ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Владимир Ступишин

МОЯ МИССИЯ В АРМЕНИИ. 1992-1994.
Воспоминания первого посла России

Previous | Содержание | Next

СРЫВ ПЕРЕГОВОРОВ

21 сентября — 4 октября внимание не только нашего посольства, но и многих наших армянских друзей было приковано к событиям в Москве. В противостоянии президента, олицетворявшего тогда демократические силы и перспективы, с мятежным вице-президентом и парламентом посольство без колебаний стало на сторону Ельцина, о чем я не преминул информировать Москву. Президент, правительство, большинство парламентариев, демократическая интеллигенция Армении открыто заняли такую же позицию. 24 сентября в Доме журналиста я встречался с корреспондентами московских СМИ. В Ереване были представлены ИТАР-ТАСС, РИА-Новости, «Московские Новости», «Независимая газета», «Правда», «Комсомольская правда», «Российские вести», радио и телевизионные программы. Мне было трудно проследить, как сами они подавали московские события, но их армянские корреспонденты, за редким исключением, которое тогда в основном помалкивало в тряпочку, высказывали сочувственное отношение к решениям Ельцина. Поэтому разговор у нас получился дружеский, прошел при полном взаимопонимании. Это потом, через много месяцев, узнав, что я уезжаю, корреспондент «Правды» ни с того, ни с сего решит обгавкать мою позицию, занятую в октябре, и ради вящей убедительности переврет ее до неузнаваемости. Но это — исключение, лишь подтверждающее правило: порядочных людей все же больше, чем непорядочных.
Свою повседневную деятельность наше посольство, естественно, не прекращало. Я даже побывал в Гарни и Гехарде, местах древних и очень красивых, где старинные храмы органично вписываются в прямо-таки сарьяновские и акопяновские пейзажи. Гарни славится прекрасным храмом бога огня Митры, внешне подобным Парфенону. Под ним — ущелье, скалы, речка внизу. Совсем рядом — запущенный виноградник и старые груши с великолепными сочными плодами. И много солнца и синего неба. И симпатичный привратник Арам, который угощал нас этими самыми грушами.
А дальше — Гехард. Это потрясающий христианский храм в скале, а вокруг него — целый монастырь. Настоятель монастыря Тер-Егише, бывший сослуживец Тер-Петросяна по Матенадарану, спел псалом в усыпальнице князей Прошянов и угостил замечательным медом из ульев, прилепившихся на скалах. Тер-Егише за чаем с медом рассказал забавный случай. Лет пять назад монастырскую пасеку «посетил» медведь. Полакомиться ему захотелось. Его прогнали холостыми выстрелами. Отойдя на почтительное расстояние, мишка забрался на высокую скалу над входом в монастырь и долго оттуда грозил кулаком обидчикам.
Когда мы осматривали достопримечательности Гехарда, к нам подошли ребята из знаменитой команды КВН, пригласили на «Шарм-шоу» во Дворец спорта. Мы там потом побывали. Дворец нам очень понравился. А «Шоу» слишком долго не начиналось, и мы после первых, очень шумных номеров сочли за благо не досматривать его до конца.
Было много и других дел. Именно тогда я познакомился с новым министром обороны Сержиком Саркисяном и писателем Грантом Матевосяном, съездил на Мецаморскую АЭС, участвовал в открытии международной конференции сейсмологов, ходил на прием к послу КНР, ездил в музей Сардарапатской битвы. А ночь с 3-го на 4 октября мы с женой провели у телевизора, переживая ход событий в Москве, звонили домой, беспокоились о наших детях, а они дополняли в живых красках картину происходившего у Белого дома. И в нашем Девятинском переулке, где с колокольни церкви по прохожим стрелял снайпер, убивший несколько ни в чем не повинных людей. Стрельба по зданию Верховного Совета, конечно же, восторга ни у кого не вызывала, но поражение блока Руцкого-Хасбулатова, поддержанного красно-коричневыми и просто фашиствующими элементами мы приняли со вздохом облегчения. Я дал несколько интервью местному агентству СНАРК и радио России, потом московским «Вестям» и Армянскому телевидению. Это — 4 октября. А на следующий день объяснял суть происходящего по Армянскому радио. 11 октября вручил президенту Тер-Петросяну заявление Ельцина о предстоявших выборах и референдуме, о продолжении реформ и неизменности внешней политики. Президент сказал, что Армения примет приглашение направить наблюдателей на процедуру голосования в России, и сама пригласит российских наблюдателей, когда назначит свои новые выборы и конституционный референдум.
Когда я сейчас перечитываю некоторые документы, относящиеся к тому времени, у меня складывается совершенно определенное впечатление, что американцы с помощью своих европейских союзников попытались воспользоваться смутой в Москве, чтобы сорвать прямые переговоры Баку-Степанакерт и посредничество Москвы и Еревана.
21-23 сентября в Праге заседает КВДЛ СБСЕ. Среди прочих вопросов — Карабах. Опоздавший представитель Азербайджана заваливает уже согласованный всеми остальными участниками проект «компромиссных развязок» и начинает новый раунд споров. Вот тут-то на первый план и вылезают американцы, демонстративно противопоставляя коллективные усилия в рамках Минской группы любым другим, «автономным», посредническим шагам (имея в виду прежде всего встречи в Москве представителей Азербайджана и Нагорного Карабаха). Тупиковая ситуация усугубляется тем, что еще 20 сентября советник-посланник посольства США в России г-н Селл передал Казимирову любопытное «Устное сообщение Госдепартамента США». «Устное» — это эвфемизм. На самом деле — это бумага, в которой черным по белому английским языком прямо говорилось, что «одностороннее развертывание российских миротворческих сил» не устраивает американцев. И излагалось это мнение не иначе, как от имени «международного сообщества». А 25 сентября, когда в Москве было достигнуто согласие продлить еще на месяц договоренность о прекращении огня и продолжать прямой диалог Азербайджана с Нагорным Карабахом, появляется новая американская «не бумага», почему-то на уровне всего лишь 2-го секретаря посольства — ничего себе визави для посла Казимирова! И в этом «Устном заявлении Госдепартамента США», сделав дипломатическую оговорку о том, что они не испытывают ревности к России в связи с ее инициативой и даже приветствуют диалог между Азербайджаном и... нет, не Нагорным Карабахом, а лишь «армянами нагорно-карабахскими», американцы настаивают, как и в Праге, что эти двусторонние контакты непременно «должны быть составной частью усилий минской группы и обсуждаться в ее формате», иначе, грозят они нам, «вы рискуете утратить поддержку международного сообщества.» А поэтому извольте передать ваши предложения на заседание минской группы в Париже. (Минская группа с маленькой буквы — так значится в американском тексте). Тут же американцы напоминают, что «Турция имеет важные стратегические интересы и заслуживает быть включенной в этот процесс», то есть, другими словами, в навязывание их, американцев, «формата» переговоров об урегулировании карабахского конфликта. Остается только удивляться бесцеремонности этих притязаний и беззубости российского дипломатического ведомства, которое вместо того, чтобы послать подальше непрошенных искателей бакшиша в чужом огороде, глядело на них заискивающим взором своего американофильствующего министра и, конечно же, ни о каком отпоре и не помышляло.
Было еще и третье «Устное сообщение» госдепа. Оно поступило в МИД РФ из посольства США 5 октября по факсу. В нем восхвалялся очередной вариант плана Минской группы, отредактированного на неофициальном совещании «девятки» в Париже 22-28 сентября, приветствовалось намерение России «работать более активно с минской группой» и давалось понять, что «сторонам важно сосредоточиться на плане минской группы и не обсуждать новые планы», то есть, опять-таки, предлагалось выхолостить двусторонние прямые переговоры.
Тем не менее МИД НКР заявил о готовности обсудить принятый в Париже «обновленный график», хотя он в некоторых своих пунктах оставался неприемлемым для карабахской стороны. Армения план «девятки» решила принять, но при этом Ваган Папазян заявил в телеинтервью, что его надо совместить с российским планом. Что за российский план он имел в виду, мне чуть позже объяснил Жирайр Липаритян. В его основе — то же, что в графике «девятки», но, кроме того, предлагается ввести миротворческие разъединительные силы, скорее всего российские, с последующим получением флага ООН, против чего остальные участники процесса СБСЕ. И во главе наблюдателей должен стать российский посредник, что тоже не нравится американцам и их союзникам. Наконец, надо еще определить демилитаризованные зоны, и это уже не подходит Карабаху, ибо пришлось бы убрать из таких зон молодежь, что равнозначно депопуляции деревень, а много ли их у Карабаха?
Азербайджан обновленный график просто отклонил по той причине, что в нем не упоминалось ни о Лачинском коридоре, ни о судьбе «миллиона» беженцев. Откуда взялся этот миллион, одному Аллаху известно. Даже в мирное время не жило столько людей во всех районах Азербайджана, над которыми установила контроль карабахская армия к концу октября 1993 года, а в условиях военных действий, готовя собственные удары по армянам и карабахцам, азербайджанские политики заблаговременно эвакуировали значительную часть людей из приграничных и прифронтовых районов, и к беженцам их отнести можно было с большой натяжкой, а свои претензии они должны были бы предъявлять правительству в Баку. Да вот, поди ж ты, пошла гулять липовая цифра и по документам ООН и СБСЕ, превратившись в один из «аргументов» азербайджанской стороны, вполне достаточный, по ее мнению, чтобы торпедировать даже перекошенные в ее пользу планы СБСЕ. Но самое любопытное нововведение в позицию Азербайджана заключалось в том, что азербайджанцы опять стали возражать против «искусственного раздувания статуса армянской общины Нагорного Карабаха» и требовать равноправия на переговорах для представителя азербайджанской общины Нагорного Карабаха, которому давно уже было отведено место в креслах азербайджанских делегаций, поскольку сама эта община с территории НКР эвакуировалась в собственно Азербайджан в первые дни конфликта. Другими словами, произошло серьезное отступление от курса на прямые переговоры с НКР, от признания которой в любом виде Баку категорически отказался. А Гейдар Алиев продолжал между тем пудрить мозги московским деятелям, что он-де по-прежнему не отвергает идею прямых переговоров с руководством Нагорного Карабаха.
8 октября в Ереван явилась делегация СБСЕ во главе с Матиасом Моссбергом, личным представителем председательши СБСЕ шведки Маргариты аф Угласс. С ним приехал и уже известный мне итальянец Форнари. По словам Левона Тер-Петросяна, с которым я виделся 11 октября, от встречи с шведом и итальянцем у него сложилось впечатление: в кругах СБСЕ вроде бы смирились с тем, что миротворческие силы в районе конфликта будут состоять из российских военнослужащих, но ради спасения лица СБСЕ надо, чтобы Россия обратилась именно к этой организации за благословением, которое будет дано. Козырев всегда был за то, чтобы действовать под эгидой СБСЕ, но в Москве боялись, что эта идея будет отвергнута и хотели поставить всех перед фактом. Ну а теперь Россия может спокойно обратиться к СБСЕ. Только важно, чтобы не было преждевременной утечки информации к азербайджанцам. Пусть об этом знает лишь Казимиров. Я сказал, что направлю эту информацию Лобову и Козыреву. И Левон Акопович согласился.
13 октября Казимиров снова прилетел в Ереван и успел повидаться с Робертом Кочаряном перед самым его отлетом в Париж, куда карабахского руководителя пригласила Международная дипломатическая академия, чему поспособствовали послы России и Франции в Ереване. Казимиров встретился и со своими обычными собеседниками с армянской стороны.
А в это время в Нью-Йорке постпреды с подачи своих столиц сработали еще одну резолюцию СБ ООН, которая не внесла ничего нового в развитие переговорного процесса. Более того, была явно ему противопоказана повторением устаревшей формулы «нагорнокарабахский регион Азербайджанской Республики», которую категорически отвергали и НКР, и Армения. В своей реакции на резолюцию № 874 от 14 октября МИД Армении вслед за этикетными комплиментами и приветствиями заявил о неприемлемости для Армении какой-либо формулировки, предопределяющей результаты Минской конференции СБСЕ. Аналогичной была и реакция НКР, изложенная в письме Карена Бабуряна генсеку ООН Бутросу Бутрос-Гали. А в своих посланиях к Марио Рафаэлли он и Аркадий Гукасян предложили конкретные коррективы к обновленному графику «девятки». Все вернулось на круги своя. И это в условиях нового обострения на фронтах.


Содержание  | 12345678 | 91011121314151617 | 181920 | 21
2223242526272829303132333435 | 3637383940 41 | 42 | 43 | 44 | 45464748495051

 

Дополнительная информация:

Источник: Владимир Ступишин "Моя миссия в Армении. 1992-1994. Воспоминания первого посла России". Издательство Academia, Москва, 2001г.

Предоставлено: Владимир Ступишин
Отсканировано: Айк Вртанесян
Распознавание: Анна Вртанесян
Корректирование: Анна Вртанесян

Публикуется с разрешения автора. © Владимир Ступишин.
Перепечатка и публикация без разрешения автора запрещается.

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice