ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Амаяк Абрамянц

КРИК

– А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то – удар мечом по шее, а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы.
Коран. Сура 47. Мухаммад

– Дядя Макар, не выходи на улицу, убьют...

– Да ты что, Ильгар, с ума спятил?

– Дядя Макар, не ходи, сегодня армян убивают...

– Да ты что... что придумываешь, мы что, не в советской стране живем?..

В подъезде многоэтажки Ильгар, молодой азербайджанец, сын соседа Али Мамедова, перегораживал плечом, насколько это было возможно, не теряя вежливости к старшему, выход на улицу.

Старик Маркар Овсепян стоял с пустой кошелкой, он собирался в магазин и в распахнутый проем видел кусок белой, освещенной солнцем улицы, пройденной десятки тысяч раз и вдруг ставшей непреодолимой, часть витрины «Детского мира» со смеющимся пляшущим Буратино из папье-маше – до булочной минут пять пройти, влево.

В городе последние дни ходили смутные слухи, но Овсепян смеялся, не верил. В жизни он повидал немало страшного, последний год войны захватил: был ранен под Берлином, но есть вещи, которые сознание человека просто не может в себя уместить: «Мы что, сто лет назад живем, слушай, люди в космос ракеты пускают, все кино смотрят!..»

– Да ты что, Ильгар, в какой стране живем?..

– Тише, – сказал Ильгар, сквозь смуглую кожу его лица проступила бледность.

С улицы послышался шум. Показались идущие в одну сторону люди. Толпа. В толпе что-то возмущенно кричали, размахивали руками, зеленым хвостом мелькнул незнакомый флаг, и чуть подавшийся вперед Овсепян почувствовал, как подрагивает плечо Ильгара.

– А у них свои дела, а мне ж только батон купить, – пробормотал Овсепян, уверенности в нем заметно поубавилось.
Катерина Васильевна, дородная жена майора в отставке, всегда несколько надменная, прошла мимо них, сдержанно поздоровавшись, однако, едва выйдя на улицу, остановилась. Прищурившись от солнца, она смотрела на толпу, что-то кричащую на незнакомом ей языке.

Коричневые черноусые лица лоснились от пота, черные головы, лихорадочно блестящие глаза, вскидываемые кулаки грозили небу... Ветер вздымал впереди толпы желтые клубы пыли, обрывки бумажек.

– Ишь, лбы, – пробормотала она недоброжелательно, ожидая, пока пройдет толпа, – а бабы-то их пашут...

– Ерунда, – сказал Маркар, – пошумят-пошумят и разойдутся...

Зазвенело разбитое стекло витрины.

– Ой, да что ж они там делают, – выкрикнула майорша – Хулиганье!

– Какой-то человек выбежал из дверей магазина – в толпе возникла странная заминка, часть ее на минуту как бы увязла в том месте, где исчез выбежавший человек, и вновь двинулась вперед.

– Дядя Макар, – подрагивая, сказал Ильгар, – только никому не говорите, что я сказал: сегодня армян убивают... И Анаит скажите...

– Анаит! – Овсепян рванулся вперед, но вновь сдержал Ильгар. – Так что ж ты... что ж ты, – выкрикнул Овсепян, – раньше не сказал?! Вы же с ней в школе одной учились, за партой сидели...

– Я из Баку приехал только, я ничего не знал, клянусь, быстрее уходите, только не говорите никому, что я сказал... Я ничего не могу сделать, ничего, мамой клянусь... – чуть не плакал Ильгар.

– Господи, что ж они делают, бьют! – оглянулась майорша, словно в поисках силы, способной остановить происходящее.

Овсепян застонал:

– Она ж поехала на другой конец города, к тетке... Толпа прошла, оставив стоящего на четвереньках человека.

– Господи, что с ним? – Майорша кинулась к нему, поддержала, когда он встал. Из носа человека свисала толстая алая нитка – непрерывная струйка крови.

– Я же говорил им: не армян я, не армян! – захлебываясь и кашляя, раздраженно кричал человек.

– Да не наклоняй голову! Выше, выше держи! – кричала майорша, подпирая его.
Буратино все так же смеялся за треснувшим стеклом, задрав ботинок, а Карабас-Барабас был пучеглазый, волосатый, но маленький, меньше Буратино – на витрине добро побеждало зло смехом.

– Анаит! – крикнул Овсепян, ударяя себя кулаком с метнувшейся авоськой в голову. – Анаит, дочь моя!.. – глаза его ринулись в белесое небо, и оно впервые ужаснуло его своей беспредельной пустотой.

1992 г.

Дополнительная информация:

Источник: Из сборника "Витраж", Издательство "Возвращение"
Предоставлено:
Амаяк Абрамянц

Публикуется с разрешения автора. © Амаяк Абрамянц.
Перепечатка и публикация без разрешения автора запрещается.

См. также:

Амаяк Абрамянц - биография

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice