ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Агаси Айвазян отвечает на вопросы
“Горячей линии” “Голоса Армении”


АРМЯНСКИЙ ПИСАТЕЛЬ
ВНЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ НИКОМУ НЕ НУЖЕН,
заявил писатель, сценарист, кинорежиссер Агаси АЙВАЗЯН,
отвечая на вопросы “Горячей линии” “ГА”


Лариса АСАТРЯН, педагог:
- “Поэт в России - больше, чем поэт”, - этот афоризм был характерен и для нас. Творчество Туманяна, Исаакяна, Чаренца, Теряна, Наири Заряна влияло не только на культурную, но и на общественно-политическую жизнь страны. А теперь все музы самоустранилась, и интеллигенция из “цвета” превратилась в аморфную прослойку. Что вы скажете по этому поводу?

- Знаете, то же самое происходит и в России. Этот афоризм Евтушенко там сегодня так же неактуален, как и у нас, везде на обломках советской империи считаются только с мнением олигархов и нуворишей. Для того чтобы наш интеллектуальный потенциал был использован, нужно создать новое государство. Сегодня сами армяне не читают армянских книг. Времена сейчас иные - появились компьютеры, очень распространилось телевидение. Но и до революции 1917 года армянских писателей и поэтов не особо читали и не очень ценили. Проблема, я считаю, упирается в первую очередь в отсутствие или слабость государства.

Вазген ДАРБИНЯН, пенсионер:
- Большие социальные катаклизмы приводят к взлету в искусстве. Почему драматизм наших дней не отразился в литературе, музыке, изобразительном искусстве?

- Все зависит от вкусов, присущих тому или иному времени. Армянскому писателю всегда приходилось идти на компромисс. К примеру, Раффи говорил, что армяне любят ручку, но надо любить и оружие. Тогда время было такое. А в советское время надо было идти на компромисс не только с идеологией, но и с национальным духом. В то же время армянский писатель вне национальных проблем никому не нужен. Американская литература, например, основывается на таких понятиях, как сила страны и ее безопасность. Без нации и государства литературы быть не может. Поэтому самое важное для нас сегодня, чтобы состоялось наше молодое государство, которое делает первые шаги. Мы служим именно этой цели.

Давид ЛИЛОЯН, студент:
- Какие наиболее яркие моменты своей жизни вы могли бы отметить? Какие встречи оставили на вас самый яркий след?

- Самое впечатляющее - встретить настоящего армянина со всеми чертами, присущими нашему народу. В Спюрке я встречал многих армян, которые оставили о себе добрую память. В Америке сегодня живет наша соотечественница, которой далеко за 90 лет. В пустыне Дер-Зор истребили всю ее семью, и сироту удочерила другая армянская семья. Полученное ею воспитание она сумела передать своим детям, которые должны присутствовать на конференции “Армения-Спюрк”. Они продолжают дело своей матери, их национальный облик не утрачен, они остаются армянами. То есть продолжается неразрывная цепь - от матери к сыновьям. Меня вдохновляли в творчестве образы Нжде, Таманяна, Абовяна, Качазнуни. Этот список можно продолжить многими именами. Все они - настоящие армяне, как и Вильям Сароян. Он родился в Америке, писал по-английски, но в своих произведениях создал образ настоящего армянина, потому что был таковым на самом деле.

Алла СИМОНЯН, программист:
- Что бы вы могли сказать о противодействии засилью на наших экранах американских боевиков и эротики? Как предотвратить деградацию подрастающих поколений?

- Я не верю в воспитание. Будет так, как заложено природой. Если подросток должен деградировать - это произойдет, а если нет, то нет. Внешние факторы не столь важны, важно, что у человека внутри. Сегодня идет повсеместное наступление английского языка, американской культуры. И если снять американские фильмы с проката, боюсь, показывать будет просто нечего. Впрочем, то, что показывают по телевидению, не обязательно должно испортить молодежь, потому что в американских фильмах есть как положительный фактор, так и отрицательный. Каждый зритель возьмет то, что ему ближе. Среди американских фильмов есть призывающие к красоте, свободе, силе, пропагандирующие способы обогащения. Имеются в виду не только материальные богатства, но и духовные ценности. Поэтому я не уверен, что есть необходимость вести борьбу с засильем американских фильмов.

Рудик ГРИГОРЯН, строитель:
- Независимой Армении пошел уже второй десяток лет, но мы по-прежнему дрейфуем в неопределенном направлении. Как по-вашему, какие нравственные и культурные приоритеты нам необходимы?

- Отчасти я уже ответил на этот вопрос. Прежде всего нам необходимо вернуть национальный дух. Долгое время наша культура была производной от русской, и даже я - армянский писатель - продолжаю иногда думать по-русски. Чтобы стать страной, нам нужно избавиться от рабского менталитета национальной зависимости, научиться уважать самих себя. Нам нужно создать настоящее государство и решить задачу объединения армянства - ведь мы больше любим друг друга издалека, чем находясь рядом. Тенденция к объединению уже заметна. При всех противоречиях, столкновениях интересов, дискуссиях на конференциях “Армения-Спюрк” была доброжелательная атмосфера. При этом нужно, чтобы все стремились к уступкам в личном ради общего блага, в противном случае от Армении может не остаться камня на камне. Однако в целом принят верный психологический курс, и Армения всегда должна быть в центре, питая и питаясь процессом объединения. Я считаю, что сегодня у нас есть все предпосылки и возможности, чтобы стать настоящей, нормальной страной с уникальной культурой, в которую необходимо вкладывать средства.

Роза АБРАМЯН, кинолюбительница
- Есть ли у вас сценарии, не воплотившиеся в фильмы? Какие идеи можно реализовать в новых для армянского кино условиях?

- У меня есть два сценария, по которым хотелось бы поставить фильмы, но оба лежат в столе. Один из них был готов еще 10 лет назад, он мне очень нравится. Это история убийства Католикоса Хорена Мурадбекяна, написанная на основе одного из моих рассказов. Убийство - всего лишь исторический факт, на фоне которого происходит борьба людей и людских страстей. Я вел переговоры, был подписан контракт на производство, но на этом все и закончилось.
Другой сценарий я написал на основе своей повести “Американский аджапсандал”, опубликованной в “Дружбе народов” и удостоенной в этом году премии этого журналах. Это трагикомическая история о бездомных различных национальностей, собравшихся на всемирный конгресс бомжей в Америке. Сценарий под названием “Куда?” переведен на английский, им интересуются, но опять проблема упирается в финансы.
Честно говоря, я уже не верю, что когда-либо удастся превратить эти сценарии в фильмы, ведь мне уже немало лет. Но я верю, что у нас может быть свое армянское кино, если мы к нему будем относиться серьезно, как к бизнесу, необходимому для существования нации. Пример фильма “Арарат” Атома Егояна, созданного совместными усилиями армян из Канады, США, Франции в сотрудничестве с ведущими кинофирмами мира, доказывает потенциал нашего народа в этой сфере. Добавьте к этому уникальный материал - исторический, культурный, духовный, психологический, которым обладает армянский народ и не имеет никакой другой народ в мире, парадоксальность нашей сути, а также уникальную природу Армении.
У нас есть все условия, мы можем стать передовой кинематографической страной, если будем иметь государство и средства. Отечественные богачи пока еще не дальновидны, не обладают достаточным риском и не думают о перспективе. Они еще не созрели для того, чтобы создавать культуру. Пусть пример Тифлиса и Баку, в значительной мере построенных армянами, а затем отданных в чужие руки, послужит им примером.
В то же время я не снимаю своей доли ответственности с людей искусства. Сейчас есть все возможности для свободного творчества и не надо надеяться на чью-либо милость, а пытаться создавать. Акоп Паронян работал без денег, Ованес Туманян всю жизнь прожил в долгах. У среднего советского армянского писателя было издано больше томов, чем у Туманяна, но это были преимущественно посредственные, идеологизированные, невостребованные читателем книги, которые независимо от их качества оплачивались государством. Такова была система, которой сейчас нет. Армянский писатель по-прежнему остается в необеспеченном положении, но у него уже есть свобода творчества.

Сергей БАБАЯН, филолог:
- Союз кинематографистов Армении остается, на мой взгляд, одним из самых бездеятельных творческих союзов. Почему так происходит, почему наметившийся когда-то раскол и заключенный после мир не привели к качественным изменениям в его деятельности?

- Этот вопрос следовало бы адресовать председателю и другим более активным, чем я, членам Союза кинематографистов. Между прочим, многие довольны его деятельностью, поскольку иногда Союз раздает помощь. Но я думаю, что это постыдное явление, поскольку он должен заниматься не этим, а созданием такой обстановки, в которой возможно было бы снимать фильмы, была бы борьба идей, а не борьба за власть, и где можно было бы рассчитывать на взаимную поддержку.
Я и сам, к сожалению, не могу похвастаться уступчивостью в этом отношении, но все же пришел к выводу, что надо продвигать молодежь. Надо постараться прекратить распри и взаимоуничтожение, корни которых уходят в советские времена. Самой ужасной в бывшем СССР была студия “Арменфильм”, на которой я проработал 30 лет. Отчего рано ушли из жизни Генрих Малян, Фрунзик Довлатян, Мелик Авакян? Эта внутренняя борьба, зависть, конкуренция в дурном понимании отнимали жизненные силы, уничтожали армянское кино. Роман Балаян был направлен на киностудию “Арменфильм”. Здесь он 2 года оставался по сути безработным, а уехав в Москву, стал знаменитым. Лев Кулиджанов по окончании ВГИКа получил направление в Ереван. За 2 года ему не дали снять ни одного фильма. Уехав в Москву, он стал лучшим режиссером, председателем Союза кинематографистов СССР. Его слово оказалось решающим, когда встал вопрос строительства Дома творчества Союза кинематографистов СССР, и с этой целью был избран Дилижан. Несмотря на обиду, Кулиджанов оказался настоящим армянином.
Всем надо осознать тот факт, что имена стираются из памяти, а явления остаются, и каждый удачный фильм - это общий успех. Естественно, пока нельзя требовать быстрых перемен - люди ведь остались те же. Но я верю в молодые поколения, среди которых обязательно появятся яркие личности, способные изменить ситуацию. Сегодня пока таких нет, как нет и атмосферы, в которой они могли бы вырасти, но появилась возможность создавать свое, не копируя других.

Алвард АБОВЯН, домохозяйка:
- Над чем работаете сегодня, не пишете ли мемуары? Есть ли крупномасштабные творческие замыслы?

- Я закончил писать сценарий и роман об Александре Таманяне. Сценарий заказали мне американцы, подарили даже компьютер, чтобы легче было работать. А небольшой роман я писал для себя, пока не знаю, кто возьмется его издать. В основу положены исторические факты биографии яркой личности и гражданина, в то же время по жанру это поэма, в которой присутствует автор со своими размышлениями.
Масштаб замысла, на мой взгляд, зависит не от объема произведения, а от того, что хочет сказать автор, и “Страна Наири” Чаренца - яркий тому пример. Роман о Таманяне можно считать крупномасштабным замыслом. Мою повесть “Соленый граф” о пугачевщине, увиденной глазами двух главных героев-армян, опубликованную на русском, тоже можно считать такой. Так что дело, повторюсь, не в объеме.
Мемуары как жанр я не признаю. Я прихожу в ужас от анкет, автобиографий и подобных документов и, может быть, поэтому за всю свою жизнь проработал лишь в двух местах - на “Арменфильме” и в “Гракан терт” при Амо Сагияне. Однако что-то похожее, видимо, придется сделать. Мой издатель во Франции потребовал от меня написать биографию в пределах 30 страниц. Я поначалу отказывался, но сейчас у меня уже получилось страниц 80, которые могут превратиться, скажем, и в 300. Но это не мемуары, а размышления, своего рода исповедь под названием “Я есть и меня нет”. Я сам не знаю, кто я на самом деле, этот вопрос до сих пор стоит передо мной, и я пытаюсь на него ответить.

“Голос Армении”:
- Поздравляем вас с присуждением премии президента РА в области литературы и искусства. Как вы относитесь к подобным поощрениям?

- Само явление я расцениваю в высшей степени положительно. Это означает, что культуре придается большее значение. Очень рад за коллег, за всех тех, кому присудили премии “Ваагн”. Особенно приятно, что эти премии наши, армянские, их учредили армяне. Финансовая поддержка делает людей искусства более свободными и независимыми, а ценность премий еще и в том, что они накладывают определенную ответственность.

На “Горячей линии” дежурили
Лана МШЕЦЯН и Армен НИКОГОСЯН

Дополнительная информация:

Источник: Газета «Голос Армении»

См. также:

Агаси Айвазян - биография

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice