургомистру этого города9, в Каменце-Подольском эта должность существовала вплоть до конца XVIII в.

Из каменецких судебных актов явствует, что суд фактически являлся органом, осуществляющим самоуправление каменецких армян. Иногда этот суд называется магистратом, хотя последнее понятие более обширное и включает также совет «сорока братьев», членам и руководителю которого — маршалу было предоставлено право контролировать действия судей и войта10.

Суд занимался не только разбирательством уголовных и гражданских дел, но и вообще всем тем, на что в пределах Peчи Посполитой имел право руководящий орган иноплеменной городской общины, королевским указом наделенный правом руководствоваться своими национальными законами.

Но, вместе с тем, в руководстве общиной заметно определенное разграничение обязанностей. Войт и судьи занимались прежде всего вопросами защиты законности, а вопросами школ, церквей и вообще учреждений общественного назначения занимались преимущественно ктиторы. К. Кушнерян, заметивший это явление, пишет: «Войт — служитель общей законности или справедливости, а смотрителем и защитником национальных интересов, церквей и школ является ктитор»11.

Выше было сказано, что армянская колония Каменца, как и украинская община этого города, до введения в нем магдебургского права (1374), да и после этого руководствовалась своими

_____________________________

8 Сz. Chowaniec, Ormianie w Stanisławowie w XVI i XVIII wieku, Stanisławów, 1928.
9 Я. Р. Дашкевич, Армянское самоуправление во Львове в 60—80-х гг. XVII в. (Протоколы армянского совета старейшин как исторический источник), «Вестник Матенадарана», Ереван, 1969, № 9, стр. 219.
10 Слово «войт» заимствовано из немецкого языка, означает руководитель, старшина. В древнепольских текстах относительно армянских войтов Каменца часто употреблено выражение «namiesnik woit» (документ 1635 г., см. Архив Юго-Западной России, ч. V, стр. 151).
11 К. Кушнерян, Паломничество..., «Базмавэп», 1885, стр. 105.

[стр. 189]

национальными законами12. В 1491 г. по привилегии, данной ко¬ролем Казимиром III, украинцы в Каменце получили право из¬бирать своего войта, наделенного правом во всех вопросах дей¬ствовать на основании древнерусских законов13. Через пять лет аналогичное право получили армяне: «Король Иоанн Альбрехт,— пишет Е. Сецинский,—в 1496 г., принимая во внимание, что Ка¬менец находился на мусульманском пограничье и подвергался большим несчастиям, подтвердил армянам все прежние их тор¬говые права и дозволил им судиться «по собственному праву» че¬рез своих же войтов во всех делах, не обращаясь ни в какой дру¬гой суд»14.

Права армян, как уже было сказано выше, утверждали Алек¬сандр I, Сигизмунд I, Сигизмунд-Август и другие польские коро¬ли. Но, несмотря на все это, польские власти продолжали пося¬гать на права армян. Так, например, один из авторов каменецкой летописи тер Ованнес, который жил и творил в Каменце, записы¬вает в 1565 г., что сын богатого каменецкого армянина Григор 25 раз ехал к польскому королю и защищал права армян от пося¬гательств поляков15. И это после того, как Сигизмунд I предоста¬вил армянам привилегию руководствоваться собственным судеб¬ником.

Необходимо отметить, что в армянских колониях Подолии действовали не только светские, но и духовные суды. В вводной части устава «братства удальцов» города Язловца поименно упо¬мянуты судьи духовного и светского судов: тер Акоп — секретарь духовного суда и господин Аствацатур—войт язловецких армян16, судья «телесного» (т. е. светского.— В. Г.) суда. В разъяснениях, данных вардапетом Оксентом, четко разграничены обязанности светского и духовного судов. В ведении духовных судов находи¬лись дела, касавшиеся церкви, религиозной жизни, а также воп¬росов, связанных с браком и семьей17. Тем, кто не был согласен с решением этих судов, предоставлялось право обжаловать его пе¬ред львовским армянским архиепископом18.

А каковы были обязанности светского суда? Чтобы дать от¬вет на этот вопрос, считаем необходимым привести строки из

_____________________________

12 В. Д. Отамановский, указ. соч., стр. 242.
13 Материалы для статистики России, стр. 29.
14 Е. Сецинский, Город Каменец-Подольский, стр. 213.
15 Алишан, Каменец, стр. 36.
16 В. Р. Григорян, Устав «Братства удальцов» армянской колонии города Язловца, стр. 51.
17 Бжишкян, стр. 172.
18 Там же.

[стр. 190]

стихотворения, написанного поэтом Минасом Тохатеци, который с 1572 по 1619 гг. являлся секретарем армянского суда во Львове:

«Они чинят суд над армянами, устанавливают союз и согласие, наставляют непокорных, укрепляют порядок и законы. Их двенадцать судей, разбирают ложь и правду, виновных наказывают, невинных освобождают»19.

Этот перечень обязанностей в равной степени относится и к армянским судьям Каменца.

Четкое разграничение обязанностей духовных и светских судов сохранялось не везде и не всегда. В светских судах иногда слушались дела, входившие в компетенцию духовных судов. А в тех местах, где духовных судов вовсе не существовало, вся судебная власть была сосредоточена в руках светских судей.

Помимо всего вышеуказанного, судьи являлись также представителями армян перед польскими властями, и последние, а также руководители украинской общины, обращались к ним по всем официальным вопросам. В свою очередь армянские судьи были правомочны вступать в непосредственные сношения с правительственными учреждениями и самим польским королем для выяснения различных вопросов, связанных с общими интересами армянской колонии.

Один из судебных актов свидетельствует о том, что 12 февраля 1574 г. на очередном заседании каменецкого армянского суда «войт и судьи посоветовались между собой и единодушно [решили] послать [представителя] от суда к королю. И избрали от себя присяжного судью Милко, сына Якуба, чтоб ехал к королю, вручили 15 привилегий, которые он взял с собой. Дали ему на расходы 60 франкских серебряных флоринов и 3 литовских серебряных флорина»20.

Представитель каменецких армян отправился в Краков, где в это время заседал сейм, совершавший коронование Генриха. В конце февраля новоизбранный король утвердил выданные прежними королями права и привилегии армян и послал старосте Каменца указ о том, что местным армянам предоставляется право судиться только у своего войта и его присяжных, а их решения подлежат обжалованию перед королевским судом21.

Заседания каменецкого армянского суда происходили в построенном для него специально каменном здании, которое находилось в центре города22. Следует полагать, что это здание было вновь построено или основательно перестроено после большого

_____________________________

19 Н. Акинян, Пять поэтов-странников, стр. 80.
20 Акты армянского суда..., стр. 212.
21 М. Доронович, указ. соч., стр. 180—181.
22 Бжишкян, стр. 156.

[стр. 191]

пожара 1602 г. В Могилеве и Рашкове, как уже отмечено выше, армянскому суду были отведены специальные помещения в здании городской ратуши.

Суд был именно таким, как этого требовал «Судебник польских армян». Судья-войт не имел права вершить суд единолично. Согласно статье 120 «Судебника»—«О форме и порядке судебного разбирательства армянского суда»—на судебном процессе должны были присутствовать также «12 добрых мужчин, знающих армянское право» или, в крайнем случае, хотя бы 4 человека23. В дошедших до нас многочисленных судебных протоколах после указания года и числа следует список присутствовавших на процессе судей. Так, например, в протоколе от 28 декабря 1573 г. записано: «В присутствии войта Тороса и его судей: Юрко, двоих Саркисов, Михно, Гаспара, Зану, Милко, Ягупа и др.» Число судей, присутствовавших на разбирательстве, обычно колебалось в пределах от пяти до девяти, иногда перечень прерывается отметкой «и других». В ряде актов вместо имен имеется запись: «и в присутствии армянских судей»24.

Должность войта была выборной, и порядок выборов обычно утверждался польским королем. О том, как проходили выборы, можно узнать из документа, составленного 7 декабря 1634 г. «сорока братьями» армянского магистрата Каменца. Документ устанавливал порядок выборов войта и был утвержден королем Владиславом IV 22 марта 1635 г.25 Согласно королевской грамоте, выборы войта происходили ежегодно, накануне праздника св. Матвея. Выборщиками были «сорок братьев» во главе со своим маршалом и 50 представителей от «простого люда». Этих последних избирали «сорок братьев» и их маршал за 2—3 дня до выборов из числа «добрых, честных и основательно оседлых» членов своей общины, с условием, чтоб они были прилично одеты. Не оседлые, т. е. люди, не имевшие звания горожан, не имели права принимать участие в выборах. Звание горожанина можно было получить лишь имея постоянное занятие и обладая недвижимым имуществом в городе, что же касается слов «добрые и честные» и «прилично одетые» люди, то под ними следует подразумевать имущих людей. Из этого явствует, что для участия в выборах нужен был определенный имущественный ценз, а неимущие были лишены избирательного права, не привлекались к руководству ко-

_____________________________

23 Statuta..., str.532.
24 Из актов армянского суда города Станислава, составленных в 1692— 1702 гг. на польском языке, явствует, что там войт вел процесс в присутствии пяти, а иногда трех судей (см. Исследование Судебника польских армян, стр. 24).
25 Архив Юго-Западной России, ч. V, т. I, стр. 150—152.

[стр. 192]

лонией, следовательно, они не могли выражать или осуществлять свои желания, свою волю.

До выборов список 50 представителей направлялся войту и членам армянского магистрата. Ясно, что они стремились оставить в списке лишь верных и преданных им лиц. Войту и членам магистрата предоставлялось право пригласить к себе этих лиц до выборов и иметь с ними беседу. Когда войт, говорится в решении, посылал этих людей на выборы, то они обязаны были держаться скромно и прилично, относиться с уважением к членам магистрата. После того, как войт слагал свои полномочия, выборщики, поблагодарив его за проделанную им работу, избирали войтом одного из судей, не бывшего до этого войтом. По вышеупомянутому решению, члены магистрата не имели права занимать одновременно две должности.

Из числа судей избирали и других должностных лиц: «одного субделегата, который заменял войта, когда войт отсутствовал, или болел, или имел тяжбу с другим лицом», казначеев, писарей и судебного исполнителя26.

Давая интересные разъяснения об обязанностях этих должностных лиц, вардапет Оксент пишет также об избрании руководителя «сорока братьев» и его обязанностях. В Рашкове это лицо называлось «рейентом», т. е. «регентом», а в Язловце — «маршалком». Рейент — староста сорока братьев, отвечал за порядок в городе, собирал налоги и передавал войту, по требованию войта доставлял ему сведения о доходах и расходах27.

Судебный исполнитель выполнял также полицейские функции. Оксент называет его «мески слуга», т. е. городской слуга. Наряду со своими основными обязанностями, он должен был по решению суда арестовывать, пороть виновных, взимать штраф, следить за помещением суда и т. д.28

Из числа имущих горожан избирались также «сорок братьев». В памятной записи одной рукописи из Каменца29 «сорок братьев» названы людьми, имеющими «довлат» (довлат — арабское слово, означает богатство). Значит, совет «сорока братьев» был советом богатых людей.

Из вышеизложенного явствует, что в состав армянского магистрата — органа, осуществлявшего самоуправление армян, могли быть избраны только представители имущих слоев. Хотя в выборах войта участвовали 50 представителей простого люда, они могли лишь избирать, но не быть избранными. Следовательно,

_____________________________

26 Бжишкян, стр. 170.
27 Там же, стр. 171.
28 Там же, стр. 171—172.
29 Там же, стр. 156.

[стр. 193]

трудящиеся слои общины, несомненно, составлявшие большинство, фактически были лишены избирательных прав, существовала только «демократия для ничтожного меньшинства, демократия для богатых»30.

Как осуществлялся судебный процесс? Вначале суд заслушивал обе стороны согласно ст. 119 «Судебника», озаглавленной «О судье, который не должен судить одну сторону в отсутствии другой»31. Их показания заносились в книгу судебных актов32. В случае необходимости суд сперва осматривал полученные пострадавшим или пострадавшими телесные повреждения, описание которых (часто весьма подробное) также заносилось в судебную книгу33, а затем выслушивал стороны. В случае необходимости в зал суда доставлялись относящиеся к делу вещественные доказательства, о которых также делали запись в акте. Затем слово предоставлялось свидетелям, опять-таки по порядку, установленному ст. 119 «Судебника». Если таковых не оказывалось, то согласно ст. 124 («О порядке принесения присяги») применялась присяга34. Но если обвиняемый не отрицал своей вины, то суд сразу приступал к вынесению приговора.

Когда дело доходило до присяги, суд обычно ставил срок: «должен присягнуть в течение двух недель»35. Иногда суд, по согласию сторон, определял день и даже час присяги. Так, например: «Стороны пришли к соглашению и решили, что присяга будет на третий день, в 16 часов»36, или: «Присягнет в нынешнюю субботу, в 15 часов»37.

Случалось, что одна из сторон освобождала другую от принесения присяги. Так, например, 14 января 1574 г. в суд явился внук пана Донуша Михно И заявил, что освобождает Хачко от

_____________________________

30 В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 33, стр. 88.
31 Statuta..., str. 531.
32 Бжишкян, стр. 173.
33 Эти книги были двух видов — большой и малый «дифтары». В первой книге записывались окончательные решения по сделкам, не подлежащим разбирательству, а во второй — вообще все. В акте, составленном 3 октября 1573 г., — по поводу продажи неким Бобриком и его сыном Якубом собственного дома (юрда) Андриасу, — записано, что когда было получено согласие на продажу, то покупатель Андриас потребовал, чтобы сделка была записана «в этом маленьком дифтаре, но если придут все судьи, то тогда эта сделка будет записана в большом дифтаре» (см. Акты армянского суда города Каменец-Подольского, стр. 175).
34 Statuta..., str. 534.
35 Акты армянского суда..., стр. 209.
36 Там же.
37 Там же, стр. 306.

[стр. 194]

принесения присяги38. В подобных случаях суд прекращал дело.

Сохранились сведения о том, что иногда обвиняемая сторона уклонялась от принесения присяги39 и это считалось безоговорочным признанием вины.

Статья 124 «Судебника польских армян» устанавливает порядок принесения присяги. Церемония должна была состояться в церкви, перед крестом, в присутствии обеих сторон, войта и других лиц, участвующих на суде, т. е. присяжных судей40. Аналогичным образом описывается порядок принесения присяги в каменецком уставе 1616 г.41

Не сохранилось сведений о некоторых формальных сторонах процесса — об одежде, порядке рассаживания, продолжительности заседания и т. д. Известно, что армянские судьи во Львове одевались в черное. В Каменце и в других местах армяне во всем следовали львовским армянам и вряд ли делали исключение в этом вопросе, поскольку вообще они строго следили за соблюдением всех формальностей. Так, например, войт являлся на судебный процесс с особым знаком отличия, имел в судебном зале свое постоянное место, и если ему случалось выступать на суде в качестве истца, то он передавал свой отличительный знак и свое место заменяющему его присяжному судье. Так, например, 29 декабря 1572 г. «войт Торос встал со своего места, усадил на свое место Арпета и передал ему знак войта и усадил рядом с ним судей: Демуша, Саркиса [сына] Ивашко и других»42. Сохранилось сведение о том, что 21 июня 1710 г. армянский судья по имени Фома Богданов, приступая к должности, обещал «сорока братьям» в течение одного года отпустить усы, в противном случае должен будет заплатить штраф в 100 гривен или уйти со службы43. Значит, армянским судьям в Каменце следовало носить усы в обязательном порядке.

За разбирательство уголовных и гражданских дел, а также за утверждение различных договоров суд взимал пошлину, о чем делалась специальная запись в судебной книге.

Акты дают возможность установить, сколько заседаний созывал суд в течение месяца и сколько разбирал дел. В марте 1575 г., например, суд заседал 12 раз и заслушал 21 вопрос44. Дни засе-

_____________________________

38 Там же, стр. 195.
39 Там же, стр. 351; см. также Т. И. Грунин, указ. соч., стр. 302.
40 Statuta..., str. 534.
41 Я. Р. Дашкевич, Устав армянской общины в Каменце-Подольском 1616 г., „Rocznik Orientalístyczny", t. 38, Warszawa, 1976, стр. 107.
42 Акты армянского суда..., стр. 116.
43 М. Доронович, указ. соч., стр. 278.
44 Акты армянского суда..., стр. 317—324.

[стр. 195]

даний также были заранее установлены — все дни недели кроме воскресенья и праздничных дней.

В протоколах часто приводятся слова, которые произносил представитель суда при объявлении приговора: «По велению бога и властью нашего короля и по правомочию армянского суда»45. Армянский магистрат в Каменце был самоуправляющимся органом и подчинялся лишь воле короля; местные власти, городской староста формально не имели права вмешиваться в его дела.

Согласно статье 118 «Судебника» («О подаче апелляции от суда к его величеству королю») армяне, недовольные решением своего суда, могли жаловаться только королю46. Апелляции в польском государстве обычно направлялись в надворный асессорский суд, в котором председательствовал канцлер, но сложные дела слушались в надворном реляционном суде, где присутствовали король, министры и сенаторы47. Если этот установленный порядок апелляции нарушался, то суд привлекал нарушителя к строгой ответственности. 10 марта 1575 г. в Каменце-Подольском некий армянин по имени Зану, будучи несогласным с решением суда, опротестовал его перед польскими властями города. Армянский суд не только привел в исполнение свой приговор, но и подверг Зану аресту и штрафу48.

Иногда случалось, что апелляционные жалобы направлялись в другой суд. Так, например, жалоба об отмене решения армянского суда в Каменце, вынесенного 12 января 1575 г., была направлена в армянский суд во Львове. Причина была особо оговорена: «Вышеупомянутые люди сделали это по той причине, что король отсутствовал»49.

Из некоторых актов явствует, что жалобы иногда подавались каменецкому старосте, но всегда подчеркивается, что это сделано с позволения суда50. Однако решение старосты не считалось окончательным, и истец имел право повторно обжаловать приговор51.

Совершенно по-иному обстояло дело в частных городах. Каменец был королевским городом, и апелляции заслушивались в столице. В городах, принадлежавших крупным магнатам, приговоры можно было обжаловать лишь перед владельцем города или подчиненным ему судом.

_____________________________

45 Там же, стр. 226, 313.
46 Statuta..., str. 530—531.
47 История Польши, т. I, стр. 185.
48 Акты армянского суда..., стр. 319.
49 Там же, стр. 301.
50 Там же, стр. 133—146.
51 Там же, стр. 141—142.

[стр. 196]

Вардапет Оксент пишет, что войт и судьи не имели права наказывать людей незаконным образом, без суда и следствия. «Войт и ага,—пишет он,—не должны оскорблять, бить, заключать в тюрьму или штрафовать незаконно, без суда»52.

Нет сомнения в том, что суды руководствовались «Судебником», утвержденным Сигизмундом I, но интересно проследить, как это фиксировалось в актах, указывались ли прямо соответствующие статьи судебника? Судя по актам, статьи не указывались. При вынесении приговора принято было ограничиваться указанием: «согласно законам суда», но в одном месте встречается выражение: «и по закону «Судебника», полученного от короля»53. Несмотря на это, можно конкретно установить, какой статьей судебника руководствовался суд при разбирательстве того или иного дела, а также насколько данная статья соответствует аналогичной статье второй части «Судебника» Мхитара Гоша.

Так, в марте 1575 г. слушалось дело одного ремесленника, плохо починившего котел заказчика. Дело это должно было разбираться по статье 105 «Судебника польских армян», которая, между прочим, гласит, что ремесленник, не выполнивший заказ согласно предварительной договоренности, обязан выполнить работу вторично, без дополнительной платы54. Как показал в своем исследовании В. Бастамян, это положение заимствовано из статьи 124 второй части «Судебника» Мхитара Гоша: «Мастера,—говорится в этой статье,—к какому ремеслу ни принадлежали, будут ли они работать сдельно или по найму, если выполнят работу не по вкусу хозяина и вдобавок испортят материал, должны вновь выполнить работу по его вкусу или пополнить цену непорченого и затем полностью получить свою плату»55.

На суде разбирательство дела пошло так: поскольку истцу срочно был нужен котел, суд решил, что до выяснения обстоятельств истец отдаст котел на починку другому мастеру, и если выяснится, что первый ремесленник действительно взялся «заменить дно его котла своей медью и починить этот котел», то обязать его полностью уплатить истцу стоимость второго ремонта56. Следовательно, ремесленник должен отвечать за свою работу и в случае брака обязан вторично сделать ее без дополнительной платы, т. е. так, как требуют статья 124 второй части «Судебника» Мхитара Гоша и статья 105 «Судебника польских армян».

_____________________________

52 Бжишкян, стр. 172.
53 Акты армянского суда..., стр. 155.
54 Statuta..., str. 524.
55 Армянский судебник Мхитара Гоша, пер. с древнеармянского А. А. Паповяна, Ереван, 1954, стр. 221.
56 Акты армянского суда..., стр. 318.

[стр. 197]

Число таких примеров можно увеличить, в особенности если будут исследованы также акты на польском и половецком языках. Это даст возможность установить также, какие отклонения были от «Судебника» и как решались дела, по которым в «Судебнике» не было специальных статей.

Акты свидетельствуют о том, что армянская колония в Каменце продолжала пополняться армянами, прибывавшими из других мест. В 1575 г. в суд явился «некий почтенный ходжа Якуб из Марзвана», желающий принять польское подданство и стать гражданином Каменца57. Армянский магистрат принимал новых граждан только по распоряжению городского старосты, поэтому лишь после получения соответствующего распоряжения старосты Якуба ведут в церковь, где он приносит традиционную присягу принимающих гражданство города58. Принимающие гражданство должны были представить также поручителей59. 5 февраля того же года, для утверждения хозяйственной сделки, в суд обращается «Султан из Тохата, ныне каменчанин». По-видимому из Тохата в Каменец этого человека завлекли торговые дела. В указанный день он заключал торговый договор с шляхтичем паном Станиславом Срочинским, у которого взял в долг 100 талеров, и обязывался вернуть долг тканями, которые должен был привезти из Москвы60.

Завещания армян обычно хранились в суде, но завещатель имел право вносить в них поправки, сделав об этом соответствующую запись в судебной книге. Суд был правомочен распоряжаться имуществом умерших лиц, не имевших наследников. В Золочеве, как мы отметили выше, согласно грамоте короля Яна III Собеского от 1688 г., остаток имущества умерших армян, не имевших потомства, после исполнения завещания покойного по распоряжению владельца города и армянской общины тратился на городские нужды, а имущество армян, приехавших из других мест и умерших в этом, городе, хранили в помещении армянского суда год и шесть недель, после чего — если не объявились наследники или не было найдено завещание — его делили между владельцем города и армянской церковью61. Почти так же поступали и в Рашкове62.

Дела армян подлежали слушанию только в армянском суде, и представители других национальностей могли возбудить дело

_____________________________

57 Акты армянского суда..., стр. 299—300.
58 Там же.
59 Т. И. Грунин, указ. соч., стр. 339—340.
60 Акты армянского суда..., стр. 308—309.
61 Ł. Charewiczowa, указ. соч, стр. 181.
62 Бжишкян, стр. 167.

[стр. 198]

против армян лишь в армянском суде. В записях суда есть много свидетельств этого. Даже если истец-неармянин по какому-либо поводу жаловался на армянина своему судье, тот направлял его к армянскому войту. Следует отметить, что при рассмотрении подобных дел суд выносил объективное решение и наказывал виновного независимо от национальности. Об этом свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении материалы.

Мы располагаем фактами, свидетельствующими о посягательстве польского суда на права армянского суда. Сохранилось сведение о том, что 4 августа 1574 г. по приказу польского суда в Каменце был арестован молодой армянин. «Причиной тому было следующее,— пишет автор-современник.— Этот молодой человек, по имени Якуб, внук Михала, имел любовницей замужнюю женщину и однажды пошел к ней ночью. Муж женщины застал их вместе и привел в ратушу (судилище), оба—и молодой человек и женщина — были обезглавлены». Писец со скорбью продолжает: «Никогда прежде не случалось, чтобы поляк судил армянина или приговорил к смерти, а случилось это из-за наших бесчисленных грехов и особенно из-за беспечности судей»63.

Аналогичный случай игнорирования прав армянского суда произошел во Львове в 1518 г. «Армянин по имени Ивашко Тиханович,—рассказывается в работе Ф. Бишоффа,—долгое время блудил с горожанкой христианкой и по этой причине был обвинен. Присутствие бургомистров и городских советников взялось за рассмотрение дела, оба были приговорены к смерти за святотатство, и оба подверглись одному и тому же наказанию»64.

Этот жестокий приговор, вынесенный на основе магдебургского права, и игнорирование прав армянского суда вызвали недовольство армян Львова, которые предъявили королю свой протест. По указу от 18 августа 1518 г. король признал решение польского суда незаконным и подверг судей штрафу на сумму в 200 марок. Все армяне, проживавшие во Львове и имевшие в городе собственные дома и постоянное занятие, согласно магдебургскому праву получили по 20 грошей, как потерпевшая сторона65. Акты свидетельствуют о строгости законов польских армян в вопросах защиты личности и имущества. Частная собственность была провозглашена святыней, и посягательство на нее каралось со всей строгостью закона. Тяжелые материальные условия вынуждали людей, в особенности из среды необеспеченных слоев, прибегать к воровству, хищениям. Среди уголовных преступлений

_____________________________

63 Алишан, Каменец, стр. 46.
64 Исследования Судебника польских армян, стр. 18.
65 Там же.

[стр. 199]

значительный процент составляли драки, происходившие как внутри колонии, среди армян, так и между армянами и гражданами других национальностей.

По законам польских армян нетрезвое состояние человека при совершении преступления нисколько не смягчало его вину. Каждый был обязан дать отчет за свои проступки, совершенные как в трезвом, так и в нетрезвом состоянии.

Подобная практика, призванная укреплять моральный облик общины, преследовала цель бороться не только с пагубным употреблением алкоголя, но и с преступностью вообще, так как значительная часть преступлений совершалась в нетрезвом состоянии.

Данное правило, как и многие статьи «Судебника польских армян», были заимствованы из старинного армянского обычного права, которое получило силу письменного закона в «Судебниках» Мхитара Гоша и Смбата Спарапета. Согласно обоим «Судебникам», человек, совершивший преступление в нетрезвом состоянии, считался дважды преступником. «За преступления, происшедшие между пьяными, согласно нашим церковным канонам,—пишет Мхитар Гош,—не должно быть никакого прощения, ибо прежде всего караемо само пьянство. Если в драке, затеянной пьяными между собой, изувечит или искалечит один другого,—произвести всесторонний суд и присудить виновного к уплате за простой и лечение»66. У Смбата Спарапета сказано еще более ясно: «Закон требует судить подобных людей двояко: во-первых, за пьянство... вследствие чего потом возник ущерб, во-вторых, за причиненный им ущерб...»67 Вышеупомянутая статья «Судебника» Мхитара Гоша, в отредактированном виде, включена в «Судебник польских армян» как статья 8 под заглавием «О пьяных людях». И здесь тоже пьянство считается первопричиной всех зол, а пьяный обязательно должен понести кару за свои грехи68. Имеющиеся в нашем распоряжении материалы показывают, что армянский суд Каменца следовал требованиям этой статьи «Судебника»69.

Судебные книги содержат много актов, составленных в связи с различными хозяйственными сделками. Есть договоры об аренде, купле и продаже, получении ссуды, которые составлены большей частью по принятому шаблону. Несколько актов рассказывают об условиях сдачи в аренду мельниц, находившихся в распоряжении армянского магистрата Каменца, и о принятии аренд-

_____________________________

66 Армянский Судебник Мхитара Гоша, стр. 152.
67 Смбат Спарапет, Судебник. Составление текста, перевод с древнеармянского, предисловие и примечания А. Г. Галстяна, Ереван, 1958, стр. 141.
68 Statuta..., str. 473.
69 Акты армянского суда..., стр. 154, 349—350.

[стр. 200]

ной платы70. Интересны условия аренды. Арендатор, украинец по имени Васько, обязывался платить сдающему в аренду, т. е. армянскому суду, 60 флоринов в год (флорин составлял 45 серебреников), срок аренды—7 лет. Арендная плата вносилась по ратам71, т. е. определенными частями, 4 раза в год по 15 флоринов, «наличными серебрениками». Для утверждения договора в суд явились поручители арендатора — 4 человека, все украинцы. Стороны пришли к соглашению, что если накануне рождественских праздников или пасхи «один жернов в мельнице будет свободным, то армяне могут молоть свое зерно». Примечателен последний абзац договора, где говорится о порядке ремонтирования мельницы, дающий возможность внести ясность в рассмотрение одного спорного вопроса. В «Судебнике польских армян» есть специальная статья (№ 54) о сдаче мельниц в аренду. Бишофф придерживается того мнения, что арендатор обязан сам заботиться обо всем необходимом и «чинить все, что испортится, обычным путем»72. И. Колер считает, что если арендатор не виноват в поломке, то в таких случаях он не обязан производить ремонт собственными средствами, но в подстрочном примечании оговаривает, что слово «arendare» (арендовать) в «Судебнике» может относиться и к наемщику, и к сдающему в наем, поэтому данный отрывок может означать также, что ремонт обязан производить арендатор73. Мнение обоих авторов основывается на латинском тексте «Судебника». Посмотрим, как воспринимали смысл этой статьи люди, переводившие «Судебник» с латинского на польский. В статье 54 «Судебника» «Об аренде мельниц» читаем следующее: «Все, что необходимо для мельницы [должен] давать и чинить тот, который арендовал мельницу, также [должен] чинить все поломанные вещи в соответствии с обычаем мельников»74. Эти слова не оставляют сомнений в том, что ремонт производил арендатор.

Статья 54 «Судебника польских армян» почти в точности соответствует статье 61 второй части «Судебника» Мхитара Гоша,

_____________________________

70 М. Доронович пишет, что эти мельницы издавна принадлежали армянам и были построены по особому разрешению короля. Две трети дохода от мельниц вносились в королевскую казну, одна треть оставалась армянам. При необходимости ремонта две трети издержек платил каменецкий староста, одну треть платили армяне. Один раз от разлива реки мельницы были разрушены, армяне обратились к королю Яну Казимиру за разрешением восстановить их и получили его 6 февраля 1649 г. (см. М. Доронович, указ. соч., стр. 183).
71 Рата — немецкое слово, означает внос, плата, прием.
72 Исследования Судебника польских армян, стр. 58.
73 Там же, стр. 37.
74 Statuta..., str. 499.

[стр. 201]

озаглавленной: «Об аренде мельниц и им подобного [имущества] с уплатой денег вперед». Здесь читаем: «Хозяин обязан привести в исправный вид свое имущество и [отвечать] за повреждения, которые... могут происходить от естественного порядка вещей»75. Речь идет о повреждениях, происшедших от стихийных бедствий, которые обязан был чинить сдающий в аренду.

Эта часть статьи в Каменце постоянно применялась на практике. Выше было сказано, что при разливе реки Смотрич в 1649 г. мельницы были разрушены и за ремонт должны были заплатить сдававшие в аренду, но не арендатор. О текущем ремонте заботился, однако, арендатор, согласно судебнику. «За повреждения же, происшедшие в мельнице вследствие небрежности арендатора мельницы, будь то повреждение жернова, колеса или мельничного желоба или каких-либо мельничных принадлежностей, за кражу чего-нибудь на мельнице возмещает все убытки арендатор»76. Как же отразилась эта часть статьи в исследуемом договоре? В нем записано: «Все, что понадобится на мельнице, посуда или что иное, должен обеспечить мельник»77. Видно, что в договоре нет отклонений от судебника, следовательно, объяснение Ф. Бишоффа ближе к действительности.

Для получения арендной платы от мельника Васько суд уполномочил Якуба Дукалбея, который «в каждую рату» вносил арендную плату «в сундук суда»78.

В правомочие армянских судов Подолии входило также разбирательство судебных дел, возникших между армянами, приехавшими из других мест: «Дела приезжих этой нации, — сказано в грамоте короля Яна III Собеского от 29 октября 1680 г., — разбираемые во время, приходящееся на каждую ярмарку, должны быть под правомочием войта этой же нации (т. е. армян.—В. Г.)». В то же время разъясняется цель предоставляемой привилегии: «Это для того, чтобы лучше поощрять купцов и местные ярмарки, а также чтобы приезжие купцы не подвергались какой-либо несправедливости со стороны какого-либо судьи и поэтому не избегали здешних ярмарок»79.

В Рашкове подобные дела разбирал представитель владельца города—«векил»80, который, однако, не имел правомочия еди-

_____________________________

75 Армянский Судебник Мхитара Гоша, стр. 178—179.
76 Там же, стр. 179.
77 Statuta..., str. 499.
78 Акты армянского суда..., стр. 254, 340.
79 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 181.
80 «Векил» — арабское слово, означает уполномоченный, доверенный, представитель.

[стр. 202]

нолично выносить решения. «Армянский войт должен вместе с векилом выносить приговор, который должен быть подписан обоими»,—сказано в грамоте Ю. Любомирского от 19 марта 1751 г. Причина та же, что и в Золочеве — чтобы представители польских властей чем-либо не отпугнули армянских купцов от участия в рашковских ярмарках81.

Наличие органов самоуправления в армянских колониях Подолии, деятельность армянских магистратов и судов, их многочисленные права и обязанности являются ярким доказательством доброжелательного отношения, которое встретили со стороны населения и властителей этой страны армянские переселенцы, обосновавшиеся на территории Подолии. Основой права подольских армян были армянские законы, а в структуре и принципах деятельности органов самоуправления сохранились многие традиции и обычаи, привезенные армянами из родной страны. В этой дружественной славянской стране, в окружении украинского и польского народов, армяне продолжали жить так, как жили в течение веков на своей далекой родине. Новые условия, несомненно, внесли необходимые коррективы и дополнения в их законы, структуру органов самоуправления и, вообще, в обычаи и быт.

_____________________________

81 Бжишкян, стр. 167.

Дополнительная информация:

Источник: Григорян В.: "История армянских колоний Украины и Польши" (армяне в Подолии), Ер.: Издательство АН Арм. ССР,1980.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice