ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Валерий Брюсов

ЛЕТОПИСЬ ИСТОРИЧЕСКИХ СУДЕБ АРМЯНСКОГО НАРОДА

Previous | Содержание | Next

[стр. XII]

РАБОТА БРЮСОВА НАД ОЧЕРКОМ „ЛЕТОПИСЬ ИСТОРИЧЕСКИХ СУДЕБ АРМЯНСКОГО НАРОДА"

(К истории написания "Летописи")

Зимою 1915 года Брюсов, в связи со своей работой по составлению и редактированию сборника "Поэзия Армении", поехал на Кавказ, где в декабре и январе прочел пять лекций на тему об истории Армении и об армянской поэзии.

Это была та самая поездка по Кавказу и Закавказью, ,во время которой, как говорит Брюсов, он "мог лично познакомиться со многими представителями современной армянской интеллигенции, с ее выдающимися поэтами, учеными, журналистами, общественными деятелями" 1.

Это было "то маленькое путешествие", которое как бы заканчивало первый период работ Брюсова по Армении, позволяя ему „подтвердить живыми впечатлениями кабинетные соображения и проверить по критике или по одобрению авторитетных лиц те выводы, к которым (он) пришел, работая самостоятельно" 2.

А эта предварительная работа по сборнику, проделанная Брюсовым, несмотря на короткий срок, немногим больше полугода, была поистине огромна. С июня 1915 года, когда впервые ему сделано было предложение принять на себя редактирование сборника "Поэзия Армении", и по декабрь—Брюсов перечел на русском, французском, немецком, английском, латинском и итальянском языках целую груду книг, касающихся истории армянского народа и его литературы, и успел даже ознакомиться, до некоторой степени, с армянским языком, чтобы более глубоко вникнуть в изучаемый им вопрос.

Первую лекцию об армянской поэзии Брюсов прочел в Баку, в конце декабря 1915 года. Лекция имела большой успех, и Брюсову, по просьбе "Общества любителей армянской словестности", пришлось 8 января 1916 года выступить вторично в Бакинском Общественном Собрании.

Ко времени отъезда Брюсова на Кавказ сборник армянской поэзии

1 "Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней", в переводах русских поэтов. Редакция, вступительный очерк и примечания Валерия Брюсова. Издание Московского армянского комитета. 1916 г. "От редактора к читателям", стр. 5.

2 Там же.

[стр. XIII]

был уже сдан в печать, причем, в качестве предисловия к нему, Брюсов предпослал специальное введение о поэзии Армении.

Ранее написанный Брюсовым очерк об истории Армении был признан не совсем подходящим к сборнику, почему и был заменен другим введением.

Однако этот очерк, предназначавшийся к сборнику как предисловие и датированный в рукописи 9-ым ноября 1915 года, послужил содержанием лекций по истории Армении, прочитанных Брюсовым сначала на Кавказе, а затем в Москве и в Петрограде, и как раз лег в основу той отдельной работы, которая впоследствии была опубликована Брюсовым под названием: "Летопись исторических судеб армянского народа".

Доказательством того, что этот очерк первоначально был предисловием к "Поэзии Армении", могут служить следующие данные.

1) В рукописи очерка во всех сносках, поясняющих то или иное положение автора стихотворными образцами из армянских поэтов, Брюсов сначала помечай: "см. ниже стихотворение такое-то..." Так, например, в конце строки 6-ой, после слов—римляне и эллины—мы в рукописи читаем указание: см. ниже стихотворение О. Иоаннисиана — "Умолкли навсегда времен былых народы..."; или, строка 13, к слову "Наири", в сноске рукописи значится: см. ниже стихотворение Ваана Теряна — "Ужель поэт последний я...".

Эти и другие подобные ссылки на следующий за предисловием текст стихов могут служить подтверждением непосредственной связи в одной книге предисловия с последующим за ним текстом.

В печатном же тексте "Летописи" такие примечания частью совершенно изъяты, а в той части, где сохранены, они сопровождаются определенными указаниями на сборник "Поэзия Армении", который ко времени подготовки Брюсовым "Летописи" к опубликованию уже вышел из печати. Например, в примечании 6-ом к главе VII мы встречаем именно такое указание; или—в примечании 21-ом к гл. VIII читаем: Переводы поэм Нерсеса* Благодатного и "Песни о пленении" см. в сборнике "Поэзия Армении".

В рукописи, с которой печаталась "Летопись", она первоначально была названа не "Летописью", а "Очерком исторических судеб армянского народа".

Из объяснений .Брюсова в предисловии к "Летописи" мы знаем, почему он счел нужным уточнить содержание своего очерка, озаглавив его "Летописью": "Назначение моего очерка,—пишет Брюсов,—предопределено уже его заглавием". И, дальше, характеризуя свою работу, он добавляет: "Я ограничил себя ролью бесхитростного летописца, пересказывающего год за годом, век за веком, ход внешних событий, насколько они могут быть точно установлены, лишь попутно делая обзор духовной жизни народа и касаясь исторического смысла фактов" 1.

1 Предисловие к "Летописи исторических судеб армянского народа", от автора, стр. 14 — 15

[стр. XIV]

Однако Брюсов не ограничился изменением одного только заглавия для уточнения содержания своей работы. Внимательное рассмотрение рукописи и сличение ее с печатным текстом "Летописи", а также с рукописями лекций об истории Армении и об армянской поэзии, открывают много интересных подробностей в работе Брюсова над "Летописью".

Приведенное выше обращение Брюсова к слушателям, собравшимся на его вторую лекцию в Баку, определенно указывает на то, что именно с этого времени, т. е. с 8 января 1915 года, Брюсов, после критических замечаний прессы и отдельных лиц по поводу его первой лекции, решил расширить содержание своего очерка, который, будучи по существу основой лекций, теперь должен был возможно полнее обрисовать собственно историю армянского народа.

Подробностями именно такого порядка Брюсов пополняет и текст своих лекции, которые читал он 13 января в Тифлисе, 17-го—в Эчмиадзине и 18-го—в Ереване, а затем, по возвращении с Кавказа, и в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея (28 января).

Эти лекции были своего рода подготовительной стадией в процессе переработки в "Летопись исторических судеб армянского народа" уже написанного ранее предисловия к "Поэзии Армении".

Таким образом, дата, выставленная под печатным текстом "Летописи", относится к первоначальной редакции очерка. В окончательном виде рукопись "Летописи" была готова позднее, но и эта, последняя рукопись существенно разнится от печатного текста. Основные различия заключаются в следующем:

ВО-ПЕРВЫХ—в печатном тексте имеется очень много добавлений по сравнению с текстом уже, казалось бы, совершенно законченной и подготовленной к печати рукописи. Эти добавления говорят о том, что даже во время читки корректур Брюсов продолжал еще работу над своим очерком. Так, например, в печатном тексте глава VI, как и другие главы, представляет собою самостоятельный раздел, законченный по своему содержанию, в то время как в рукописи отдельно этой главы нет, н она является незначительной частью главы V.

К такому же виду добавлений, правда меньших по размерам, должно отнести: 1) вставку о "Царстве Селевкидов" в главе 1-ой (стр. 22 печ. текста); 2) в той же 1-ой главе ссылку на свидетельство Страбона об употреблении с начала II века до Р. X. разноплеменным населением Армении единого всем понятного (армянского) языка (стр. 23); 3) там же, в конце главы: а) упоминание об Антонии, который постарался выставить себя завоевателем Востока и объявил, что от Армении отделяются провинции Малая Армения и Атропатена, куда правителями были назначены Полемон и Ариобарзан (стр. 27); б) упоминание о Вергилии, поместившем на щите Энея изображение побежденного Аракса (стр. 28). Такие же добавления встречаются в главе III о борьбе двух течений в Армении (стр. 35); в главе VIII—о значении Киликийского царства для Армении (с последнего абзаца стр. 86 и до конца главы — стр. 90), а также и

[стр. XV]

в главе IX—о поэтах XIV—XVI вв. и новоармянской литературе XVII— XVIII вв. (стр. 97-98).

ВО-ВТОРЫХ—в печатном тексте встречаются места, по содержанию близкие к рукописи, однако по изложению—совершенно различные. Примеры этому есть в главе 1-ой—описание взаимоотношений армян с персами и свидетельства Геродота и Ксенофонта об Армении (стр. 21—22); в главе III—об армянах в эпоху Септимия Севера (стр. 39— 40); там же о враждебном отношении армян к Риму (стр. 40) и др. Такие же, часто весьма значительные разночтения находим мы также в IV, V и VII главах.

Наряду с внесением добавлений или изменений текста (разночтения) Брюсов в то же время счел нужным избавить печатный текст "Летописи" от некоторых примечаний, имевшихся в рукописи. Опущены были и некоторые такие подробности, которые Брюсов, оставив в тексте лекций, однако, не счел возможным включить в очерк, не желая, повидимому, вносить в события, уже подробно обследованные наукой, вопросы проблематического или дискуссионного характера.

Так, например, в начале II главы, после обрисовки бытовой стороны жизни армян (стр. 29), в рукописи лекции об "Истории Армении" имеется следующий текст:

"Мы знаем, что армяне участвовали в персидской армии... Корпус таких армянских войск, под начальством некоего Артохмеса, участвовал, между прочим, в походе Ксеркса. На это самое обстоятельство,—то, что армяне того времени уже не были народом кочевым, но были способными и склонны воспринимать завоевания культуры, а также то, что благодаря своей вывозной торговле армяне постоянно посещали большие городские центры Востока, участвуя в восточных экспедициях персидских царей, смешавшись с другими народами персидской монархии,—эти самые обстоятельства способствовали усвоению армянами иранской культуры. Постепенно армяне иранизовались, восприняли начала той цивилизации, которая господствовала тогда во всей персидской Азии.

Цивилизация эта—одна из древнейших на земле.

Персы были прямыми наследниками культуры ассиро-вавилонской и халдейской, воспринявшей в себя (благодаря многовековым сношениям, то дружественным, то враждебным) и основы культуры египетской, а через нее и семена великой культуры погибшей Атлантиды (ибо Египет был не что иное как колония древних атлантов)—Атлантиды, являющейся первым -источником духовной жизна человечества на всем земном шаре..."1.

Выключая из очерка такие вопросы—проблемы, Брюсов в то же время всячески старался выправить и уточнить текст "Летописи", основываясь на положительных данных. В связи с этим он вносит в печатный текст "Летописи" более точную транскрипцию некоторых названий и собственных имен.

1 Рукопись лекции "История Армении", стр. 8—9.

[стр. XVI]

Переходя к детальному рассмотрению самого печатного текста! .."Летописи", мы наталкиваемся на одно очень любопытное обстоятельство..

В начале каждой главы "Летописи" Брюсов указал их краткое содержание. Однако, при сличении текста с этих оглавлений с оглавлением, напечатанным в конце текста "Летописи'' (Содержание, стр. 123—124)" приходится установить большее различие между ними.

Едва ли это было сделано умышленно. Здесь, вероятно,—случайный недосмотр, как некоторые опечатки в примечаниях, а также, как и в конце текста "Летописи", неверная дата "1941 г.", вместо ноября 1915 или, даже вернее,—лета 1916 года.

Иоанна Брюсова
Александр Ильинский
.

Апрель
1941 г.

Дополнительная информация:

Источник: Валерий Брюсов."Летопись исторических судеб армянского народа", Издательство Армфан-а, Ереван, 1940
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice