ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Валерий Брюсов

ЛЕТОПИСЬ ИСТОРИЧЕСКИХ СУДЕБ АРМЯНСКОГО НАРОДА

Previous | Содержание | Next

[стр. 15]

ЛЕТОПИСЬ

[стр. 17]

ГЛАВА I.

Древнейшая история Армении.—Эпоха персидского владычества.— Македонское завоевание,—Образование древнеармянского царства и его возвышение.—Империя Тиграна Великого и его ближайших преемников,—Первая стадия борьбы Армении с Римом.—Карры, .преступление Антония и политика Августа (521 г.—6 г.- до н. а.).

Армянский народ—один из древнейших среди современных культурных народов. Он пришел в наш мир из такой отдаленной древности, когда не только не существовали еще современные европейские народы, французы, итальянцы, англичане, русские, но и едва выступали на историческую арену народы древности античной, римляне и эллины. Самое название Armina встречается впервые в надписи Дария Гистаспа 521 г. до н. э., но в вавилонском переводе этому соответствует название Урарту (м. б., родственное названию Арарат), как страна называлась раньше. Отношения же ассирийцев к стране Урарту, к ее народу, как и к другим близлежавшим областям, из которых особенно часто поминается Наири, можно проследить по клинописи до XI—XII в. до н. э. Так известны, напр., походы на страну Наири—Тиглат-Палассара (около 1100 г.до н.э.), три похода на Урарту—Саламанассара III (860—824 г. г. до н. э.) и т. под. В те отдаленнейшие времена народы Урарту уже входили в состав культурного мира2.

Современная наука полагает*, что происхождение армян, как особого народа, связано с киммерийским движением VIII—VII в. до н. э. Часть фригийских племен(принадлежащих к индо-европейской семье народов) перебросилась в эту эпоху из Фракии в Малую Азию. Их передо-

_____________________________

* Мы излагаем воззрения Н. Я. Марра, пользуясь, кроме того, соображениями Хллатьянца, Н. Адонца и др.

[стр. 18]

вые отряды продвинулись затем на верховья рек Галиса и Евфрата, а отсюда подчинили себе страну Урарту, покорив и ассимилировав ее аборигенов. Из слияния двух элементов: народа-автохтона, древних урартийцев (не индоевропейского, по Н. Я. Марру, яфетидского корня) и народа завоевателя (индо-европейцев фригийцев) и возникла армянская народность. Это подтверждается анализом армянского языка, в котором под арийским слоем усматриваются элементы языка иного строя (родственного языкам яфетидским: грузинскому, мингрельскому и др.). В связь с двуродным ядром народа ставят его двоякое название: сами они называли себя гайками*, другие народы именовали их арминами (аrminija, в надписи Дария). Наконец, указывают и на национальное предание, сохраненное Моисеем Хоренским, о двух родоначальниках армян: Haik и Armenak или (Aram).

На самой заре своей истории армянскому народу суждено было испытать сильное влияние персидского иранизма, наложившего свою печать на весь характер народа и на его язык**. Есть известия, что первоначально между зарождавшимся армянским царством и быстро возраставшей персидской монархией, в VI в. до н.э. сменившей державу мидян,—существовали отношения союзников. Ксенофонт (в Киропедии) рассказывает, что армянский царевич Тигран был в большой дружбе с Киром и вместе с братом Ембасом (м. б., Смбат) участвовал в осаде Киром Вавилона.

_____________________________

* В слове hai (мн. число haik) филологи видят производное от арийского корня peti давшего в греческом—peter, в латинском—pater (отец). Свою страну сами армяне называли Haiastan, т. е. дом гайев или гайков (stan—корень иранского происхождения).— Фригийское происхождение армян признают: Геродот, Евдокс, Страбон и др. греческие писатели. Указывают также на название горного кряжа на границе Вифинии и Пафлагонии — Orminion и гавани близ Синопа— Armene. Важно затем, что называемые Моисеем Хоренским центры древнейшей Армении: Ван, Армавир (древняя столица), Арарат, Севанское озеро, Маназкерт, Артуке,—совпадают с местонахождением урартских надписей.

** Далее, мы следуем, преимущественно Халатьянцу, пополняя, его по книге Dolens и др. Перевод надписей Дария у Халатьянца, стр. 85 и сл.

[стр. 19]

О том же свидетельствует пророк Иеремия, взывая: "Созовите на него на (Вавилон) царства Араратские, Мининские и Аскеназские". Однако, эти союзнические отношения не могли длиться долго, ввиду стремления персов к миродержавству, и Армения, как более слабое, только еще зарождавшееся царство, должна была подчиниться персидской державе. Из надписей Дария, несмотря на их хвастливый тон, мы видим, что борьба потребовала нескольких походов и что только после пяти кровопролитных сражений дело закончилось победой персов. Армения должна была подчиниться превосходству сил и стала одной из сатрапий персидской монархии (519 г. до н. э.)3.

Господство древне-персов в Армении длилось два столетия. Она управлялась в этот период, как и другие области персидской монархии, сатрапами, соединявшими в своем лице власти—административную и судебную (армянским сатрапом был в молодости и Дарий III Кодоман, последний царь древней Персии). Власть военная была поручена особому военачальнику, район деятельности которого мог не совпадать с административным делением сатрапии. Армения поставляла царю ежегодно дань в 400 талантов серебра (½ миллиона р.) и кроме того 20.000 жеребят,— ибо страна славилась своими лошадьми, о чем упоминает пророк Иезекиил: "Из дома Фогарма (Торгом) за товары твои доставляли тебе лошадей, и строевых коней, и лошаков". Выставляли армяне и определенный контингент воинов в персидское войско: 40.000 пехоты и 8.000 конницы,— в плетеных шлемах, в высоких башмаках, с мечами, копьями, дротиками, щитами. Входя долгое время в состав персидской державы, армяне в значительной степени иранизовались, подчинились влиянию иранской (персидской) культуры. Многие черты в характере армянского народа ведут свое происхождение от той эпохи, когда он был в подчинении у древне-персов.

По Геродоту, Армения составляла в персидской державе XIII сатрапию*. Ксенофонт, писавший полустоле-

_____________________________

* Полагают; что Восточная Армения тождественна с XIII сатрапией, по Геродоту, а Западная соответствует части XVIII сатрапии, См. F. Tournetize, 760; Халатьянц, 91 и др.

[стр. 20]

тием позже, различает Армению восточную и Армению западную,с двумя отдельными сатрапами*. Столицей Восточной Армении называют город Шахапиван (собств.: "резиденция сатрапа")4, а Западной—Ани Даранахийский, на верхнем Евфрате (ныне Кемах). Повидимому, за все время существования Ахеминидской династии, Армения оставалась верна Персии: не сохранилось известий о каких-либо восстаниях армян. Предполагают также, что должность сатрапа, по крайней мере в Восточной Армении, с V в.,стала наследственной, и Страбон, напр., называет его "царем" Армении. Во всех войнах, которые вели персидские цари, армяне неизменно участвовали в войске, на стороне своего государя. Так, корпус армянских воинов был в армии Ксеркса (480 г.); армяне содействовали Артаксерксу Мнемону в его борьбе с братом Киром Младшим (401 г.); наконец, армяне бились, вместе с персами, против Александра Великого, при Гавгамелах (331 г.).

Тесное единение армян с персами было разрушено македонским завоеванием**. Походы Александра Великого (ум. 323 г. до н. э.) сокрушили персидскую монархию, после чего началась быстрая эллинизация всего Востока. Армении пришлось разделить участь других областей, подчиненных персам, и Александр еще при жизни признал армянским сатрапом некоего Мифрена, добровольно перешедшего на сторону греков,но власть его простиралась лишь на ту часть страны, которая позднее именовалась Малая Армения (или Понтийская). В Восточной (позднее— Великой) Армении полководец Александра, Менон, первоначально не имел успеха, был отбит жителями. Но постепенно, в эпоху войн между преемниками Александра, все армянские земли подпали под власть македонян, После

_____________________________

* Н. Адонц и др.

** Положение Армении при Александре В. мы излагаем на основании непосредственного рассмотрения свидетельств Квинта Курция, Аррианна и др. Имя сатрапа Мифрена (у других: Михран) берем из Кв. Курция, V, 1, который говорит: Armenia Mithreni Sardium proditori data est(. Тот же Кв. Курций, III, 2, утверждает, что армянский отряд находился уже в армии Дария.

[стр. 21]

битвы при Ипсе (301 г. до н. э ), закончившей борьбу диадохов за наследие Александра, Армения, вместе с другими восточными областями, досталась Селевку и вошла в состав царства Селевкидов. Эта Селевкидова Армения и явилась той ячейкой, из которой постепенно выросло самостоятельное армянское царство.

В царстве Селевкидов армянские земли составляли две провинции: Великую Армению или Софену (между средним течением Евфрата и верховьями Тигра), позднее распавшуюся на собственно Армению и Софену, и Малую Армению (иначе Понтийскую, между верховьями Ликсоса, Галиса и верхним Евфратом). Граничили с армянскими землями области, в разное время носившие разные названия, но более известные под именами: Понт, Каппадокия, Киликия, Месопотамия, Атропатена, а с севера —области кавказских горцев: Колхида, Иберия, Албания. Царство Селевкидов никогда не было сильным, и с самого начала, рядом с македонскими наместниками, мы видим во главе армянских провинций местных правителей с титулами "царей". Еще до возникновения Селевкидского царства, с наместником Неоптолемом (посланным Пердиккою) боролся "царь Малой Армении"—Артавазд. Позднее, в предприятиях понтийскаго царя Фарнака (190—156 г.) принимал участие "царь Малой Армении"—Митридат. То же мы видим в Великой Армении и в Софене, хотя имена их царей, дошедшие до нас (между прочим,—на монетах)—все персидские: Аршам (около 240 г.), Фратаферн, Ксеркс, Зариадр, Артабан; возможно, что то были иранизованные армяне. Некоторые исследователи допускают, что в Армении, и в эпоху персидского владычества, сохранялись местные династы.

Существование этих царей указывает на слабость той зависимости, в какой находилась Армения от Селевкидского царства, к тому же вскоре начавшего распадаться. Однако, историческая судьба трех армянских "царств" была различна. Для Малой Армении гибельным оказалось соседство с возрастающим Понтийским царством; в конце II в. до н. э. она была окончательно поглощена им и разделена на

[стр. 22]

5 дистриктов, подразделенных на 120 сатрапий. Софена никогда не могла достичь сколько-нибудь прочной самостоятельности и некоторое время сохраняла ее лишь при поддержке Каппадокийского царя. Напротив, собственно Армения (или Великая Армения) быстро крепла, получила возможность порвать с вассальной зависимостью от Селевкидов и потом выросла в могущественное государства.

Власть Селевкидов никогда не могла вполне твердо установиться в Великой Армении. Тому мешали и горный характер страны, защищавший ее от "карательных экспедиций" греков, и иранизм, пустивший в народе глубокие корни и долгое время сопротивлявшийся влиянию эллинизма. После нескольких неудачных походов в Армению, Селевкиды предпочли предоставить армянам свободу во внутренних делах, довольствуясь формальным признанием своих верховных прав. Между тем армянские цари деятельно работали над сплочением своего народа. По свидетельству Страбона, разноплеменное население Армении стало говорить на одном, всем понятном языке (армянском) именно к началу II в. до н. э., при царях Зариадре (в Софене) и Артаксии I (Арташес, в Великой Армении). При этих же царях совершилось и освобождение армян от македонского господства, связанное с появлением в Передней Азии римлян. В 189 г. до н. э. Луций Сципион разбил Селевкида Антиоха III при Магнесии, что послужило как бы сигналом к освобождению народов. Зариадр об'явил себя независящим в Софене, Артаксия—в Великой Армении.

После того началось быстрое усиление Великой Армении. Уже царь Артаксия I (189—160 г.) казался настолько сильным государем, что (по преданию,Страбон) к нему явился Ганнибал, после своего поражения при Заме, надеясь, с помощью армянского царя, возсбновить борьбу с римлянами. Между прочим, по указаниям карфагенского героя, Артаксия построил новую столицу, Артаксату (Арташесату, т.е. радость Артаксии), на берегу Аракса, сильно укрепив ее стенами, валом и рвом5. Дело утверждения царства продолжали преемник Артаксии Тигран I (160—130 гг.) и его брат Артавазд (125 —-95 гг.), но вознести Армению на

[стр. 23]

высшую ступень политического могущества было суждено сыну Тиграна I, Тиграну II Великому (95—56 гг.)*. Политическая кон'юнктура эпохи способствовала такому усилению небольшого, сравнительно, армянского царства, и годы царствования Тиграна Великого остались в памяти национальных историков и народа, как время высшей славы Армении. Так как эта эпоха в истории Армении известна нам более, чем другие, она может бросить свет и на все состояние страны во II—I в. до н. э.

Тигран Великий** начал свое царствование с присоединения Софены; ее царь, Артанес, не мог противостоять силам Тиграна, и обе части Великой Армении вновь об'единились. Вскоре после того Тиграну предложил союз царь соседнего Понтийского царства, известный Митридат (II Ев-патор), позднее также именовавшийся Великим и ставший, по общему признанию, самым страшным, после Ганнибала, врагом Рима. Союз был закреплен браком: Тигран женился на дочери Митридата, Клеопатре. Оба царя составили план грандиозной борьбы с римлянами, возлагая надежды на отдаленность Рима, но, вероятно, и не достаточно оценивая его могущество. Предполагалось вытеснить римлян из всей Передней Азии, причем Митридат имел в виду образовать империю в Малой Азии и по берегам Черного моря, а Тиграну предоставлял Сирию и внутреннюю Азию.

Борьбу начал Тигран и вторгся в Каппадокию, имевшую притязания на Софену. Так как каппадокийский царь считался "клиентом" Рима, то Сулла, бывший тогда проконсулом Киликии, пошел против армян и оттеснил их за

_____________________________

* Так восстановляет ряд первых царей Армении Халатьянц, стр. 149; Dolens, р. 194, следуя армянской традиции, дает другие имена. Год рождения Тиграна Великого (140) и его происхождение устанавливает Reinach, р. 104, на основании Цицерона, Лукиана, Плутарха, Аппиана, Юстина

** В дальнейшем, кроме изложения Халатьянца и Dolens, мы следуем и книге Th. Reinach о Митридате. В случаях противоречия между Халатьянцем и Dolens, мы предпочитаем мнения первого, подкрепленные в его курсе убедительными доказательствами (ссылками на античных и армянских писателей и др.).

[стр. 24]

Евфрат. Но внутренние смуты в Риме заставили Суллу уехать из Азии, и затем настали для Рима годы междоусобной борьбы (Мария и Суллы), проскрипций, военной диктатуры и т. д. Пользуясь этим, Митридат и Тигран возобновили свои завоевания. Митридат овладел значительной частью Малой Азии, а его полководцы переправились в Европу, заняли Афины, об'явили освобождение Эллады. Тигран же нанес ряд поражений парфам, отнял у них несколько областей и принудил парфского царя отказаться от титула "царя царей", который присвоил себе*; затем занял значительную часть Месопотамии, Киликии, Сирии, даже Финикии и Птолемаиды, придя в соприкосновение с Иудейским царством, и, наконец, Каппадокию, сначала уступленную Митридату. Часть завоеванных земель Тигран прямо присоединил к Армении,часть обратил в вассальные княжества, посадив в них своих родственников или верных людей. Империя "царя царей" Тиграна Армянского стала простираться "от Куры до Иордана и от гор Мидийских до Киликийского Тавра".

Только в середине 80-х годов Рим получил возможность обратить серьезное внимание на Восток. После побед Суллы при Херонее и Орхомене, Митридат принужден был уйти из Европы (85 г.). Через несколько лет он возобновил борьбу, полагаясь на затруднения римлян в Испании (мятеж Сертория), но снова был разбит Лукуллом (73 г.) и бежал к Тиграну. Тигран не склонен был помогать Митридату, боясь мести Рима, но все же выдать своего тестя врагам не согласился. Тогда Лукулл вступил в пределы Армении и нанес войскам Тиграна и Митридата тяжкое поражение под Тигранокертом (69 г.), размеры которого, впрочем, преувеличены римскими историками**. Правда, в дальнейшем дела Рима пошли менее успешно: Лукулл слишком углубился в скалистые пустыни Армении,

_____________________________

*Парфские цари, наследовавшие титул "царь царей" от персов, после того титуловались некоторое время просто: "царь парфов" (Халатьянц).

** Сам Лукулл доносил Сенату, что армян было убито 100.000, а ;в римском войске—1 человек; Плутарх повышает последнее число до 5 человек; Тит Ливий говорит, что армян было в 20 раз меньше, чем врагов, и т. д.

[стр. 25]

войска отказались итти дальше, и римлянам пришлось отступить. Тигран временно вновь овладел почти всеми своими землями, и Митридат снова вернулся в свое царство. В это время на Востоке явился Помпей. Он окончательно сокрушил силы Митридата, бежавшего в свои Боспорские владения и вскоре погибшего там (самоубийством, в 63 г.), а потом глубоко проник в Армению, дойдя до реки Фазиса (Риона)6 и крайне стеснив Тиграна. Между прочим, Помпею оказывал помощь возмутившийся сын Тиграна Великого, царевич Тигран Юный.

В конце концов, Тигран счел необходимым уступить. Он не был авантюристом и мечтателем, подобно Митридату. Старше его годами, Тигран одно время поддался влиянию своего более молодого и более увлекающегося союзника, но после первых успехов явно стал стремиться только :к тому, чтобы удержать за собой свои завоевания, тогда как Митридат не знал границ своему честолюбию. Повидимому, Тигран понял невозможность вполне сокрушить силу римлян. Этим об'ясняется, почему он, после поражения Митридата Лукуллом, отказался далее следовать за своим тестем, хотя, по чувству чести, и не соглашался предать его. По смерти Митридата, предвидя неизбежную победу Помпея, Тигран решил, ценой внешнего унижения, спасти реальные плоды своих походов: личное самолюбие он принес в жертву интересам государства. Армянский царь явился в стан Помпея, снял пред римским полководцем тиару, преклонил колени. Помпей наложил на Армению контрибуцию в 6.000 талантов (до 9 милл. р.), но оставил за Тиграном его армянские земли и даже часть Месопотамии, сохранил за ним титул "царя царей" и принял его в число "друзей и союзников римского народа". Тигран Юный позднее навлек на себя неудовольствие Помпея и был увезен в Рим, чтобы украсить триумф победителя*.

_____________________________

* Характеристики Тиграна Великого см. у Халатьянца, Dolens, Th. Reinach, Костаньянца и др. По нашему мнению, историки, поддаваясь обаянию романтического образа Митридата, не достаточно оценивают государственную мудрость более осторожного, более трезвого в своих замыслах Тиграна.

[стр. 26]

Последние 10 лет своей жизни Тигран Великий провел, повидимому, в мире, посвятив его внутреннему устроению своего царства*. Однако, период героической борьбы с Римом еше не закончился. Своему сыну и преемнику, Артавазду II (55—33 г.), Тигран завещал, как залог мира, союз с Римом. Но римское влияние было не популярно, в Армении: в народе были сильны иранские традиции, и он влекся в сторону парфов, родственных по обычаям, и по религии; а высший слой армянского общества постепенно эллинизовался и склонен был видеть в римлянах— варваров, поработителей Эллады. Кроме того, еще были живы воспоминания о славных завоеваниях Тиграна и мечты о мести Риму за пережитое унижение. Неудивительно поэтому, что в 55 г., когда возгорелась война междуРимом и парфами, Армения, несмотря на усилия царя, лично являвшегося в римский лагерь—предлагать свою помощь, в конце концов оказалась на стороне Парфии.

Эта была та война, начало которой повело к страшному поражению, понесенному римлянами под начальством Красса, члена "первого триумвирата"-, при Каррах (53 г), наиболее тяжелому поражению римлян после Канн: полегло более 20 000 человек; 10.000—было взято в плен; достались победителям и римские знамена (значки); погиб и сам, Красс вместе со своим сыном... Сохранился рассказ, что парфянский военачальник, Сурен, приказал отрубить у Красса голову и правую руку и отвезти их царю Ороду. Ород находился в это время в армянском городе (бывшей столице) Артаксате, вместе с Артаваздом. Там праздновалось бракосочетание парфянского царевича Пакора (Пакура) с сестрой армянского царя, и на сцене, перед собравшимися, гостями, разыгрывалась трагедия Еврипида "Вакханки". Силлах, посланный Сурена, взбежал на подмостки, преклонился пред царями и бросил на сцену кровавые трофеи. Актер, игравший роль Агавы (до нас дошло его имя: Ясон. Тралльский), который по ходу пьесы должен показать го-

_____________________________

* Цицерон (Pro Fest.) упоминает Тиграна, как царя Армении, в 56 г., в следующем, 55 г., уже царствовал в Армении Артавазд II.

[стр. 27]

лову Пенфея, растерзаннаго менадами, подхватил голову Красса и продекламировал подходящие стихи трагедии: "Мы приносим с гор домой рога оленя, только что убитого на нашей счастливой охоте!" Присутствовавшие были охвачены взрывом энтузиазма; все рукоплескали, все поздравляли друг друга с победой над сильным врагом*.

Наступившие затем смуты в римском государстве (борьба Цезаря с Помпеем и его приверженцами) не позволили Риму немедленно отомстить за Красса. В течение нескольких десятилетий Армения и Парфия, находящиеся в союзе, могли почти беспрепятственно расширять свои пределы завоеваниями. В этих походах парфо-армяне опять доходили до Иудеи**, что повело к переселению в Армению, будто бы, до 100.000 еврейских семейств. Позднее, некоторые знатнейшие армяне выводили свое происхождение от этих иудейских выходцев и даже прямо от царя Давида Псалмопевца. Только в 38 г. могли римляне возобновить, в более широком масштабе, военные действия против парфов, но первый поход (Вентидия Басса) не решил дела. После того войну с Парфией взял в свои руки Антоний, ставший господином всей восточной половины римскаго государства. Два похода Антония не доставили ему лавров победителя. В первом (37 г.) он потерял многолюдей, весь обоз, все военные орудия и вынужден был, с остатками войска, искать приюта в Армении, так как Артавазд держал сторону римлян. Антоний счел виновниками своей неудачи армян и потому второй поход (34 г.) направил против Армении, но тоже существенных успехов не добился, только разграбил несколько армянских городов и коварством захватил Артавазда, который был увезен в Египет. Армяне тотчас провозгласили царем Артаксию II (Аршам, 33—20 гг. до н. э.).

Тем не менее Антоний постарался выставить себя завоевателем Востока. Триумвир об'явил, что от Армении отделяются провинции—Малая Армения и Атропатена; в

_____________________________

* Polyen, 7 (Surenas), Dolens, 151. Это стихи 1170—1172 трагедии.

** О походе на Иудею, кроме рассказа Иосифа Флавия, сохранилось свидетельство у Фавста Византийского.

[стр. 28]

первую—царем был назначен Полемон (муж племянницы Антония), во вторую — Ариобарзан (человек, получивший воспитание в Риме). Артавазд был закован сначала в серебряные, потом в золотые цепи и должен был итти по улицам Александрии в псевдотриумфе Антония*. На высоком золотом троне восседала Клеопатра. Антоний об'явил Артавазду, что дарит его египетской царице и обещал ему, если он преклонится пред ней, свободу. Армянский царь не подчинился унизительному требованию, и Дион Кассий замечает по этому поводу, что "армяне выказали величие духа, заслужив тем славное имя". Затем Антоний велел отчеканить монету с изображением своим (в армянской тиаре) и Клеопатры и с надписью: "Побежденная Армения" (Armenia devicta). Сын Антония и Клеопатры стал носит на торжественных выездах длинную армянскую одежду и тиару, как будущий армянский царь. В конце концов Артавазд был казнен, и Тацит все отношения Антония к царю Армении называет "преступлением Антония" (scoelus Antonii)**.

Поправлять положение Рима на крайнем Востоке пришлось Августу, после того как он стал единовластителем. По выражению Т. Моммсена, он постарался "ликвидировать" предприятия Антония. Человек осторожный, Август предоставил Артаксии II править самостоятельно, именуясь "царем царей", удовольствовался чисто-формальным признанием верховенства Рима. Именно, после смерти Артаксии, возвести на армянский престол его брата и преемника Тиграна III (или II, 20—6 гг. до н. э.) было поручено Тиберию Клавдию, пасынку Августа (будущему принцепсу). Тиберий всенародно возложил тиару на голову Тиграна,— между прочим, получившего воспитание в Риме,—чем как бы устанавливалась вассальная зависимость Армении от

_____________________________

* Т. Моммсен называет этот триумф "карикатурой". Законно триумфы должны были разрешаться сенатом и происходить в Риме, Антоний же сам назначил себе триумф, притом—в Египте.

** Точные ссылки на античных писателей: Тацита, Диона Кассия, Веллея Патеркула, Плутарха, Юстина и др , большею частью проверенные нами, см. Халатьянц, 242—3; Dolens, 154.

[стр. 29]

Рима. Этот факт и послужил поводом, чтобы отчеканить монету с изображением Августа, коленопреклоненной Армении, с надписью: "Воссоединенная Армения" (Armenia recepta). Римские поэты, Вергилий, Гораций, Овидий, постарались всячески прославить это событие. Так, напр., Овидий писал: „Ныне о мире молит Арменец..." Вергилий на щите Энея поместил изображение побежденнаго Аракса, символизовавшего всю Армению: "И Аракс, что мостов не выносит..."*. То было явное преувеличение. Власть Рима над Арменией в эту эпоху была чисто-номинальной. "Верховенство Рима в Армении,—говорит Моммсен, склонный преувеличивать успехи римлян,—было бессодержательно". Но это было все, чего добился Рим в результате двухвековой борьбы.

ГЛАВА II.

Армянская культура в эпохи персидского господства, македонского завоевания и первой борьбы с Римом. Персидское влияние и черты иранизма. Эллинизм при дворах Тиграна Великого и Артавазда. — Строй общества,—Начало римского влияния (романизм).—Зачатки литературы и древнейшая народная (изустная) поэзия в Армении

(VI—I вв. до н.э.)

Таковы были исторические судьбы армянского народа за первые шесть веков его существования. О внутренней жизни Армении за тот же период известно гораздо менее. Сведения приходится составлять по случайным замечаниям античных писателей, по национальным преданиям, относящимся к гораздо более позднему времени, а многое может быть восстановлено лишь по догадке**.

Весьма немногое знаем мы о жизни армян в период персидского господства (главным образом, на основании показаний Геродота и Ксенофонта). Армяне в ту эпоху считались народом воинственным, и армянский отряд составлял заметную часть в персидской армии. Но все же глав-

_____________________________

* Nunc petit Armenius pacem... Trist. II. Et pontem indignatus Araxes... Aen. VIII, 728.

** В изложении этой главы, кроме трудов Халатьянца, Dolens (ch. VI et VII) и др., мы пользуемся еше книгами F. Neve, Saint-Martin, Шопена и др., заглавия которых см. в примечаниях.

[стр. 30]

ным занятием жителей в Армении того времени были: скотоводство, земледелие и торговля. На лошадей армянских заводов был большой спрос в тогдашних торговых центрах, в Тире и Сидоне. Вели армяне еще торговлю вином, спускаясь по горным речкам в особых лодках7. Живую картину армянской деревни самого конца V в. (401—400 г. до н. э.) оставил нам, как очевидец, Ксенофонт (в "Анабасисе") "Десять тысяч" греков, отступавших через Армению к Черному морю, нашли у армян в большом количестве—скот, хлеб, ароматные вина, разные масла, изюм, стручковые плоды. Много было особого хмельного напитка, вроде пива, каторый тянули из кувшина через тростинку. Жилища армян (в деревнях) были подземные: у входа— узкие, как отверстие колодца, внизу—просторные; вместе с людьми помещался домашний скот и домашняя птица*. Во главе .деревни стоял выборный староста из местных жителей. В общем, армяне принимали эллинов приветливо, снабжали припасами, указывали дорогу. На вопрос греков, как называется страна, им ответили, что это—Армения8.

Период персидского господства оставил глубокие следы на всем характере армянского народа, которые можно, в следующие века, следить в нравах, обычаях, государственном строе и религии Армении. Когда, после македонского завоевания, в Армению стало постепенно проникать влияние эллинизма, ему пришлось бороться с традициями иранизма, уже укоренившегося в народе. Поэтому долгое время эллинизм распространялся только в высших слоях армянского общества. Первыми восприняли в Армении эллинское влияние ее цари и придворные круги. Надписи на монетах (дошедших до нас), чеканенных первыми царями Великой и Малой Армении и Софены,—греческие**. Пови-

_____________________________

* Отрывочные свидетельства об армянах до македонского завоевания рассеяны у Ксенофонта, Квинта Курция, Арриана и др. греческих писателей; некоторые противоречия легко об'ясняются тем, что у разных авторов имеются в виду и разные эпохи, на протяжении полутора столетия.— Сходные жилища в армянских деревнях сохранились до нашего времени, см. Шопен, 895; Лагов, 101.

** Костаньянц, 64; Dolens, 215, не знает этих монет.

[стр. 31]

димому, и в дипломатических сношениях армянские цари рано стали пользоваться греческим языком. В то же время в Армению проникали греки, искавшие заработка и выдающегося положения, и, конечно, также способствовали сближению армян с культурой эллинского мира.

К эпохе Тиграна Великого греческое влияние уже широко распространилось, по крайней мере, в высшем слое армянского общества. Сам Тигран выступил сознательным эллинистом. Он окружил себя греческими философами, риторами, художниками. Построив новую столицу, — близ Тигра, на одном из его притоков*,— и назвав ее Тигранокертом, царь не только укрепил ее, украсил великолепными сооружениями и заселил знатнейшими армянскими семействами, но постарался привлечь в свой город греков, сирийцев, каппадокийцев, арабов, евреев, преимущественно из среды ученых, художников, актеров, купцов, мастеров, ремесленников**. Захватив, во время своих завоеваний, в эллинизованных городах Малой Азии много греческих статуй, Тигран разместил их по армянским храмам. После того началось отожествление национальных армянских божеств *** с богами Олимпа: Арамазда стал Зевсом, богиня Анаит—Артемидой, Тир—Гермесом, Ваагн—Гераклом,

_____________________________

* Местоположение Тигранокерта указывают различно. Страбон XVI, I, говорит, что он стоял в Мигдонии, на юге от Тигра. Это не совпадает с указаниями ни Тацита, XV, 4, ни Плиния, VI, 26. В настоящее время на основании исследования: Lehmann-Haupt, "Armenien einst

und jetzt, Berl., 1910, считают, что Тигранокерт сгоял на месте позднейшего города Мартирополя (см. далее1, ныне Муафарчина, на притоке Тигра, называвшемся— Никефорий, ныне Багман-Су. Прежние мнения о местоположении Тигранокерта см. Dolens 133—134, note.

** Халатьянц, 164, 171. Из Ассирии, Абиадены, Кордуэны и др. стран было переселено (частью, насильственно) до 300.000 человек, позднее выведены жители 12 городов Киликии и Каппадокии.

*** Национальная религия армян сложилась под сильным влиянием иранизма, на это указывает и имя главного божества: Арамазда (Агурамазда). Страбон уверяет, что все святыни персов чтились также индийцами и армянами. Рассказ о захвате греческих статуй отнесен Моисеем Хоренским, II, 12, к Арташесу, мифическому победителю Креза Лидийского, и приурочен к Тиграну Великому Халатьянцем, 219. См. еще Dolens, ch. VI.

[стр. 32]

Михра (Митра)—Гефестом; позднее сюда были присоединены богини Астхик и Нанэ, отожествленные с Афродитой, и Афиной9.

Процесс эллинизации продолжался при Артавазде III. По свидетельству Плутарха, этот царь, в юности, сам писал стихи и драмы на греческом языке. При Артавазде (если еще не при его отце) был устроен при дворе греческий театр, где давались трагедии великих эллинских трагиков. Выше мы приводили рассказ, как греческий актер, со сцены театра, показал, с соответствующими стихами, голову Красса—публике, состоявшей из армян и парфов. Характерно, что эта публика—хотя бы и придворная—не только могла следить за ходом представления, но и оценила неожиданную декламацию актера. Приходится полагать, что в высших кругах армянского общества греческий язык, уже в I в. до н. э., был общераспространенным, подобно, напр., французскому — у нас, в России, в конце XVIII и начале XIX века. От позднейших армянских царей дошли до нас монументальные надписи также на греческом языке*.

Впрочем, окружая себя эллинскими учеными, художниками и поэтами, Тигран и Артавазд, как и их преемники, постарались обставить свой двор с чисто "восточной" пышностью. Армянский царь одевался в пурпур, носил особую "армянскую тиару" "царя царей", именовал себя "божеством". Для управления обширным государством при царе состоял особый "совет друзей царских". Сохранились названия некоторых высших должностей в армянском царстве: азарапет—род министра внутренних дел, земледелия и финансов; спарапет—главнокомандующий войском; мардпет—министр уделов; крмапет—верховный жрец, сан, который иногда царь присваивал самому себе**, и др.— эти должности постепенно стали наследственными. Плутарх даже уверяет, что Тиграну постоянно прислуживали, как

_____________________________

* Надпись царя Тиридата, вероятно Великого, конец III—начало IV в. н. э.; см. ниже.

** Как, напр., Тиридат I; Тас. Ann. XV, 24.

[Вкладыш между стр.32-33]

[стр. 33]

рабы, четыре царя10: это дает намек на то полумифическое представление, какое создалось у римлян о великолепии двора, окружавшего царя Армении.

Менее известий о положении средних классов общества, но несомненно, что жизнь в Армении в ту эпоху отличалась еще первобытной простотой и приближалась к патриархальному быту. Население делилось на три сословия: землевладельцы, к которому принадлежала знать, купцы, к которым относились и ремесленники, и крестьяне. Рабства, как правового института, в Армении, повидимому, не существовало*, рабы были только из военнопленных. Знать (нахарары из армян и персов) распоряжалась в своих владениях самостоятельно, собирая подать для царя и поставляя в случае войны из своих людей нужное число воинов; такое положение вещей способствовало позднее утверждению в Армении феодализма11. Купцы вели свою торговлю преимущественно караванами, направлявшимися в Каппадокию (для торговли с Западом) и на Понт (для торговли с Севером). Предметами вывоза были: лошади, мулы, металлы, сандик (краска, вроде пурпура), зерно, вина, масла. Крестьянство поставляло и главный контингент войска, которое не было постоянным, но собиралось по мере надобности. Были особые отряды пехоты, особые— конницы (в отличие, напр., от парфов, у которых все войско было конное); часть всадников вступала в бой, сплошь покрытая (вместе с конем) панцырем; пользовались армяне и боевыми колесницами с вращающимися косами. Доходы государства слагались из постоянной подати, из налогов на разные промыслы, из поступлений с огромных личных владений царя и из военной добычи.

К эллинскому влиянию в Армении, в I в. до н. э., начало примешиваться влияние римское. К этому не могли не повести постоянные отношения между Арменией и Римом,—то войны, то союза. Римляне проникали в самую глубь страны, как, напр., Лукулл, затем Антоний, зимовавший в Армении со всей своей армией. К концу I в. рим-

_____________________________

* Халатьянц, 165, говорит, что существование рабства в Армении в ту эпоху "едва ли установлено".

[стр. 34]

ляне, так или иначе, стали вмешиваться во внутренние дела армян. В Армению являлись римские посольства, с членами императорского дома во главе, каким было посольство Тиберия (позднее еще: Гая Цезаря и Германика). В лице Тиграна III на армянский престол вступил человек, получивший римское воспитание (позднее таковы же были цари: Тигран V и Вонон). В знатных семьях армян стало входить в обычай—посылать сыновей в Рим, чтобы закон-

чить образование. Наибольшего развития это римское влияние достигло только в следующем периоде, начиная с I в. н. э. Впрочем, оно никогда не было в Армении преобладающим, и Афины всегда привлекали армян более, чем Рим. И вообще в Азии слишком сильны были элементы древневосточных культур, с которыми смешивались традиции эллинизма, чтобы могли возобладать начала романские. Полной романизации Востока римлянам так и не удалось достигнуть, тем более относится это к столь отдаленной области, как Армения.*

Что касается литературной жизни в Армении этого периода (III —I вв. до н. э.), то об этом дошли до нас самые скудные сведения. Судя по существованию в Армении греческого театра, надо думать, что образованные армяне пользовались эллинской литературой. Вероятно, пример, поданный с трона, находил подражателей, и не один только царевич Артавазд среди армян пробовал свои силы в самостоятельном литературном творчестве на греческом языке. Таких произведений, из древнейшей эпохи Армении, до нас не дошло, но в позднейшие века мы видим целый ряд писателей—-армян, пользующихся греческим языком. Великие создания эллинского гения служили образцами, на которых воспитывалась литературная мысль Армении ранее, чем в ней возникла национальная письменность. Самому же возникновению этой письменности

_____________________________

* Римское влияние в Армении еще недостаточно выяснено исследователями. См., однако, соображения Халатьянца в конце гл. ХIII, стр. 295—6. Характерно также, что в упомянутой выше надписи царя Тиридата, относимой уже кIII—IV в. в. н э. и составленной по-гречески, месяц назван латинским именем: febraris (см. "Анийская серия. Надпись царя Тиридата").

[стр. 35]

долгое время препятствовало то обстоятельство, что у армян не было своего алфавита, своих письмен, отвечающих потребностям армянского языка.

Но если в Армении, в первые века ее существования, не было национальной письменности*, то, несомненно, уже существовала поэзия изустная, народная. Драгоценные обломки ее сберег „отец армянской истории" Моисей Хоренский**. В разных местах своего труда он говорит о песнях и легендах, которые распевались в народе еще в его время, но явно относятся к глубокой древности; о преданиях, собранных не "в книгах царей", а безвестными гусанами, в которых Н. Эмин видит древних армянских рапсодов; о том, что поется випасанами, очевидно— также народными певцами, и т. д. Некоторые отрывки песен приведены Хоренским в метрической форме; другие пересказаны прозой; кроме того исследователи и в других частях истории Хоренского, где он сам об этом не упоминает, подмечают отголоски народных поэм или баллад, остатки древнего армянского эпоса. Определить, к какому именно времени относятся отдельные из этих песен, не легко и даже вряд ли возможно, но некоторые из них самым содержанием своим обличают свою глубокую древность.

Древнейшей из песен, приводимых Хоренским, должно признать отрывок о рождении Ваагна***, несомненно относящийся к языческому периоду, притом до поры эллинизации культа. Затем следуют песни о баснословном богатыре Торке, герое еще мифическом, родственном, может быть, греческому Гераклу или персидскому Рустему. Еще после—отрывки из песен исторических, о Арташесе и о

_____________________________

* Мы оставляем в стороне так наз. Ванские надписи, до сих пор еще далеко не расшифрованные и вряд ли дающие образцы языка армянского, хотя бы и на самой ранней стадии его развития12.

** В дальнейшем мы пользуемся, кроме самой "Истории" Хоренского, двумя статьями E. Dulaurier о народной армянской поэзии (заглавия—в Библиографии).

*** И. А., I. 31. Перевод этого отрывка (и его литературную обработку поэтом Ов. Иоаннисианом), как и перевод некоторых других древнейших народных песен Армении,—см. в сборнике "Поэзия Армении".

[стр. 36]

Вахаршаке и др*. Возможно, к отдаленной, языческой древности восходят прообразы и многих других народных песен, записанных много позднее и даже получивших потом христианский оттенок, причем имена национальных божеств и героев были заменены именами Христа и святых**. Уже тот факт, что целый ряд народных песен и легенд вошел в Историю Хоренского, показывает, что они не остались без влияния на позднейшую, письменную, литературу Армении. Неизвестные нам, древнейшие армянские писатели, воспитываясь на образцах иноязычной литературы (греческой, сирийской, может быть, и римской), в то же время прислушивались к голосу национальной армянской поэзии, жившей в среде народа и, частью, донесенной народом и до наших дней. Из взаимодействия этих двух начал: влияния Запада и национальной традиции, и выработался своеобразный характер, которым отмечена позднейшая армянская поэзия и даже вся армянская литература. Но самое возникновение ее. в тот древнейший период, о котором мы говорим, только еще подготавливалось. Письменная армянская литература возникла в связи с принятием армянами христианства, что произошло только в конце III в. н. э., т. е. более, чем через триста лет после эпохи Тиграна Великого и его сына Артавазда, первого поименно известного нам армянского писателя, хотя и пользовавшегося для своих созданий чужим языком.

_____________________________

* И. А., 1, 8; V, 50, 65. Переводы этих отрывков см. в сборнике "Поэзия Армении".

** См., напр.,- отрывок: "Скоро будет светло..." там же.

Дополнительная информация:

Источник: Валерий Брюсов."Летопись исторических судеб армянского народа", Издательство Армфан-а, Ереван, 1940
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice