ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Гайк Демоян

ТУРЦИЯ И КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ


Содержание   Обложка, титульные листы   Предисловие   Введение
Глава 1
   Глава 2   Глава 3   Глава 4   Глава 5   Глава 6   Глава 7   Глава 8   Глава 9
Заключение   Summary   Литература   Содержание (как в книге)


[стр. 136] ГЛАВА ПЯТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА И ОГРАНИЧЕННОСТЬ ТЮРКСКОЙ СОЛИДАРНОСТИ

На начальной стадии Карабахского конфликта западная пресса в основном представляла его как конфликт между христианами-армянами и мусульманами-азербайджанцами, в то время как турецкая пресса в большинстве своем оценивала события в Нагорном Карабахе как конфликт между армянами и «азербайджанскими турками». Для турецких общественно-политических кругов Азербайджан имел особое значение, в том числе - в силу исторического фактора и отношения к Азербайджану, как к детищу самой Турции. Вовсе неслучайно наиболее тесные отношения среди тюркоязычных государств сложились именно между Турцией и Азербайджаном1.

После января 1990г. Б. Эджевит раскритиковал позицию турецких властей по отношению к событиям в Баку, указывая на необходимость оказания всяческой помощи Азербайджану, поскольку в будущем «Армения может стать серьезной проблемой для Турции»2.

События в Баку в январе 1990г. стали мощным толчком для активизации пантюркистских настроений и проявлений тюркской солидарности. Упомянутое заявление госминистра Турции Эрджумента Конукмана о возможности создания тюркского союза «под флагом Турции» поставило в затруднительное положение внешнеполитическое ведомство этой страны, всячески старавшееся отмежеваться от пантюркистских планов и замыслов. Одновременно оно знаменовало кардинальный пересмотр политики Турции в отношении СССР в целом, и «советских тюрок» - в частности.

Подобные настроения в общественно-политических кругах Турции не могли не отразиться на позиции страны в Карабахском конфликте и в вопросе будущего Азербайджана. Неслучайно идеологическим базисом в развитии двусторонних отношений между Турцией и Азербайджаном впоследствии стал лозунг «одна нация, два государства», хорошо вписывающий в неопантюркистскую доктрину Анкары.

Как было сказано выше, события в Карабахе существенно тормозили процесс дальнейшего укрепления Турции в Азербайджане и в Центральной Азии. Что касается тюркской солидарности со стороны

_____________________________

1 Erik Cornell. Turkiye Avrupa'nin Esiginde, Istanbul, 1998, s. 171.
2 «Дрошак», Афины, март 1990г., цитата по С. Погосян. указ. соч. с. 73.

[стр. 137] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

тюркоязычных республик бывшего СССР, то существенных ее проявлений в тот период зафиксировано не было. И понятно почему: в условиях тотального советского контроля говорить о наличии солидарности между бывшими советскими шиитскими или суннитскими общинами было бы ошибкой. Вместе с тем следует отметить, что даже в таких условиях слабые проявления солидарности были, конечно же, в пользу единоверного Азербайджана, а не Армении3.

Вялым проявлением солидарности, к примеру, можно считать отсутствие каких-либо симпатий к армянскому национальному движению в крымско-татарской печати. К примеру, в газете «Ватан» в 1988г. было опубликовано известное «Открытое письмо» А. Д. Сахарова, обращавшегося к М. С. Горбачеву по двум вопросам: «О возвращении крымских татар и о воссоединении Карабаха с Арменией». Из этого письма был оставлен только один — крымско-татарский вопрос, а все относящееся к Нагорному Карабаху было заменено многоточием4.

С первых же лет Карабахского движения из Баку в разные уголки Советского Союза делегировались эмиссары - для разжигания антиармянских настроений и создания проазербайджанского общественного мнения.

Бакинские агитаторы особенно старались в Таджикистане и Туркменистане, где после кровавых погромов в Баку временно обосновались армянские беженцы. География разжигания антиармянских настроений среди мусульман Советского Союза обхватывала советскую Среднюю Азию, Северный Кавказ и даже Якутию. В этом особо отличались активисты Народного Фронта Азербайджана, которые на местах распространяли прокламации, вырезки из азербайджанских газет и другие материалы5.

Азербайджанская пропаганда совпала с процессом формирования и становления национальных движений в этих регионах, поэтому первоначально антиармянские настроения рассматривались как средство мобилизации антирусских и антихристианских сил на основе этнической и конфессиональной солидарности и одновременно как катализатор процессов суверенизации и децентрализации на местах6. Как правило, антиармянские настроения имели бытовое проявление, обус-

_____________________________

3 A. Сухопарой. Советские мусульмане: между прошлым и будущим, «Общественные науки и современность», М., 1991, No. 6, с. 111.
4 Крымско-татарское национальное движение, ЦИМО, Москва, 1992, том 1, сс. 260-261.
5 Г. Симонян. Из истории армяно-турецких взаимоотношений, Ереван, 1991, с. 624, (на арм. яз).
6 B. Е. Григорянц. Армяне Средней Азии. История, современное положение, перспективы, Ереван, 1994, сс. 37-38.

[стр. 138] ГЛАВА ПЯТАЯ

ловленное тяжелым социально-экономическим положением в этих республиках. Этим и пользовались бакинские эмиссары, которые распространяли слухи о выделении беженцам-армянам квартир в столицах республик Средней Азии.

Весной 1989г. в столице Туркменистана Ашгабаде и в городе Не-пид Даг прошла волна антиармянских выступлений, которые усилилась после появления первых армянских беженцев из Баку, временно поселившихся в порту Красноводск. На этот раз, благодаря прагматизму и своевременным действиям Сапармурада Ниязова, удалось приостановить непредвиденное развитие событий7.

После распада СССР проявления этнической солидарности в Турции и тюркоязычных странах в основном происходили в контексте неопантюркистских программ. Так, в середине января 1992г. в Махачкале прошло выездное заседание Ассоциации тюркоязычных народов (АТН) СНГ, в ходе которого была принята резолюция относительно Карабахского вопроса. В ней, в частности, говорилось, что «попытка отторгнуть неотъемлемую часть независимого Азербайджана является преступным актом официальных кругов Армении и ее властных структур». Конгресс также осудил президента Азербайджана А. Муталибова «за соглашательскую политику по отношению к провокационным действиям Армянской республики и ее правительства»8. В то же время в резолюции митинга в г. Хасавюрт говорилось, что «конфликт в Карабахе является крупным заговором и вызовом тюркскому миру», и что «кумыки и другие тюркские народы должны оказать посильную помощь Азербайджанской республике, находящейся перед лицом грозной опасности»9.

Карабахский вопрос рассматривался Турцией и Азербайджаном, а также пантюркистски настроенными национальными движениями центральноазиатского региона как фактор, сводящий на нет реализацию пантюркистских проектов. Широко рекламируемые Турцией, эти замыслы зиждятся на трех «китах»: принадлежность к сообществу тюркоязычных народов, исламская религия и общность языкового, культурного и исторического характера и восточного менталитета10.

Следует отметить, что на первом этапе процесса определения внешнеполитических приоритетов тюркоязычные государства Цент-

_____________________________

7 Там же, сс. 38-39.
8 «Голос Армении», 21.01.1992.
9 Р. Ф. Мухамметдинов. Зарождение и эволюция тюркизма (Из истории политической мысли и идеологии тюркских народов; Османская и Российская империи, Турция, СССР, СНГ 70-е гг. XIX в. - 90-е гг. ХХв.), Казань, изд-во «Заман», 1996, с. 245.
10 А. А. Варданян. Политика и мораль, М., Гуманитарий, 1997, с. 259.

[стр. 139] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

ральной Азии с симпатией и воодушевлением восприняли турецкие инициативы, рассматривая Турцию в качестве надежного проводника партнерских отношений с Западом. Кроме того, изначально такое отношение во многом предопределяли ожидания крупных финансовых инвестиций и гуманитарной помощи от Турции.

О серьезности подобных ожиданий говорит и тот факт, что узбекская сторона отодвинула сроки намеченного на весну 1992г. визита президента Армении Левона Тер-Петросяна в Ташкент, оправдывая это решение в специальном послании тем, что «на данным момент в силу обстоятельств не готова принять столь высокого гостя на должном уровне»11. Скорее всего, однако, такое решение узбекской стороны было обусловлено тем, что именно на этот период намечалось турне турецкого премьера С. Демиреля по центральноазиатскому региону и совпадающий по срокам визит лидера Армении мог бы стать причиной негативных сигналов в Анкару.

Вполне закономерными выглядят в этой ситуации попытки Баку активизировать создание всетюркского альянса вокруг проблемы Нагорного Карабаха с целью изоляции Армении. В феврале 1992г. бакинское радио «Азадлыг» передавало, что «единственным городом, оказывающим сопротивление армянам в Карабахе, остается Шуши и в случае отсутствия помощи он также падет. Мы ожидаем помощи в виде оружия и боеприпасов со стороны всех тюркских республик»12.

Для подтверждения своего статуса региональной державы и повышения авторитета среди тюркоязычных государств Анкара старалась всячески афишировать собственные усилия по оказанию помощи Азербайджану (исключая, естественно, факты оказания военной и военно-технической помощи). Примечательно, что старший советник министра иностранных дел Турции Оздем Санберк называл Турцию «покровителем Азербайджана»13.

Стремление Анкары к созданию «тюркского фронта» против Армении и Нагорного Карабаха проявилось и в попытках придания антиармянских оттенков предоставляемой Западом гуманитарной помощи. Турецкая пресса, критикуя Запад, указывала на то обстоятельство, что Армении с населением в три с половиной миллиона человек выделено 540 тыс. тонн гуманитарного груза, в то время как «шести тюркским государствам с населением 70 миллионов человек предоставлено всего 303 тыс. тонн груза»14.

_____________________________

11 «Азг», 15.04.1992.
12 «Hurriyet», 25.02.1992.
13«Hurriyet», 28.02.1992.
14 «Milliyet», 07.03.1992.

[стр. 140] ГЛАВА ПЯТАЯ

Единая позиция тюркозычных республик относительно событий в Нагорном Карабахе была впервые озвучена на саммите в Ашхабаде в мае 1992г., когда по инициативе турецкого премьера С. Демиреля лидеры этих стран выступили с совместным заявлением, указывавшим на необходимость «вывода армянских формирований из Шуши и решения карабахского вопроса на основе международных принципов»15. В это же время в турецкой прессе появились материалы, подчеркивающие, что какие бы преимущества ни имела Армения, нанести поражение Турции и всему тюркскому миру невозможно, а факт захвата такого важного города, как Шуши, непростителен16.

Следует отметить, что необходимо разграничить позицию в Карабахском вопросе официальных кругов тюркоязычных государств Центральной Азии, которые выступали с более прагматичных позиций и высказывались за мирное разрешение конфликта, и действия оппозиционных сил в этих странах в лице националистических партий и движений, выступавших с заявлениями и инициативами в поддержку конкретных пантюркистских программ. Именно эти силы предприняли попытки формирования и отправки в зону вооруженного конфликта в Карабахе отрядов волонтеров для участия в боевых действиях на стороне Азербайджана. В целом, с подобными инициативами выступали силы с явно антироссийским и пантюркистским уклоном, кроме того, их мероприятия не получили широкого размаха и были весьма ограниченными.

В марте 1992 года делегация казахской Народно-демократической партии «Желтоксан» в главе с ее лидером Хасаном Кожахмедовым участвовала в конгрессе сторонников идеи единого Туркестана в Ташкенте, где было предложено сформировать «Мусульманскую бригаду» для развертывания от Казахстана до Карабаха. Этот конгресс выступил за объединение центральноазиатских республик в единое государство под названием «Туркестан»17.

В апреле 1992г. «Желтоксан» выступил с воззванием к народу Казахстана с призывом помочь «азербайджанским братьям в борьбе против армянских боевиков». На этот призыв откликнулось около 300 человек, но из-за нехватки средств только 20 из них смогли доехать до Ташкента для объединения с узбекскими добровольцами и отправки в Баку. Кроме этого, по инициативе «Желтоксана» были собраны и денежные средства для этих целей18. Сам X. Кожахмедов в одном из сво-

_____________________________

15 «Независимая газета», 14.05.1992.
16 «Hurriyet», 13.05.1992.
17 Dilip Hiro. Between Marx and Muhammad. The Changing Face of Central Asia, London,
1995, p. 122.
18 «Азг», 04.04.1992.

[стр. 141] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

их интервью заявил, что намеревался встретиться с президентом Н. Назарбаевым для обсуждения вопроса обеспечения деньгами, обмундирования и оружия. В случае отказа властей казахские националисты рассчитывали на частные пожертвования19.

В факте вербовки добровольческих отрядов для этой же цели другой казахской партией «Алаш» некоторые авторы склонны видеть проявление не тюркской, а скорее, исламской солидарности, что и послужило причиной противодействия со стороны властей Казахстана20.

В аналогичный период времени в столице Узбекистана был создан «Комитет помощи Карабаху» для оказания содействия азербайджанской стороне в Карабахском вопросе. Комитет включал в себя также представителей узбекских партий «Туркестан» и «Бирлик»21.

По поводу деятельности этого комитета свою озабоченность выразил «Армянский культурный центр» Ташкента, справедливо указывая на то, что деятельность такой структуры может стать источником конфликта между проживающими в узбекской столице армянами и азербайджанцами. Вполне возможно, что именно этим было обусловлено решение президента Узбекистана Ислама Каримова о роспуске этого комитета. Одновременно несколько активистов другой узбекской партии «Эрк» были привлечены к уголовной ответственности за разжигание антиармянских настроений, когда в одноименном печатном органе партии были опубликованы антирусские и антиармянские материалы, где в числе прочих звучали призывы к поддержке «справедливой борьбы» азербайджанских братьев22.

Как бы то ни было, ожидаемой помощи и содействия от тюркских республик в развязанной против армянского населения Нагорного Карабаха жестокой войне Азербайджан не получил в нужном объеме, а тем более - на официальном уровне. Не помогли и наставления и давление с турецкой стороны. Было ясно, что активное вовлечение Турции в военные действия в карабахской зоне «могло спровоцировать русско-турецкий конфликт, чего центральноазиатские республики всячески избегали»23.

_____________________________

19 Kazakhstan Muslims to Fight in Karabakh?, RFE/RL Records, HU-OSA, 300/80/1/15, «Milliyet», 13.03.1992.
20 James Critchlow. The Ethnic Factor in Central Asian Foreign Policy, in National Identity and Ethnicity in Russia and the New States of Eurasia, Edited by Roman Szporluk, Armonk, New York M.E. Sharpe, Inc, 1994 p. 277.
21 «Азг», 25.03.1992.
22 «Азг», 02.05.1992, О. Василева. Средняя Азия: год после путча, Москва, 1993, с. 28.
23 Gul Turan and liter Turan. Turkey's Emerging Relationship with Other Turkic Republics, in «The Political Economy of Turkey in the Post-Soviet Era. Going West and Looking East?», Ed. By Libby Rittenberg, Westport, 1998, p. 190.

[стр. 142] ГЛАВА ПЯТАЯ

Не остались вне сферы внимания бакинских властей также и азербайджанцы, проживающие в Иране. Предпринимались шаги по «освежению» у местного населения тюркской идентичности с использованием в качестве главного предлога идеи этнической и конфессиональной солидарности. С другой стороны, азербайджанская сторона стремились таким образом надавить на иранские власти, чтобы те заняли более или менее проазербайджанскую позицию в Карабахском вопросе. И в этом контексте отнюдь неслучайно заявление представителя Азербайджана в Москве Хикмета Гаджи-заде, согласно которому в Карабахском вопросе Азербайджан больше рассчитывает на помощь иранских азербайджанцев, нежели Ирана24.

После того, как армянские соединения подавили азербайджанские позиции в Кельбаджарском районе и вошли в райцентр Кельбаджар, студенты-азербайджанцы Тегеранского университета организовали митинг протеста перед зданием армянского посольства, одновременно призывая власти Ирана предоставить военную помощь Азербайджану25.

Всплески антиармянской истерии в Турции получали новые проявления после каждого успеха армянских отрядов самообороны в Нагорном Карабахе. Митинги и демонстрации в знак солидарности с азербайджанцами активизировались в Анкаре, Измире, Кайсери, Кырыккале, Сивазе, Трабзоне, а также на территории самопровозглашенной Турецкой республики Северного Кипра26.

В то же время националистически настроенное студенчество университетов Стамбула организовало шествие протеста, в ходе которого в ответ на антиармянские возгласы некоторые студенты выкрикивали проармянские. В результате завязавшей драки имелись раненые27. Скорее всего, последние были студентами курдского происхождения.

В проазербайджанскую деятельность были вовлечены также турецкая пресса и действующие за рубежом турецкие организации. Так, газета «Milliyet» опубликовала английский текст обращения к президентам Франции, США и России с их почтовыми адресами. Редакция намеревалась при помощи своих читателей «разбомбить» эти адреса и добиться осуждения действий армян. В указанном тексте, в частности, говорилось: «Уважаемый господин.... Прошу Вас приостановить

_____________________________

24 «Азг», 22.04.1993.
25 Brenda Shaffer. Borders and Brethren, Iran and the Challenge of Azerbaijani Identity, MIT Press, Cambridge, Massachusetts, London, 2002, p. 195, К. С. Гаджиев. Геополитика Кавказа, с. 343.
26 «Hurriyet», 09.03.1992.
27 «Tercuman», 04.03.1992.

[стр. 143] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

беспощадную резню азербайджанских тюрок со стороны армян. Надеемся, что вы и другие лидеры мира будете действовать быстро и решительно»28.

Действующая в Базеле организация «Турецко-исламский общественно-культурный союз» в апреле 1993г. выступила с обращением к мусульманам мира, где говорилось: «Получивший независимость после распада СССР наш родной брат Азербайджан подвергается атакам со стороны потерявших всякую меру взбешенных армян... В Азербайджане проливается кровь. По телевизору вы видите, что Россия, Франция и другие страны мира в открытую всячески помогают армянам, а Азербайджану, никто, кроме Турции, не протягивает руку помощи. Весь христианский мир помогает армянам, но не имеющий друзей, кроме мусульманина-тюрка, не ожидающий помощи и от какой-либо страны наш родной брат Азербайджан призывает Вас к помощи...»29

Можно констатировать, что в плане «тюркской солидарности» Азербайджан, за исключением Турции, не получил более или менее серьезной помощи в развязанной против армян Нагорного Карабаха войне. Не поддаваясь на провокации под лозунгами «тюркской солидарности и братства» и давлению со стороны Турции и Азербайджана, лидеры центральноазиатских республик заняли более прагматичную позицию в отношении Карабахского конфликта, стараясь, таким образом, не портить свои отношения с Арменией и тем более с Российской Федерацией, с которыми они состояли в членстве в СНГ. В этом контексте в первой половине 1990-х роли России в противостоянии распространению исламского фундаментализма из Таджикистана и Афганистана в Центральную Азию придавалось особое значение.

Внутритюркские разногласия и Карабахский вопрос

Рассчитывая на сочувствие «внешних тюрок» к своим внешнеполитическим планам, Турция все же вынуждена была констатировать, что отношения между бывшими «советскими тюрками» были отнюдь не гладкими. Отсутствие единой тюркской идентичности среди тюркоязычных народов Советского Союза было объективным явлением, поскольку всякие националистические настроения, тем более на основе этнической однородности, всячески пресекались со стороны советских властей.

_____________________________

28 «Milliyet», 08.03.1992.
29 Архив автора.

[стр. 144] ГЛАВА ПЯТАЯ

Свидетельством отсутствия каких-либо консолидирующих настроений среди тюркоязычного населения СССР стали кровавые столкновения между узбеками и турками-месхетинцами в Фергане летом 1989 года, а также между киргизами и узбеками в Оше летом 1990г., жертвами которых стали сотни людей.

Несмотря на торжественное вхождение Турции в центральноазиатский регион, были зарегистрированы вовсе не соответствующие этой помпезности факты. Так, в 1992г. в Кыргызстане обокрали полномочного посла Турции в этой республике Метина Гокера30. Аналогичные случаи произошли и с аккредитованными в этих странах турецкими журналистами.

В Анкаре с досадой отмечали, что отношения между Азербайджаном и тюркоязычными странами Центральной Азии далеки от того, чтобы считаться «братскими». Внутритюркские разногласия особенно остро проявились в азербайджано-узбекских отношениях. В ответ на решение узбекского президента Ислама Каримова о роспуске узбекского «Комитета помощи Карабаху» азербайджанский президент А. Эльчибей осудил роспуск узбекской оппозиционной партии «Бирлик», активисты которой нашли прибежище в Баку31. После победы на президентских выборах, в интервью «Независимой газете» Эльчибей очень жестко прокомментировал этот шаг Каримова, отметив, что «...этот человек настолько утратил чувство меры, что осмелился направить в Азербайджан «коммандос», чтобы арестовать здесь активистов узбекской оппозиции. И такого антидемократического человека пресса не хочет разоблачать. Не потому ли, что Каримов стал игрушкой в руках армянского лобби?!»32.

На этом фоне интересен и тот факт, что пятый съезд узбекской партии «Бирлик» осудил президента И. Каримова «за косвенное содействие агрессивной политике Армении, за отказ в помощи Азербайджану и подписание Ташкентского договора о коллективной безопасности»33.

Официальные лица Казахстана тоже были недовольны позицией Баку - за предоставление последним политического убежища казахскому диссиденту, основателю партии «Алаш» Арону Нутушеву, который находился в розыске и скрывался в посольстве Азербайджана в Москве34.

_____________________________

30 «Азг», 25.07.1992.
31 А. Расизаде. Азербайджан: новые политические ориентиры, «Азия и Африка сегодня», М., 1993, No.l, сс. 19-20.
32 Интервью президента Азербайджана А. Эльчибея, «Независимая газета», 17.06.1992.
33 «Hurriyet», 26.05.1992, Henri Hale. Islam, State-building and Uzbekistan Foreign Policy, «The New Geopolitics of Central Asia and Its Borderlands», edited by A. Banuazizi and M. Weiner, Bloomington, Indiana University Press, 1994, p. 167.
34 «Экспресс-Daily», No. 32, 3-10.01, 1992.

[стр. 145] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

После своего турне по центральноазиатским республикам один из лидеров турецкой оппозиции Бюлент Эджевит в интервью газете «Cumhuriyet!», на вопрос корреспондента о том, почему тюркоязычные республики Центральной Азии равнодушны к Азербайджану в Карабахском вопросе, ответил, что после визита в регион у него сложилось впечатление, что эти республики стараются дистанцироваться от Азербайджана и установить добрососедские отношения с Ираном35. Другим источником напряженности между азербайджанцами и представителями центральноазиатских республик было растущее количество азербайджанских торговцев на рынках региона. Это особенно ярко проявилось на примере Казахстана и Кыргызстана, где власти на начальном этапе независимости не предпринимали протекционистских мер в сфере торговли в своих странах36.

Любое проявление диалога Анкары с Ереваном или намек на возможность снятия блокады Армении вызывали непременную реакцию в Баку. Так, 26 ноября 1992г. МИД Азербайджана направил ноту протеста Турции по поводу решения Анкары о предоставлении Армении с 1993 года 2 млрд квт/ч электроэнергии. Текст протеста гласил, что такое решение «не будет способствовать развитию турецко-азербайджанских отношений» и наносит «опасный удар взаимоотношениям братских стран»37. По этому поводу посол Азербайджана в Турции Новрузоглы Алиев заявил, что «брат не оказывает помощи врагу брата. Оказание помощи Армении равносильно содействию Рабочей партии Курдистана и сербам»38 и что «в случае оказания помощи Армении Азербайджан повернется в сторону Ирана»39. Спустя определенное время Анкара денонсировала свое первоначальное решение о поставке электроэнергии в Армению.

Усилия президента Турции Тургута Озала по созданию единого «тюркского фронта» в вопросе Нагорного Карабаха, предпринятые им незадолго до смерти, в ходе последнего визита в регион в апреле 1993г, также не увенчались успехом. Более того, во время пребывания турецкого президента в Ашхабаде один из сотрудников туркменского МИД заявил турецкой прессе, что «мы не будем вмешиваться в решение вопросов между армянами и азербайджанцами»40.

_____________________________

35 Cm. «Cumhuriyet» 28.05.1992.
36 Graham E. Fuller. New Geopolitical Order, «The New Geopolitics of Central Asia and Its
Borderlands», pp. 31-32.
37 «Независимая газета», 28.10.1992, «Hurriyet», 28.11.1992.
38 «Hurriyet», 28.01.1993.
39 «Milliyet», 09.02.1993.
40 «Hurriyet», 13.04.1993.

[стр. 146] ГЛАВА ПЯТАЯ

В азербайджано-турецких взаимоотношениях разногласия усилились в первые месяцы прихода к власти Гейдара Алиева. В это же время власти Азербайджана установили цензуру над пантюркистскими изданиями. К примеру, издание «Бозгурд» было закрыто, а «Менлик» под давлением властей перестал издаваться из-за связей с турецкой ультрарадикальной партией Националистического движения А. Тюркеша41.

Подспудно между Азербайджаном и Турцией назревает конфликт и вокруг так называемого курдского фактора в Азербайджане. Неоднократно во время своих визитов в Баку турецкие официальные лица указывают на наличие баз РПК на территории союзника и на покровительство им со стороны влиятельных лиц в руководстве Азербайджана42.

В 1994г. серьезные разногласия существовали и в турецко-узбекских отношениях. Летом того же года из Анкары был отозван посол Узбекистана в Турции - после того, как турецкая сторона предоставила политическое убежище лидеру узбекской оппозиционной партии «Эрк» Мухамеду Салиху43. Впрочем, турецкие спецслужбы обвинялись в попытках организации покушения на президента Узбекистана Ислама Каримова44.

Другой серьезной основой для внутритюркских разногласий стал вопрос принадлежности нефтяных месторождений. В частности, Туркменистан настаивал на принципе деления Каспия на национальные сектора, а Азербайджан противился этому. Эти разногласия приняли острый и конфликтогенный характер. Словесная перепалка президентов С. Ниязова и Г. Алиева достигла уровня взаимных угроз применения военной силы. Министр иностранных дел Туркменистана по этому поводу недвусмысленно заявил: «Нужен ли Азербайджану еще один Карабах, на Каспии?»45. По причине туркмено-азербайджанских разногласий Сапармурат Ниязов не присутствовал на очередном саммите

_____________________________

41 Busra Ersanli Behar. Turkism in Turkey and Azerbaijan in the 1990s, «Eurasian Studies»,
Ankara, (1996), vol. 3, No. 3, p. 15.
42 «Независимая газета», 19.09. 2003.
43 Gareth M. Winrow. Turkey and the Former Soviet South, p. 24, H. И. Петров. Политическая стабильность в условиях командно-административного режима, «Постсоветская Центральная Азия. Потери и приобретения», М., Восточная литература, РАН, 1998, сс. 105-106.
44 Е. И. Уразова. Экономическое сотрудничество Турции и тюркских государств СНГ, М., ИИИБВ, 2003, с 111, Rasul Yalcin. The Rebirth of Uzbekistan. Politics, Economy and Society in the Post-Soviet Era, Durham Middle East Monograph Series, Ithaca Press, London 2002, p. 252.
45 Тогрул Джуварли. Азербайджанская нефть: поиски равнодействующей, «Азербайджан и Россия: Общества и государства», М., 2001, с. 406, см. также Farian Sabahli. Oil Diplomacy in the Caspian: The Rift Between Iran and Azerbaijan in Summer 2001, in «The OSCE and the Multiple Challenges of Transition. The Caucasus and Central Asia», edited by Farian Sabahli and Daniel Warner, Aldershot, Hants, England: Ashgate, 2004, pp. 131-148.

[стр. 147] ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ТЮРКСКОГО АЛЬЯНСА

глав тюркоязычных государств, прошедшем в Баку в начале апреля 2000 года46. В 2001 году Туркменистан в числе других стран ввел в отношении Азербайджана визовый режим.

Кроме того, посещения лидерами тюркских республик в ходе визитов в Армению Мемориального комплекса жертвам Геноцида армян тоже становились причиной появления определенной холодности во взаимоотношениях с Анкарой. В 1997г. президент Кыргызстана Аскар Акаев возложил венки к мемориалу в Цицернакаберде, после чего на пресс-конференции в Ереване расценил совершенное в Османской империи как геноцид47. В апреле 2001г., во время седьмого тюркского саммита в Стамбуле, вопрос турецких журналистов о совместимости тюркской солидарности, возложения венков в память жертв Геноцида армян и участия в тюркских саммитах он оставил без ответа48.

Надо заметить, что тюркские республики Центральной Азии очень хорошо понимали роль России в пресечении возможного проникновения исламского фундаментализма в регион. Кроме того, наличие русскоязычной общины не предоставляло широких возможностей для проявления тюркской солидарности. Российская Федерация в определенной мере рассматривалась в качестве своего рода гаранта стабильности в регионе, учитывая события в Таджикистане и роль России в урегулировании внутритаджикского конфликта.

Кроме тюркских государств, Анкара придавала важное значение и вовлечению в антиармянский фронт христианской Грузии: по словам директора Института внешней политики Турции Сейфи Ташана, «на региональном уровне Турция нуждается в поддержке Грузии против Армении»49.

Таким образом, в политике Анкары в южнокавказском регионе явно вырисовывается откровенное стремление не только изолировать Армению от региональных процессов, но и выстроить стратегическую ось Турция-Грузия-Азербайджан в противовес стратегическому сотрудничеству между Арменией и Россией.

Можно утверждать, что наличие политических и экономических разногласий внутри тюркского мира во многом предопределило провал выработки общей «тюркской позиции» и синхронизации действий в Карабахском вопросе. Бесспорно, что каждая из этих республик стремилась проводить собственную внешнеполитическую линию и

_____________________________

46 «Независимая газета», 04.03. 2000.
47 А. Папазян. Армянский вопрос и геноцид, Ереван 2000, с. 23, (на арм. яз.).
48 «Эхо», Баку, 28.04. 2001.
49 «Независимая газета», 13.02. 2001.

[стр. 148] ГЛАВА ПЯТАЯ

имела собственные политические расчеты, всячески избегая действовать под диктовку извне и оберегая себя от возможных негативных реакций, появление которых было вполне реально в силу сомнительности солидаризирующей риторики.

Дополнительная информация:

Источник: Демоян Гайк: «Турция и Карабахский конфликт в конце XX – начале XXI веков. Историко-сравнительный анализ.» Ер.: Авторское издание, 2006. Д 310

Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

Публикуется с разрешения автора. © Гайк Демоян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice