ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Левон Мелик-Шахназарян

ХАРАКТЕР АРМЯНСКОГО НАРОДА


Предисловие | Краткий эскурс в историю: Языческий период | Армения христианская
Субменталитеты армянского народа | Армянский национальный менталитет


Предисловие

В последнее десятилетие в политической, публицистической, социологической, этнографической, обществоведческой и даже исторической литературе все чаще используются понятия "национальный менталитет", "национальный характер". Быстро вошедший в широкое употребление термин "менталитет" (ментальность) имеет латинское происхождение (лат. теш - ум, мышление, образ мыслей, душевный склад, темперамент). В социологии и социальной политологии словом "менталитет" принято обозначать совокупность готовностей, установок и предрасположенностей индивида, социальной или классовой группы, народа в целом воспринимать мир определенным, характерным для него образом.
Не приходится сомневаться, что менталитет любого народа имеет свою характеристику, настоянную на всей его истории, культуре, обычаях, природных особенностях ареала расселения, общее слагаемое которых становится причиной отличий одного народа от других. В свою очередь менталитет оказывает влияние на те особенности бытия народа, которые в свое время рождали характер народа: историю, культуру, обычаи, устои. Сошлемся на утверждение Л. Гумилева: "Этнос - это коллектив, отличающийся от других стереотипом поведения и противопоставляющий себя всем другим"*. Менталитет нации и есть подмеченный ученым "стереотип поведения".
____________________

* Л.Гумилев, География этноса и исторический период. «Наука», Ленинград, 1990.
____________________

Стереотип поведения - довольно устойчивая категория. Например, армянина от азербайджанца можно отличить даже при сравнении того, как они принимают пищу. Речь идет не о сугубо национальных блюдах и не о степени образованности обедающего. Просто принимать пишу у этих народов принято по-разному. Большинство узбеков мужского пола справляют малую нужду на корточках. Непонятно для европейца, необъяснимо, да и не каждый сегодняшний узбек сможет сразу объяснить истоки этой привычки, несомненно носящей в себе бытовую необходимость, связанную с национальной одеждой. Огромное число центральноазиатов умывает лицо одной рукой...
Еще более устойчивой категорией является характер народа. Он вырабатывается в течение веков, и для изменения его также требуются века, хотя и отрицать наличие этого процесса было бы неправильным. Характер армянина, как и русского, иранца или грека конца первого тысячелетия, конечно, не может полностью соответствовать характеру армянина, русского и т.д. современного. Время, условия жизни, опыт и другие составляющие изменили его. Но представители этих народов (как и народ в целом) и в то далекое время отличались от соседей стереотипом поведения и противопоставляли себя всем другим.
Кроме отражения темперамента индивидуума, характер отражает и темперамент его народа. По сути на характер представителя того или иного народа гены его предков влияют в большей степени, чем полученное от родителей воспитание или влияние окружающей среды. Индивидуум - это продолжение народа, в котором он родился и который он продолжит. Его поведенческий стереотип, менталитет, мировоззрение обусловлены характером его народа, всей заложенной в него генной информацией. Чопорный англичанин, меланхоличный араб, угодливый еврей, импульсивный итальянец.., да мало ли прозвищ, живописующих национальный характер, "заслужили" представители разных народов.
Немалое значение для менталитета любого народа имеет и пребывание его в той или иной фазе этногенеза, теория которого разработана опять-таки Л. Гумилевым*. В силу сказанного данное исследование в основных выводах ограничивается рассматриванием и изучением менталитета не только современного армянского народа, но и пережитыми им на протяжении истории изменениями.
____________________
* Л. Гумилев, Этногенез и биосфера земли. "Гидрометеоиздат", Ленинград, 1990.
____________________

Национальный менталитет, или национальный характер формируется на протяжении длительного времени, охватывающего всю историю данного народа, и является движущей силой развития нации. Конкретные, присущие народу черты характера и даже давно замеченный этноспецифичный запах тела (вспомним постоянно упоминаемый в русских сказках "русский дух") складываются в зависимости от его культуры, традиций, географической среды обитания, социальных структур и самым непос-редственым образом влияют на его развитие. "Характер народов, но не ум определяет его развитие в истории... Жизнь народа представляется правильным и фатальным следствием из его психологических черт..."*
____________________
* Г. Лебон, Психология толп. Институт психологии РАН, Москва, 1998.
____________________

Ментальность, являясь социально-психологическим феноменом, порождает сознание, ориентирует определенный стереотип поведения народа в целом и отдельных личностей, индивидуумов, составляющих собственно национальный монолит, Национальный менталитет - этногенетически запрограммированное восприятие мира, регулирующее мировоззрение народа и влияющее на его поведение.
Небезынтересно отношение представителей западной либеральной идеологии к понятиям "национальный менталитет" и "национальный характер". Господа либералы тщатся доказать отсутствие у народов национального характера и национальной идеологии. Однако эти потуги явно носят искусственный характер. Как иначе объяснить те яростные нападки космополитов-интернационалистов, которым они подвергают любые проявления национального характера. Ведь если нет объекта для нападения, т.е. национального характера, то и борьба с ним становится непонятной. С другой стороны, если нападают, значит - есть на что. Нельзя же предположить, что все "ликвидаторы" национального характера страдают синдромом Дон Кихота. Наконец, перманентно разгорающиеся (и это на протяжении тысячелетий! Л. М.-Ш.) в разных уголках земного шара национальные страсти, постоянные рождения империй и распады их на национальные образования, движения или войны национально-освободительного характера - все перечисленное является отражением именно национальных характера, мышления, менталитета.
Однако отрицающие понятие "национальный менталитет" либерал-космополиты явно лукавят, поскольку прекрасно информированы не только о наличии такового, но и используют его в своих пропагандистских целях. Материалы по изучению национального менталитета, характера используются ими для разработки методов пропаганды американского (западного) образа жизни в тех странах, где стараются жить выработанными собственными культурными ценностями и национальными понятиями о правильном образе жизни. Американский ученый Хонигман, например, видит прикладное значение изучения этнического характера в том, чтобы разработать методы "проникновения в душу" другого народа, что, по его словам, явилось бы большим подспорьем для "межкультурного просвещения", то есть нивелирования национальных культур под единую -западную*.
____________________
* J. Honigman, Understanding Culture. New York, 1964.
____________________

Симптоматичен еще один факт современной западной идеологии: стремление к уничтожению национальных самобытности, идеологии или менталитета направлено практически против всех народов мира, за исключением, пожалуй, одного - еврейского. Мы имеем в виду, в числе прочего, и такое широко распространенное явление, как насильственное внедрение и насаждение неприемлемых для сотен стран религиозных, моральных и иных устоев, а также навязывание чуждого образа жизни посредством теле- и радиокоммуникаций. В этом ряду идеологических оружий, на наш взгляд, наиболее опасным сегодня является весьма удачно (случайно ли?) прозванная "всемирной паутиной" - компьютерная сеть "Интернет", технические возможности которого позволяют оказывать на абонента-пользователя не только культурологическое и идеологическое, но и невро-биологическое воздействие.
Таким образом, сегодня мы являемся свидетелями целенаправленного и весьма агрессивного наступления на выработанный в течение всей своей истории культурологический иммунитет подвергающихся агрессии народов.
Культурологическим иммунитетом мы называем способность народа сохранять и защищать от чужеродных наслоений свои духовные ценности, язык, устои, обряды, обычаи - свое видение мира. Все народы мира при естественном или искуственном соприкосновении с чужой культурой отбрасывают наносное, неприемлемое для себя, пропуская сквозь веками выработанное собственное "культурологическое сито" лишь то, что не входит в противоречие с их культурой. Но и при этом вновь приобретенное подвергается коррекции и национализируется в такой степени, что известие о его "иностранном" происхождении может статься для отдельного обывателя великим открытием. От степени эффективности "культурологического сита" народа зависит большая или меньшая развитость его культурологического иммунитета.
Интерес политологии к особенностям национального менталитета обусловлен его безусловным влиянием на политическую жизнь, политическую культуру общества. Изучение национального менталитета позволяет с достаточно высокой долей вероятности прогнозировать поведение и реакцию народа при тех или иных социально-политических ситуациях, межэтнических контактах. Знакомство с национальным менталитетом имеет прикладное значение и особенно необходимо для политических деятелей, ибо помогает принимать решения, благоприятно воспринимаемые по крайней мере большей частью населения государства. Национальный менталитет, таким образом, является обобщенной характеристикой всего народа. Разумеется, это в полной мере относится и к индивидам, составным частям народа.
Сказанное вовсе не означает, что знание менталитета народа позволяет с абсолютно безупречной точностью прогнозировать поведение индивидуума в тех или иных случаях. Тем более -его реакцию при различных обстоятельствах. Мировоззренческое "я" отдельного представителя нации практически непредсказуемо, равно как и его характер и темперамент. Однако знакомство с менталитетом народа, безусловно, может способствовать более легкому налаживанию контактов с его отдельным представителем, по возможности избежать прихода в "чужой монастырь со своим уставом".
Национальный менталитет любого народа - продукт менталитета составляющих нацию частей, различных социально-демографических и профессиональных групп: женщин, молодежи, горожан, рабочих, сельчан, интеллигенции, предпринимателей, служащих государственного аппарата и т.д., а также отдельных его представителей. Индивидуальность каждой из этих групп обусловлена различными положениями в экономической и социальной структуре общества, географической средой обитания, образовательными, половозрастными и другими особенностями их представителей. Однако именно мозаичность менталитета подобных внутринациональных групп является определяющим фактором при оценке национального характера. Разнообразие в данном случае - признак характеризующей глубинные черты сознания и поведения народа целостности.
Насколько нам известно, национальный менталитет армянского народа до сих пор, как правило, рассматривался исключительно в художественной и публицистической литературе, хотя актуальность проблемы требует серьезного научного подхода и изучения в политологическом аспекте. Единственные, пожалуй, попытки описания характера армянского народа были предприняты в имеющем исключительное социальное значение труде Гарегина Нжде "Тюремные записки" и небольшой по объему, несколько злой, но изумительной по глубине статье "Армянин" известного армянского писателя Дереника Демирчяна*. Этнографические изыскания И. Канадпева, М. Нейман или А. Величко, на наш взгляд, являются исключительно ангажированными, вследствие чего не могут претендовать на серьезное исследование.
Предпринимаемая попытка рассмотрения темы, таким образом, является своеобразной "вспашкой целины", и уже в силу этого не может претендовать на абсолютную категоричность в выводах. Автор с благодарностью примет замечания и предложения заинтересованного читателя.
____________________
* Д. Демирчян, "Собрание сочинений". Том 14 (на арм. языке), Ереван, 1987.
____________________

По нашему мнению характер любого народа наиболее выпукло отражен в его фольклоре, что и послужило основанием для частого обращения в данном труде к армянскому народному творчеству.
С целью обеспечения возможно более широкого круга читателей для предлагаемого небольшого труда мы максимально детерминизировали eго, хотя подобное приспособление не всегда шло на пользу работе.

Хотелось бы также оговориться, что под понятием "Армения", восстанавливая историческую справедливость и предупреждая реальное будущее, мы рассматриваем все Армянское Нагорье, т.е. историческую территорию этого государства, в том числе и ныне отторгнутую от армянского народа. Армянское Нагорье - Родина армян, та Сакральная Территория, где нашли друг друга и взаимо-оплодотворились армянский Дух и армянский Этнос.


Краткий экскурс в историю
Языческий период

Исторический опыт народа является основой развития его характера. Он фиксирует историю становления национального менталитета и развития внутри- и внешнеполитических отношений нации, ее культуры в различных формах: духовной и идеологической,- архитектурных, литературных, художественных, научных памятниках, политических традициях, обычаях. На основе исторического познания формируется политическое сознание людей, социальная память, утверждается национальный характер, создается и крепнет культурологический иммунитет... История народа, утверждая его характер, в свою очередь зависит от менталитета народа. "Национальный характер содержит в себе зародыш, из которого развивается история нации"*.
____________________
* Гегель, Философия духа. Том 3. Москва, 1956.
____________________

1. История армянского народа по самым скромным подсчетам насчитывает 4500 лет*, однако, к сожалению, дохристианский период его Художник Мкртыч Тоноянтрудно поддается изучению: принятие христианства в Армении сопровождалось тотальным выкорчевыванием из народа всего языческого, вплоть до сжигания библиотек, разрушения храмов, уничтожения капищ, запретов на обрядовые песни и танцы и т.д. Сегодня сведения о языческом периоде жизни в Армении весьма скупы, и по этой причине выводы о характере армянского народа, сделанные на основе некоторых сохранившихся мифов, преданий, устного народного творчества, нашедших место в отдельных памятниках литературы раннего средневековья, а также сведений о пантеоне армянских языческих богов, до некоторой степени являются условными и могут быть подвергнуты коррекции и уточнениям.
____________________
* Гевонд Алишан, Предания страны Армянской. Том 1 (на арм. языке), Ереван, 1869.
____________________

2. Судя по сохранившимся до нашего времени обрывкам античных произведений устного (или все же письменного тоже? Л. М.-Ш.) народного творчества, армянский народ владел великолепно развитой Художник Мкртыч Тоноянхудожественной речью. Упомянутые выше предания, легенды, мифы и сказы красноречиво свидетельствуют об изумительной красоте поэтического мышления народа заложившего основы для "золотого века" армянской литературы, как принято именовать У век н.э. Более того, есть серьезные основания полагать, что истинный (или первый) "золотой век" армянской литературы имел место задолго до принятия Арменией христианства, а взлет творческой мысли Армении Y века - это достаточно удачная попытка восстановления преданных забвению литературно-поэтических и художественных традиций народа. Какими же были люди, создавшие все это литературное великолепие, пронесшие знамя своего государства сквозь тысячелетия истории? Каким был менталитет армянского народа языческого периода, какие особенности национального характера отличали его?

3. Представляется, что античные армяне были благородным, гордым и воинственным народом, превыше всех благ ставящим защиту отечества и независимость своего государства. Древнейшие богиармянского языческого пантеона, кроме физической силы и собственно "божественного" дара, едва родившись, спешат на защиту родины. Ваагн, один из самых любимых армянских богов, например, родившись в результате совокупления неба, земли, воды и огня, тут же торопится, "бежит" (վազեր) защищать страну от чужеземцев.

В родах было небо, в родах - земля,
В родах было море багряное,
Роды в море имел
И аленький тростничок.
Из горла тростника дым поднимался,
Из горла тростника огонь поднимался,
И из пламени выбегал
Огненнорыжий юноша*.

____________________
* Мовсес Хоренаци, История Армении, книга Первая, гл. 31.
____________________

4. По нашему убеждению, народы античного мира, перейдя через этап обожествления природных явлений, а затем и тотемизма, перешли к "очеловечиванию" своих богов: придумывали и создавали себе богов по образу и подобию своему, "передавая" им абсолютную совокупность своих знаний, а также наиболее уважаемых в народе черт характера. Античные армяне создавали богов и придумывали кумиров по веками вырабатывавшимся собственным понятиям идеала, как мужской доблести защитника страны, так и женской красоты, берегини семейного очага. Боги - это люди, такие, какими бы хотели их видеть народные сказители. Это значит, что они являлись олицетворением того идеала, к которому должен стремиться каждый человек. К примеру, главным доблестным поступком обожествленного предка армян - Гайка, совершившего, согласно Мовсесу Хоренаци, множество героических деяний, в памяти и восприятии армянского народа является восстание против жестокого правителя мира, титана и тирана Бела и его убийство на поле брани.

5. Судя по дошедшим до нашего времени обрывкам античных мифов, преданий, песен и легенд, армяне, как, впрочем, и другие народы, наделяли своих богов человеческими качествами. Однако в армянском языческом пантеоне, в отличии от аналогичных пантеонов других народов, отсутствовали божества с отрицательными качествами характера. Боги как "женского", так и "мужского" пола обладали свойствами, способными, да и призванными украсить любого смертного человека. Так, в восприятии армянского народа в понятие женской красоты непременно входили и присущие и даже культивируемые в народной среде скромность и стыдливость: богиня Астхик, например, невзирая на свою божественную недотупность, всякий раз перед купанием в реке Арацани, укрываясь от нескромных взглядов пастухов, окутывала место купания плотной завесой тумана. Согласно этому мифу и возникло название местности Муш.

6. В среде армянского народа домашний очаг являлся одной из национальных святынь. И дело не только в том, что в армянском пантеоне нашла свое место богиня семейного очага - Нане. Скорее, наоборот, наличие богини Нане стало прямым отражением трепетно-уважительного отношения к семье в армянской среде. Семьи в Армении были большими, патриархальными и полностью воссоздавали в миниатюре социальный и политический строй государства. Отношение к семье индивидуума, таким образом, отражало отношение к государству. Народная легенда, сохранившаяся с античного периода, например, рассказывает о царе Ара Прекрасном, который ради сохранения верности семье отказал в любовных притязаниях царице Шамирам (Семирамиде) и решился на войну с могучей Ассирией*. В другом, близком по сюжету, предании повествуется об армянском царе Арта-вазде, оказавшемся в плену у египетской царицы Клеопатры и отвергнувшем ее любовь. Отказавшись предать семью и родину и стать любовником сладострастной царицы, АртавазД предпочел смерть.
____________________
* Мовсес Хоренаци, История Армении, книга Первая, гл. 15.
____________________

7. Один из самых почитаемых царей в истории Армении - Арташес Великий, сохранился в памяти народа как преданнейший патриот своей родины, могучий герой, без устали укрепляющий мощь своей страны. Арташес стал первым армянским царем, задавшимся целью объединить все населенные армянами земли в единое государственное образование. Царь создавал (воссоздавл) государство, используя политику кнута и пряника. "Пряника", судя по всему, было гораздо больше, ибо страна при нем окрепла, а люди стали жить лучше. При Арташесе Армения разбогатела, в стране не осталось невозделанной земли, она вся была ухожена*. Но вот он умирает, и благодарный народ вкладывает в царские уста слова невыразимой грусти прощания не с жизнью, а с родиной (предание об Арташесе и Сатеник). Как по֊ человечески искренен и обаятелен могучий царь, сколько боли и тоски в его предсмертных словах, сколько любви к родине, которой он отдал всю свою жизнь! Арташес не сожалеет о царских палатах, не вспоминает великие победы, он безмерно тоскует, что никогда больше не увидит горячо любимой Армении, страны, которой он отдал, без остатка, всю свою жизненную энергию.

Кто бы дал мне дым Цхани
И утро Навасарда**...

____________________
* Мовсес Хоренаци, книга Вторая, гл. 56.
** Григор Магистрос, Письма (на арм. яз.), Александрополь, 1910.
____________________

В античном календаре армян Цхани - январь месяц, а Навасард - первый месяц нового года, который начинался 11 августа). Царю Арташесу приятен неповторимый запах дыма очагов родной страны, он вместе со всем народом радуется каждому наступающему новому году. Вряд ли возможно более реалистично и более человечески передать всеобъемлющую, поистине царскую любовь к родине и любовь народа к царю-патриоту. Отметим, что спустя более чем два тысячелетия русский классик, практически дословно повторяя Арташеса, воскликнул: "И дым отечества мне сладок и приятен!"

8. Античные армяне были народом благородным и гостеприимным, что, по всей видимости, исходило из сознания собственного достоинства и силы. Ксенофонт, греческий историк Y века до н. э., был очевидцем отступления десятитысячного греческого войска через Армению к Черному морю, которое описал в своем знаменитом "Анабасисе". По словам историка, греки нашли у армян в большом количестве скот, хлеб, ароматные вина, розовое масло, изюм, стручковые плоды. Много было особого хмельного напитка, вроде пива, который армяне тянули через тростинку. Армяне принимали греков приветливо, снабжали припасами, указывали дорогу. Отметим, что армяне высоко ценили гостеприимство, что подтверждается и тем, что один из эпитетов Аманора - бога первых плодов и Нового года - был Ванатур, т. е. "гостеприимец".
Свидетельство Ксенофонта (а он являлся непосредственным участником описываемых событий) весьма интересно, оно является подтверждением благородства гордых людей, и в мыслях не имевших разгромить отступающее и, вне всякого сомнения, деморализованное войско. Такое, надо сказать, в те времена происходило сплошь и рядом. Однако греки в Армении нашли не только приют, но и безопасность. Подобное гостеприимство могло иметь место лишь в стране, где население не боялось внешней агрессии и было воспитано в традициях национальной демократии. Обратим внимание и на тот примечательный факт, что, согласно тому же Ксенофонту, во главе армянских деревень стоял выборный староста из местных жителей.

9. Национальный характер античного армянского народа, по всей видимости, отличался от современного большей нетерпимостью к представителям других национальностей. Например, в предании об Арташесе и Сатеник, прекрасная и мудрая аланская царевна, став, против собственной воли, женой армянского царя Арташеса, впоследствии, по воле сказителей, изменяет мужу. В этом предании, кстати, образ Сатеник представляет весьма большой интерес. Сказители не могут скрыть своего удивления перед умом и красотой Сатеник (мудра, прекрасноока, нежна, стройна и обаятельна), восхищаются ее мужественной гордостью, неприкрыто любуются ею на поистине царской свадьбе.

Ливмя лилось золото на жениха Арташеса,
Ливмя лился жемчуг на невесту Сатеник*

Однако помня о чужеземном происхождении прекрасной царицы, народ не удерживается от того, чтобы не рассказать (или придумать) о ее порочной любви к обладателю второго престола в Армении Аргаму (в фольклоре - Аргаван). В данном сюжете проявляются и присущие армянскому народу благородство и справедливость: Сатеник не по любви стала женой Арташеса, он ее умыкнул.

И метнув краснокожий аркан с золотым кольцом...
Обхватил стан дочери аланов
И сильную стану нежной царевны боль причинил
Быстро промчав (ее) в свой лагерь*.

____________________
* Мовсес Хоренаци, книга Вторая, гл. 50.
____________________

Что ж, любовь за золото не купишь, и прекрасная аланская царевна, насильно превращенная в армянскую царицу, вовсе не обязана была любить мужа.

10. Присущее в той или иной мере практически всем народам мира стремление к справедливости было необычайно сильно развито у армян. Так, в том же предании об Арташесе и Сатеник, царевич Артавазд, из эгоистичных побуждений зло и несправедливо упрекнувший умершего отца, навечно заточается в скалу.

Ты ушел
И всю страну с собой унес,
Как же мне царствовать на руинах?*

Так обращается завистливый сын к умершему отцу, видя, как в знак преданности и любви к Арташесу подданные принимают на его могиле добровольную смерть. И народ, не пожелавший иметь царем человека, страдающего манией величия и безудержной тягой к славе, проклинает его устами отца.

11. Согласно тому же преданию об Арташес и Сатеник, проклятие умирающего царя сбылось, и Артавазд заточен в скале на горе Арарат. Но если ему удастся освободиться из заточения, то во всем мире воцарятся зло и несправедливость. Интересно и весьма поучительно, что возможное воцарение несправедливости в легенде побеждается трудом. Народные сказители пели о том, как два свирепых пса, в стремлении освободить Артавазда, денно и нощно грызут сковывающие его цепи, однако звон наковален работающих кузнецов вновь укрепляет их. Именно поэтому каждый армянский кузнец обязан в праздничные и воскресные дни три раза ударять молотом по наковальне*. Артавазд не должен обрести свободу: несправедливость, зло не должны вырваться на волю и воцариться в Ойкумене, и уж тем более это не должно произойти вследствие лени армянского труженика.
____________________
* Мовсес Хоренаци, книга Вторая, гл. 61.
____________________

12. Трудолюбие было одной из особенностей античных армян, сохранившихся и в национальном характере армянина современного. Мы считаем, что трудолюбие того или иного народа в немалой степени зависит от природных условий его среды обитания. В Армении природа никогда "добровольно не кормила" жителей, и добиться каких-либо благ можно было только упорным трудом. Как верно заметил А. Тойнби: "Человек достигает цивилизации не вследствие биологического дарования (наследственности) или легких условий географического окружения, а в ответ на вызов в ситуации особой трудности, воодушевляющей его на беспрецедентное до сих пор усилие"*.
____________________
* Toynbee A. J. Study of History/Abridgement by D. Somervell. London; New York, Toronto, 1946. P. 60.
____________________

Теме труда посвящено множество мифов, преданий и сказок. В одном из древнейших мифов, отрывки которого сохранились благодаря отцу армянской историографии Мовсесу Хоренаци, рассказывается о Вардгесе Мануке, который "выковал-закалил" врата царя Ерванда. Лишь после этого подвига "на трудовом фронте" удостоился он чести жениться на сестре царя. Но и став зятем царя, Вардгес Манук не предался праздной жизни высокопоставленного вельможи, а продолжал трудиться и "застроил местность эту"*.
____________________
* Мовсес Хоренаци, книга Вторая, гл. 65.
____________________

Еще в начале двадцатого века армянские купцы покупали жертвенное животное на вымененные у трудового человека, чаще всего у кузнеца, деньги. Считалось, что эти деньги чище, и на них более пристало покупать животное, предназначенное в жертву Всевышнему.

13. По всей видимости, армянский народ высоко ценил телесную красоту, но не придавал ей решающего значения. Внешняя красота являлась не признаком душевной и телесной гармонии, как это считалось, скажем, у персов, а лишь желательным дополнительным фактором, призванным украсить красоту душевную. Внешне прекрасная ассирийская царица Шамирам (Семирамида), например, представлена в народной легенде олицетворением похоти, злых колдовских чар. С другой стороны, одним из любимых божеств армянского народа был огромный добрый титан неимоверной силы: имеющий "хрупкое сердце", но уродливую внешность Торк Ангех. Это, однако, не означает, что античные армяне не умели ценить прекрасное, красоту. Достаточно лишь взглянуть на фотографии (к сожалению - только фотографии) великолепных гигантских статуй армянских богов, сохранившихся на горе Немруд в Коммагене, в которых сила и могущество естественно сочетаются с пленительным идеалом красоты армянского типа лица. Просто для определения понятия "красота" основным критерием у античных армян служили благородство, искренность, мужество и справедливость, т. е. красота внутренняя, душевная. Красота телесная, и это естественно, являлась желанной, но не имела определяющего значения.

14. В характере армянского народа дохристианского периода, по-видимому, отсутствовали жестокость, мстительность. Пожалуй, армяне являлись единственным в мире народом, в пантеоне которого отсутствовал бог тьмы, аида, тартара. Бог подземелья Спандарамет не выполнял у античных армян роль карающей силы. Под землей нет ада, считали армяне, и, естественно, Спандарамет - это добрый и великодушный бог растений, цветов, плодородия. (Сравнительно новая трактовка Спандарамета, как властителя тьмы и злых подземных сил, безусловно, является следствием интерпретации его образа армянином-христианином). Античные же армяне считали, что в глубинах земли не страх и наказание, а животворящая сила. В земле вообще не может быть ничего плохого. Этой особенности древней религии армянского народа по сей день, к сожалению, не уделено должного внимания, хотя один лишь сей факт способен многое разъяснить в мировоззрении народа. Армянский народ не боялся греха, ибо грех органически был чужд его образу жизни, мировоззрению и национальным устоям.

15. Армянский народ не чувствовал страха перед карающей силой, поскольку изначально, в глубинной сущности своей, не приемлел низости, зависти, предательства и иных, унижающих человека преступлений. Это, конечно, не означает, что в Армении не было "отрицательных персонажей". Были, и наверняка. Просто мы считаем, что эти люди наказывались иначе, путем всена родного остракизма и презрения (кстати сказать, подобная форма осуждения и по настоящее время существует в армянских деревнях). Каждый живущий в Армении должен был обогревать ее, стараться делать бытие на давшей ему жизнь земле светлее и теплее. Не случайно армяне считали себя детьми солнца, и вплоть до XII века называли себя "аревординер"*. Сакральная территория Армян ского Нагорья не просто породила Армянский Этнос, но и придала ему присущую ее природе духовную, физическую и огненную энергию.
____________________
* Лео, История Армении, том I (на арм. яз.), Ереван, 1966.
____________________

16. Кстати об огне. Античные армяне были огнепоклонниками, исповедуя эту форму религии в национализированном виде. Огонь, по их мнению, порождал жизнь как смертных, так и богов (вспомним еще раз миф о рождении Ваагна). Михр - бог солнца - символизировал огонь небесный, дающий тепло и жизнь всему сущему, а празднества в его честь проводились в третьей декаде декабря, когда солнце вновь начинало набирать силу, а день начинал продлеваться. Огонь в очаге на земле - это добрый подарок богов людям. Подарок, который надо ценить, любить и лелеять, ибо без огня весь мир покроется холодным мраком.
Остаточные проявления обожествления огня античными армянами можно наблюдать и сегодня, спустя 1700 лет со времени принятия христианства. Так, при праздновании христианского праздника Теарнндарадж (Трндез) исполняется обряд, при котором молодожены, прыгая через зажженный костер, "очищаются" с помощью огня. Армяне шутят, что в группе собравшихся у костра представителей разных национальностей легко вычислить армянина: это тот из них, кто без конца ворошит огонь, способствуя притоку к нему свежего воздуха.


Армения христианская

Принятие христианства в качестве государственной религии, вне всякого сомнения, самым серьезным образом повлияло на характер армянского народа, его мировосприятие и этно-психо-логическую сущность. После четвертого века армянский народ можно сравнить с плодовым деревом, к которому искусный садовник привил ветвь от другого. Плоды изменились (как и их вкусовые качества), но питаться живительной силой они продолжали посредством тех же корней. Примерно так же повлияло христианство на армян. Основные черты армянского характера сохранились, и лишь побочные особенности приняли иной облик. Христианству не удалось оторвать армянский народ от родной почвы, да армянские священнослужители в массе своей и не стремились к этому, наоборот: это армяне умудрились, и очень скоро, национализировать изначально наднациональную религию и приспособить ее под свой этнический характер.

17. Христианство, вопреки общепринятой и общепризнанной модели, проникло в Армению религией воинственной, практически стершей с лица земли все, что могло Художник Мкртыч Тонояннапомнить его жителю о языческих временах. Исторические источники весьма скупо упоминают об этом периоде (начало IY в. н. э.), однако даже те обрывочные сведения, которые можно найти в первоисточниках, однозначно указывают на противостояние между христианами и приверженцами старой религии. У нас нет никаких сомнений, что сопротивление народа навязываемой "правящими кругами" религии было ожесточенным. Иного не допускает вся логика дохристианской истории армянского народа. На ожесточенные гражданские войны, кстати, указывает и обстоятельство мученической гибели первого Просветителя Армении Григора Лусаворича.

18. Принятие христианства государственной религией в Армении, конечно же, не могло произойти в одночасье, и сопровождалось многочисленными вооруженными столкновениями и беспощадным физическим уничтожением наиболее активно сопротивляющегося элемента. Безусловно и то, что особенно ожесточенное сопротивление внедрению новой религии оказывали наиболее энергичные представители народа, пассионарии. Не исключено, что некоторая часть пассионариев вынуждена была покинуть Армению. Как бы там ни было, христианство невольно или вольно старалось изменить национальный характер армянского народа, привнеся в него мировоззрение страсто-терпия и всепрощенчества. В среде армянского народа стали проповедоваться космополитизм и отказ от национальных истоков. В результате воинственный, гордый народ, любящий и умеющий радоваться всем прелестям жизни, достойно защищать свою родину, постепенно превращался в страстотерпца, мученика, во имя другой, внеземной, загробной жизни терпеливо сносящего земные несправедливости.

19. Некоторым диссонансом с вышеприведенной мыслью может показаться народное предание, сохранившееся в "Истории Армении" историка Y века Павстоса Бюзанда, о царях Армении и Персии Аршаке II (350-367 гг.) и Шапухе П. Приглашенный к Шапуху с коварными целями царь Аршак II оказывается в плену. Персидский шах, наслышанный о влиянии родной земли на армян, беседует с ним в палатке, где на одной стороне, по совету магов, была рассыпана привезенная из Армении земля. Оказываясь на персидской земле, Аршак отвечает венценосному персу боязливо, с дрожью в голосе, он соглашается удовлетворить несправедливые требования Шапуха, но как только нога его ступает на армянскую землю, его голос крепчает, сердце его исполняется мужеством и он начинает угрожать персидскому владыке. Однако противоречие с действительностью в легенде (или все же предании?) лишь кажущееся, ибо Павстос Бюзанд сохранил дух и философскую направленность истинно национального предания, рассказываемого людьми, еще помнящими дохристианскую Армению, понимающими и ценящими живительную силу родной земли.

20. Еще одним решающим фактором в формировании характера армянского народа стала потеря государственности в конце IY в., когда Армения была поделена между Персией и Византией. По нашему убеждению, государство -это главное средство защиты этноса-нации от внешних вызовов - природных или этнических, что приводит к утверждению среди представителей народа чувства принадлежности к собственной этнической группе. Потеря государственности является страшной катастрофой, могущей способствовать исчезновению этноса посредством его ассимиляции среди более организованных народов.
Трагедия лишения государства, вопреки правилу, не стала началом конца армянской национальности, наоборот, способствовала задействованию развитого механизма самосохранения национального иммунитета. Армяне не лишились чувства патриотизма, однако любовь к родине, преданность государству, на наш взгляд, постепенно вытеснялись чувством привязанности к месту рождения, храмам, могилам предков. В течении многих последующих веков армянин постепенно лишался благотворных навыков государственного мышления, а тяжелые последствия этой идеологической катастрофы ощутимы по настоящее время.

21. Потеря государственности привела и к другому, не менее прискорбному явлению: неумолимо и неотвратимо задействовался механизм постепенного регионального размежевания армянского народа. Размежевание, связанное с понятным отсутствием безопасных коммуникаций, и, что, безусловно, гораздо важнее, возникновением между армянами "государственных границ", прочерченных судьбой и завоевателями на армянских же землях. Больше того, разделенный границами народ стал дробиться и внутри тех государственных образований, в составе которого пребывал. Этому способствовала и ассимиляторская политика государств, завоевавших Армению. Одним из последствий этого размежевания является наличие в современном армянском языке многочисленных диалектов и говоров, а также двух равноправных литературных языков: западно- и восточноармянского.

22. Как это ни парадоксально, но христианская церковь, та самая церковь, которая в свое время разобщила народ, уже в начальный период своего существования в Армении стала связующим звеном для всех армян. Армяне видели в ней надежное укрытие от притязаний соседних народов. Сильная генетическая наследственная память, а также прекрасно развитая национальная иммунная система помогли армянскому народу национализировать христианскую религию, изначально, безусловно, являющейся религией наднациональной, и превратить ее в институт сохранения народа в условиях отсутствия государственности. Вместе с принятием новой религии произошла регенерация армян, давшая колоссальный по мощности толчок к воспроизводству жизненных сил народа. В этом, на первый взгляд, феноменальном явлении проявился выработанный и выпестованный еще в языческие времена национальный менталитет армян, в том числе и жрецов-священнослужителей, превыше всех земных благ ставящих интересы народа, отечества.

23. Важным и могучим, поистине судьбоносным фактором сохранения армян как единого этноса стала изобретенная в конце четвертого века национальная письменность, которая также явилась, пусть опосредованным, но безусловным детищем национализируещегося христианства. Важность этого факта была столь велика и неоспорима, что Армянская Церковь канонизировала изобретателя армянского алфавита Месропа Маштоца и его сподвижника Саака Партева (кстати, нелишне отметить, что Саак Партев был внуком Григора Лусаворича (Просветителя) и католикосом всех армян), а армянская народная традиция возвела национальные письмена в ранг общенационального достояния. В народе прекрасно осознавали значение армянских национальных письмен в деле сохранения национальной самобытности. Заметим, что национальная письменность, кроме того, что стала сильнейшим катализатором развития письменной культуры, безусловно способствовала консолидации армянского народа.

24. Особенно примечательным для раскрытия и понимания характера армянского народа периода раннего христианства является середина пятого века. Насильственно разделенный армянский народ целенаправленно и осознанно искал пути спасения от вполне реально грозившей ему ассимиляции, и выбрал, пожалуй, наиболее трудный, но и единственно правильный выход, заключавшийся в духовном, религиозном и этническом противопоставлении себя могучим и агрессивным соседям-завоевателям.
В 451 году произошли два исторических события, ставших поистине судьбоносными для армянского народа: население страны подняло всеобщее вооруженное восстание, направленное на свержение персидского владычества, пытающегося уничтожить христианство в Армении и заменить его маздеизмом, а армянские церковные иерархи, следуя утвердившемуся в Армении монофизитству, категорически отказались подчиниться решению Халкидонского вселенского собора. Армяне самоотверженно отстаивали свою национальную самобытность как на поле брани, так и в догматических церковных спорах.

25. В последующем непрерывные восстания против персидского владычества привели к назна чению армянского нахарара Ваана Мамиконяна марзпаном (полунезависимым владетелем) "иран ской" части Армении, а Армянская Апостольская Церковь в 598, затем на Двинском соборе в 719 и Маназкертском в 726 годах подтвердила ряд принципиальных догматических отличий от халкидонизма. Происходило удивительное, и, без всякого преувеличения, героическое явление, ставшее основной преградой перед ассимиля торскими устремлениями политически господству ющих на территории Армении народов - духовное, культурологическое и этическое самоопределение на этническом уровне и суверенизация народа на исторически принадлежащих ему землях. Это был духовный и патриотический подвиг, ставший фундаментом для тысячелетнего существования разъединенного, но не разделившегося (!), армянского народа.

26. Армяне-христиане сумели воскресить основные черты национального характера античного периода, одновременно переняв многие черты характера истинного христианина. В результате получилась удивительная смесь религиозного воль нодумства (столь непривычного для христианских стран Европы) и бесконечного, христианского, терпения и терпимости. Весьма возможно, что подобной аккомодации к новым религиозным условиям способствовало отсутствие государственности: инквизиция в Армении не могла появиться из-за отсутствия возможности слияния государственной и религиозной власти. Именно в подобных условиях стали возможны произведения О. Тлкуранци или Н. Кучака, произведения, в которых женские прелести сравнивались с... церковью и церковной утварью.

Грудь твоя - белоснежный храм,
А соски - как лампады в нем...
Позволь мне молиться там
И быть твоим звонарем.

В какой еще христианской стране возможно было такое в XII веке? А ведь еще за два столетия до приведенных строк величайший армянский поэт Григор Нарекаци в течение всей своей гениальной поэмы просто боролся с Богом. Боролся и... возносился в своих молитвах к Богу.
А еще за три столетия до Г. Нарекаци, т.е. в VII в. нашей эры, другой великий армянин - Анания Ширакаци - математик, философ и астроном пришел к заключению о сферичности нашей планеты и о том, что не солнце вращается вокруг Земли, а наоборот: Земля вращается вокруг солнца. Подобное отрицание землецентризма не было возможно ни в какой стране Европы.

27. Заметим, что именно в среде армянского народа зародились протестантские движения тондракийцев и павликиан, по мнению многих ученых реформировавшиеся затем в Европе классическими религиями для десятков миллионов человек и даже для отдельных стран. Еретическое движение тондракийцев (вторая половина IX -середина XI вв.) по сути своей было направлено не столько против церкви, сколько против склонившихся перед гнетом арабского владычества церковных иерархов и светских феодалов. Не случайно, как свидетельствуют первоисточники, в преследовании и подавлении движения тондракийцев, совместно с армянскими феодалами и иерархами церкви, самое активное участие принимали, в период своего господства в Армении, арабские правители, которым, на первый взгляд, было бы выгодно ослабление армян. Парадокс ситуации состоит в том, что подобное движение могло зародиться лишь в условиях всенародного полного и безоговорочного признания существующей религии неотъемлемой составной частью общенациональной культуры.

28. Приспособление христианства к национальным устоям, синонимизация понятий "армянин" и "христианин" помогли армянскому народу в полной мере задействовать механизм национальной генетической памяти, обрести себя на родной земле, вновь почувствовать себя на родине. И, следует отдать ей должное, осознавая, что лишь таким путем можно сохранить национальную самобытность армянского народа, Армянская Апостольская Церковь, ожесточенно борясь против попеременно возникающих еретических движений, всемерно способствовала процессу национализации христианства армянским народом. Армяне прикрывались от агрессии удивительно крепкими щитами: национальным языком, отличным от всех других языков мира, исключительно национальной письменностью и консервативной национальной версией христианской религии.
Подобная изоляция, безусловно, требовала от всего народа исключительного напряжения духовных и физических возможностей, особенно если учесть географическое положение Армении: страна находилась на стыке трех континентов и - постоянно - двух мировых религий. Армяне беспрестанно вели ожесточенную борьбу сначала с огнепоклонниками и византийским христианством, затем с исламом и халкидонитами, одновременно отражая и набеги хазар-иудеев. Однако эта изоляция носила односторонний характер: не впуская никого в свою духовную и культурную жизнь, сами армяне легко усваивали язык и культуру соседних народов. Более того, армянская культура активно и благотворно влияла на культуру всего региона.

29. Пришедшая в Армению наднациональная христианская церковь превратилась в Армении в типично национальную: с одной стороны, подавляющее большинство армян является приверженцами Армянской Апостольской Церкви, с другой - прихожанами армянской церкви являются только армяне. Возможно, именно это стало причиной того, что в армянской действительности церковь выполняла гораздо более значимую роль, чем это "предписано" собственно религии. Можно сказать, что армянская церковь взвалила на себя все тяготы государствообразующего аппарата, а церковные служители являлись своеобразными государственными чиновниками. При этом в армянской среде понятие "церковь" воспринимается несравнимо шире понятия "духовенство". Духовенство является сословием, в то время как церковь, в условиях падения политической самостоятельности, превратилась в общенациональную и вполне светскую демократическую организацию.

30. Будучи единственной общенациональной организацией в условиях отсутствия государственности, церковь стала символом единства нации и представляла собой ведущую и генеративную силу в постановке и разрешении национальных задач. Церковные иерархи органично трансформировались в полномочных представителей армянского народа на переговорах с представителями иностранных государств, церковные служители зачастую выполняли роль мирового судьи во внутринациональных спорах. Результатом подобной светской и патриотической деятельности церкви стало полное отсутствие антагонизма между нацией и духовенством: армянская церковь в сознании народа отождествлялась с руководством армянского народа, а церковные служители - с самим народом.

31. Однако армянский народ так и не стал народом верующим. Религия, равно как и национальная письменность, выполняла роль ниши, спасительной брони, щита, которым укрывались от внешней культурологической агрессии, защищали национальные устои и традиции. Огромное количество построенных по всей стране церквей - результат культурного и национального само утверждения, пусть даже неосознанного. Хрис тианские храмы в Армении никогда не страдали от избытка верующих, но при этом никогда не испытывали недостатка в защитниках. Если в дохристианское время армяне воспринимали семью как символ, прототип государства, то в христианской Армении храмы ассоциировались с домом. Армянские церкви, в отличие от католических, не подавляют прихожан своей монументальной громадой. Они сравнительно небольшие, органично вписавшиеся не только в окружающий ландшафт, но и в души людей. Церковь, как и дом, необходимо иметь, храм, как и дом, необходимо защищать. Храмы в Армении и впрямь напоминают любовно отстроенные уютные дома без кричащей роскоши.

32. Приспособление христианства под нацио нальный характер армянского народа приводило к постоянно вспыхивающим в Армении национально- освободительным войнам, духовное предводи тельство в которых практически всякий раз осу ществляла церковь. Постоянно повторяющиеся протуберанцы выброса народной энергии сбросили иго чужеземных завоевателей и привели к власти в Армении Ашота Великого Багратуни, ставшего в Художник Мкртыч Тоноян859 году князем князей, а в 884 - царем Армении. Отметим, что кроме царства Багратуни, в других частях Армении вскоре появились еще и царства Арцруни (914 г.) и Сюни (970 г.). Таким образом в конце X века на большей части исторической Армении существовали практически независимые армянские государственные образования.
Армянский народ, на короткое время оторванный было от своих национальных корней, вновь возвратился к привычным устоям. Народные эпические произведения христианского периода в патриотически-воспитательных своих аспектах вернулись на исходные понятия. Вновь возродились культы родины, семьи...

33. Дотоле непобедимый Давид Сасунский, один из любимейших героев армянского народного героического эпоса, проигрывает, неузнанный, в борьбе с собственным сыном только потому, что увлекшись чужестранной красавицей, надолго забывает свою семью. И вновь удивительная деликатность народа. Заступник народа, Давид, не должен, не может, или даже не имеет права проигрывать кому-либо. Но он нарушил освященный временем и традицией обычай... И народные сказители находят выход, заставляя Давида уступить в борьбе с собственным сыном. Он свой, ему не зазорно и проиграть...
Сын Давида - Мгер Младший - добровольно замуровывает себя в скалу, поскольку устает бороться с несправедливостью на земле. На земле, которая полна несправедливостью и злом, а потому, одряхлевшая, не может удержать могучего Мгера.

Пока этот мир полон зла.
Пока будет лжива земля.
На свете мне - не жить*.

____________________
* Здесь и далее отрывки из национального эпоса цитируются по изданию "Давид Сасунский", "Аревик", Ереван, 1989.
____________________

34. Народ благороден, чист в помыслах. Когда-то, в античный период, прародитель Гайк, убив тирана Бела, не будет преследовать его разбежавшееся войско, а позволит противнику уйти домой. Пройдут века, и Давид Сасунский, победив в единоборстве тирана-завоевателя Мсра Мелика, также отпустит, не причинив вреда, неприятельское войско. Народ не по своей воле вступил в Армению - их привела туда злая воля правителей.

Вам всем дарую волю я!
Идите все туда, откуда вы пришли.
Идите по домам, живите, как вы жили,
И дани с вас не нужно мне.

С другой стороны и Давид, и сын его Мгер, равно как и отец Давида, тоже Мгер, и дед Санасар восхваляются сказителями прежде всего по той причине, что всегда готовы встать на защиту родины - главной святыни народа.
Цикл замкнулся: Ваагн, Гайк - христианство - Вардан, Давид... И в наши дни в честь героев-защитников родины создаются многие сотни песен, получившие особую нишу в армянском песенном фольклоре.

35. Возможно, причиной подобного изоляционизма - относительная малочисленность армянского народа, не исключено, что и наличие многочисленных агрессивных соседей, но факт остается фактом ֊ наиболее почитаемыми героями армянских эпических произведений являются люди, существовавшие в реальной действительности или вымышленные, всей своей жизнью и деятельностью способствовавшие сохранению самобытности народа. Будь в истории у армян царь, наподобие Петра Первого в России, покусившегося на национальные устои народа, он никогда бы не смог занять в исторической памяти армян того места, какое ему воздает русский народ.
Несколько десятилетий назад на французской эстрадной сцене блистал шансонье армянского происхождения. Бесспорно талантливый певец, он пользовался в Армении огромной любовью и популярностью, гораздо более большей, чем во Франции. В каждом армянском доме были пластинки с записями его песен, каждый житель страны знал его песни. Затем этот певец влюбился в турчанку и женился на ней, предварительно приняв ислам (таково было условие невесты). Как же отреагировали армяне? Они просто предали имя этого певца полному забвению. Он перестал существовать для армянского народа. И дело тут было не в браке с иноплеменницей. Это армяне еще могли простить. Отказ от духовной веры предков, от национальных ценностей и устоев - вот проступок, не поддающийся прощению народом. В этом случае наступает время самого страшного (для армян) наказания - бойкота общенационального масштаба. Как представляется, это старый способ наказания, успешно испытанный еще в языческую эпоху.


Субменталитеты армянского народа

36. В политологической литературе субмен талитет рассматривается как совокупность ориен- тационных мировоззрений, отличающихся от доминирующих в обществе. Армения - практически мононациональное государство, что дает воз можность пренебречь в данной работе инона циональными этническими культурами и субкуль турами. Речь может идти лишь о политическом и мировоззренческом субменталитете региональных, социально-демографических, половозрастных, классовых, профессиональных и других групп армянского народа.

37. Сразу отметим, что в Армении отсутствуют субменталитеты, отличающиеся от общенаци онального менталитета в столь значительной мере, чтобы можно было говорить о наличии в государстве самостоятельной контркультуры, оппозиционного менталитета. Данный факт объективно способствует единству политической культуры и общности менталитета, поскольку совместимость сущес твующего множества различных субкультур ар мянского народа не вызывает сомнений. Возможно, некоторым исключением является субкультура армянской диаспоры, однако говорить о каком-либо значимом ее влиянии на население Армении сегодня не приходится. Необходимо еще учесть, что армянская диаспора проживает в разных странах мира, а значит не имеет единой культуры. Больше того, в вопросах, касающихся общенациональных проблем, армянская диаспора совершенно не оппонирует мировоззрению населения Армении.

38. Наиболее сильно разнящиеся субменталитеты армянского народа (если исключить половозрастные особенности) - региональные. Следует, однако, отметить, что на протяжении многих поколений в Армении происходила внутреняя вынужденная миграция, когда люди, спасаясь от очередного нашествия, искали спасения в более безопасных районах страны. По этой причине сегодня в армянских горах нередко можно встретить потомственных жителей долин и наоборот. И хотя при подобных вынужденных миграциях люди старались подобрать место жительства с макси мально привычными климатическими условиями, все же, при делении армян на горцев и жителей долин, следует учесть и историческое место жительства представителей того или иного населенного пункта. Так, подавляющее большинство армян, выходцев из Баку или равнинного города Гандзак, являются горцами по происхождению, а немалая часть жи телей горного Чаренцавана переселилась туда из долин.

39. По нашим наблюдениям ГОРЦЫ Армении являются более консервативными как в своих политических пристрастиях, так и в общем миро воззрении. Они труднее поддаются влиянию нового, однако восприняв какую-либо идеологию, отдаются ей сполна. Горцы Армении, в сравнении с жителями долин, больше привержены национальному образу жизни и патриархальны в традициях. В горных регионах Армении в большей мере сохранились остатки языческой религии, причем не только в обычаях и обрядах, но и топонимах и гидронимах (например: небольшая речка Трагет в Аскеранском районе НКР, расшифровывающаяся, во всяком случае, согласно народной этимологии, как река бога Тира, или многочисленные топонимы на побережье высокогорного озера Ван, связанные с именем прародителя Гайка). Горцы Армении - наиболее вспыльчивая и агрессивная, но и наиболее склонная к компромиссам часть народа. Воинственны. При этом многие жители горных регионов Армении проявляют большую терпимость к представителям иных национальностей. Не исключено, однако, что подобная терпимость истекает от большей, в сравнении с жителями долин, защищенности, связанной с рельефом местности.

40. По характеру горцы легко ранимы, внутренне глубоко интеллигентны, по причине чего зачастую пасуют перед неприкрытым хамством, не любят спорить, легко уступают инициативу напористым, агрессивным собеседникам. Однако именно истинная интеллигентность помогает им сконцентрировать духовные и физические возможности в периоды общенациональной опасности. Практически все значительные и широко известные национально-освободительные движения армянского народа начинались в горах. Горы же оставались последним убежищем народа и его пассионариев. Армянские горцы чувствуют личную ответственность за судьбу всей Армении. Живут высоко и видят далеко, и не только в пространственном значении, Весьма преданны в дружбе, но им иногда не хватает настоящей "спортивной" злости. Горец добр по природе. Жителя армянских гор легко уговорить, если дело не касается основополагающих интересов народа, но сломить, запугать его практически невозможно.

41. Горцы Армении придают исключительно большое значение родственным связям, с большим почитанием относятся к родителям и старшим вообще. Практически у каждого рода есть свой лидер, пользующийся среди ближней и дальней родни большим авторитетом (род в Армении - это объединенная общей фамилией или общим предком группа людей-родственников, в которую органично вливаются и жены-невестки). Возможно, именно эта, изначально неплохая, черта характера стала основанием для наблюдаемого среди них излишнего чинопочитания. Армянские горцы в основном привыкли к безропотному подчинению начальству: при исключительном героизме в борьбе и войнах с внешним врагом, у них неожиданно слабо развито гражданское мужество. Большая их часть является невоинствующими атеистами, и в конфликт с религией не вступает. Горцы имеют большую тягу и способность к учению: относительный их процент среди ученых армянского народа очень высок.

42. Горцы удивительно щедры, зачастую до расточительности. Гости у них пользуются особыми привилегиями. Любой из них может рассчитывать на радушный прием: ради гостя может быть заколот последний ягненок в хозяйстве, вынуты из закромов последние припасы на зиму. Обычно обильное угощение гостя нередко сопровождается властными обращениями к женской половине семьи с требованиями побогаче и побыстрее накрыть на стол. Однако подобное обращение с женой не должно вводить в заблуждение, ибо среди горцев влияние женщины в семье обычно значительно превосходит влияние и значение женщины среди жителей долин. Больше того, в горах Армении жены и, особенно, матери зачастую являются истинными хозяйками в семье. Можно даже сказать, что щедрость горца имеет непосредственную связь с гостеприимством именно женской половины семьи.

43. ЖИТЕЛИ долин Армении значительно менее консервативны, легче и больше подвержены веяниям нового, однако при этом они менее доверчивы по характеру. Жители долин менее вспыльчивы, нередко флегматичны. "Долинники" менее горцев способны на компромиссы, и при кажущейся необходимости зачастую отстаивают свою точку зрения до конца. В разговорах часто агрессивны, напористы и категоричны, в суждениях безапелляционны. При том, что долинники более, чем кто другой, страдали от набегов и нашествий, они невоинственны, и даже излишне миролюбивы по природе, но при необходимости легко и органично превращаются в прекрасных воинов. В сравнении с горцами жители долин отличаются большей религиозностью, стараются соблюдать религиозные праздники и обряды.

44. "Долинники" менее привержены род ственным связям, дальние родственники для них являются совершенно чужими людьми. Сравни тельно прижимисты, в том числе и при приеме гостей. Они более прагматичны в сравнении с горцами и гораздо более деловиты и пред приимчивы. Отличаются от горцев большим, просто фанатичным трудолюбием. Отношение к женщинам в долинах Армении нередко напоминают времена патриархального домостроя. Жители долин менее терпимы к представителям иных национальностей. "Долинники" легко меняют свои политические ориентации, по сравнению с горцами гораздо менее уважительно относятся к старшим и начальству. Почти у всех напрочь отсутствует привычное для Азии чинопочитание, больше того, иногда создается впечатление, что в начальство там стремятся люди, заранее обреченные на высмеивание и всеобщую неприязнь.

45. Современная армянская МОЛОДЕЖЬ нередко отличается безразборчивостью в поли тических пристрастиях, легкостью смены внутри и внешнеполитической ориентации. Присущий юношескому возрасту вообще максимализм особенно сильно развит у армянской молодежи, легко поддающейся влиянию различных течений в области моды, искусства, религии, этики, эстетики, языка общения... Армянская молодежь в массе своей тяготеет к учебе в вузах, хотя побудительной к тому причиной иногда является формула престижа "а чем мы хуже?" По этой причине стремление к учебе не всегда может означать стремление к знаниям. Главная и наиболее уважаемая наука - история, вне всякой зависимости от основного изучаемого предмета. Молодежь Армении сентиментальна, часто настроена на лирику: редко можно встретить молодого армянина, не пробующего силы в написании стихов.

46. Армянские юноши и девушки непрактичны, их редко волнует финансовая сторона дела, которым они занимаются в данное время. Работают увлеченно, но часто меняют пристрастия. Работа для молодежи является целью, а не средством. Занятый любимой работой молодой армянин нередко самоотстраняется от жизни, перестает интересоваться общественной жизнью, политикой, заработной платой. В работе он энергичен и инициативен, от него постоянно можно ожидать новых идей и находок. Молодой армянин является настоящей находкой для работодателя, неутомимый генератор открытий. На работе он не устает до тех пор, пока, как ему кажется, не достигнет высот в избранной профессии. Тогда он сникает: ему требуется новая область для применения знаний и энергии, и он легко меняет интересы. Это - романтичный идеалист, обо всем имеющий собственное суждение, но не пытающийся бороться за претворение в жизнь своих политических идей. Он уже удовлетворен любимой работой.

47. Молодежь Армении способна на скорые перемены во взглядах на жизнь, однако каждый раз новое быстро вытесняется еще более новым. При этом в глубинной своей сущности подавляющее большинство из них остается приверженцем и носителем истинно национальных традиций. Практически всегда, когда армянскому народу приходилось переживать нелегкие времена, именно в среде молодежи рождались силы, успешно отстаивающие национальную самобытность народа. При всей своей апатии и неразборчивости в политической ориентации, молодежь время от времени порождает в армянском народе националистические воззрения.
Армянская молодежь, вернее, его наиболее консервативная часть нередко выбирает для себя наиболее трудный путь в работе, искусстве, просто жизни. Во все периоды засилья армянской действительности инонациональной культурой и идеологией именно молодежь вставала в первые ряды защитников истинно национального. В этом случае она способна, стиснув зубы, до конца бороться за сохранение всего того, что принято называть национальной культурой.

48. ЖЕНЩИНЫ Армении являются наиболее консервативной частью народа. Пожалуй, лишь в выборе внутриполитических пристрастий армянки способны поддаться эмоциям, словесным и внешним эффектам. Традиционно армянки полноправные хозяйки лишь на кухне (в горах их права зачастую распространяются на всю семью). Это настоящие берегини и хранительницы семейного очага. Терпеливы, в массе своей безропотны, что, однако, вовсе не исключает завидного упорства при достижении поставленной цели. Исключительно трудолюбивы, чистоплотны. Обладают огромным энергетическим потенциалом: трудно определить, когда армянки спят, и спят ли они вообще.
Армянки отличаются и большой религиозностью. Можно утверждать, что именно женщины являются главной опорой Армянской Апостольской Церкви. Во всяком случае церковь всегда может иметь ввиду эту склонность к религии у армянок.

49. Вопреки распространенному мнению о женской болтливости, армянки крайне редко распространяются о своих семейных неурядицах. Будучи бесконечно преданными семье, они предпочитают справляться со своими проблемами без посторонней помощи. Снисходительны к нередко деспотичным выходкам супруга, но измены прощают трудно (если вообще способны простить). Любовь к детям у армянок зачастую принимает форму жертвенности и несравнимо превосходит любовь к родителям, мужу, и другим близким родственникам.
Армянки весьма склонны к компромиссам, легко соглашаются с собеседником, хотя подобная сговорчивость зачастую исходит от нежелания спорить. Зачем, если в итоге каждый останется при своем мнении? При этом армянки горды, зачастую до надменности. Взгляд незнакомой армянки практически невозможно поймать, она смотрит "сквозь" незнакомого*. Армянки чувствуют небо над головой (духовность) и землю под ногами (устои).
____________________
* Андрей Битов, Уроки Армении. Ереван, 1997.
____________________

50. Природное сердоболие подавляющего большинства армянок автоматически превращает их в искренне сочувствующих оппозиции и непримиримых оппозиционерок к существующей власти. При этом армянки, как правило, избегают активной политической деятельности, хотя с уважениям относятся к женщинам-политикам. Это - пассивный электорат, но оппозиция всегда может рассчитывать на их голоса. Армянки голосуют не разумом, а сердцем, и опытный политик обязательно учитывает эту особенность их характера. Будучи достаточно терпимыми к представителям иной национальности, армянки крайне неохотно соглашаются породниться с ними.
Гостеприимны, любят щегольнуть умением вкусно готовить и, обязательно, красиво накрыть стол. Не похвалить приготовленный армянской хозяйкой обед - значит слегка обидеть ее, хотя еще большее удовольствие она получает от с аппетитом поедаемого приготовленного ею блюда. У каждой армянки свои кулинарные секреты, которыми она с удовольствием поделится с гостьей.

51. ГОРОДСКИЕ жители Армении менее консервативны, легче увлекаются новыми поли тическими, культурными и этическими (не религиозными!) веяниями, способны часто менять свое политическое мировоззрение, иногда, особенно на начальном этапе, вплоть до ущерба национальным интересам. Понятие "новое" для них практически является полным синонимом понятия "хорошее". Предприимчивы, но и трудолюбивы. Щедры до расточительности, но, как правило, в кругу своей семьи: горожане больше любит угощать дома, даже при больших неудобствах и затратах, чем в любом ресторане. Любят излагать националистические теории, однако при этом отличаются терпимостью к представителям иных национальностей.
Мужчины привязаны к своей семье, детям, любят похвастать их иногда мнимыми талантами. Женщины более спокойно переносят успехи детей, хотя их зачастую жертвенная преданность семье намного превосходит мужскую.

52. Горожане в Армении нередко страдают "всезнайством", что особенно проявляется в области истории, политики и литературы. Эти области науки горожанами Армении полностью "приватизированы" вне зависимости от того, какой профессиональной деятельностью они занимаются на самом деле. Каждый армянин - это одновременно историк, филолог, поэт и министр иностранных дел. В спорах горожане почти всегда предубеждены и бескомпромиссны, даже если приходится обсуждать малознакомую или даже совершенно незнакомую проблему. Суждения отличаются категоричностью и полной безапелляционностью.
Горожане-мужчины нередко страдают нарциссизмом. Однако они, как правило, галантны, уважительны по отношению к женщинам, хотя в собственной семье могут отличаться крайней нетерпимостью и деспотичностью. Женщины, как уже было отмечено, незнакомых мужчин "не замечают". В семье они управляют штурвалом домашнего корабля, стараясь делать это так, чтобы муж не замечал собственной роли ведомого. Перефразировав известное изречение, можно сказать, что армянки - это премьер-министры при конституционном монархе.

53. Горожане отличаются отсутствием прагматичности, никогда не преминут щегольнуть щедростью перед знакомыми, пусть даже в ущерб экономическим интересам собственной семьи. Тщательно скрывают от окружающих семейные и финансовые неурядицы. Широко известное по многочисленным анекдотам доходящее до транжирства гостеприимство армян, как правило, является искусственной бравадой с зачастую тяжелыми для семьи последствиями. Все лучшее гостю, - этот девиз не столько является отражением уважения к гостю, сколько помогает тешить самолюбие хозяина. Удивить гостя, поразить его обилием блюд на столе, - в этом, как нам кажется, отражается урбаноцентризм жителя армянских городов. Нередко горожанин-армянин (не армянка!) приберегает деликатесные яства на случай прихода гостя. Дни рождения, свадьбы и даже похороны часто выливаются в соревнование с неизвестным конкурентом: кто больше потратится, кто больше выставит закусок.

54. СЕЛЬЧАНЕ, напротив, глубоко практичны, и частенько любят всуе жаловаться на трудную жизнь. При этом сельские жители гостеприимны. Хлебосольны, искреннее желание накормить гостя может доходить до назойливости. По-детски, до наивности, бескорыстны. Снисходительны к другим, но исключительно строги к членам своей семьи. Предприимчивостью, сельчане, как правило, не отличаются. Трудолюбивы до самоотверженности, в особенности жители долинных деревень. Патриархальны, крайне неохотно воспринимают новое. В суждениях не агрессивны, однако в спорах, соглашаясь с оппонентом, нередко остаются при своем мнении. Зачастую безразличны к политике, однако крайне трудно меняют свои ориентиры. Уважение к приезжим, особенно горожанам, чрезмерное, нередко граничащее с почитанием. Исключительно общительны, предпочитают коллективную работу. Сентиментальны. Наиболее уважаемый жанр литературы - исторические романы, нередко воспринимаемые в качестве непререкаемого учебника истории.

55. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ разделяется на две категории: приемлющих и не приемлющих национальную самобытность народа. При этом обе части нередко доходят в своем мировоззрении до полного отрицания противоположного мнения.
Возникновению двух направлений народной мысли - западничества и национализма - объективно способствовали этнополитическое и географическое расположение Армении, вся история страны, равно как и христианское вероисповедание. По сути, это один из вечных вопросов армянского народа - какой ориентации придерживаться во внешней политике - следовательно, какой культуре отдать предпочтение? Споры между западниками и националистами в находящейся на перекрестке трех континентов и двух мировых религий Армении порой принимали ожесточенный характер. Рим или Персия, Греция или Персия, Византия или Персия, Аравия или Византия, Россия или Европа?

56. Ультрарадикальным западничеством отличаются некоторые представители интеллигенции армянского народа, как правило, весьма повер хностно знакомые с западной культурой и увлек шиеся ее внешними эффектами. Можно сказать, что в отрицании национальной самобытности народа проявляется провинциальное мышление некоторой части армянской интеллигенции, бездумно идолопоклонствующей перед малознакомым и стремящейся уйти, "освободиться" от азиатщины. Такое поклонение перед Западом приводит к смешению понятий: национальная самобытность отождествляется с отсталой культурой масс, в то время, как все европейское воспринимается как синоним современного. В Армении нередко можно услышать выражения "национальные танцы или песни, или музыка..." в оппозиции с понятием "современные танцы и т.д.", т.е. западными песнями, танцами, музыкой...

57. Данное явление в армянской национальной действительности наличествует давно, и именно по этой причине внедряемое коммунистическими идеологами советского периода в подкорковое сознание армянина мнение о незначительности армянской культуры попало на благодатную почву. Между тем, если армянину и пристало гордиться чем-нибудь в своей истории, то не в последнюю очередь именно культурой, выросшей до объема цивилизации. Армения - предтеча и цивили-зационный бастион Европы, однако современный армянин совершенно спокойно воспринимает историю собственного народа в разделе "Древняя история", в то время, как начальная история Европы изучается в разделе "Античная история". Объяснения вроде того, что слова "древний" и "античный" являются абсолютными кальками, ничего не значат, ибо в восприятии современного человека слово "античный" несет в себе семантичную нагрузку "чистый, возвышенный", в то время, как "древний" - это что-то покрытое пылью и подлежащее или преданное забвению. С другой стороны, Армения - это начало великой гуманистической культуры некочевнической Азии, и этот факт заслуживает более пристального изучения.

58. Бездумное отрицание необходимости сохранения национальной самобытности некоторой частью образованных армян однозначно указывает на культурную отсталость претендующего на звание интеллигента человека. Раболепствующее воспри ятие сложной и, вне всякого сомнения, богатой жизни Запада - это также отражение отсутствия у армян государственной мысли.
Армянская культура достойна гораздо большего уважения. На свете немного найдется народов, оставивших столь глубокий след в мировой культуре. Армянская архитектура стала объектом для подражания во многих странах Европы и Азии, армянская поэзия справедливо считается одной из богатейших в мире: музыка, язык, письмо... Лучшие представители армянской культуры и интеллигенции, опираясь на традиции национальной культуры, сумели обогатить культуру общемировую, и уже тем самым оказались куда ближе к Западу, как и ко всей мировой культуре, чем провинциальные армянские западники, слепо копирующие западный образ жизни.

59. Немалая часть армянской интеллигенции, однако, впадает в другую крайность, начисто от рицая возможность фузии в армянскую культуру элементов инонациональной цивилизации. Куль турологический изоляционизм подобного рода, по нашему мнению, также является признаком провинциального и сугубо националистического мышления и, естественно, никак не может способствовать органичному развитию армянской культуры. По большому счету само христианство является в Армении религией привнесенной, уже не говоря о многочисленных языковых заимствованиях. Армянский народ обладает мудростью многих тысяч лет, а армянская культура способна постоять сама за себя. Мы уже упоминали о развитом национальном иммунитете армян, и, считаем, народ сам способен отбросить все то, что не соответствует его духовному, этическому и эстетическому восприятию. Сказанное, конечно же, не должно быть воспринято как оправдание или, тем более, поощрение того радио֊ и телезасилья чужой культуры, которое сегодня армяне имеют несчастье наблюдать в нашей действительности.

60. Национальная армянская культура зиждется на мудрости Востока, бережно оберегающей национальную самобытность живущего в гармонии с окружающей средой народа. Восток -это сакральная территория, давшая начало жизни на земле, это место, где каждый может дружить с богами и царями, где жители общается с природой на "ты"... Восток - это возможность воспринимать мир во всем его ярко-красочном многоцветий, чувствовать полутона, умение дружить и надеяться на дружбу. Восток - это союз человека и природы, теплый запах земли и хлеба. С другой стороны - Запад - это удобство жизни, то самое удобство, которого армянам недоставало всегда. Запад - это предприимчивость и деловитость, где во главу любой идеи поставлен бог по имени доллар (марка, фунт, франк...). Западная модель жизни привнесла с собой в армянскую среду элементы опирающейся на первобытные инстинкты нивелированной культуры, культивируемого на Западе образа жизни. Для духовности в этой культуре места нет.
В современном армянине уживаются восточная созерцательность и западная деловитость, вернее будет сказать, что армянин - это полномочный представитель Востока на Западе и проводник западных идей на Востоке.

61. ОСТАЛЬНЫЕ субменталитеты армянского народа: мелкие и крупные торговые деятели, ремесленники, предприниматели, банковские служащие и служащие государственных учреждений; социальные и профессиональные группы, на наш взгляд, не имеют решающей роли в характере армянского народа. Они растворены в общей массе народа и, в основном, примыкают к уже описанным группам. При этом, однако, следует учесть все более возрастающее влияние на менталитет народа зарождающегося класса армянской военной элиты, сумевшей сконцентрировать лучшие черты народа: героизм и жертвенную любовь к родине. Эти качества армянской армии, даже с рецидивами советских времен, сумели по достоинству оценить в народе. С другой стороны, немалое значение возымел и уже зародившийся класс постсоветских предпринимателей, деятельность которых все больше напоминает времена освоения американцами дикого Запада.


Армянский национальный менталитет

62. Типичному армянскому характеру присущи бесконечная наивность, удивительная простота, абсолютная бесхитростность. Армянин, вопреки распространенному мнению, искренен и наивен настолько, что, как тонко заметил Дереник Демирчян, многим за этой искренностью и наивностью чудится неискренность и глубокомыслие*. В армянине есть свой, в корне отличный от западного, национальный демократизм: стремление к спасению всем народом. Корнями своими армянский характер погружен в гордую стихию язычества, в то время, как христианская крона его упоена своей страдальческой судьбой. Это характер кающийся, отказывающийся грешить и опускаться до низменного, однако, раз согрешив, способный предаться этому без остатка, опуститься до самого дна человеческого общежития.
____________________
* Д. Демирчян, Указанное сочинение.
____________________

63. Благородство армянского характера требует глубоких и осторожных раскопок: тип совершенного армянина не способен показать себя в удачном ракурсе, с выгодной стороны. Армянин силен тогда, когда не играет на "сцене" жизни, или когда "играет" самого себя. В этом случае за бра вадой, гонором, жестом нетрудно разглядеть присущую типичному армянину натужно преодолеваемую природную застенчивость, стремление преподнести себя в глазах окружающих "современным" человеком. Армянин, особенно в инонациональной среде, нередко стесняется собственного благородства, сдерживает порывы чувств. В подобном поведении, по нашему мнению, отражается исторически искаженное представление о чужестранцах, практически всегда появлявшихся в Армении в качестве не стесняющего себя проблемами этики завоевателя.

64. В типичном армянине легко угадывается способность к фатальной жертвенности, терпению и смирению, в нем всегда живет пафос страданий. Армянин приходит к победе через собственную смерть. Он любит песни, пляски, народные гулянья, но веселье его непременно носит оттенок грусти. Армянин горд своим смирением, однако он желает, чтобы весь окружающий его мир знал о его смирении и жертвенности. Ему нужны зрители, публика, пусть даже не сочувствующая. Путь на Голгофу должен проходить сквозь по возможности большее скопление людей. Это христианин. Он искренне любит и лелеет свои страдания, выставляет на всеобщее обозрение действительно многочисленные язвы и раны на своем теле. С достойной сожаления настойчивой последовательностью культивируется у армян синдром народа-страстотерпца. "Много страдальный" - вот наиболее расхожий эпитет, употребляемый армянами об армянах же.

65. Армянин безмерно любит собственную историю, беспрестанно перечитывает ее, особенно пристальное внимание уделяя наиболее страшным страницам национальных бедствий. Он упивается трагедиями и катастрофами, выпавшими на его долю, не переставая гордиться тем, что ему все же удалось выжить. Он лелеет свою судьбу словно мать, болезненно обеспокоенная здоровьем нормального и крепкого ребенка. Редкое армянское застолье не превращается в около- или псевдонаучные споры по истории народа. Споры, в итоге которых каждый остается при своем мнении. Ложный, незрелый патриотизм заставляет армянина преувеличивать выпавшие на долю народа страдания, многократно превышать количество жертв при тех или иных катастрофах. В душе армянина постоянное ожидание конца света, хотя он безмерно жаждет царствия Христова на земле.

66. Но армянин еще и язычник. Это настоящий потомок Гайка, родитель Ваагна и Торк Ангеха. В нем сконцентрированы природные стихии земли и неба, воды и огня. Энергетический потенциал его огромен и непредсказуем, подобно вулкану он способен на выброс огромной и неконтролируемой энергии. Размеренная и спокойная жизнь армянина способна взорваться в одночасье, ему не требуется времени на раскачку. Отсутствие внимания и пренебрежение к его проблемам приводит армянина в исступление, воодушевляет на борьбу; он забывает о своих страданиях, язвах и ранах и стремится добиться намеченной цели любым путем. Протуберанцы выброса энергии армянского народа не раз приводили в трепет многочисленных врагов. Армянин горд и самолюбив, наличие публики, свидетелей превращает его в героя. Это своеобразный человек престижа, способный терпеть как угодно долго, но лишь до тех пор, пока не задеты его национальные гордость и самолюбие.

67. Душа армянского народа поэтична: стихи пишет практически каждый армянин. Поэзию в Армении боготворят везде: и в лавке мелкого торговца и в доме интеллигента. Армянину действительно есть что предъявить миру из своего поэтического наследия. Пожалуйста, произведения поистине мирового значения, начиная с античных времен до наших дней, от "Рождения Ваагна" до Паруйра Севака. Мало у какого народа поэты пользуются столь всенародной любовью. "Книга скорбных песнопений" Григора Нарекаци уже ровно тысячу лет кладется в изголовье больного в качестве главного лечебного снадобья. Однако у армян практически нет ни одного серьезного произведения в прозе. Поэтический характер армянина предполагает выброс чувств, но не тщательно-скрупулезный и долговременный анализ жизни. Он ֊ лирик, человек эмоциональный, живущий сиюминутными заботами, пытающийся оседлать не век, не год, не день даже,
а мгновение.

68. Любовь армянина к книге поистине беспрецедентна. Вряд ли найдется на свете еще народ, со столь трепетным отношением к книге. Это любовь творца, любовь родителя к своему единственному чаду. Армянские историки, простые переписчики книг всегда были окружены всенародным почитанием. Книги были почти в каждой средневековой армянской семье, и не имело никакого значения, умеют ли в этой семье читать. Во времена всенародных бедствий армяне в первую очередь старались спасти из всего своего имущества именно книги. Праздник переводчиков, день почитания памяти творцов армянского алфавита Месропа Маштоца и Саака Партева и их первых учеников, родился в глубинах благодарного народного сознания и лишь затем был канонизирован церковью.
"...Загнанные на смерть в пустыню Дер эль-Зор армянские женщины и дети умирали... У одной лежащей группы мать пальцем на песке выводила своему ребенку армянский алфавит и вместе с ним произносила его звуки... каждый раз вновь, когда ветер сдувал написанное"*.
____________________
* Интервью Лоуренса Аравийского в Париже, 1919 г. Опубликовано в 1931 году в журнале "Outlook and Independent", "Эти невозможные армяне".
____________________

69. Необычайное стремление армян к образованию давно замечено и иногда объясняется стремлением представителей народа к полному раскрытию индивидуальных свойств. Наместник царя на Кавказе граф Воронцов-Дашков в опубликованной* докладной записке на имя императора писал: "...как только экономическое положение улучшается, они, ясно сознавая пользу образования, открывают школы и... вносят деньги на их содержание почти безнедоимочно. Армяне охотно посылают детей в школы, а при возможности отдают в гимназии и отправляют в университет. Среди туземного кавказского населения они особо отличаются стремлением к образованию".
____________________
* Обзор Эриванской губернии за 1986 год.
____________________

Оставим в стороне мистику, забудем про удивительные свойства солнечного ультрафиолета в армянских горах и подземные вулканы, беспрестанно излучающие жизненную энергию. Стремление к образованию, а затем, после многих грамотных поколений, и удивительная восприимчивость к нему - это настоятельная жизненная необходимость, один из факторов выживания и самосохранения. Грамота является единственным богатством армянской семьи, на которое враг не сможет покуситься.

70. Многочисленным завоевателям Армении была хороша известна любовь армянского народа к книге и образованию. Армянские книги запрещались, они сжигались и рвались. Неграмотные тюркские и монгольские захватчики инстинктивно чувствовали, какое огромное духовное значение имеют для армян книги. Они ясно осознавали, что в Армении книги являются воинами не менее страшными, чем те простые крестьяне, в чьих домах они хранятся. Хромой Тимур (Тамерлан), например, играя на этом чувстве армян, обогащал свою казну. Он брал в плен армянские книги и возвращал их в обмен на значительный выкуп, выкачав таким образом из Армении несметные богатства. "Книга попала в плен", "книга вызволена из плена" - эти выражения, насколько нам известно, существуют лишь в армянском языке. Деньги на вызволение из плена книг собирались всем народом.
Не меньше страха внушали различным завоевателям и грамотные армяне: так в Западной Армении турецкие оккупанты веками запрещали армянские школы, - в Восточной Армении, уже в начале двадцатого века, подобную же политику запрета армянских школ пыталась претворить царская Россия.

71. Армянин с головой, без остатка окунается в любое начинание, имеющее внешне заманчивую оболочку. Это народ-революционер, с тем лишь отличием от общепринятого значения этого слова, что направленность силы его, разрушительной или созидательной, спроецирована на самого себя. Армянский народ первым в мире провозгласил христианство государственной религией, одним из первых породил различного вида ересь, армянские большевики искренне уверовали в бредовые идеи коммунокосмополитизма... Уже в наше время армяне первыми подключились к горбачевской перестройке... Начавшаяся в классической форме национально-освободительная борьба армян чуть ли не сразу выродилась (во всяком случае, в среде псевдоинтеллигентов) в химерическую борьбу за либерал-демократические права человека. Но революционизм армянина заканчивается там, где начинается опасность для национальных устоев или культуры. В этом случае армянин органично трансформируется в консерватора. Приняв христианство, армянин превратился в самого последовательного защитника той его формы, которую проповедовал сам Христос. Армяне - монофизиты и признают в Христе только Бога.

72. Наивная эмоциональная армянская поэтичность не допускает рассудительности, армянин, как правило, не стремится заглядывать в будущее. Армянские политики, плоть от плоти народа, в большинстве своем не способны планировать политическую деятельность на много времени вперед, учитывать долговременные интересы государства, строить работу с учетом возможных региональных и мировых геополитических изменений. С армянином легче договариваться, чем воевать, Сочетание идеального воина и слабого, недальновидного политика нередко приводит армянский народ к сдаче путем переговоров позиций, завоеванных на поле брани ценой огромных усилий и концентрации всех духовных и физических сил нации. "Поразительно несоответствие проявляемых героических усилий с многократно превосходящими силами противников и тех убогих результатов, которыми довольствовались "вожди"
нации"*.
____________________
* И. Мурадян, С. Манукян, "Третий путь" евразийских наций и ирано-шиитская революция. Ереван, 1997.
____________________

73. Огромное влияние на характер армянина оказали география и история страны. Подобно горным хребтам душа его возвышенна, и подобно горам же изранена, изборождена душа его. Армянин не мыслит бескрайними просторами русского человека, душа его стиснута горами, вследствие чего в нем наблюдается постоянная готовность к полной мобилизации духовных и физических сил. Эта особенность армянского народа, нарушая теорию Л. Гумилева, приводит к постоянному наличию в нем достаточного количества пассионариев для поддержания высокого энергетического потенциала нации. Здесь, пожалуй, уместны и повышенное ультрафиолетовое излучение, и подземные вулканы, и многие другие признаки сакральности Армянского нагорья. В истинном армянине со счастливой и удивительной гармоничностью сочетаются абсолютная жертвенность и неистовое, бесшабашное мужество. Подобное сочетание "горючей смеси" с удивительной постоянностью порождает воина, способного на самые героические свершения.

74. У армянина отсутствует присущая русскому человеку надежда на авось, он постоянно в напряжении, вечно в действии. Ему некуда отступать: границы его обитания ограничены. Он обязан быть в вечной готовности к борьбе. Борьба - привычная стихия армянина, сущность его бытия, он отдается борьбе с присущей ему страстью горячего и темпераментного южанина, полностью и без остатка. Он борется против внешних вызовов как природного и климатического характеров, так и этнического, благо, у армянина никогда не было недостатка во врагах. Однако деятельная и активная борьба армянина носит исключительно оборонительный характер, сам он не способен к агрессии, душа его не приемлет насилия. Его жизненная энергия гуманитарно-пацифистского толка. Он не завоеватель, исторически ему не для чего было завоевывать: у армянина всегда была родина, но не было собственного национально-государственного образования, нуждающегося в расширении пространства.

75. У типичного армянина нет наблюдаемого, например, у иранцев обожествления государства. Армянин никогда, даже в наши дни, когда у всего народа царит воодушевление от сознания восстановленного государства, не скажет "мое государство". Он пользуется термином "республика" (Анрапетуцюн - Հանրապետություն), при этом первая часть слова, конечно, на инстиктивном уровне, используется в значении микро, маленький (арм. манра - մանրա). Он - не государственник, все его помыслы направлены не на укрепление государства, а на ублажение земли. Армянские герои - страдальцы, погибающие за правое дело, что традиционно воспринимается как защита народа и церкви от насилия. Родившийся в Армении и в среде армян лозунг - "Кто погибнет, тот предатель" - так и не смог актуализироваться в армянской действительности. Армянин просто не мыслит государственными категория: защита отечества отождествляется у него с обязательно жертвенной защитой народа, очага, священных храмов... Он привязан к родной земле, но эта привязанность зачастую, превосходит преданность к своему государству у других народов.

76. Пословица "где хлеб, там и живи" (Որտեղ հաց՝ այնտեղ կաց), ныне толкуемая в значении "живи там, где сытная жизнь", вне всякого сомнения, первоначально имела другой смысл: "живи там, где (взращенный тобой) хлеб". Императивный характер пословицы не позволяет трактовать ее в качестве совета выбирать для жизни хлебное место. Напротив, та же самая императивность весьма понятна и уместна при призыве к патриотизму. Представляется, что подобная трансформация семантики пословицы в народной этимологии стала возможной в условиях порабощенной тюркскими племенами Армении и отражает условия жизни армянского народа тех времен. Безусловно, новая трактовка пословицы отражала мышление той части населения, которая действительно считала воз можным поиски безопасного или удобного места для жительства. Но и тогда речь в пословице, как нам кажется, шла исключительно об армянской земле. Подтверждением тому является постоянная (если не сказать, вечная) циркуляция большинства армянских беженцев на территории Армянского нагорья.

77. Один из основоположников научной этно графии, немецкий ученый Ф. Ратцель, побывавший в конце XIX века в Армении, отметил, что "армянам, в отличие от грузин, свойственно накопительство"*. Ученый заметил верно: в характере армянина действительно заметна тяга к накопительству. Стремление к накопительству - это следствие влияния двух агрессивных слагаемых: внешней среды и воинствующих соседей. "Климатические условия Армянского Нагорья способствовали акцентации накопительского свойства в характерах людей. Перепад сезонных температур приближается к 80 градусам по Цельсию... Поэтому теплое лето в преддверии данности холодной зимы не оставляет людям иных вариантов, как по особому интенсивно трудиться и копить продукты к зиме"**.
____________________
* Ф. Ратцель, Народоведение. Том 1. Санкт- Петербург, 1902.
** Р. Баренц, Геополитика. Взгляд изнутри. Ереван, 1999.
____________________

Р. Баренц, кстати, справедливо считает, что ставшее возможным вследствие наличия прибавочного продукта накопительство послужило одной из основных причин прекращения кочевого образа жизни и перехода к оседлому. С другой стороны, накопительство обеспечивало возможность выживания и при набегах инородцев и связанного с этим вынужденного укрывательства мирного, невоюющего населения в горах. Особенность климатических и политических условий жизни армянского народа привела к необходимости не только накопительства, но и создания пищевых продуктов с неопределенно долгим сроком хранения (лаваш, суджух, сухой сыр и т.д.).

78. Армянин - созидатель по натуре. Он строит всегда и везде, даже во время войны, даже если не уверен в том, что враг не разрушит его новый дом. Строительство в сознании армянина - это ратное поле, и именно на этом поле битвы армянин никогда не терпел поражений. "Строительство - высшая и увековечивающая победы форма борьбы армянина", - писал выдающийся армянский полководец, философ и государственный деятель Гарегин Нжде. "Построить лучше, чем было утрачено - таким был исторический девиз армянина"*. Политический деятель, интенсивно и много строящий на армянской земле, всегда может рассчитывать на благосклонность населения. Лишенный государственности, армянин веками старался утвердиться на родной земле строительством церквей, школ и домов, причем построения на новом месте проводятся именно в приведенной последовательности. Жители горных местностей, впрочем, на третьем месте по важности строений числят хлев для домашнего скота, что обусловлено условиями горной жизни, при которых содержание живности является главным условием обеспечения семьи питанием.
____________________
* Г. Нжде, Тюремные записки, (на арм. языке), Ереван, 1993.
____________________

79. Армянин прочно опирается на землю, уходит корнями в глубь ее, в этом он видит смысл жизни, хотя мечты его и душа парят в небесах. Земля - это его святыня, непреходящая ценность, которую он непрестанно холит и лелеет. Дороже земли у армянина нет ничего. Работать на земле любят даже потомственные горожане. Земля для армянина является не только кормильцем, но и опорой, и защитой. Армянин видит в земле не только источник благополучия. Земля - главный и непобедимый воин армянского народа, его мощь и вера, надежда и уверенность в завтрашнем дне (вспомним еще раз предание об Аршаке и Шапухе). Однако любовь к земле у армянина практически не ассоциируется с преданностью и любовью к государству. Это не государственый патриотизм, это любовь к родине, Отечеству. Из уст армянина практически невозможно услышать выражение "мое государство", армянин предпочитает говорить "мое Отечество", или, как в наши дни - "моя республика".

80. Удивительна и своеобразно жертвенна у армян любовь к детям. Безусловно, многочисленные примеры беззаветной любви к детям легко находимы у любого народа, и отличие армян в этом вопросе состоит не в силе любви и преданности к потомству. Армянин любит ребенка не инстинктивно-биологической любовью (мой ребенок, моя кровинушка), а осознанно, как продолжателя рода, если угодно, защитника родины. Ребенок — общенациональное богатство, символ продолжения жизни, рода, средство пережить всем народом существующие житейские невзгоды. Во время катастрофического землетрясения в Армении в декабре 1988 года эта особенность армянского народа стала полной неожиданностью для коммуно-космополитического руководства Союза ССР, никогда, впрочем, не интересовавшегося особенностями национального характера входивших в Союз народов. Руководство Кремля вознамерилось рассредоточить армянских сирот по остальным республикам страны, и, возможно, не имело при этом никаких дурных помыслов. Однако это намерение чуть было не стало началом серьезного конфликта между армянами и Москвой.

81. В эпосе "Давид Сасунский" Армаган, же на Мгера Старшего, давшая обет сорок лет не пускать мужа на супружеское ложе, после настойчивых уговоров Мгера, подкрепленных авторитетом церковных деятелей, говорит:

Я дверь открою, ты войдешь,
Нарушим клятву мы,
У нас родится сын потом,
Но мы с тобой умрем...

Мгер отвечал жене знаменательными словами:

Пускай нам сына бог пошлет...
И не потухнет наш очаг...
Когда ж умрем -
Сын будет жить за нас,
И снова в нем мы оживем,
И с нами род наш не умрет!

По истечении положенного срока Армаган разрешилась сыном, которого назвали Давид.

И за то, что нарушили клятву,
Оба умерли: Мгер и Армаган*.

____________________
* Здесь и далее отрывки из национального эпоса цитируются по изданию "Давид Сасунский", "Аревик", Ереван, 1989.
____________________

Они умерли для того, чтобы мог продолжиться срок и смысл их жизни, продолжиться в сыне. Они умерли потому, что "Сын будет жить за нас...", а, значит, продолжать начатое ими дело.

82. Многочисленные набеги различных завоевателей приводили к постоянному наличию в среде армянского народа некоторого количества беженцев. Армянский беженец - тяжелое и трагическое явление в национальной действи тельности. Оторванный от привычной среды обитания, лишенный дома и уюта, он легко теряет такие истинно национальные качества, как трудолюбие, гордость, деловитость. Он живет воспоминаниями, в которых, и это, возможно, естественно, начисто отсутствуют все негативные моменты "добеженской" жизни. В нем, особенно в начальном периоде беженства, трудно распознать типичного армянина. Армянский беженец смиренно принимает подаяния от чужих и соотечественников, апатичен к окружающей жизни, безразличен к собственной судьбе, безропотен к несправедливостям. Подобный коллапс чувств у армянина-беженца способен продлеваться достаточно долго, пока он вновь не почувствует себя хозяином земли.

83. Иначе выглядит армянский беженец на чужбине. Отсутствие непосредственного контакта с Отечеством отрицательно влияет на его национальный иммунитет. Условия "мирной и невоинственной" жизни на чужбине расслабляют армянина. Ему не с чем и не с кем бороться, не от кого защищаться. Он не нуждается в опеке и ему некого опекать. Оторванный от родной земли и привычных условий жизни, армянин, особенно в случае полного отсутствия давления по национальному и религиозному признаку, легко поддается ассимиляции, что помогает его скорейшей адаптации в этнически новых условиях. Наоборот, знакомая и привычная ситуация: давление и преследование по национальным или религиозным признакам, а значит, знакомая, привычная стихия борьбы, вынуждает его надежно укрыться за панцирем удивительно развитого и активно культивируемого национального иммунитета. В этих условиях армянин способен как угодно долго сохранять свою национальную самобытность.

84. Находящийся в подчинении у завоевателей армянин проявляет недюжинные способности к выживанию, направленные на улучшение собственного экономического благополучия. Во времена нахождения части Армении в составе Византии, множество представителей армянского народа становились царями империи. Достаточно "удобно" обустроились армяне в Советском Союзе. Даже в Османской империи, во второй половине XIX века, армяне контролировали 25% промышленности и финансов и 60% внутреннего торгового капитала*. Подобному приспособлению помогает не только широко известный армянский гений торговца и его природная способность к языкам. Армянин с искренним уважением относится к инонациональному собеседнику, его языку, обычаям и культуре, что, естественно, вызывает доверие и чувство признания. У армян напрочь отсутствует чувство языкового шовинизма, глубоко укоренившееся, например, у русских. Проживающие в республиках бывшего СССР русские люди старались говорить только на русском языке, в то время, как армяне, даже в Армении, практически всегда переходили на язык находившегося в компании гостя.
____________________
* И. Мурадян, С. Манукян, "Третий путь евразийских наций...
____________________

85. Армянин - националист по своей этни ческой и биологической природе. Национализм - его вынужденное (мы никогда не устанем это утвер ждать) жизненное кредо, творческое утверждение, спасительный щит и безопасное укрытие, помогающие сохранить национальную самобытность, способствующий наиболее полному раскрытию и развитию индивидуального народного бытия. "Вследствие потери политической независимости для армянина многими веками роль государства выполнял национализм"*.
____________________
* Г. Нжде, Указанное сочинение.
____________________

Национализм армянина избирательно-страдальческий, и хотя это совершенно не ожесточает его, он стремится запомнить из собственной истории лишь страницы всенародного горя и страданий. В результате подобной избирательности большинство армян, в том числе людей достаточно образованных, уверовало, что история их страны на протяжении тысячелетий состояла из одних горестей и поражений, что Армения постоянно пребывала под чьим-либо игом. Наиболее часто применямые по отношению к родине эпитеты -"многострадальная" и "сиротка".

86. О победах национального оружия в армянской среде не принято или "неудобно" вспоминать. Между тем армянский народ знавал громкие триумфальные победы, вплоть до того, что, как свидетельствуют римские историки Евтропий и Светоний, в 62 году н. э., после разгрома при Рандее, вторгшиеся в Армению войска римского полководца Цезения Пета "прошли под ярмом" и покинули Армению на самых унизительных условиях. В широких армянских кругах остается малоизвестным тот факт, что в эпоху Септимия Севера (конец II - начало III вв. н. э.) Рим платил дань царю Армении Вагаршу. Не уделяется достаточно внимания громким победам Арташеса Великого, сына Тиграна Великого - Артавазда, армянского спарапета второй половины IY века Мушега Мамиконяна, Смбата Багратуни, Левона II Великого и т.д. и т.д. Зато в памяти армянского народа крепко засели предатели национальных интересов, количество которых абсолютно несоразмерно отведенным на их долю этногигабайтам народной памяти.

87. Избирательная фрагментарность генетической и исторической памяти армянского народа не могла не оказать влияния на его отношение к другим народам. Почти в каждом из них армянин видит объект, нуждающийся в спасении. При этом для претворения этой благородной цели армянин способен на самые героические поступки, вплоть до самопожертвования. Армянский национализм планетарного, вселенского масштаба, однако он существенно отличается от либерал-космополитизма ярко выраженной, но совершенно не эгоистичной армяноцентричностью. В этом психологическом феномене заключается присущее лишь армянину удивительное национальное своеобразие национализма. Мы все - один народ, только мы армяне, хотя и ничем не отличаемся от всех. Выработавшийся в течение многих веков национализм у армянского народа несет в себе позитивное начало до тех пор, пока не переходит в биологическое отрицание представителей других национальностей, что объективно способствует национальной замкнутости и изоляции.

88. С другой стороны, примитивный и провинциальный армянский национализм нередко способен перерасти до полного отрицания возможности комплиментарного сосуществования с представителем любой другой национальности, что существенно обедняет народ. В таком случае армянский национализм легко трансформируется в национальное чванство, вплоть до отрицания наличия каких-либо достоинств или выдающихся людей среди представителей других национальностей: вопросом престижа зачастую становится поиск армянских корней у знаменитых деятелей разных народов. В этой широко распространенной болезни армянин не знает удержу, "находя" армян среди гениев всех народов. Подобные поиски иногда оформляются в виде широко рекламируемых (и, надо сказать, весьма популярных в народной среде) "научных" трудов, основная цель которых, по всей видимости, это "доказать" исключительность армянского народа.

89. Однако наряду с национализмом в армянине органично уживается постоянное стремление видеть в соседях нечто позитивное, и даже находить "оправдания" для совершенных против него в прошлом преступлений. Армянский народ коммуникабелен, он не только легко адаптируется в инонациональной среде, но и постоянно создает благоприятное поле взаимодействия с соседними народами. Армянин не злопамятен, он чувствует потребность оправдать насилие над собой, "понять" совершенные против него преступления. Он легко забывает прошлые обиды, всегда готов подружиться с тем, кто еще вчера проливал его кровь. Лишь учиненный в Османской (Турецкой) империи над армянами страшный геноцид продолжает оставаться незаживающей раной в душе практически каждого представителя народа.

90. Следует также отметить, что армянин - это почвенник: крайний армянский национализм способен проявляться лишь на родной земле: на чужбине, в неагрессивной среде, армянин быстро избавляется от него, сливаясь с ведущей (титульной) нацией, перенимая чужие идеи, нравы, образ жизни, психологию. Армянин на чужбине частенько любит щегольнуть своим национализмом, не уставая "подтверждать" исключительность своей нации именами выдающихся полководцев, политиков, деятелей искусства, спорта.., некоторые из которых, как уже было отмечено выше, никакого отношения к армянскому народу не имеют. "Энтузиазм" этот, однако, как уже было сказано, быстро иссякает, и уже через одно-два поколения подобный примитивный национализм органично трансформируется в не менее примитивный космополитизм. К подобной трансформации приводит абсолютное отсутствие у армянина института сокрытия нации, культивируемого, например, у евреев. Можно даже утверждать, что именно в тот день, когда живущий в инонациональной среде армянин "забыл" похвастать своей принадлежностью к собственной нации, не вспомнил о трагических страницах своей истории, он на самом деле перестал быть армянином.

91. Художественные, научные, технические и иные таланты армянина зачастую наиболее полно проявляются именно на чужбине. На первый взгляд данная особенность может показаться удивительной и даже противоречащей многим вышеприведенным мыслям, однако этот не нами отмеченный "взрыв" интеллектуального потенциала армянина объяс няется стремлением ни в чем не отставать от коренного жителя страны местопребывания. Подобное стремление отнюдь не носит в себе элемента карьеризма, а является результатом выработанного в течение многих веков способа выживания в инонациональной среде посредством развитой мимикрии. Способа тем более необходимого, что на территории Армении долгие времена господствовали отсталые в культурном плане племена, никоим образом не благоволившие к армянскому народу.

92. У армянина в инонациональной среде начисто отсутствует способность объединяться в этнобанды в широком смысле этого слова.
Индивидуальные его способности нивелируются среди себе подобных, а потому армянин на чужбине нередко предпочитает общение с местным населением. Во многих странах мира довольно активно функционируют армянские национальные общины, но практически ни в одной христианской стране невозможно встретить армянские кварталы, вроде китайских, греческих, негритянских и т.д. Это, однако, никоим образом не значит, что армяне не протягивают друг другу руку помощи.
Гурген Маари - тонкий психолог и известный писатель - в чудном своем рассказе описал, как в одном из лагерей ГУЛАГа на Колыме пришлое начальство решило распределить заключенных в бараках по национальному признаку. И чтобы они сами выбирали себе пользующихся относительными привилегиями старост, поваров, раздатчиков пищи, дежурных и т.д. Вскоре начальству доложили, что заключенные в "русских", "узбекских", "украинских" и других бараках уже разместились и выбрали начальство, а вот в "армянском" бараке споры продолжаются. Когда по прошествии еще нескольких часов армяне так и не смогли прийти к согласию, начальство, рассердившись, приказало распределить армян по разным баракам. Примерно через год в лагерь приехала новая комиссия из Москвы, руководитель которой после проверки с удивлением заметил: "Удивительный народ эти армяне! В каждом бараке староста - армянин, раздатчики пищи - армяне, даже дежурные - армяне. И как умеючи они помогают своим соотечественникам!"

93. Удивительно тонко подмеченная черта характера армянского народа объясняется его способностью к индивидуальной адаптации в новых условиях. Армяне за пределами своей страны нередко достигали значительных высот политического руководства. Армяне были министрами и даже царями в России, Иране, в Болгарии, в арабских странах... В Византии, например, была целая плеяда царей армянского происхождения. С другой стороны, выработавшаяся в течение веков способность к выживанию органично сочетается в армянине со стремлением покровительствовать соотечественникам. Помогать, не объединяясь. Возможность оказывать покровительство тешит его самолюбие, но наличие большого количества сходного типа характеров в армянском народе мешает армянину полнее раскрыть свои возможности в среде родного народа. Попробуем вновь обратиться к художественной литературе, где, пожалуй, весьма показательна книга австрийского писателя Франца Верфеля "Сорок дней Муса-Дага". В практически документальном повествовании описывается беспримерно мужественное сопротивление жителей нескольких армянских деревень подразделениям регулярной турецкой армии, выполнявших государственную политику геноцида по отношению к армянам. Однако приговоренные к смерти и находившиеся на вершине горы окруженные врагом обыватели не только воевали с жестоким врагом, но и боролись за право... руководить обреченными на смерть.

94. Армянский национализм нередко становится причиной внутренней потребности оказания бескорыстной помощи оказавшимся в трудном положении соотечественникам. В любом уголке земного шара, среди любого разнона ционального скопления людей, на рынке, на вокзале, армянин легко находит соотечественника, которому уже через несколько минут знакомства готов оказать помощь. Можно подумать, что он ищет сооте чественника с одной единственной целью - предло жить ему помощь. Представляется, что подобное явление становится возможным в силу естественной потребности армянина проявить собственный индивидуализм. Естественной, в силу многовекового подавления любого проявления индивидуализма на родине. Но это, скорее всего, не так. Стремление к оказанию помощи, кстати, к получению ее тоже, сидит у армянина в генах, поскольку именно взаимовыручка была для армян одним из условий выживания в условиях инонационального господства. Известный армянский писатель А. Паронян в своей сатирической комедии "Высоко чтимые попрошайки" высмеивает эту милую, несколько провинциальную черту армянского характера, в то же время жестоко порицая тех, кто пользуется подобной неразборчивой милостью.

95. Армянский национализм зачастую выражается в судорожном проповедовании исключительности армянского народа, его особой миссии на земле, призвании быть носителем высшей духовно культуры. Постоянная сверхнапряженность национальных чувств, наложившаяся на присущую народу готовность к жертвенности, а также более высокие, по сравнению с соседними народами, интеллект и общая грамотность, плюс самостоятельное цивилизационное поле объективно привели армянский народ к осознанию себя как мессианского народа. Мессианство, значение которого в сознании армянина накладывается на историческую судьбу самого народа, стало сущностью самого народа, его естественной потребностью. Армянский народ ощущает в себе потребность спасти все человечество.

96. В мессианстве проявляется вершина духовной жизни армянина. Армянское мессианское сознание связано с христианством и полно апокалиптических ожиданий и предчувствий, хотя, как уже отмечалось, особой религиозностью армянин не отличается. Армянский мессианизм чист и жертвенен, в своем исступлении он способен преодолеть собственные национальные пороки. Проповедование чистоты и жертвенности, с целью послужить благородной идее спасения человечества, объясняется судьбой самого народа, пережившего все мыслимые и немыслимые страдания и катастрофы. Стремящийся к спасению всем народом, армянин чувствует на себе еще и ответственность за все человечество. Спастись, чтобы спасти - вот, пусть даже и неосознанное, кредо типичного армянина. Его можно встретить на переломных моментах истории практически любого народа Евразии. Защищая Россию от французов, Францию от фашизма, арабов от англичан, иранцев от турков... армянин каждый раз свято верит, что защищает справедливость на Земле, а, значит, Армению.

97. Народ-мессия может быть лишь народом жертвенным, а эта роль армянами хорошо "изучена". Армянину не привыкать быть жертвой, ему такая роль даже нравится, он лишь хочет, чтобы жертва его была воспринята и осознана миром. Армянский характер привык освещать собственную стихию бытия, он не приемлет безвестности. Армянин "живет перед зеркалом", постоянно глядит на себя со стороны: как я выгляжу, все ли я правильно сделал и как это воспримет мир? "Мир", и это естественно, не всегда благодарен (или всегда неблагодарен), и самому армянину сносную жизнь не припас. Но разве может неблагодарность стать препятствием для деятельной натуры? Щедрой рукой раздает армянин свои таланты, художественные и культурологические достижения. Армянский стиль архитектуры находил место под солнцем в далеких от Армении странах, армянские языческие боги оживали в пантеонах многих народов, армянские миссионеры приобщали к свету христианства заблудшие народы, армянская поэзия заставляет учащенно биться сердца представителей многих народов мира, армянские полководцы защищали чужие страны не менее истово, чем родную Армению... Примеров мессианства армянской культуры можно приводить бесконечное множество.

98. Армянскому народу присущи выработавшиеся в процессе исторического развития черты национал-демократизма (вспомним еще раз свидетельство Ксенофонта, который указывает на выборность старост в армянских селах). Однако впоследствии история народа сложилась таким образом, что нация веками пребывала под полным господством у иноплеменного феодального класса (или у подчиняющихся завоевателям собственным феодалам, что, в конце концов, одно и то же). Это обстоятельство способствовало выработке в армянине чувства самодостаточности. Армянин способен самостоятельно решать свои проблемы и лишь в этом качестве входить в национальное общежитие, органично принимающего форму национал-демократии. В подобном обществе каждый на "ты" с каждым, включая и бога и царя. Современное армянское уважительное "вы", равно как и все еще неизжитое обращение по имени-отчеству, является следствием влияния русского языка.
Армянская толпа трудно поддается магии всеобщего психоза, в ней нетрудно заметить собрание самостоятельно (нередко критически) мыслящих индивидуумов. Вообще феномен толпы, значение которого столь велико у многих народов, в армянской действительности не имеет решающей роли. Армянин и на митинге остается индивидуумом, критически слушающим очередного лектора. А большое количество жителей долин на митинге и вовсе может свести на нет все ораторское искусство выступающего.

99. В течение долгого времени армянское потомственное дворянство (уже к середине XIX века практически сведенное на нет) и высшее духовенство, будучи главными носителями национальной идеологии, были лишены возмож-ности свободного политического и экономического руководства народом. Все были равны в бесправии, и это обстоятельство приводило к стремлению к естественному объединению национальной элиты и низов. Последствия подобного объединения не имели решающего значения в политическом устройстве государства, но оказали несомненное влияние на менталитет армянского народа. Мы уже упоминали о том, что армянину свойственна тяга к спасению всем народом. Вместе с тем армянин внутренне готов всем народом оказаться принесенным в жертву. Пожалуй, только у армян можно найти пословицу, указывающую на эту готовность: "Смерть с друзьями - свадьбе подобна" (Ընկերովի մահը հարսանիք է). Близкая по звучанию русская пословица "На миру и смерть красна", как легко заметить, значительно отличается семантически.

100. Потомственные дворяне являлись у армян носителями национальной исторической культуры. История народа, однако, сложилась таким образом, что уже к середине XIX века количество благородных семейств среди армян сократилось до минимального уровня ֊ 0,6 процента от общего количества населения. Даже если учесть общеизвестную тягу армян к учебе, образованию и просвещению, незначительное число потомственных дворян не могло не сказаться на общем культурном уровне народа. Это привело (и приводит) к внутриармянским межпровинциальным недопониманиям, абсолютно невозможным при творческом обращении нации к собственным истории и культуре.

101. Результатом отсутствия творческого подхода к истории стало отсутствие в массовом сознании армян национальной идеи, национальной доктрины. Время от времени в среде армянского народа возникала общенародная идея возрождения армянской государственности, иногда даже претворявшаяся в жизнь (IX-XIY века, конец XIX - начало XX веков), однако мы вынуждены констатировать, что эта идея долгое время не становилась доминирующей общенациональной целью. И лишь проповедуемый с конца XIX века Ай Дат (Армянский вопрос, суд), на первый, сугубо поверхностный, взгляд заключающий в себе исключительно задачу возвращения отторгнутых у армян территорий и возмещения понесенного народом морального и материального ущерба, в глубинной своей сущности обернулся идеей возрождения армянской государственности. Наличие у армян доктрины Ай Дата является сильным стимулирующим фактором для консолидации народа, оказывающим решающее влияние на его мировоззрение и менталитет.

Идея - "Депи еркир", как и национальная демократия - существует, необходима идеология, способная помочь в осуществлении этой идеи. Но ведь существует и идеология! Ее не надо придумывать заново, она, вместе с культурой, закладывалась в гены народа на протяжении всей его истории. Национальная идеология этноса не может и не должна зиждиться на исторической памяти или культурных достижениях другого этноса. Телемонстр не должен стать единственным кодексом поведения и учебником науки, называемой "жизнь", ядовитые щупальца "Интернета" не могут быть связующим звеном в связке армянин - мир. Таким образом можно достичь только нивелирования национальных особенностей этноса-реципиента (каковым автоматически становятся армяне), объединить или уничтожить полностью собственную стихию бытия. Подобное развитие может обеспечить лишь физическое продолжение оторванного от этнических корней человека, без всяких признаков национальной индивидуальности.
Современная действительность армянского народа порождает опасность такой трансформации, ибо она перенасыщена людьми, называемыми в российской политологической школе пассионариями. В последние 100-150 лет армянский народ переживает этап этнического пассионарного подъема, результатом которого стала дважды восстановленная национальная государственность, значительные успехи на научном и военном поприще. Небольшой в количественном отношении народ сумел подарить мировому сообществу целую плеяду ученых, художников, композиторов, архитекторов, скульпторов.., сыграть заметную роль в двух мировых войнах, выдвинуть ряд военачальников и полководцев. В самоорганизации армяне существенно опередили другие значительные этносы Южного Кавказа.
Однако пассионарность, энергетический потенциал любого народа может иметь как созидательный, так и разрушительный вектор направленности. И актуальной задачей армянского общества должна стать направленность наблюдаемого выброса этнической энергии в русло созидания и укрепления государственности. Эта благородная цель может быть достигнута лишь в случае отказа от наносного тлетворного веяния чужестранной культуры, возвращения к истокам национальных ценностей и объединения под сенью Армянской Апостольской Церкви.
Подобный, на первый взгляд, консервативный образ жизни, не должен восприниматься в качестве отказа от достижений цивилизации, - наоборот, традиционализм укрепит национальную иммунную систему армянского народа и поможет ему успешно защищаться от всякого рода духовной, религиозной, культурной, идеологической и других современных форм агрессии, одновременно развивая свой, присущий лишь армянскому народу, путь в будущее. Путь этот тяжек, требует постоянного максимального напряжения духовных сил, интеллекта, голоса крови, задействования жизненных сил земли, национальной культуры, церковной доктрины. Лишь в этом случае возможно вернуться к благотворным и чистым истокам национального бытия, гарантирующего армянам гордое будущее на Армянском Нагорье.

 

Дополнительная информация:

Источник: Левон Мелик-Шахназарян "Характер армянского народа". Ереван, Тираст, 1999г.

Предоставлено: Левон Мелик-Шахназарян
Отсканировано: Агарон Авакян
Распознавание: Анна Вртанесян
Корректирование: Анна Вртанесян

Публикуется с разрешения автора. © Левон Мелик-Шахназарян

См. также:

Левон Мелик-Шахназарян

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice