ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вартан Григорян

ИСТОРИЯ АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ УКРАИНЫ И ПОЛЬШИ
(АРМЯНЕ В ПОДОЛИИ)

Previous | Содержание | Next

[стр. 222]

ГЛАВА III

СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И КЛАССОВЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

В трудах, посвященных истории армян Речи Посполитой, буржуазные историки часто пишут об их большом богатстве, о крупных торговцах и чиновниках, живших в роскоши и довольстве, о богатых помещиках, и порой создается такое впечатление, что все поселившиеся в этих местах и получившие множество привилегий армяне жили в изобилии и богатстве, а нужда и нищета были чужды им. Однако это не так. В армянских колониях действительно были лица, обладавшие большим богатством, купцы, игравшие активную роль в торговле между Западом и Востоком, чиновники, получавшие большие доходы, ростовщики и помещики, но рядом с ними жили люди, которые подвергались эксплуатации, терпели нужду и лишения.

Армянское общество в колониях четко делилось на различные классы. Примечательные сведения об этом содержатся в правилах, составленных вардапетом Оксентом для армянской колонии Рашкова. Говоря о денежных взносах, выплачиваемых служителям церкви по разным поводам, Оксент отмечает, в каких размерах производились эти выплаты. Например, за бракосочетание от «толватаворов» взимали соответственно их состоянию, от «мечдзерацев»—один золотой, от «рэнчпаров»—половину золотого1.

«Толватаворы», были представителями эксплуататорского класса, взявшими в свои руки внутреннее руководство колонией. Это были купцы и высокопоставленные чиновники, которые, кроме недвижимого имущества, обладали большими денежными средствами.

За «толватаворами» следовали «мечдзерац», люди, обеспеченные лишь частично, занимающие место между богатыми и неимущими. По-видимому, Оксент имеет в виду ремесленников, мелких

_____________________________

1 Бжишкян, стр. 177. «Толватавор» — богач, происходит от арабского слова богатство; «мечдзерац» — с древнеармянского — средней руки, т. е. середняк; «рэнчпар» — с персидского, означает поденщик.

[стр. 223]

торговцев, приказчиков, которые так или иначе обеспечивали себе средства к существованию.

«Рэнчпары» находились на низшей ступени имущественной иерархии и эксплуатировались городской знатью. Это был наиболее бесправный и бедствующий класс, которому было суждено целый день работать для того, чтобы кое-как обеспечить себя и свою семью самым необходимым.

Акты каменецкого суда содержат скупые, но красноречивые факты о социальном расслоении внутри армянской колонии, об имущественном неравенстве. Рядом с богачами, беззаботно живущими в роскоши, упоминаются и неимущие армяне, работающие у них. О наличии большого числа неимущих свидетельствует тот факт, что в Каменце, Рашкове, а возможно и в других армянских колониях Подолии возникла необходимость в создании больниц, т. е. домов призрения для бедняков. В актах каменецкого суда часто встречаются дела о неплатежеспособных должниках, которые, не сумев вовремя погасить свои долги или не имея поручителей (что также было признаком нищеты), наказывались со всей строгостью закона—заключались в тюрьму или лишались последнего имущества2.

Примечательно, что в органах внутреннего самоуправления армянских колоний, в числе прочих должностных лиц, был чиновник, обязанностью которого была забота о бедных, неимущих, больных людях, а также о гостях. Этот чиновник назывался «ахкатац тнтес» (по-русски—«эконом бедняков»). Он имел кассу у входа в церковь и собирал добровольные пожертвования, собирал их также во время похорон и других обрядов «по обычаю армян». В его распоряжении была комната, именуемая «спиталь» (госпиталь), где «живут немощные и больные и приезжие». Он организовывал похороны бедняков3.

Эти материалы об «экономе бедняков» и его обязанностях, оставленные нам вардапетом Оксентом, заслуживают особого внимания. Здесь важно не только то, что община заботилась о бедняках, но и то, что возникла необходимость внести в правила, регулирующие вопросы внутренней жизни колонии, специальный пункт, обеспечивающий хоть какую-то помощь неимущим. Следовательно, число таких людей было значительным и заботу о них должна была взять на себя община.

В своем послании от 26 июня 1410 г., адресованном армянам Польши, католикос Акоп, как правильно заметил историк А. Абрамян4, перечисляет существующие в колониях социальные слои:

_____________________________

2 Акты армянского суда..., стр. 213, 216, 322, 336, 351—352.
3 Бжишкян, стр. 171.
4 А. Г. Абрамян, указ. соч., стр. 207.

[стр. 224]

«Преподобным и непорочным священникам, боголюбивым и благочестивым господам и старейшинам, достопочтенным ходжам и бюргерам, мудрым торговцам, уважаемым и добродетельным старостам, искусным ремесленникам, трудолюбивым земледельцам...»5. Здесь фактически излагаются данные о существующей общественной иерархии.

О большом имущественном неравенстве между отдельными социальными слоями общества свидетельствуют материалы, сохранившиеся в памятных книгах армянских церквей Каменца-Подольского. Так, например, комиссия, избранная в конце XV в. для осуществления строительства церкви Благовещения, организовала сбор пожертвований в общине «среди знатных и простолюдинов», которые платили «кто много, а кто мало, по мере своих возможностей». Некоторым нечего было платить, и они вынуждены были отработать на строительстве. И в последнем случае чувствуется имущественное различие—у одних нет ничего кроме собственной физической силы, другие приходят на строительство с телегами и лошадьми6.

Особенно трудным было положение новых переселенцев, После долгого, изнурительного пути они оказывались в совершенно чуждой среде, перед ними вставало множество трудностей, и не всем из них удавалось приспособиться к новым условиям. Епископ Лазарь Тохатеци, обосновавшийся в Язловце в начале XVII в., в одном из своих стихотворений пишет о трудностях, которые пришлось претерпеть армянам в этом городе. Им трудно было найти занятие и добывать средства к существованию7.

Вардапет Оксент, прибывший в Рашков в 1747 г., нашел армян в крайне тяжелом состоянии и впоследствии писал: «Горько плакал я над их нищетой»8.

К сожалению, в нашем распоряжении нет налоговых списков, и трудно сказать что-либо определенное о всех налогах и податях, которые платило население владельцам города. В указах о привилегиях, выданных армянам, иногда упоминается то обстоятельство, что облегчены налоги, взимаемые с переселенцев, или что они на несколько лет вовсе освобождены от всех налогов и податей. Короли и магнаты шли на это лишь в тех случаях, когда население, из-за войн и набегов лишенное всего, бежало в неприступные места. Владельцам городов приходилось идти на уступки, чтобы вернуть жителей, поскольку все равно им уже нечего было брать от

_____________________________

5 Алишан, Каменец, стр. 221.
6 Бжишкян, стр. 152—153.
7 Н. Акинян, Пять поэтов-странников, стр. 207.
8 Бжишкян, стр. 175.

[стр. 225]

окончательно разорившихся людей. Но когда они возвращались и поселялись на прежних местах или в новых городах и постепенно налаживали свое хозяйство, сроки уменьшения налогов сокращались и население снова попадало под тяжелый феодальный гнет и эксплуатацию.

Некоторое представление о налогах, взимаемых с армянского населения Рашкова, дает нам грамота Ю. Любомирского. Там прямо сказано, что армяне, наравне с поляками, будут участвовать во всех расходах по содержанию города9. Для этой цели они должны были избрать «умного надзирателя, каждый год приносящего присягу, чтобы собирал деньги и расходовал сумму по ихнему уренду»10. Это значит, что сбор налогов с армян для нужд города поручался избранному из их среды лицу, входившему в число руководителей общины, иными словами им бывал войт. Любомирский освободил армян от ряда налогов, но приказал, чтобы армяне платили за имущество наравне с поляками, а по ст. 8 устанавливалось, что армяне ежегодно будут платить один венгерский золотой за дом, построенный на рынке, и половину этой суммы за дом, расположенный на других улицах11. В Золочеве также налог, взимаемый с домов (следовательно и с лавок), расположенных на рынке (18 золотых), был вдвое больше налога, взимаемого с других домов. Это зафиксировано в грамоте Я. Собеского от 1688 г. Отмечено также, что «в торговле и производстве напитков дана им (армянам.—В. Г.) полная свобода, только за «напитки и ликеры» армяне должны платить так же, как и поляки платят замку или арендатору»12.

Поскольку в своих правах армяне были приравнены к полякам и украинцам, следовательно, и их обязанности были такими же, поэтому армяне, наравне со всеми, принимали участие в строительстве оборонительных сооружений и во всякого рода военных расходах. Так, например, по грамоте короля Сигизмунда I от 22 мая 1519 г. с украинского, польского и армянского населения Каменца-Подольского взимался специальный налог, именуемый «сошь», который расходовался на укрепление Каменца и ремонтирование крепостных сооружений13. Автор каменецкой хроники Ованнес пишет, что когда в 1567 г. каменецкие судьи начали строительство

_____________________________

9 Там же, стр. 166.
10 Там же. Объяснение слова «уренд» приводится в правилах Оксента под заглавием «Что такое уренд». Он пишет, что это власть, предоставленная войту и судьям владельцем города (там же, стр. 169).
11 Там же, стр. 166.
12 Ł. Charewiczowa, указ соч., стр. 88.
13 Архив Юго-Западной России, ч. V, т. I, стр. 34—35.

[стр. 226]

крепостных сооружений, то горожан также заставляли работать. «В 1567 г. католические судьи начали строить вокруг города каменную стену. Но многим это было не по душе, ибо работа была начата большая и трудная и поскольку горожан, сильно притесняя, заставляли работать. Безмолвно вздыхая, они выполняли эту работу и были словно в плену, как некогда израильтяне у фараона»14. При выплате контрибуции армяне вносили свою долю. Во время войн, походов они были обязаны обеспечивать войска жильем, а иногда и провиантом. Получение привилегий от польских королей и князей всегда было связано с большими затратами. В финансировании делегатов и хлопотах о подарках участвовали все члены общества.

Положение населения становилось особенно тяжелым во время войн. При периодически повторяющихся набегах турецко-татарских орд армяне также подвергались грабежу, многих угоняли в плен, затем возвращали родным за большой выкуп. В 1672—1699 гг., когда Подолия была захвачена турками, тысячи армян, бросив имущество, бежали в Галичину, Молдавию и другие места. Когда часть их вернулась обратно, то все было уже разрушено, разорено.

Большой ущерб наносили стихийные бедствия: наводнения, землетрясения и засуха, а также пожары. Так, например, во время большого пожара 1602 г. почти весь Каменец сгорел. Следствием подобных бедствий бывали дороговизна и голод. Из каменецкой хроники узнаем, что в 1590 г. из-за засухи наступил голод, а продукты вздорожали как никогда до этого15.

Духовенство также стояло на верхней ступени феодальной иерархии. Члены армянской общины обязаны были содержать не только местных священников, но и посланников из Эчмиадзина, Иерусалима, Константинополя. В разъяснениях вардапета Оксента перечислены церковные подати. Для обеспечения нужд церкви главный казначей должен был каждую субботу собирать с каждого дома положенную сумму и передавать приходскому священнику, а церковный казначей (это была другая должность, отличная от должности главного казначея) должен был собирать штрафы, наложенные на граждан армянским урендом, т. е. администрацией, а также плату за различные церковные обряды во время праздника крещения, вербного воскресенья, пасхи, за бракосочетание, похороны и т. д.16

_____________________________

14 Алишан, Каменец, стр. 38.
15 Там же, стр. 57.
16 Бжишкян, стр. 170.

[стр. 227]

Специальным пунктом устанавливались суммы, которые паства должна была платить церкви и ее служителям17.

В то время как трудящиеся и неимущие надеялись на случайный заработок и на милосердие «эконома бедняков», богачи колонии жили в роскоши и по своему образу жизни ничем не отличались от польских аристократов. В библиотеке национального музея, в отделе Чарторыских в Кракове хранится одна из книг брачных контрактов армянской колонии города Станислава, составленная в 1693—1784 гг., которая содержит ценные материалы по этому вопросу. В Станиславской колонии были также переселенцы из Каменца, следовательно эти материалы в равной степени относятся и к каменецкой колонии, и к другим армянским колониям Подолии. Брачные контракты дают возможность составить представление о состоятельности, о материальных возможностях верхушки польских армян. Брачные контракты могли заключать лишь представители имущего сословия, которые имели возможность выделить своим вступающим в брак сыновьям и дочерям огромные суммы, драгоценные украшения стоимостью в несколько тысяч злотых. Ознакомимся с одним из этих контрактов.

27 января 1726 г. состоялось бракосочетание дочери господина Григоренц Дотера пани Анны и сына пана Хасоенц Царука пана Гаспара. Родители дали за своей дочерью богатое приданое: золотую цепь, стоимостью в тридцать золотых, обручальное кольцо стоимостью в пять золотых, три нити жемчуга, золотое украшение с рубинами и крупным жемчугом, золотые серьги с драгоценными камнями и т. д. Затем перечисляется одежда, тоже весьма дорогая, в том числе платья, тканные золотом. Под графой «Белье и постель» значится: так, как принято у «толватаворов», а в самом конце дочь щедро одаривается божьим и родительским благословением18.

Богатые армяне раскошно справляли свадьбы. Даже в конце XVII в., когда они уже не обладали прежними привилегиями и когда в Польше вообще замечался упадок городской жизни, богатые армяне продолжали одеваться с таким шиком, что в 1682 г. польские власти начали судебный процесс по этому поводу. К суду были привлечены двое: львовский армянин Ян Яськевич, слишком пышно справивший свадьбу дочери, и его зять, каменецкий армянин Бобрикович, надевший в день свадьбы чересчур дорогостоящую одежду.

_____________________________

17 Там же, стр. 177.
18 Biblioteka muzeum X. X. Czartoryskich w Krakowie, rękop. N 3543, str, 111a—111b.

[стр. 228]

«Ян Яськевич разрешил своей жене,—говорил на судебном заседании городской прокурор Станислав Карковский,—а также и своей дочери-невесте одеться богаче, чем позволяет им занимаемое общественное и сословное положение в городе, очень изысканно и с чересчур большими издержками; как на невесте, так и на его жене, кроме богатых драгоценностей, все было соткано золотом и чересчур дорогое. Когда невеста шла под венец, большая часть населения Львова собралась на зрелище на Армянскую улицу и видела, что эта невеста наряжена в одежду, какую в последнее время изобрели для себя жены магнатов и первых в королевстве... А когда доходит до городских податей, то пан Яськевич норовит платить так, как другой бедный горожанин»19.

Между тем трудовой народ жил в тяжелых условиях, был лишен элементарных бытовых условий, поэтому в бедных кварталах часто вспыхивали эпидемии, уносящие много жертв. В таких же условиях жили украинские и польские трудящиеся городов Подолии. Поэтому классовые противоречия были обострены, угнетенные и эксплуатируемые боролись против господствующего класса. Эта борьба принимала различные формы и оттенки. Трудящимся людям часто приходилось переселяться в другие места в поисках лучших условий жизни. Так, например, еще до нападения турок на Каменец многие армяне уходили оттуда во Львов и другие города, из Язловца перебирались на Волынь, а когда начал развиваться Могилев-Подольский, то тысячи армян переселились туда из других подольских центров. Тяжелые условия жизни, все усиливающиеся притеснения со стороны городских властей заставляли армян подавать жалобы центральным властям. Эти жалобы иногда принимались во внимание, и верховные власти приказывали ограничить притеснения. Так, например, 12 декабря 1725 г. король Август I дал подобный приказ городским властям Каменца20. Но эти приказы носили формальный характер и не применялись на практике. Свое недовольство население выражало тем, что уклонялось от выплаты налогов. В 1742 г. комиссия, знакомившаяся с положением Каменца, зафиксировала, что армянская община отказывается платить налоги. То же самое было зарегистрировано и через пять лет, в 1747 г.21

Часть авторов, творивших в армянских колониях Подолии, по своему социальному положению стояла ближе к имущим слоям, поэтому они умалчивают об этих противоречиях. Некоторые из них враждебно относились к освободительной борьбе украинского

_____________________________

19 W. Loziński. Patrycjat i mieszaństwo lwowskie, str. 305.
20 M. Доронович, указ. соч., стр. 314—315.
21 Там же, стр. 329—346.

[стр. 229]

народа и его руководство Богдану Хмельницкому, но симпатии простого народа всецело были на стороне этой борьбы и ее самоотверженных бойцов, поэтому городские власти Каменца с одинаковым недоверием относились как к украинцам, так и к армянам22.

Классовые противоречия приняли острый характер в цеховых организациях. Подмастерья и ученики, составлявшие значительное число в ремесленных организациях, угнетались мастерами. Руководящие должности были сосредоточены в руках мастеров, и естественно, что во всех вопросах, в первую очередь в организации производства, а следовательно и в распределении доходов, они исходили из собственных интересов. Кроме этого, они всячески старались препятствовать увеличению числа мастеров.

Противоречия между мастерами и членами цехов замечались и в других ремесленных организациях, действовавших в пределах Речи Посполитой, поэтому начиная с XVI в. подмастерья, ученики, приказчики и другие низшие служащие стали создавать специальные организации для защиты своих интересов. Эти организации боролись за сокращение протяженности рабочего дня, за повышение оплаты труда. Одной из форм борьбы эксплуатируемых подмастерьев против своих мастеров начиная с XVI в. были также забастовки23.

Для армян, проживавших в Подолии, да и вообще в пределах Речи Посполитой, первые десятилетия XVII в. были годами тяжелых испытаний и отчаянной борьбы. В этот период началось насильственное обращение армян в католичество, создавшее благоприятную почву для дальнейшей ассимиляции, отрыва от родной культуры. Уния с католической церковью ускорила процесс ополячивания армян.

Следует отметить, что мы не располагаем достаточными материалами о событиях, развернувшихся в отдаленных колониях, в частности в многолюдных армянских поселениях Подолии в период насильственного обращения армян в католичество. Первоисточники подобного характера относятся, главным образом, ко Львову, где разворачивались основные события. Между тем, в других колониях также население сопротивлялось насильственному обращению в католичество и боролось против тех, кто проводил его. Эта борьба вовсе не ограничивалась религиозными рамками, она велась под девизом сохранения национальной самобытности, национальной культуры, поддерживания связей с далекой родиной. Следует учитывать также социальную сторону вопроса. Принятие

_____________________________

22 Л. С. Хачикян, Армянские колонии на Украине в XVI—XVII вв., стр. 211—212.
23 История Польши, т. I, стр. 275.

[стр. 230]

католичества было выгодно в первую очередь имущим слоям общества, которые тем самым получали возможность приблизиться к господствующей знати, воспользоваться преимуществами такого положения и предотвратить возможные неприятности, связанные с различием вероисповедания. В этом аспекте их стремления в корне отличались от желаний трудящихся масс, борющихся против насильственного обращения в католичество, и эти противоречия фактически перерастали в борьбу людей, стоявших на разных социальных ступеньках,—в классовую борьбу. Ф. Энгельс писал: «Всякая борьба против феодализма должна была тогда принимать религиозное облачение, направляться в первую очередь против церкви»24.

Однако не все имущие шли за поборниками унии. Отлично понимая пагубное влияние на армян, разбросанных по этой обширной стране, унии с католической церковью, некоторые из них шли в рядах тех, кто боролся против принятия католичества. Однако силы были неравными. За иезуитами и их армянскими сподвижниками стояли влиятельные и всемогущие предводители католической церкви, а также крупные и мелкие государственные деятели, обуянные религиозной нетерпимостью. В конце концов противники унии были вынуждены или удалиться в другие страны, или же уступить.

Необходимо отметить, что общественное положение членов общины было непосредственно связано с их имущественным состоянием. Руководство органами, осуществлявшими самоуправление, было сконцентрировано в руках представителей богатого сословия. Войтом могло быть избрано лишь лицо, обладающее достаточным имуществом. Это относилось также к судьям и членам совета «сорока братьев». В уставе «братства удальцов» города Язловца поименно упомянуты некоторые из руководителей колонии: войт, воевода, маршалек, судья, старосты, и все они являются панами, господами и «ага». Руководители братств—манктаваги и старшины, также были представителями имущих слоев.

Для защиты своих прав членам общины было предоставлено право обращаться в суд, а в случае неудовлетворенности решением суда—апеллировать к королю или владельцу города. Уголовные и гражданские дела не разбирались бесплатно, истцы были обязаны платить судебный налог—«паметный». Это обстоятельство лишало неимущих возможности пользоваться защитой суда. Кроме того, по своему составу суд был выразителем интересов господствующей верхушки, и ясно, что неимущие люди вряд ли

_____________________________

24 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, стр. 307.

[стр. 231]

могли добиться справедливости в своих спорах с «толватаворами».

Гражданам было дано право брать арестованного на поруки, но пользование этим правом также зависело от имущественного состояния поручителя.

Члены общества имели право вступать в цеховые организации, и в молодежные и духовные братства, но во всех случаях вступительная плата и систематические взносы членов были обязательны.

От властителей Подолии армяне получили множество привилегий: они могли купить дом и земельный участок, построить дома и магазины, заниматься торговлей, в торговых целях отправляться в разные страны, принимать участие в ярмарках. Им было разрешено печь хлеб, изготовлять пиво и другие напитки для продажи, откармливать скот, заниматься разделкой кожи и т. д. Армяне могли поступать на государственную службу. Важно также то, что польские магнаты не имели права заставлять армян оставаться на местах, при желании они могли уехать, заплатив установленный налог25.

Чтобы картина внутренней жизни армянских колоний была полной, следует остановиться также на роли женщин в жизни общины, их правовом положении. Сразу же отметим, что ценные сведения об этом содержатся в «Судебнике польских армян» и в каменецких судебных актах.

В армянских колониях Подолии женщины принимали участие в развитии некоторых отраслей ремесла. В Каменце, Язловце, Рашкове и других подольских городах армяне славились как мастера по изготовлению ковров и ковровых изделий, занавесей, поясов, шуб и кожаных изделий. Естественно, что в этих отраслях активную роль играли прежде всего женщины. Подольские армяне имели много магазинов, в некоторых местах рынок почти полностью находился в их руках. Магазины большей частью бывали при домах, и жены помогали своим мужьям в торговле. Многие женщины занимались торговлей самостоятельно, разъезжали по городам в торговых целях, принимали участие в ярмарках, периодически организуемых во Львове, Язловце и других городах. В связи с этим возникала необходимость заключать и утверждать договоры, неизбежны были потери и споры, из-за чего они и обращались в суд. 28 сентября 1575 г. в армянский суд Каменца-Подольского обратилась жена Чылтыха Улухатун, занимавшаяся торговлей бязью, и заявила, что по дороге из Каменца в Хотин из нанятой ею тележки исчезло 18 локтей бязи26. Другая женщина,

_____________________________

25 С. Тандян, О польских армянах, стр. 285.
26 Акты армянского суда..., стр. 355.

[стр. 232]

жена Хачко, торговала шелком27, третья—Назу, жена Чики, занималась торговлей шерстью28.

Женщина могла выступать на суде и защищать свои права. Можно привести много примеров, но ограничимся одним: Анна, жена Синана из Хотина, возбудила дело против Ягуба, сына Косты, за кражу ее драгоценностей. Судебное разбирательство длилось около месяца и закончилось в пользу Анны29. Женщины бывали не только истицами, но и ответчицами30. В случае несогласия с решением суда они могли обратиться в кассационный суд31. Женщина имела право быть поручительницей своего мужа, когда тот брал взаймы32, и даже могла, наравне с мужчинами, освободить арестованного из тюрьмы, взяв его на поруки. Так, например, 19 ноября 1574 г., по поручительству некоего Шаровского и его тещи, армянский суд города Каменца освободил из тюрьмы человека по имени Трдат. Залогом при этом было все имущество Шаровского и его тещи33. Однако не следует забывать одного важного обстоятельства, которое не указано в скупых строках актов: определенный имущественный ценз ограничивал права женщин, и уважение, оказываемое им, зависело от величины их богатства. Нельзя, конечно, предположить, что неимущие женщины пользовались подобным же доверием со стороны стражей закона.

Согласно ст. 116 «Судебника польских армян» «О наследовании имущества родителей», женщины наравне с мужчинами имели право наследовать отцовское и материнское имущество. Имущество лиц, не оставивших завещания, распределялось поровну между их сыновьями и дочерьми. Но когда не было прямых наследников, предпочтение отдавалось лицам мужского пола, право наследования приобретали брат умершего и сыновья брата и лишь в случае отсутствия таковых—сестра и ее дети34. При дележе имущества, оставшегося от отца, братья были обязаны выделить приданое своей незамужней сестре35. Приданое становилось собственностью замужней женщины, но при попечительстве мужа36. Муж со своей стороны добавлял подарки к этому приданому. Следовательно, в

_____________________________

27 Там же, стр. 198.
28 Там же, стр. 258.
29 Там же, стр. 237—238. 241—242, 247.
30 Там же, стр. 266.
31 Там же, стр. 188—189.
32 Там же, стр. 323.
33 Там же, стр. 292.
34 Statuta..., str. 529.
35 Исследования Судебника польских армян, стр. 62—63.
36 Там же, стр. 25.

[стр. 233]

семье, наряду с собственностью мужчины, имелась также собственность женщины, и все это, вместе с приобретенным в период совместной жизни, составляло отцовское и материнское имущество, которое так и называлось в «Судебнике»37.

Для исследования правового положения женщины важное значение имеют документы, касающиеся брака. Брак был добровольным актом, и без согласия обеих сторон священники не имели права венчать их. Согласно правилам, составленным вардапетом Оксентом для армянской колонии города Рашкова, до бракосочетания «священник спрашивал у невесты и жениха, добровольно ли они идут на сватовство и брак», после чего совершалась помолвка и назначался день свадьбы38.

Насколько активную роль играли женщины в жизни общины, свидетельствует, в частности, акт, составленный 13 июля 1574 г., который, однако, относится к армянской колонии города Яссы. В этом акте полностью приводится справка от 6 февраля 1574 г., выданная армянским судом города Яссы. Этот документ имеет уникальное значение, поскольку, насколько нам известно, он является единственным письменным свидетельством о существовании в Яссах армянского суда. Кроме того, будучи составленным на разговорном языке армян этого города, документ может быть полезным для изучения языка армян данной колонии. В акте говорится о том, что жена тер Анеса из Сучавы Чашхатун, встретив в городе Яссы дьяка Юрко, согорожанина своего должника Нерсеса из Каменца, подала в суд и взыскала с него свой долг, с тем, чтобы последний как лицо влиятельное получил эту сумму с Нерсеса в Каменце. Интересно, что для получения долга Чашхатун трижды ездила на нанятой телеге в Каменец, но возвращалась ни с чем. Чтобы добиться на суде желаемого результата, она вошла в сделку с молдавским господарем Ивоном, которого величает королем, и обещала ему половину взыскиваемого долга39. Этим Ивоном, называемым господарем или королем, был господарь Молдавии Иоан, более известный под прозвищами Иоан Кумплит (Грозный) или Иоан Армеанул (армянин). Первое из этих прозвищ он получил за упорную, бескомпромиссную борьбу за укрепление централизованной власти, а второе за то, что мать его была армянкой, из семьи Серпега40. Господарь Иоан, сыгравший видную роль в истории Молдавии, вел переписку с русским царем Иваном Грозным, связался с ним родственными узами, а в борьбе с турками

_____________________________

37 Statuta..., str. 529.
38 Бжишкян, стр. 178.
39 Акты армянского суда..., стр. 261—263.
40 Алишан, Каменец, стр. 9.

[стр. 234]

часто опирался на казаков41. Он попал в плен к туркам и был казнен 14 июня 1574 г. Данный документ является ценным свидетельством того, что Иоан Кумплит поддерживал связи с армянской колонией и, как видим, хотя и за вознаграждение, защитил права женщины-армянки42.

Много материалов об армянских женщинах содержат труды С. Баронча, в частности его книга «Биография выдающихся армян в Польше». В числе выдающихся лиц в этой книге упоминается много женщин, сыгравших важную роль в жизни польских армян. Перечислим некоторых из них: Марианна Амировичева, Сарига Антоневич, Луция Богдановичева, Розалия Богдановичова, 3. Барончев де Рошко, Марианна Богосовна, Анастасия, Магдалена Донавакович, Розалия Негрушовна и др.43

О правах женщины в семье и вообще о большом уважении к женщине свидетельствуют списки пожертвований в пользу общественных учреждений армянской колонии Каменца. В этих списках, наряду с мужчинами, упоминаются имена их жен в качестве самостоятельных дароприносительниц44.

Следует отметить, что подобные права армянских женщин не были новоприобретенными. Еще на своей родине армянская женщина испокон веков активно участвовала в общественно-культурной и экономической жизни страны. Женщина имела право наследовать, была вольна распоряжаться своим приданым, наряду с мужем имела определенные права на совместно с ним нажитое имущество. Эти права женщины охранялись как многовековым обычным правом, так и надлежащим образом оформленными законами. «Судебником» Мхитара Гоша было установлено, что в случае смерти отца, если не оставалось прямых наследников мужского пола, наследство переходило к незамужней дочери, а замуж-

_____________________________

41 С. Коланджян, Страница истории армяно-украинских связей (на арм. яз.), стр. 11 (в рукописи).
42 Документ, с небольшим предисловием, мы опубликовали в «Известиях» АН Арм. ССР (1961, №9, стр. 103—107). Справка армянского суда города Яссы от 6 февраля 1574 г., а также протоколы, составленные по этому делу, мы опубликовали в сборнике актов армянского суда города Каменца-Подольского (см. акты № 160, 163, 164, 197, 198, 360, 386, 405). Документ, свидетельствующий о существовании армянского суда в Яссах, опубликован также в Румынии, в переводе на французский (см. V. Gregorian. Un document intéressant concernant l'histoire des Arméniens de Moldavie, „Studia et Acta Orientalia", V—VI, Bucarést, 1967, p. 399-403).
43 S. Barącz, Żywoty sławnych Ormian w Polsce, str. 9—10, 16, 84, 85, 98-99. 130, 179-180, 239.
44 Бжишкян, стр. 141, 142, 149 и др.

[стр. 235]

няя получала половину доли, поскольку при замужестве она уже получила свою долю. Мхитар Гош четко и ясно определяет: «Этим подтверждается равноправие сыновей и дочерей в отцовском наследстве, почему и бог представил царство небесное одинаково мужчинам и женщинам»45. Согласно правилам (канонам) Саака Партева (V в.) священники не имели права совершать обряд бракосочетания без согласия сторон46. В VI в., по канонам католикоса Нерсеса и Нершапуха Мамиконяна, брак без согласия сторон запрещался47. Итак, никто не имел права заставить женщину вступить в брак вопреки ее воле. Этот прогрессивный канон был включен во все армянские судебники.

Приданое замужней женщины оставалось как материнское имущество и в случае ее смерти, если не было прямых наследников, возвращалось родителям женщины или ее братьям48.

Из вышеизложенного видно, что в средневековой Армении женщина пользовалась значительными правами. Переселившись в чужие страны, армяне сохраняли и развивали свои национальные обычаи и традиции. Чужая среда, в данном случае польско-украинская, имела положительное влияние на них, так как эти традиции получили дальнейшее развитие.

Выявление подробностей внутренней жизни армянских колоний Подолии дает возможность правильнее понять, а следовательно многостороннее и глубже осветить историю этих колоний, что будет полезным для дальнейшего исследования армяно-украинских и армяно-польских отношений и для более полного воспроизведения картины прошлой жизни этой украинской земли.

_____________________________

45 Армянский Судебник Мхитара Гоша, стр 182.
46 Армянская книга канонов, Предисловие, научно-критический текст и примечания В. Акопяна, т. I. (на арм. яз.), Ереван, 1964, стр. 332.
47 Там же, стр. 487.
48 Армянский Судебник Мхитара Гоша. стр. 136

Дополнительная информация:

Источник: Григорян В.: "История армянских колоний Украины и Польши" (армяне в Подолии), Ер.: Издательство АН Арм. ССР,1980.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice