ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

“Если завтра война”

Я поступила в медицинский институт в 1930 году и через семь лет по направлению попала в хирургическое отделение республиканской клинической больницы. Из четырех довоенных лет полтора года не работала в связи с беременностью и рождением сына Сережи. Так что каждый сам сделает вывод, чего ему ждать от моих воспоминаний. Ведь они принадлежат отнюдь не старому, опытнейшему врачу, который подводит итоги долгим наблюдениям и размышлениям и нашел убедительные ответы на мучительные житейские и медицинские вопросы. Я была рядовым хирургом, причем учебу в медицинском институте совмещала с воспитанием племянников, потому что рано лишилась материнской опеки, а старшего брата, в семье которого жила, в 1937 году репрессировали.

Через год после ареста брата, осенью 1938-го, я вышла замуж за почти не знакомого мне в то время Левона Арташесовича Кантарджяна. Мужу дали на работе двухкомнатную квартиру, и мы с ним поселились в одной комнате, а другую временно уступили. Временно! Мы пожалели жившего в сыром подвале слесаря, ведь у него был грудной ребенок. Они с женой клятвенно обещали освободить комнату, как только трест “Водоканал” достроит свой многоквартирный дом. Кому тогда пришло бы в голову, что этот счастливый день наступит через двадцать лет!

Мы скромно справили новоселье, и муж первым делом обзавелся новейшим по тем временам ламповым радиоприемником со встроенным сверху электропроигрывателем. То-то было радости. Проигрыватель заменил видавший виды патефон. Еще до нашего знакомства Левон увлекся пластинками с записями популярных мелодий и собрал внушительную коллекцию. Укладывая сына спать, я частенько напевала полюбившиеся мотивы.

Левон страстно любил радиоприемник не только из-за проигрывателя с грампластинками. Он мог часами бродить по эфиру, отыскивая ту или другую радиостанцию. Это занятие, лучше сказать, эта страсть приносила ему ни с чем не сравнимое удовольствие. Мне казалось, она поутихнет после рождения нашего первенца. Ан нет. Левон переставил приемник на тумбу справа от нашей кровати и по-прежнему, забыв обо всем на свете, крутил ручки настройки. Не раз и не два мы с ребенком просыпались посреди ночи от громких голосов – Левон обнаруживал после долгих поисков нужную станцию, а звук уменьшал только после моих укоризненных взглядов

Итак, у нас дома появился приемник, и я не помню дня, чтобы по радио не прозвучала снискавшая в ту пору огромную популярность песня “Если завтра война”. Не помню ее авторов, но написали ее в 37-м году. Смысл песни заключался в том, что если враг осмелится напасть на нашу страну, мы немедленно разгромим его “малой кровью, могучим ударом”. И воевать будем не на своей, а на его земле. В страшные годы Великой Отечественной мне часто вспоминалась эта шапкозакидательская песенка. Я невольно сравнивала то, что нам обещали, с тем, что происходило в действительности. Сравнение будило во мне даже не возмущение, а бешенство. Но высказать его вслух я, конечно, боялась…

Несколько лет кряду день за днем по радио звучало “Если завтра война”, “Если завтра война”. Однажды в компании друзей я не выдержала:

– Это не к добру, мы накличем на себя большую беду.

К несчастью, я не ошиблась. Утром 22 июня 1941 года, в воскресенье, Левон разбудил меня со словами:

– Ты оказалась права! Слушай.

И я услышала суровый голос Левитана – фашистская Германия вероломно напала на нашу страну.

Мой первенец

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice