ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Спасибо моим учителям

В школе я училась хорошо, но почему-то недолюбливала естественные дисциплины – химию, физику, ботанику, зоологию. Другое дело институт. Поступив в медицинский, я знала, что учусь не для отметки в аттестате, а чтобы приобрести профессию. А перейдя с педиатрического факультета на хирургический, налегла на анатомию и физиологию. Эти науки давали мне совершенно новые знания. Понимая, насколько они важны, я, что называется, с головой ушла в них. Каждый день, каждая лекция приносили мне настоящее открытие.

Особенно это касалось анатомии. До поступления в институт мне часто приходилось слышать, как тяжела и неприятна необходимость препарировать трупы – обязательная сторона постижения этой науки. Действительно, некоторые мои сокурсники долго не могли привыкнуть к анатомическому театру, полному изрезанных трупов с мутными глазами, оскаленными зубами и скрюченными пальцами. Я же, наоборот, привыкла к этому зрелищу довольно скоро и с увлечением часами напролет просиживала над учебником по анатомии, постигая тайны человеческого тела. Позже, когда начались клинические занятия, стало ясно, что диагностирование и хирургия – мое призвание. Но как бы то ни было, квалифицированному врачу без хорошего знания анатомии не обойтись. А неквалифицированный врач не врач, а недоразумение.

Клинические занятия курировал опытный и добросовестный преподаватель. Он вел каждого студента вперед осторожно и требовательно, тщательно контролируя любую мелочь, любое движение за операционным столом. На первый план выдвинулся человек, а не отвлеченное теоретизирование в хирургическом отделении, куда нас приводили на практику. Рассуждения о воспалительных процессах и микроскопических препаратах для определения вида опухолей сменились реальными язвами и ранами. Меня поразило, что мир, в котором мы существуем, до отказа полон страданиями. Природа заготовила для нас немыслимое разнообразие самых утонченных и невероятных мук, и даже мимолетный взгляд на них отравляет душу.

Никогда не забуду свое первое самостоятельное дежурство в республиканской клинической больнице. К одиннадцати часам вечера в отделение доставили больного. То, что с ним приключилось, определяется давно известными словами “и смех и грех”. В пьяной компании дружки моего пациента засунули ему в заднепроходное отверстие пробку от графина с водкой. То ли они таким образом шутили, то ли наказывали беднягу, тот не рассказал. Ему было не до рассказов. Стеклянная конусообразная пробка проскользнула в задний проход, углубилась в него, и шутки на этом кончились. Бедняга наполовину протрезвел и, сообразив, что дело плохо, кинулся в больницу. Кто-то попытался извлечь пробку щипцами, но не тут-то было. Пришлось прибегнуть к оперативному вмешательству. Ночь моего первого дежурства оказалась бесконечно длинной. Пациент стонал, охал, скулил на все лады, спьяну дрожал и заламывал пальцы. Его стоны мешали мне спокойно продумать ситуацию, сковывали меня и не давали принять первое самостоятельное решение.

Приблизительно через полчаса я приступила к операции. Сделала местное обезболивание, ввела в анальное отверстие салфетку, пропитанную пятипроцентным раствором новокаина, совершила небольшой разрез, извлекла злосчастную пробку и зашила рану. Больного увезли в палату, а я никак не могла успокоиться и несколько раз в течение ночи проведывала его. Только к утру, убедившись – опасности для жизни нет, – позволила себе прикорнуть на кушетке в комнате врачей.

На следующий день, поздравляя меня с “боевым крещением”, опытные коллеги посмеивались над тем, какое конкретно испытание мне досталось. Я тоже смеялась. А тогда было не до смеха.

Привычка по нескольку раз навещать в ночь дежурства послеоперационных больных укоренилась у меня настолько, что это тоже стало со временем объектом шуток. Однако шутки были добрые, совсем необидные…

Сегодня, сравнивая первый самостоятельный опыт со множеством сложнейших операций, проделанных мною и моими коллегами в республиканской больнице и в эвакогоспитале, я пришла к простому выводу. Да, мне было дано спасти жизнь или существенно помочь сотням больных и раненых. Однако это стало возможно благодаря нашим профессорам, их целенаправленному и кропотливому труду, тем прочным знаниям, которые мы получили в институте.

Огромное спасибо им за это.

“Здравствуйте, Изабелла Львовна!

Вы простите меня, что я Вас 6еспокою. Я хочу только поблагодарить Вас за ту заботу, которая была оказана мне, когда я после ранения находился в тяжелом состоянии.

Изабелла Львовна! Я не предполагал, что еще буду полезным нашей Родине, но в этом Ваша заслуга. Вы меня поставили в строй нашей доблестной Красной Армии!

Таких, как я, много прошло через Ваши руки, десятки, если не сотни, да и еще пройдут многие. Вы своим уменьем и правильным подходом, материнской заботой поставили в строй наших бойцов и командиров. Этим Вы ценны нашему народу. Я надеюсь, им не будет это забыто.

Несколько слов о себе. Я после этого кошмара учился в Академии, окончил ее хорошо и снова защищал Родину с оружием в руках. Вы про наши дела слышали на Среднем Дону.

Мы громим немецких варваров, не даем им останавливаться, бьем по частям. Враг яростно сопротивляется, но его силы ослабли, он уже деморализован, не выдерживает натиска, и наши удары крепко рассчитаны на полный разгром.

Проходим населенные пункты, где нас со слезами на глазах встречают жители, которые были порабощены. Там, где позволяет время, немцы уводят жителей с собой, а постройки сжигают. Мы идем сейчас по нашей золотой земле – Украине.

Я заверяю Вас, что Ваша материнская забота не пропала даром, и под руководством нашего полководца и организатора т. Сталина мы разгромим врага. Недалек тот день, когда гитлеровская военная машина, от которой каждый день отлетают отдельные ее детали, не будет больше восстановлена.

На этом разрешите окончить мое письмо. Прошу извинить меня за беспокойство. Передайте привет Араксии Владимировне, комиссару, начальнику Госпиталя и всем остальным, кто меня знает. А также привет Калашникову и Лобко М. С.

Желаю Вам наилучшего успеха в жизни и в работе. До свидания. Крепко жму Вашу руку.

Мой адрес: Полевая почтовая станция 1986, часть 127.

Капитан Силин Ф.”

Студентка медицинского института

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice