ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Владимир Ступишин

КАРАБАХСКОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ - БЕЗ КАРАБАХЦЕВ?

Полемика с Аланом Касаевым, Арменом Ханбабяном (“НГ”, 25.05.01).
См. Приложение

Статья Алана Касаева и Армена Ханбабяна “Кто провалил карабахское урегулирование” вызывает целый ряд вопросов, от ответа на которые зависит мир в Закавказье.

Начнем с того, что авторы, похоже, явно преувеличивают возможности установления прочного мира в Закавказье, которые откроются, если Путин и Буш возьмут процесс урегулирования в свои руки. Во всяком случае, российский президент своим заявлением о том, что “только Армения и только Азербайджан в состоянии договориться” (см. “НГ”, 26.05.01), исключил из состава непосредственно заинтересованных сторон самую заинтересованную из них в лице Нагорного Карабаха, а тем самым закрыл реальную перспективу урегулирования, ибо таковое возможно ТОЛЬКО между конфликтующими сторонами, то есть в данном случае между Азербайджанской Республикой и Нагорно-Карабахской Республикой. В любом ином варианте оно обречено на провал. Что думает Буш на сей счет, не знаю. Но вряд ли он просвещеннее Путина.

Обоим президентам, однако, явно хочется порулить и здесь. Предлог? Они якобы “пришли к общему мнению о том, что миротворческий процесс давно перешел в стадию симуляции, когда встречи носят сугубо формальный характер и по определению уже не могут привести к сколько-нибудь ощутимым подвижкам”. Так ведь потому и не могут, что за Карабах другие, пусть не только враги, но и друзья, пытаются решить его, Карабаха, проблемы. И это несмотря на то, что его собственный народ уже десять лет как успешно решает их. Он создал собственную государственность - в полном соответствии с международным правом, признающим право любого народа на самоопределение и выбор своего политического статуса. Он отстаивает (причем, когда его вынуждают, то и с оружием в руках) свою независимость от Азербайджанской Республики - в полном соответствии с советским законом 1990 г. о выходе из Союза, грубо нарушенным не карабахцами, а бакинскими политиками в момент разрыва Азербайджана с СССР.

Ну а какое, собственно, дело “великим державам” до того, “симулируют” или не “симулируют” готовность к серьезным переговорам Армения и Азербайджан, которые тоже конфликтуют между собой и вовсе не только из-за Карабаха? Ведь не секрет, что Гейдар Алиев неоднократно заявлял о своих территориальных притязаниях к Армении, в том числе даже на “Ереванское ханство”, как он изволил выразиться. Армения территориальных притязаний Азербайджану не предъявляет, хотя могла бы, причем на куда более законных основаниях, потребовать назад Нахичевань, который входил в состав Эриваньской губернии до 1918 г. и был передан большевиками и кемалистами под “протекторат” самопровозглашенной Азербайджанской Республики, появившейся на территориях, где до 1918 г. никаким Азербайджаном и не пахло. Так что, даже если Алиев готов “симулировать”, то, может быть, следует оставить Армению и Азербайджан в покое: пусть сколько угодно “симулируют”, лишь бы не воевали.
Возможно, не случайно, а в силу каких-то фрейдистских импульсов в предположение о том, что американская администрация “склонна как бы признать за Москвой приоритетное право на геополитическое влияние в бывшем советском Закавказье”, вклинилось модное выражение “как бы”. Оно здесь вовсе не паразит, а отражение истины: американцы именно КАК БЫ склонны признать наше первенство в Закавказье, поскольку в действительности это вовсе не их политика. Им, может быть, и нужна безопасность в регионе для реализации транспортных и нефтегазовых планов западных компаний (хотя это пока еще не столько планы, сколько прожекты, под прикрытием которых осуществляется политика вытеснения России из Закавказья). Но почему мы сами должны этому способствовать, да еще за счет нашего армянского союзника? Pax Americana в Закавказье - это совсем не подарок для России, он будет работать против наших национальных и государственных интересов.

Я полностью разделяю тезисы относительно абсолютной недопустимости передачи Мегри Азербайджану: это не только привело бы к окружению и удушению Армении турками, но и положило бы начало процессу реализации пантюркистских планов “Великого Турана”. Но как можно забывать о том, что эти планы, тоже не вписывающиеся в интересы России, инициируются и поощряются не кем иным, как госдепом США, причем на протяжении вот уже более десяти лет?

И при этом мне вдруг говорят: “сегодня у Москвы и Вашингтона много общего в подходах к принципам урегулирования”, да еще утверждают, что российская сторона “по понятным причинам очень негативно относится к карабахским претензиям на получение международно признанной независимости”. Неужели это всерьез, а не от невежества некоторых наших нынешних дипломатов и политиков?

Довольно странно выглядит безапелляционное утверждение, что будто бы “сегодня проблема (имеется в виду, конечно же, карабахская проблема. - В.С.) окончательно перешла из плоскости права наций на самоопределение в разряд территориального спора между двумя государствами” (читай: между Азербайджаном и Арменией). И особенно удивительно звучат слова о том, что, оказывается, даже “и речи быть не может” о взаимопонимании России с Арменией в том, что на самом деле речь идет о противостоянии между Карабахом и Азербайджаном. Неужели российская дипломатия настолько поглупела, что полностью встала на сторону “малой империи”, никак не желающей расстаться даже с урезанным со всех сторон Нагорным Карабахом, который советский Азербайджан получил из рук большевиков в 1921 г.? Почему это “окончательно” и “речи быть не может”? Очень даже может, ибо право народов на самоопределение не есть нечто, дарованное какими бы то ни было державами, оно от Бога, и оно юридически закреплено международным правом. Между Азербайджаном и Арменией могут быть, а могут и не быть какие-то свои территориальные споры. Но они никакого отношения не имеют к проблеме карабахских армян. Даже советская власть признала их право на собственную территорию в рамках автономной области, что было зафиксировано в советских законах, по которым жили тогда и Азербайджан с Арменией. С этой собственной территорией, никогда не принадлежавшей туркам, они и вышли из состава советского Азербайджана, не нарушая никаких территориальных владений ни турок, ни лезгин, ни талышей, ни других народов, оказавшихся по недоброй чужой воле в составе искусственного государственного образования, которое теперь придумывает какие-то “исконные права” на земли разных народов, хотя самого этого образования и в природе не было до 1918 года.

Если действительно “речи быть не может”, значит, с международным правом уже покончено?


ПРИЛОЖЕНИЕ


Статья Алана Касаева и Армена Ханбабяна в“НГ” от 25.05.2001г.

КТО ПРОВАЛИЛ КАРАБАХСКОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ?
Путин и Буш могут взять процесс миротворчества в свои руки

 

ШИРОКО разрекламированная женевская встреча президентов Азербайджана и Армении Гейдара Алиева и Роберта Кочаряна отложена на неопределенное время. Это означает, что ожидаемое рамочное соглашение относительно принципов карабахского урегулирования в ближайшее время также не будет подписано. Провал нынешнего этапа миротворческого процесса очевиден, причем ситуация выглядит тем более скандально, что это случилось после многообещающих заявлений о решимости сторон конфликта и посредников выйти на прорывные решения уже в нынешнем году.
Сенсационность происходящего состоит в том, что, судя по многим намекам, “тайм-аут” взят не Алиевым и Кочаряном и даже не сопредседателями Минской группы ОБСЕ - пауза возникла в результате прямой договоренности между президентами России и США. Это может означать полную перемену всех обстоятельств, сопутствовавших доселе карабахскому урегулированию.

Непосредственное вмешательство Владимира Путина и Джорджа Буша в миротворческий процесс свидетельствует, что Москва и Вашингтон, мягко говоря, недовольны результатами работы Минской группы ОБСЕ, вернее, полным отсутствием каких-либо результатов и, кроме того, не связывают также серьезных надежд и с прямыми переговорами руководителей противоборствующих сторон. По-видимому, российский и американский лидеры пришли к общему мнению о том, что миротворческий процесс давно уже перешел в стадию симуляции, когда встречи носят сугубо формальный характер и по определению уже не могут привести к сколько-нибудь ощутимым подвижкам.

Само по себе это может означать фактический отказ от формата Минской группы и перевода переговоров непосредственно под патронаж двух держав. Москве и Вашингтону это может быть выгодно, поскольку позволит свести на нет как возможные претензии некоторых членов этого форума (например, Германии или Турции) расширить свое влияние на формирование обстановки в регионе, так и отсечь от процесса достижения компромисса влиятельные региональные силы. Так, консультации с Тегераном показали, что с учетом подходов и интересов Ирана достичь результата будет очень непросто. Между тем, насколько можно понять, Россия и США в достижении результата заинтересованы в силу очень многих причин, в том числе и не имеющих прямого отношения к данному конфликту.

Можно предположить, что новая американская администрация склонна как бы признать за Москвой приоритетное право на геополитическое влияние в бывшем советском Закавказье. Ибо сам по себе американский интерес состоит в реализации многообещающих транснациональных транспортно-энергетических и инвестиционных проектов (ТРАСЕКА, ИНОГЕЙТ), и именно нерешенность карабахского конфликта тормозит их осуществление. Геополитические приоритеты традиционного характера в данном случае скорее всего давно уже не рассматриваются Вашингтоном в качестве первоочередных приоритетов: совершенно ясно, что установление мира и активизация хозяйственной жизни, восстановление и развитие транспортно-трубопроводной сети региона сами по себе стимулируют приток сюда ощутимых западных инвестиций и соответственно усиление американского влияния. По-видимому, в администрации Буша не без оснований полагают, что это обстоятельство в значительной мере нейтрализует определенное усиление военно-политического влияния России, которая вряд ли способна осуществить также и адекватную финансово-экономическую экспансию.

В свете этого особое значение вновь неизбежно приобретет судьба так называемого “Мегринского коридора”. Эта полоса армянской территории отсекает азербайджанскую автономию Нахичевань от метрополии, а самое главное - препятствует непосредственному наземному сообщению между Азербайджаном и Турцией. Существует немало планов территориальных обменов различных конфигураций, при любом из которых, однако, Армения может потерять (де-юре или де-факто, что малосущественно) контроль над этим районом. Например, есть предложения обменять Мегри на Лачин, одновременно сняв тем самым армянскую блокаду с Нахичевани и исключив возможность азербайджанской блокады Карабаха, который тогда получит прямую связь с Арменией. Этот вариант может быть осуществлен и в формате создания транспортных коридоров под международным контролем, без изменения границ. Но проблема в том, что значение мегринского участка выходит далеко за пределы армяно-азербайджанских отношений и даже региональных обстоятельств. Передача Мегри Азербайджану или под международный контроль означала бы начало процесса глобализации тюркского мира, фактически - возникновения нового “Великого Турана”.

Ибо в этом случае никаких препятствий для реализации амбициозных планов Анкары на пространстве от Албании до Синцзяна уже не было бы. Собственно, именно это обстоятельство крайне тревожит Тегеран, опасающийся, что в таком случае в перспективе не исключено территориальное расчленение Ирана, северные области которого, граничащие с Турцией и Азербайджаном, полностью населены тюркским элементом (азербайджанцами). Непреклонность иранской стороны, разумеется, раздражает Вашингтон, недавние попытки которого привлечь Тегеран к процессу урегулирования, кажется, успехом пока не увенчались: иранцев вполне устраивает нынешняя ситуация, когда “Мегринский коридор” не только существует, но и значительно расширился за счет занятых карабахской армией приграничных районов Азербайджана.

Поэтому очевидно, что сочетание американских и российских усилий при минимизации фактора всех иных влияний на миротворческий процесс может оказаться достаточно действенным уже хотя бы потому, что выбивает из рук азербайджанской и армянской дипломатии такое проверенное оружие, как использование в своих интересах противоречий между посредниками. Кроме того, сегодня у Москвы и Вашингтона много общего в подходах к принципам урегулирования. Так, российская сторона по понятным причинам очень негативно относится к карабахским претензиям на получение международно признанной независимости. Кроме того, Москва активизирует и расширяет связи с Азербайджаном, не скрывая, что эта страна по-прежнему представляет для нее очень большой интерес - во всяком случае, никак не меньший, чем такой традиционный союзник, как Армения.

А самое главное - перевод переговорного процесса под эгиду президентов России и США, которые, разумеется, будут иметь дело непосредственно с руководителями Азербайджана и Армении, означает, что сегодня проблема окончательно перешла из плоскости права наций на самоопределение в разряд территориального спора между двумя государствами. Это серьезно ослабляет позиции армянской стороны, ранее небезуспешно настаивавшей, что речь идет о противостоянии между Карабахом и Азербайджаном и до поры до времени находившей в этом отношении понимание в Москве. Теперь о взаимопонимании по этому принципиально важному вопросу и речи быть не может.

Надо иметь в виду и обозначившееся в последнее время охлаждение между Москвой и Ереваном - в России считают, что Армения проводит все более антироссийскую внешнюю политику.

Дополнительная информация:

Источник: Независимая газета

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice