ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вартан Григорян

ИСТОРИЯ АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ УКРАИНЫ И ПОЛЬШИ
(АРМЯНЕ В ПОДОЛИИ)

Previous | Содержание | Next

[стр. 117]

ГЛАВА II

АРМЯНСКИЕ КОЛОНИИ, ОБРАЗОВАВШИЕСЯ НА ТЕРРИТОРИИ ПОДОЛИИ В XVI—XVII ВВ.

(1. Золочев, 2. Кубачивцы, 3. Дубровица (Барок), 4. Студеница, 5. Бар, 6. Умань, 7. Жванец, 8. Бучач, 9. Подгайцы,10. Бережаны)

1. ЗОЛОЧЕВ

Город Золочев1, построенный на левом берегу притока Западного Буга реки Золочевки, был самым важным торговым центром Подолии на крайнем Западе. Первое письменное сведение о городе относится к 1441 г. Тогда польский король Владислав Варненчик, в числе других поселений, подарил Золочев польскому шляхтичу Яну Сенинскому2. В 1523 г. Сигизмунд I пожаловал Золочеву магдебургское право. В королевской грамоте этот населенный пункт упоминается уже как город3.

Как известно, магдебургское городское право, сложившееся в XIII в. в немецком городе Магдебурге, было распространено также в украинских городах, находившихся под властью Польши. В этих местах магдебургское право было более известно под названием «немецкого права». Города, обладающие магдебургским правом, «получали самоуправление, налоговый и судебный иммунитет, право собственности на землю, льготы в отношении ремесла и торговли и освобождались от феодальных повинностей (за исключением обозной). В городах славянских земель магдебургское городское право подвергалось более или менее существенным изменениям в зависимости от местных условий»4.

_____________________________

1 По-украински пишется «Золочiв», по-польски—«Złoczów». Ныне Золочев— город областного подчинения во Львовской области Укр. ССР.
2 В. Sokalski, указ. соч., стр. 212.
3 Там же.
4 Советская Историческая Энциклопедия, т. 8, М., 1965, стр. 883

[стр. 118]

Золочев отдален от Львова на 70 километров. Город был расположен на скрещении дорог, ведущих от коломийских и долинских соляных разработок на Волынь и в Литву, из Львова в Тернополь. Это обстоятельство открывало перед ним широкие перспективы для развития и превращения в крупный центр транзитной торговли. Однако из-за войн и особенно из-за набегов татарских орд Золочев периодически разрушался и опустошался. В 1532 г. Станислав Сенинский, наряду с десятком других сел, продал Золочев познанскому каштеляну Анджею Гурке, который предпринял решительные меры по восстановлению города и увеличению численности населения. В 1537 г. он освободил жителей от налоговых обязательств и развернул работы по восстановлению города и крепости5. Ему приписывается также идея приглашения в Золочев армян.

Польский историк Б. Сокальский пишет, что в 30-х гг. XVI в. в Золочеве обосновалось множество армян, а ленчицкий воевода Лукаш Гурка получил от короля Сигизмунда Августа средства для постройки армянской церкви6. В Золочеве армяне торговали рыбой и свининой, посадили большие фруктовые сады7. К сожалению, автор не указал источник, из которых он почерпнул эти сведения.

Польский исследователь Л. Харевичова, автор монографии о Золочеве, опубликовавшая ряд ценных архивных документов вместе с грамотой, выданной армянам Собеским, пишет, что армяне обосновались в Золочеве не при Гурках, а позже, когда город принадлежал уже Собеским8. Л. Харевичова пришла к такому заключению на основании грамоты Яна Собеского 1688 г., где говорится о том, что армян пригласил в Золочев владелец города Ян Собеский при посредничестве Даниэля Дзаруговича9.

Думаем, что авторы в обоих случаях не ошибаются. То, что Ян Собеский пригласил армян в Золочев, вовсе не означает, что при Гурках в городе армян не было.

В XVI в. Золочев подвергся многим испытаниям. Одни татары за этот период нападали на город десять раз10. В 1672 г. Золочев осадила турецкая армия под командованием Капудана паши. Крепость, с четырьмя хорошо укрепленными воротами,

_____________________________

5 В. М. Площанский, указ. соч., стр. 31.
6 В. Sokalski, указ. соч., стр. 213. См. также: Słownik geоgraficzny..., t. XIV, Warszawa, 1895, str. 629.
7 В. Sokalski, указ. соч., стр. 213
8 Ł. Charewiczowa, указ. соч , стр. 57.
9 Там же. стр. 179.
10 Iсторiя мiст i сiл Укр. РСР, Львiвска область, Киïв, 1968, стр. 365.

[стр. 119]

окруженная стенами и рвом, продержалась только шесть дней. Город попал в руки турок, которые ограбили и разрушили, а затем подожгли его11. Часть спасшихся от пленения горожан переселилась в другие места. В 1685 г. французский дворянин Ф. Далерак увидел в Золочеве фруктовые сады, честь насаждения которых приписывалась армянам. Он пишет, что в этих местах раньше жило много армян12. Следовательно, можно считать, что при Гурках в Золочеве существовала армянская колония, которая распалась вследствие набегов и, в частности, взятия города турками. Новые владельцы города—Собеские, озабоченные восстановлением города, провели ряд мероприятий, чтобы вернуть горожан или пригласить новых жителей. Армяне, среди которых было немало искусных ремесленников и опытных торговцев, могли принести восстанавливаемому городу большую пользу, поэтому в 1688 г. Ян Собеский заманчивыми предложениями пригласил их в свой город.

Однако следует отметить, что армяне начали вторично переселяться в Золочев более чем за десять лет до указа Собеского. В 1676 г., когда турки захватили Язловец, часть армян переселилась в Золочев13. С. Баронч считает 1676 г. датой основания армянской колонии в Золочеве14. Город был еще в разрушенном состоянии, и часть переселенцев уходит во Львов и в Броды15. Н. К. Кривонос предполагает, что в эти годы армяне переселялись в Золочев также из Каменца-Подольского16.

В своей книге Л. Харевичова опубликовала отрывок из письма короля Яна III Собеского (письмо датировано 10 апреля 1686 г.), где говорится: «Наша непреложная воля, чтобы вы, в нашем наследственном городе Золочеве, не запрещали людям армянской нации проводить богослужения и другие церковные обряды в часовне, построенной при госпитале, пока для них не будет вновь построена церковь»17. Следовательно, к этому времени в Золочеве уже проживало значительное число армян, если возникла необходимость предоставить им для богослужения одну из часовен города. Церковь, построенная при Гурках, по-видимому, была деревянной, несомненно сгорела в 1672 г. Обосновавшиеся в Золочеве армяне уже приняли унию с католической цер-

_____________________________

11 Там же.
12 Z. Uranowicz, Zarys dziejów miasta Złoczowa, Złoczów, 1914, str. 15—16
13 T. Gromnicki, указ. соч, стр. 73.
14 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 178.
15 S. Barącz, Żywoty sławnych Ormian w Polsce, str. 202, 244.
16 Н. К. Кривонос, Армянская колония в г. Золочеве, стр. 89.
17 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 59.

[стр. 120]

ковью, поэтому львовский римо-католический архиепископ дал свое согласие (12 апреля 1686 г.) на предоставление армянам вышеупомянутой часовни18.

Этот новый прилив армян в Золочев возглавлял Даниэль Дзаругович, обращавшийся потом к польскому королю с просьбой предоставить армянам различные привилегии. Дзаругович, который был богатым торговцем и в 1687—1688 гг. участвовал в ярмарках в Ярославе, стал войтом армянской колонии.

Следует предположить, что средства для строительства новой армянской церкви дали владельцы города, которые, как далее увидим, взяли на себя также расходы по материальному обеспечению армянского священника и ремонтированию церкви. Эта церковь была построена на Тернопольской улице, на небольшой площади, граничащей со старым и новым рынками. На ее месте впоследствии было построено здание суда. Л. Харевичова указывает, что в окрестностях армянской церкви находилось и армянское кладбище19.

Дата построения церкви неизвестна. Видно, что больничной часовней армяне пользовались вплоть до начала XVIII в. В книге для регистрации смертей армянской колонии, до 20-х гг. нашего столетия хранившейся в римо-католическом костеле в Золочеве, имеется упоминание о том, что до 16 августа 1710 г. армяне хоронили умерших на кладбище приходского костела, так как своего не имели. После они хоронили покойников около армянской церкви20. Значит, в это время и закончилось строительство церкви. С. Баронч пишет, что эта церковь была деревянной21.

Золочев был важным торговым центром. Согласно грамоте 1523 г. было разрешено проводить в этом городе еженедельную торговлю и две ярмарки в год22. В 1553 г. с согласия Сигизмунда Августа количество ярмарок было доведено до трех23. Армяне принимали активное участие в торговле, занимались ремеслами, а также изготовлением и продажей спиртных напитков. Кроме товаров ремесленного производства золочевские торговцы продавали зерно, меха, рыбу, фрукты24. Армяне занимались также оптовой торговлей лошадьми и волами25. Желая удержать армян

_____________________________

18 Там же.
19 Там же, стр. 59.
20 Там же.
21 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 178.
22 В. М. Площанский, указ. соч., стр. 31.
23 Там же.
24 Iсторiя мicт i сiл Укр. РСР, Львiвска область, стр. 367.
25 В. М. Площанский, указ. соч., стр. 34.

[стр. 121]

в своем городе, Ян Собеский предоставил им право на самоуправление, освободил от налогов на двадцать лет и на свои средства построил для них шесть домов.

Л. Харевичова пишет, что это были добротные дома, печи были облицованы расписными керамическими изразцами26. Управлять колонией должен был армянский войт. Он был правомочен решать гражданские и уголовные дела. Истцы имели право апеллировать к владельцу города. Правомочие армянского войта распространялось и на тех армян, которые приезжали в Золочев на ярмарку. Существовали судебные книги, в которые записывали не только судебные, но и нотариальные дела (например, продажа недвижимого имущества армян). Такие же записи заносились и в городские книги.

В 1578 г. в Золочеве было два сахарных завода, два винокуренных котла. В городе работало всего 12 ремесленников27. Но ремесленное дело продолжало развиваться, и впоследствии там были организованы цеха ткачей, гончаров, чинбарей и портных. В 1666 г. в Золочеве работало несколько кузнецов, бондарей, слесарей, столяров, ювелиров, мечников, токарей, котляров и седельников, образовавших единый общий цех28. В XVIII в. золочевские мастера изготовляли стекло и кирпич, занимались обработкой мрамора и дерева. Изделия золочевских ремесленников продавались не только на месте, но и в других городах Польши, в Молдавии и Турции29.

Армяне также занимались ремеслами, имели свою цеховую организацию, но, к сожалению, сведений об их занятиях не сохранилось. По королевской привилегии они имели право создавать «цеха для всяческих ремесел», и эти организации не зависели от действующих в городе украинско-польских цехов. Каждый год цеховые организации должны были избирать своего руководителя (цехмистра) и давать армянской церкви воск на выделку свечей. Все цеховые организации армян должны были подчиняться армянскому войту. Поскольку армяне имели свои цеха, то им запрещалось быть членами украинско-польских цехов30.

Золочев был знаменит как центр производства спиртных напитков. По данным 1767 г. в окрестностях Львова наибольший доход от напитков давали Жовква, Броды и Золочев31. По при-

_____________________________

26 Ł. Charewiczowa, указ, соч., стр. 56.
27 Icтopiя мiст i сiл Укр. РСР, Львiвска область, стр. 366.
28 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 71.
29 Icтopiя мiст i сiл Укр. РСР, Львiвска область, стр. 366.
30 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 70—71, 182.
31 Icтopiя мiст i сiл Укр. РСР, Львiвска область, стр. 366.

[стр. 122]

вилегии 1688 г. армяне имели право на изготовление ликеров и других спиртных напитков. Армяне, как и поляки, обязаны были часть напитков сдавать владельцу или арендатору города.

В случае смерти армянина, приехавшего в Золочев из других мест, его имущество передавалось на хранение армянскому магистрату. Если по истечении одного года и шести недель не появлялся никто из наследников или же не было найдено завещание, имущество покойного делили на две части, одна часть предоставлялась собственнику города, вторая—армянской церкви. Армянская община и городская управа были вправе распоряжаться имуществом умерших золочевских армян, не имевших потомков. По взаимному соглашению—если имуществом не распоряжались согласно завещанию—его можно было использовать для нужд города32.

23 января 1727 г., по просьбе армянского магистрата, королевич Яков-Людовик Собеский утвердил грамоту Яна Собеского от 29 октября 1688 г. Король Ян Собеский и его сын Яков-Людовик предоставили армянам такие же привилегии, какие они имели в Каменце-Подольском, Язловце и других городах. Золочевские армяне сами распоряжались делами общины, пользовались судебной автономией. Интереснее что армяне, на 20 лет освобожденные от налогов, по истечении этого срока все еще не выплачивали положенной суммы. В конце концов владелец города в 1707 г. вынужден был освободить их от долга33. Согласно описи города, составленной в 1782 г., армяне были освобождены от участия в выполнении барщины и дорожных работ. Налогом были обложены их дома. За дома, расположенные на рынке, в центре города, армяне платили 18 злотых, а за другие — 9 злотых34.

Все эти привилегии, с такой щедростью предоставленные армянам, свидетельствуют о той полезной деятельности, которую развернули они в этом городе. Их присутствие было важно для восстановления хозяйства города, налаживания торговли, развития ремесленного дела, поэтому владельцы города ничего не жалели, чтобы удержать армян в городе. Об этом же свидетельствует грамота Александра Собеского 1703 г. о материальном обеспечении священника армянской приходской церкви. Ее дополнил и утвердил Яков-Людовик Собеский 28 мая 1727 г. Из текста грамоты узнаем, что Ян Собеский и его сын Александр в свое

_____________________________

32 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 58, 181.
33 Там же, стр. 58.
34 Там же.

[стр. 123]

время выделили соответствующую сумму на содержание армянского священника в Золочеве35.

В 1705 г. на Золочев напали шведские войска, ограбили город и удалились лишь после того, как получили контрибуцию в 7000 злотых36. Сильно пострадали и золочевские армяне. Поэтому армянский священник Юзеф Кистотурович вновь обратился к преемнику Александра Якову-Людовику Собескому и попросил утвердить грамоту 1703 г. В 1727 г. Яков-Людовик ее утвердил, внеся только незначительные изменения37.

Из этой грамоты узнаем, что армянская церковь Золочева имела в городе два постоялых двора, один из которых находился у Тернопольских ворот, другой—на Тернопольской улице. Эти дома были освобождены от налогов, выплачиваемых городской управе и владельцу города. Сумму, необходимую для ремонта церкви, выделила казна королевича.

О позднем периоде жизни колонии, к сожалению, известно мало. В инвентаризационной описи книги, составленной в 1782 г., указана была и Армянская улица, тянувшаяся от крепости до рынка; на ней находились приходская церковь и госпиталь для престарелых38. С. Баронч пишет, что 31 октября 1775 г. армянским священником Золочева был Василий Дамянович, скончавшийся в 1800 г.39 В 1784 г. в Золочеве осталось всего 24 армянина40.

3. Уранович, изучивший метрические книги регистрации рождений, браков и смертей армянской церкви Золочева, пишет, что в армянской колонии Золочева последние похороны были совершены 15 марта 1783 г., последнее бракосочетание состоялось 6 июля 1784 г., последнее крещение—30 сентября 1787 г.41

В 1787 г. была произведена опись имущества армянской церкви и ее доходы были присовокуплены к доходам других духовных учреждений42.

_____________________________

35 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 182—184.
36 Iсторiя мiст i сiл Укр. РСР, Львiвска область, стр. 366.
37 Ł. Charewiczowa, указ. соч., стр. 182—184. Вышеназванный Ю. Кистотурович известен как автор описания чудес св. Каетана (излож. в 1718 г.), которое было опубликовано в Кракове в 1719 г. В этом сочинении говорится также об эпидемии чумы, распространенной в окрестностях Золочева в 1715 г.
38 Ł. Charewiczowa, указ. соч., сгр. 58.
39 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 178.
40 Там же.
41 Z. Uranowicz, указ. соч., стр. 22.
42 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 179.

[стр. 124]

Ф. К. Захарясевич закрытие церкви связывает с отсутствием материальных средств и с тем, что колония была не в состоянии содержать священника43. Нужно добавить, что закрытие церкви было естественным следствием распада армянской колонии.

Здание армянской церкви Золочева простояло до 80-х гг. XIX в. Оно упоминается в описании Золочева, сделанном в 1882 г.44 Однако в книге В. Площанского, вышедшей в свет 9 лет спустя, говорится, что в Золочеве от армян никаких следов не сохранилось. На месте церкви было построено здание городского суда45.

2. КУБАЧИВЦЫ

Это небольшое подольское поселение находилось в окрестностях Каменца-Подольского, и армяне, вероятно, переселились туда из Каменца46. Как в других местах, так и в Кубачивцах армянам разрешалось покупать или строить дома, заниматься ремеслами и торговлей. Но следует полагать, что в этой сельской местности основным занятием армян было сельское хозяйство. Копия мандата, выданного кубачивским армянам в 1576 г. польским королем Стефаном Баторием в свое время была известна Т. Громницкому. В своей книге он пишет, что приблизительно в 1576 г. армяне в Кубачивцах имели маленькую церковь47. Он опирается на аннотацию документа, упоминающуюся в издании «Akta grodskie i ziemskie, t. X, p. 121», а также и в польской церковной энциклопедии, в статье Т. Громницкого, посвященной истории польских армян48. С. Донигевич не знаком с этими материалами, поэтому на составленной им карте церквей польских армян Кубачивцы отсутствуют.

Данных о численности армян в Кубачивцах мы не имеем, но тот факт, что они имели там свою церковь, хотя бы и маленькую, показывает, что они были не так уж малочисленны. В одном протоколе каменецкого армянского суда, составленном 28 апреля 1566 г. на армяно-кыпчакском языке, упоминается некто

_____________________________

43 X. Z[acharyasiewicz], Wiadomość о Ormianach w Polszcze, „Biblioteka naukowego zakładu im. Ossolińskich, t. II, Lwów, 1842
44 H. К. Кривонос, Армянская колония в г. Золочеве, стр. 91.
45 В. М. Площанский, указ. соч., стр. 34.
46 По-украински пишется «Кубачiвцi», по-польски — «Kubaczowiec». В последнее время это село называлось «Кубачiвка». В 1945 г. было присоединено к селу Смотрич.
47 Т. Gromnicki, Ormianie w Polsce. str. 70.
48 Encyklopedja kościelna, t. XVII, str. 441.

[стр. 125]

Юрко (это очень распространенное имя среди подольских армян) из Кубачивец, которого Ованес, сын Шатбея, ювелир из Каменца, вызывает в качестве свидетеля по одному делу49.

Я. Р. Дашкевич включил Кубачивцы в составленный им список армянских поселений Украины и на приложенной к нему карте отметил как колонию, существовавшую в XV—XVI вв.50.

Следует отметить, что в ноябре 1576 г. Стефан Баторий сделал несколько письменных распоряжений относительно кубачивецких армян. Одно из этих распоряжений, написанное по-латыни (хранится в Львовском архиве, русский перевод предоставил нам Я. Р. Дашкевич)51, составлено 14 ноября 1576 г. и адресовано старосте Каменца Николаю Бжескому. Из документа явствует, что Кубачивцы принадлежали королю и входили в состав Каменецкого староства. Королю было известно, что армяне в Кубачивцах имели старую церковь, которая разрушилась. Они начали ремонтировать ее, но староста воспрепятствовал этому. Король приказал не мешать армянам и не вызывать их недовольства. Согласно распоряжению, староста не должен был вмешиваться в дела армянской церкви и армяне свободно могли совершать там свои обряды52.

3. ДУБРОВИЦА (БАРОК)

Дорога, связывающая Могилев-Подольский с Баром, пролегла через поселение Дубровицу53, где в XVII в. существовала маленькая армянская колония. Древнейшим и пока что единственным документом об армянах, обосновавшихся в этом населенном пункте, расположенном на берегу притока Днестра реки Лядовы, является грамота польского короля Сигизмунда III от 21 марта 1615 г. Этим документом армянам разрешалось обосноваться в данном местечке на жительство, иметь собственные дома, свободно заниматься торговлей и ремеслами. Грамота опубликована в книге В. Побуг-Гурского. Из нее мы узнаем, что Дубровице было предоставлено магдебургское право, разрешалось проводить две ярмарки в год. Жители на 20 лет были освобождены от налогов, имели право изготовлять пиво и водку54.

_____________________________

49 Документы на половецком языке XVI в., стр. 331.
50 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 165, 179.
51 ЦГИА УССР во Львове, фонд 9, оп. I, т. 336, стр. 980—981.
52 Там же.
53 Ныне входит в Барский район Винницкой области Укр. ССР. По-украински пишется «Дубровиця».
54 W. Pobóg Górski, Powiat Mohylowski w gubernii Podolskiej, str. 58—61.

[стр. 126]

Подобные привилегии обычно давались сильно пострадавшим по какой-либо причине, опустевшим или новостроящимся населенным пунктам. Дубровица только строилась, и королевской грамотой, выданной по просьбе гетмана Станислава Жулкевского, шляхтичу Станиславу Требуховскому предоставлялось право основать город.

С. Баронч, вкратце писавший об армянах Дубровицы, ссылается на упомянутый документ и добавляет, что здесь армяне не составляли значительного количества55. На карте Я. Р. Дашкевича Дубровица отмечена как колония XVII в., не пользовавшаяся самоуправлением56.

Во время турецкого нашествия Дубровица была разрушена до основания. После ухода турок (1699) на этом месте было основано новое поселение по названию Барок57.

4. СТУДЕНИЦА

Там, где маленькая речка Студеница сливается с Днестром, издавна существовал небольшой населенный пункт, который по имени речки был назван Студеницей58. Первые письменные свидетельства о нем относятся к 1388 г.59 Студеница—одно из тех подольских поселений, жители которых не хотели мириться с владычеством Польши и часто брались за оружие, чтобы избавиться от него. Во время этих восстаний Студеница часто разрушалась, а иногда и опустошалась, жителям приходилось покидать ее. Студеница неоднократно разрушалась и предавалась огню во время набегов турок, однако, по словам О. С. Компан, «словно казацкий феникс»60 она вновь воскресала из пепла, и жизнь продолжалась в этом утопающем в фруктовых садах, с трех сторон окруженном горами маленьком поселке, расположенном в красивой долине Днестра.

Все эти бедствия выпадали и на долю обосновавшихся в Студенице армян, и они разделяли судьбу своих украинских братьев. В 1633 г. турецкие янычары разрушили также дома армян, некоторых угнали в плен. Но армяне возвратились в

_____________________________

55 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 76.
56 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 159.
57 W. Pobóg Córski, указ. соч., стр. 57—58.
58 По-украински — «Студениця», по-польски — «Studzienica». Ныне — сельский населенный пункт в Каменец-Подольском районе Хмельницкой области Укр. ССР.
59 Icтopiя мicт i сiл Укр. РСР, Хмельницька обл., стр. 363.
60 О. С. Компан, указ. соч., стр. 136.

[стр. 127]

Студеницу, восстановили свои дома и жили там до 1770 г., когда бушевавшая в Подолии эпидемия чумы, достигнув и Студеницы, уничтожила всех жителей, в том числе и армян-переселенцев.

Изучение истории армянской колонии Студеницы связано с рядом трудностей. Хотя колония пользовалась правом самоуправления, имела свой суд, однако документов не сохранилось. Кроме того, истории этого древнего поселения не уделяется должного внимания. В многотомнике, посвященном истории городов и сел Украины, даже нет отдельной статьи, посвященной Студенице. О ней говорится лишь несколькими словами в связи с соседним селом Теремцами61. Некоторые материалы об армянской колонии Студеницы все же сохранились, и, основываясь на них, несколько авторов (В. Марчинский. А.-Ю. Ролле, М. Балиньский и Т. Липиньский, К. Мельник, С. Баронч, Я. Дашкевич) писали о Студенице и обосновавшихся там армянах. Особенно интересные сведения имеются в очерке А.-Ю. Ролле «Судьба пограничного городка», полностью посвященном Студенице62.

Обосновавшиеся на подольской земле армяне, вынужденные менять места жительства, не могли не заметить такое удобное местечко, каким была Студеница.

«Кто хочет увидеть самую живописную часть русского Поднестровья, тому следует спуститься вниз по реке от Жванца до местечка Студеницы... расположенного в очень выгодной местности, в глубокой долине, с трех сторон защищенной высокими горами, на берегу судоходной реки, образующей здесь очень удобную пристань, посредине между главнейшими промышленными и торговыми центрами Западного Подолья, местечко должно было заселиться очень быстро и сделаться торговым центром для целого округа». Так охарактеризовала Студеницу талантливый украинский историк Катерина Мельник-Антонович63.

Сведений о времени образования армянской колонии в Студенице не сохранилось. Нам не известно, когда и откуда пришли сюда армяне. Можно предположить, что они переселились сюда из разных армянских колоний Украины, а также из соседней Молдавии и Крыма. Подобно армянам других центров Подолии, Студенецкие армяне занимались торговлей и ремеслами. Для этого в Студенице были все необходимые условия. Там проводились четыре ярмарки в год, одна продолжительностью в четыре неде-

_____________________________

61 Iсторiя мicт i ciл Укр. РСР, Хмельницька обл., стр. 363.
62 Dr. Antoni J., Losy kresowego miasteczka, в его же книге: „Nowe opowiadania historyczne", Lwów, 1882.
63 К. М[ельник], указ. соч., стр. 65, 82.

[стр. 128]

ли, другие—в две64. В Студеницу съезжалось много иностранных купцов, для которых были построены две гостиницы, одна в городке, другая—в окрестностях. Переправа через Днестр осуществлялась при помощи двух паромов65.

Торговля с Востоком была сконцентрирована в руках армян. А.-Ю. Ролле пишет, что отправлявшиеся в восточные страны купцы обычно возвращались в мае и сентябре. Когда караван верблюдов, нагруженных всевозможными товарами, въезжал в Студеницу, то все население городка, а также приезжие из окрестных сел выходили на улицы встречать, и начиналась оживленная торговля66.

Большие доходы давала также торговля с близлежащими городами, а также с Баром, Винницей, Шаргородом, Сучавой и Черновцами67. Среди товаров, вывозимых из Студеницы, значительное место занимали сушеные фрукты. Городок этот славился своими фруктовыми садами. К. Мельник пишет, что Студеница могла бы называться фруктовым садом всей Подолии. Сушеные фрукты вывозились отсюда во все центры Южной Руси68. Армяне, без сомнения, также занимались садоводством и торговлей фруктами.

Студеница была хорошо укрепленным и многолюдным населенным пунктом, окруженным крепкими стенами с двумя воротами, одни из которых назывались Русскими (т. е. украинскими), другие—Армянскими69. Очевидно, вторые ворота назывались так по той причине, что их построили армяне или же во время нападений их защищали армяне.

Армянская церковь находилась на центральной площади Студеницы, недалеко от здания ратуши. По-видимому, церковь была маленькой, в противном случае Ролле не употребил бы слово «kosciolek»70.

В 30-х гг. XVII в. городок принадлежал брацлавскому воеводе Станиславу Потоцкому, который был известен своим благожелательным отношением к армянам. При С. Потоцком или его преемниках армяне Студеницы получили право на самоуправление. Сохранились сведения об армянском войте Студеницы, кото-

_____________________________

64 W. Marczyński, указ. соч., стр. 270.
65 Там же.
66 Dr. Antoni J., Losy kresowego miasteczka, str. 100.
67 Там же.
68 К. М[ельник], указ соч., стр. 80.
69 Dr. Antoni J., Losy kresowego miasteckzka, str. 98.
70 Там же, стр. 97.

[стр. 129]

рый был богатым человеком и пользовался в городке большим авторитетом71.

О численности студеницких армян ничего не известно, однако тот факт, что армяне пользовались самоуправлением и имели свою церковь, свидетельствует о том, что колония была многочисленной.

Сведения о студеницких армянах А.-Ю. Ролле черпал из записной книжки («raptularz»), содержащей письма и неопубликованные документы72. В этих материалах есть интересная история о несчастье, постигшем дочь армянского войта Студеницы Рипсимэ, да и всю колонию. Рассказывается, что Рипсимэ была единственной дочерью старого и богатого войта и славилась своей красотой. Ее овдовевший отец ничего не жалел для дочери. Когда эта черноволосая девушка с нежным, белым лицом, одетая в золототканое яркое платье, шла в церковь, то восхищенные жители Студеницы смотрели на нее, как на прекрасную икону. Многие, как из Студеницы (упоминается богатый купец по имени Аслан), так и из Каменца просили ее руки, однако отец был склонен отдать дочь богатому хотинцу. Но на город напали турки, и Рипсимэ, в числе многих, была взята в плен. Абази паша, захвативший город, отправил ее в гарем к султану, уверяя его, что она дочь гетмана.

Набег турок, о котором говорится в этом получившем некоторую романтическую окраску рассказе, имел место в 1633 г., когда 50-тысячное войско Абази паши совершило набег на Каменец-Подольский, но потерпело поражение и при отступлении осадило Студеницу. Город защищали только жители, сумевшие в течение трех дней сдерживать натиск врага. Но туркам удалось захватить город. Они учинили большой погром, подожгли дома и, захватив сотни пленных, удалились73. Разумеется, армяне также участвовали в обороне города и потерпели бедствия при неминуемой расправе с населением. Очевидно именно в это время Рипсимэ была взята в плен и отправлена в Константинополь.

Через два года после набега турок, в 1635 г., польский сейм, учитывая героическое сопротивление жителей Студеницы, на восемь лет освободил их от всех налогов и повинностей. Ряд привилегий предоставил им владелец города С. Потоцкий. Студеница начала восстанавливаться74. Возвратились покинувшие

_____________________________

71 Там же, стр. 104.
72 Там же, стр. 104—107.
73 М. Baliński, T. Lipiński, указ. соч., стр. 139.
74 Там же.

[стр. 130]

городок, приехали новые жители. В Студенице обосновались армянские, греческие и румынские купцы.

М. Балиньский и Т. Липиньский, а вслед за ними С. Баронч и К. Мельник связывают появление армян в Студенице с этой датой, однако, как мы уже видели, армяне жили здесь задолго до этого. К. Мельник пишет, что новоприбывшие купцы построили в центре Студеницы двухэтажные каменные дома в восточном стиле, с лавками и подвалами, какие еще сохранились в Каменце, Могилеве и других городах Подолии, где существовали колонии восточных купцов75.

В. Марчиньский76 и, следуя ему, Я. Р. Дашкевич77 пишут, что армянская колония Студеницы существовала до 1700 г., до эпидемии чумы, которая истребила жителей. О. С. Компан считает, что эпидемия имела место в 1699 г.78 Об эпидемии чумы в 1700 или 1699 гг. нет никаких сведений. Ряд авторов считает, что вспышка чумы, причинившая столько бедствий, была позже — в 1770 г. М. Балиньский и Т. Липиньский пишут, что в 1770 г. эпидемия чумы истребила большую часть жителей Студеницы, и это стало одной из причин упадка этого городка79. К. Мельник также считает, что эпидемия 1770 г., опустошившая всю Подолию, «посетила и Студеницу и уничтожила значительную часть ее населения. Местечко пришло в упадок; этим воспользовались евреи и в большом количестве начали селиться здесь на месте восточных купцов, частью погибших от чумы, частью оставивших местечко, от чего крупная торговля все больше исчезала и заменялась мелкими оборотами»80.

Эпидемия чумы 1770 г., длившаяся около полугода и причинившая много бед и в других местах Подолии, по всей вероятности, положила конец жизни армянской колонии в Студенице.

5. БАР

Армянская колония этого маленького украинского города81, расположенного юго-западнее Винницы, на берегу притока Южного Буга реки Ров, просуществовала с 40-х гг. XVI в. до первой

_____________________________

75 К. М[ельник], указ. соч., стр. 83.
76 W. Marcziński, указ., соч., стр. 269.
77 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 173.
78 О. С. Компан, указ. соч., стр. 136.
79 М. Baliński i Т. Lipiński. указ. соч., стр. 139.
80 К. М[ельник], указ. соч., стр. 86.
81 Ныне — районный центр в Винницкой области Укр. ССР. В «Каменецких хрониках» название этого города встречается в форме «Пар» (Алишан, Каменец, стр. 18, 62). По-украински пишется «Бар», по-польски — «Вar».

[стр. 131]

четверти XVII в.82 После Каменца Бар являлся самым важным укрепленным пунктом на юго-восточной окраине польского государства и играл значительную роль в политической жизни Подолии83. Первые письменные сведения об этом городе относятся к 1425 г. В то время Бар назывался Ровом и находился на правом берегу одноименной речки84. В 1452 г. татары сожгли Ров и разрушили его крепость. В 1528 г. они снова разрушили крепость, и жители Рова вынуждены были покинуть его. В 1537 г. польский король Сигизмунд I подарил Ров (вместе с пятью поселениями и 37 селами) своей супруге, королеве Боне Сфорца, итальянке по происхождению. Был издан указ о восстановлении города и строительстве крепости. Новый город был построен на левом берегу Рова. В память о своем родном итальянском городе Бари королева Бона назвала новый город Баром85. Затем были предприняты меры по заселению города. Поселившихся в Баре граждан король освободил от налогов, разрешив им заниматься торговлей и устраивать три ярмарки в год. Украинское население города, из-за набегов татар удалившееся в окрестные села, возвратилось в Бар. Жители города были освобождены от всех налогов: вновь прибывшие — на 12, а вернувшиеся — на 6 лет86. Вот в это время в Баре обосновалось несколько армянских семей87.

В 1540 г. в Баре было завершено строительство четырехбашенной крепости, гарнизон которой, состоявший из четырехсот воинов и вооруженный пушками, был в состоянии защитить город от набегов врагов. Вполне естественно, что население этого хорошо укрепленного города стало расти. В XVII в. там было 5200 жителей. Бар был не только городом-крепостью, но и торгово-ремесленным центром88. В ярмарках, организуемых в этом городе, участвовали также зарубежные торговцы.

Обосновавшиеся в Баре армяне занимались ремеслами, принимали участие в ярмарках. В 1540 г. королева Бона освободила армян от налогов и таможенных уплат сроком на 12 лет89. Эти привилегии, несомненно, способствовали переселению армян в Бар. К сожалению, у нас нет данных об их численности.

_____________________________

82 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 156.
83 Е. Сецинский, Храмы города Бара Могилевского уезда, исторический очерк, Каменец-Подольск, 1903, стр. 1.
84 Iсторiя мicт i сiл Укр.РСР, Вiнницька область, Киïв, 1972, стр. 113.
85 Там же, стр. 114.
86 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 114.
87 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 76.
88 О. С. Компан, указ. соч., стр. 63, 77.
89 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 76.

[стр. 132]

Город был разделен на три части: центральная часть вместе с крепостью называлась Польским Баром, здесь жили в основном шляхтичи, польские торговцы и ремесленники; вокруг крепости, в Русском Баре, жили украинцы, а на возвышенности, в Черемисском или Верхнем Баре, жили татары. Ремесленники и торговцы были сконцентрированы в Польском Баре. Селиться там имели право только поляки, чужеземцы и принявшие католичество украинцы90. Следует полагать, что армяне, вместе с другими чужеземцами, жили и работали в Польском Баре.

Большую прибыль экономике Бара давала торговля с Востоком. В. Побуг-Гурский отмечает, что вторая половина XVI и первая четверть XVII вв. были для Бара годами подъема. Туда приезжало много армянских, греческих, румынских и еврейских торговцев91. С Востока привозили: шали, ковры, конскую сбрую, дамасские мечи, греческие, молдавские и валашские вина, благовония, масла, сушеные фрукты, мыло и т. д. Перечисляя эти товары, в импорте которых большую роль, несомненно, играли армянские купцы из Бара, А.-Ю. Ролле отмечает, что в этой торговле активно участвовали также армянские торговцы из Каменца92. На ярмарки в Бар приезжали армянские купцы также из Армении, Греции и Валахии93. Историк Д. И. Мышко пишет, что в Баре армянам было предоставлено право решать все свои важные вопросы на собрании общины. Они имели своего общинного старосту, которому подчинялись и все распоряжения которого выполняли94. Единственным источником, названным автором, является книга С. Баронча, в которой, однако, ничего не говорится о подобных правах армян Бара95. Однако это предположение исходит не от Д. И. Мышко. Еще в 1894 г. украинский ученый И. А. Линниченко писал: «В Киевском центральном архиве, насколько нам известно, хранятся книги армянского суда Каменца-Подольского (на армянском языке). Армянские книги города Бара возвращены из архива в Бар»96. Можно ли предположить, что возвращенные в Бар книги были именно судебными актами и, следовательно, армяне имели там свои органы самоуправления? Ошибку И. Линниченко в свое время исправил М. Грушевский, автор большой монографии, посвященной Бару и Барскому староству. Он заявил, что сообщение И. Линниченко — недоразумение, и

_____________________________

90 Icтopiя мiст i ciл Укр. РСР, Вiнницька обл., стр. 114—115.
91 W. Pobóg Górski, указ. соч., стр. 33.
92 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., str. 122.
93 Там же
94 Д. И. Мышко, указ. соч., стр. 190.
95 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 76.
96 И. А. Линниченко, Армяне Польши и Юго-Западной России, стр. 21.

[стр. 133]

подытожил свои выводы словами: «Насколько я знаком с Баром, я не замечал следов более значительной армянской колонии»97. Армянская колония, десятки лет просуществовавшая в этом городе, пользовавшемся магдебургским правом, естественно, каким-то образом налаживала свои внутренние дела. Армяне, обосновавшиеся в Баре, «были немногочисленны, они не имели даже своей церкви и своего священника»98. Следовательно, предположение о существовании там армянского самоуправления необоснованно, как справедливо отмечает Я. Р. Дашкевич99.

Неверно также предположение о том, что армяне жили в Баре до 70-х гг. XVII в. и ушли оттуда в 1672—1676 гг. вследствие турецкой агрессии100. Армяне ушли из Бара или были угнаны в плен задолго до этих событий, еще в первой половине XVII в. Известно, что жители Бара, находившегося под властью Польши, постоянно стремились избавиться от нее. Они участвовали в восстании С. Наливайко, но потерпели поражение. В 1648 г. жители Бара вновь восстали и, выгнав из города начальника гарнизона Броневского, обратились за помощью к Богдану Хмельницкому. Он послал в Бар М. Кривоноса. В начале августа того же года отряд Кривоноса вошел в Бар и захватил крепость. Были истреблены все шляхтичи, католики и евреи. После этого Бар надолго становится ареной кровавых столкновений. Город переходил из рук в руки101. В 1649 г. на Бар напали крымские татары под предводительством хана Ислам-Гирея. «Хан Ислам-Гирей с многочисленным войском пошел на Горель102, — пишет армянский хронист Хачатур Кафаеци, — и погубил в стране много армян и вошел в город Бар. Владелец города Потоцкий вместе со своим сыном и заместителем, со своими князьями был пойман, и привезли его пленного в Крым, бросили в тюрьму закованным в железо и в городе Кале в европейской крепости установили дорогой выкуп. Затем хан отправил других воинов [больше] чем прежде, которые сотворили много бед, разрушили множество сел и горо-

_____________________________

97 М. Грушевський, Iсторiя Украïни—Руси, т. V, Львiв, 1905, стр. 251.
98 S. Barącz. Rys dziejów ormiańskich, str. 76.
99 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 156.
100 Д. И. Мышко, указ. соч., стр. 191.
101 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 115.
102 Историк В. К. Восканян справедливо отмечает, что «Горель — это искаженное слово король, а страна Горела или короля — это Польша» (см. В. Восканян, Цепные первоисточники истории армянского народа, «Историко-филологический журнал» АН Арм. ССР, 1968, № 3, стр. 299. См. также: В. Микаелян, История армянской колонии в Крыму, стр., 149).

[стр. 134]

дов, взяли в плен всех. Кто может описать случившееся бедствие? Страна короля разрушена»103.

Нужно отметить, что автором хроники перепутаны некоторые факты. Потоцкого, например, взяли в плен не в Баре. В хронике Хачатура описывается поход татар не только на Бар, но и на населенные пункты Подолии вообще. Но все-таки оставленное современником этих событий описание весьма ценный документ. Видно, что орды Ислам-Гирея нанесли большой урон и другим близлежащим армянским колониям, а Бар подвергся страшному грабежу и разрушению, многие из жителей были угнаны в плен и проданы в рабство на крымских рынках.

В марте 1651 г. поляки вновь овладели Баром. Но в том же году Б. Хмельницкий, при походе из Каменца в Збаржу, вошел в Бар и «превратил его в груду развалин»104.

Таким образом, армянская колония перестала существовать задолго до того, как Бар попал под власть турок в 1672 г.

6. УМАНЬ

Умань — один из самых восточных населенных пунктов, входящих в географическую территорию Подолии. В свое время город был в составе Брацлавского воеводства, затем — Киевской губернии105.

В исторических документах Умань впервые упоминается в XV в.106 В XVII в. Умань была одним из самых значительных городов Брацлавского воеводства, численность населения доходила до 9600 человек107.

Древнейшее сведение о наличии армян в Умани относится к 1649 г. В числе уманских казаков в это время упоминаются несколько армян108. До этого, в начале XVII в., армяне появились в окрестностях Умани. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1609 г. упоминается Армянский лесок, находившийся неподалеку от Умани109. Русский посол, который в 1653 г. проезжал через

_____________________________

103 Мелкие хроники..., т. I, стр. 225.
104 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 115.
105 Умань (по-украински — «Умань», по-польски — «Humań»). Ныне город областного подчинения в Черкасской области Укр. ССР.
106 X. П. Ящуржинский, Город Умань, краткий исторический очерк, Умань, 1913, стр. 7.
107 О. С. Компан, указ. соч., стр. 77.
108 О. М. Бодянский, Чтения в импер. обществе истории и древностей российских при Московском университете, М., 1874, кн. 2, стр. 28—29 (цит. по: Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 174).
109 Архив Юго-Западной России, ч. VII, т. I, стр. 204.

[стр. 135]

Умань, пишет, что из Крыма, Очакова и других мест в Умань приезжали торговать татары и армяне, которые имели там для своих товаров склады и магазины110.

Армяне имели в Умани не только магазины, но и собственные дома, следовательно, они уже стали постоянными жителями города. Ценные сведения об этом оставил сирийский путешественник Павел Алеппский, в 1654 г. побывавший в Умани. Он пишет, что Умань «первый большой город в земле казаков; его дома высоки и красивы, большая часть принадлежала ляхам, евреям и армянам»111.

Эвлия Челеби, в 1657 г. посетивший Умань, пишет, что «судя по ответам видных мужей, находившихся в крепости, внутри городских стен стоит девять тысяч больших и малых домов с верхними этажами. Все дома крыты дранкой или тесом, снабжены печурками и [русскими] печами». Далее он, по своему обыкновению, приводит слишком преувеличенные данные о количестве церквей, магазинов, а также расположенных в Умани войск112.

Умань была важным торговым центром, и армяне активно участвовали в торговле113. Украинский историк Ф. П. Шевченко, изучивший вопрос о наличии казаков-армян в украинских казацких соединениях, отмечает, что среди уманских казаков были и армяне. Он приводит их имена: Макар Ормененко, Василий Сараджин, Иван Оручияненко и Семен Ургияненко (он же Урьяненко). Последний в 1654 г. стал полковником114. Украинские казаки на протяжении веков были основной силой в борьбе с господствующей верхушкой и в деле защиты страны от иноземных захватчиков. Наличие армян в уманских и других казацких войсковых соединениях — одно из проявлений армяно-украинской дружбы и боевого содружества.

Еще в 1659 г. в Переяславском договоре Умань упоминается как один из хорошо укрепленных городов Украины; но город не смог выдержать нападения гетмана Дорошенко, который в 1674 г. с помощью турецких войск захватил Умань и истребил почти всех жителей. Город опустел. В 1721 г., по приказанию Петра Великого, уцелевших жителей переселили на левый берег Днепра115.

_____________________________

110 Ф. П. Шевченко, Армяне в украинском казацком войске в XVII—XVIII вв., стр. 96.
111 Павел Алеппский, Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, вып. II, кн. IV, М., 1897, стр. 21.
112 Эвлия Челеби, указ. соч., стр. 88.
113 X. П. Ящуржинский, указ. соч., стр. 7.
114 Ф. П. Шевченко, Армяне в украинском казацком войске в XVII—XVIII вв., стр. 96—97.
115 Энциклопедический словарь, т. XXXIV, СПб., 1902, стр. 721.

[стр. 136]

Вскоре, в первой половине XVIII в., Умань восстанавливается и вновь заселяется. В 1768 г. Умань считалась одним из лучших городов Украины. И вновь в этом городе поселились армяне, которые занимались крупными торговыми сделками116.

Но им также не суждено было надолго остаться в Умани. В 1768 г. на Правобережной Украине вспыхнуло крестьянско-казацкое восстание против польского владычества и феодального гнета под предводительством Максима Железняка и Ивана Гонты, и Умань оказалась в центре кровавых событий. 19 июня 1768 г. восставшие захватили Умань117. Вновь была резня, и город снова опустел. Вскоре Потоцким, владельцам города, удалось восстановить его, но армян там уже не осталось. Однако вскоре они снова появились в Умани. Есть сведение о том, что в конце XVIII в. армянские купцы из Умани принимали участие в Елизаветоградской ярмарке118. Это последнее упоминание об армянах Умани.

7. ЖВАНЕЦ

В городе Жванце119, построенном на берегу Днестра в 24 км юго-западнее Каменца-Подольского, в 70-х гг. XVII в. была основана армянская колония, которая просуществовала до начала

XIX в. Жванец был расположен на оживленном торговом пути, шедшем из молдавских городов на Украину, и имел широкие перспективы для развития. Однако из-за войн и особенно из-за частых набегов турецко-татарских орд город периодически разрушался, а уцелевшие жители вынуждены были бежать. Но через некоторое время они возвращались, и жизнь продолжалась в этом маленьком, окруженном плодородными полями подольском городе, построенном на высоком полуострове у слияния рек Днестр и Жванчик.

Жванец был расположен в очень живописной местности. В своих путевых заметках К. Мельник пишет: «Самой живописной частью Поднестровья, по крайней мере в русских пределах, считаются берега Днестра от Жванца до Ямполя; местность эту называют Подольскою Швейцариею. Отсюда Днестр теряет уже ха-

_____________________________

116 Там же.
117 Советская Историческая Энциклопедия, т. VII, М., 1965, стр. 479.
118 А. Скальковский, Ярмарки или сухопутные рынки Новороссийского края, «Журнал Министерства внутренних дел», СПб., ч. II, кн. 4, 1855, стр. 108.
119 По-украински «Жванець», по-польски — «Zwaniec». В армянских источниках это название встречается в форме «Званец» (см. Иоаннес Каменецкий, История Хотинской войны, стр. 70) и «Званча» (С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 146; Бжишкян, стр. 131—132). Ныне Жванец — сельский населенный пункт в Каменец-Подольском районе Хмельницкой области Укр. ССР.

[стр. 137]

рактер горной реки, берега его значительно понижаются и он принимает характер степных рек, от которых отличается только быстротою течения»120.

Армяне, переселявшиеся из Молдавии и Валахии в Подолию, проезжали через Жванец, и естественно, что часть их, учитывая хорошие стороны этого поселения, оставалась там на постоянное жительство.

Сведениями, сохранившимися об армянской колонии Жванца, мы обязаны главным образом М. Бжишкяну, который в 1820 г. побывал в этом городе, изучил оставленные армянами памятники материальной культуры и собрал сохранившиеся рукописи. До этого об армянах, проживающих в Жванце, очень кратко писал С. Г. Агонц. Другие авторы (С. Баронч, Л. Мазирян, X. Кучук-Иоаннисян и др.) в основном повторяли М. Бжишкяна, добавляя некоторые новые данные. В этом отношении ценны записки Л. Мазиряна и X. Кучук-Иоаннисяна, имевших возможность ознакомиться с письменным материалом, оставленным жванецкими армянами. В работах Ю. Микоши, М. Балиньского и Т. Липиньского, А. Павловского, Н. Яворского, А.-Ю. Ролле, К. Мельник, Е. Сецинского, В. Гульдмана, Я. Дашкевича содержатся краткие, но интересные сведения о жванецких армянах, помогающие составить общее представление об истории колонии.

В документах Жванец впервые упоминается в 1431 г.121 В 1531 г. он уже был небольшим поселением и в конце века перешел во владение к польскому шляхетскому роду Калиновских. В. Калиновский построил каменную крепость для защиты окрестных жителей от набегов татар. Во второй половине XVII в. Жванец был продан Лянцкоранским. Станислав Лянцкоранский восстановил крепость, а в 1646 г. от короля Казимира IV получил для Жванца магдебургское право122. Этому населенному пункту, получившему привилегию называться городом, было разрешено проводить по понедельникам торги и устраивать четыре ярмарки в год123.

Жванец был пограничной крепостью и как таковая подчинялся коменданту Каменца-Подольского. Там был небольшой отряд под командованием хорунжего, перед которым стояла задача: следить за действиями хотинского паши, защищать днестровские переправы и броды на протяжении от Жванца до Могилева124.

_____________________________

120 К. М[ельник], указ соч., стр. 33.
121 Н. Молчановский, указ. соч., стр. 381.
122 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 171.
123 Iсторiя мiст i сiл Укр.РСР, Хмельницька область, стр. 325.
124 К. [Мельник], указ. соч., стр. 52—53.

[стр. 138]

Основываясь на сведениях анонимного историка, Я. Дашкевич пишет, что первые армянские переселенцы прибыли в Жванец из Молдавии и Валахии в 70-х гг. XVII в.125 Это переселение, несомненно, происходило за несколько лет до турецкого похода 1672 г.

Жванец был ремесленным и торговым центром126, и обосновавшиеся там армяне имели широкие возможности принимать активное участие в хозяйственной жизни города. А. Павловский пишет, что Жванец, населенный армянами и греками, вел обширную торговлю венгерскими винами, бакалейными товарами, солью, сушеной рыбой, стройматериалами, привезенными сюда через Днестр из Буковины и других мест127.

Армяне построили в городе хорошие дома, магазины, посадили сады. Вот что пишет об этом М. Бжишкян: «Этот город вначале был благоустроенным и коммерческим, там было много видных купцов из нашего народа, которые имели красивые дома, сады и магазины... Раньше в городе было 100 домов армян, которые, собравшись сюда из разных мест, образовали здесь дружную общину»128.

Переселенцы в первую очередь построили церковь, которая была деревянной и, как увидим, простояла недолго. К сожалению, подробности о начальной стадии жизни колонии нам неизвестны. В начале августа 1672 г. у Жванца турки на плотах переправились через Днестр. Польский гарнизон отступил, город был сдан без боя, но жителям удалось бежать. В Жванце осталось всего несколько десятков еврейских семей129. В 1673 г. полякам удалось взять Жванец обратно, но удержать его они не смогли и до ухода, по приказу Яна Собеского, разрушили строения города130.

В 1699 г. после Карловицкого мирного договора, когда Подолия была возвращена Польше, Лянцкоранские восстановили жванецкую крепость, и город заново был заселен. Там основались армяне и греки, которые, как отмечает Н. Яворский, жили под сенью магдебургского права и подняли торговлю и производство на значительную ступень131.

_____________________________

125 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 159.
126 О. С. Компан, указ. соч., стр. 170.
127 А. Павловский, Местечко Жванец Каменецкого уезда Подольской епархии (исторический очерк), «Подольские епархиальные ведомости», Каменец-Подольск, 1869, № 4, отд. второй, стр. 160.
128 Бжишкян, стр. 131—132.
129 К. М[ельник], указ. соч., стр. 50.
130 Е. Сецинский, Исторические сведения..., стр. 272.
131 Н. Яворский, Историко-статистическое описание местечка Жванец, его церкви и прихода (Каменецкого уезда), «Труды комитета для историко-статис-

[стр. 139]

Среди армян — новых поселенцев Жванца было немало жителей Каменца, которые, найдя свой город разрушенным, решили поселиться в Жванце. На основании этого факта А.-Ю. Ролле заключает, что жванецкая армянская колония образовалась в начале XVIII в.132 Но мы видели, что это произошло раньше.

Сразу же после возвращения, армяне приступили к строительству новой церкви, расходы по которому взял на себя владелец города133. Большое участие в строительстве церкви принял Григор Ганкевич, которого впоследствии похоронили в этой церкви134. В свое время он был представителем епископа Красинского в Турции. По возвращении стал священником армянского прихода Жванца135. Вместе с другими жванецкими армянами Г. Ханкевич принимал участие в деле материального обеспечения церкви и создания специального фонда136. Свое имущество он завещал церкви137. Пожертвования в фонд церкви сделали также Марианна Буньятова, Габриел Ованнесович, Баласан, Галуст, Петр Богданович из Токата, Саак Марсиванский, Хомарян и др.138 Эта церковь была посвящена непорочному зачатию св. Богородицы. По описанию М. Бжишкяна, церковь была большой и красивой. Она была построена в ионическом стиле и имела шесть ризниц, главная из которых была посвящена просветителю армян Григору. В одной из ризниц находилась икона св. Каетана, украшенная золотом и драгоценными камнями139.

Как деревянная, так и новая церковь были армяно-католическими, хотя среди переселившихся в Жванец армян было немало лиц, принадлежавших к армяно-григорианскому вероисповеданию. Но уния с католической церковью была уже давно свершившимся фактом, и владелец города выделил средства для строительства униатской церкви.

X. Кучук-Иоаннисян, побывавший в Жванце через 75 лет после М. Бжишкяна, отметил сходство между жванецкой и могилевской армянскими церквами. Он пишет: «Снаружи церковь очень схожа с храмом в Могилеве своими двумя колокольнями. Разница лишь в том, что здесь над входом есть камень, на котором высе-

_____________________________

тического описания Подольской епархии», вып. 1, Каменец-Подольск, 1876, стр. 100—101.
132 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t. 3, str. 27.
133 Насильственная уния армян Польши, стр. 132.
134 Бжишкян, стр. 132.
135 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie.... t. 3, str. 28.
136 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 180.
137 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., t. 3, str. 28.
138 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 180.
139 Бжишкян, стр. 132—133.

[стр. 140]

чен божий агнец, с четырех сторон обрамленный разными орнаментами. Чуть выше сделана голова льва, из пасти которого вырывается пламя»140.

Между двумя колокольнями, на большом каменном пьедестале находилась позолоченная статуя богоматери, изготовленная в Гданьске. В 1768 г., когда из-за новых войн армяне вынуждены были вновь покинуть Жванец, они унесли статую с собой в Каменец-Подольский. М. Бжишкян увидел ее в Каменце, в часовне св. Степаноса, и оставил ее описание141.

Об этой церкви А.-Ю. Ролле пишет: «Это небольшое, но довольно элегантное строение из камня, с двумя башнями со стороны фасада». По его мнению, здание построено «в стиле ренессанса»142. Разрушенную в 1768 г., а потом отстроенную церковь, вновь освятил львовский армянский епископ В. Туманович в 1791 г. А.-Ю. Ролле был знаком с документом, составленным по этому поводу и хранившимся в архиве церкви143.

В церкви было много картин. X. Кучук-Иоаннисян пишет: «Среди многих картин особого внимания заслуживает большая картина высотой в два локтя и шириной в один локоть, на которой изображено коронование Григором царя Трдата и царицы Ашхен»144. Другая картина, с изображением апостола Петра, имела дарственную надпись, которую опубликовали М. Бжишкян и X. Кучук-Иоаннисян. Ее подарили церкви в «Память о Сааке, сыне махтеси145 Саркиса из Эрзерума»146. По сведениям А.-Ю. Ролле, в одной из пяти ризниц находилось изображение св. Каетана. Судя по надписи, ее привез жванецкий приходский священник Николай Ганкевич в 1786 г. из Замостья147.

В церкви были похоронены именитые жванецкие армяне. М. Бжишкян пишет, что большая часть эпитафий стерлась, но одну из них он все же прочел и опубликовал148.

Церковь была окружена Прочными стенами, за которыми во время нападений укрывались жители Жванца. Вот как описывает К. Мельник армянскую церковь и ее окружение: «По левой

_____________________________

140 М. Шоврян [X. Кучук-Иоаннесян], Остатки армян... «Ардзаганк», Тифлис, 1896, № 107.
141 Бжишкян, стр. 133.
142 Dr. Antoni J., Zameczki podolskie..., str. 28.
143 Там же.
144 M. Шоврян [X. Кучук-Иоаннисян], Остатки армян..., «Ардзаганк», 1896. № 107.
145 Махтеси—паломник, побывавший в Иерусалиме, на могиле Христа.
146 Бжишкян, стр. 132.
147 Dr. Antoni J., Zameczki podolkie..., str. 29.
148 Бжишкян, стр. 133.

[стр. 141]

стороне въезжей улицы привлекает внимание старый армянский костел, — каменное здание старинной архитектуры, окруженное высокой, массивной каменной стеной, на которой во многих местах сохранились следы фортификаций, в виде бойниц и контрфорсов... Внутренность костела не представляет ничего замечательного и ничем не разнится от обыкновенных католических костелов средней руки. Здание довольно обширное и достигает значительной вышины, особенно колокольня с бойницами»149. Вероятно эту укрепленную стену имел в виду автор путевых заметок, опубликованных в журнале «Масяц агавни», когда отмечал: «Жванец был когда-то торговым городом, где было много богатых и именитых армян. Имеет маленькую и древнюю армянскую крепость (курсив наш.—В. Г.)»150. Имеются сведения о том, что когда в 1766 г. хотинские турки напали на Жванец, часть населения укрылась за церковными стенами151.

Окруженная стенами территория была довольно обширной, поскольку там находилось армянское кладбище. К. Мельник пишет: «В ограде костела расположено старое армянское кладбище, от которого сохранилось несколько памятников, большею частью обвалившихся и разрушенных, и много надгробных плит с армянскими надписями, почти совсем вросших в землю и покрытых мхом»152.

Все эти подробности теперь для нас очень ценны, потому что, насколько нам удалось установить, других армянских памятников, кроме здания церкви, в Жванце не сохранилось. Там был создан ряд армянских рукописей, из которых до нас дошло лишь несколько. М. Бжишкян пишет, что в ризнице церкви видел оставленные армянами одежду и сосуды, в том числе 12 серебряных чаш, а также «несколько рукописных книг и Служебник, написанный в Венеции в 1162 г. армянского летосчисления (1713 г.). А остальные книги, как уже видели, увезены в Каменец»153. X. Кучук-Иоаннисян предполагает, что увезенные в Каменец книги «могут быть сданы в Имперскую публичную библиотеку С. Петербурга»154. Действительно, в рукописном отделе Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде хранятся армянские рукописи, привезенные из Каменца-Подольского. Возможно, что среди них находятся и те, что были выве-

_____________________________

149 К. М[ельник], указ. соч., стр. 40.
150 «Масяц агавни ев циацан Айастаняйц» (на арм. яз.), 1863, 1 августа, стр. 247.
151 Бжишкян, стр. 132.
152 К. М[ельник], указ. соч., стр. 40.
153 Бжишкян, стр. 134.
154 «Ардзаганк», 1896, № 107.

[стр. 142]

зены из Жванца, но прямых указаний об этом нет ни на одной из книг. В Институте рукописей АН Грузинской ССР хранится армянская рукопись № 287, из которой следует, что в Жванце М. Бжишкян обнаружил в руинах шесть армянских рукописей и увез их с собой в Венецию155. Возможно, что некоторые из этих рукописей были созданы в самом Жванце.

В армянской колонии велись метрические записи для регистрации рождений, бракосочетаний и смертей. X. Кучук-Иоаннисян ознакомился с одной метрической книгой и сделал интересные выписки. Книга заполнялась в 1718—1733 гг.156 В руках у Л. Мазиряна, посетившего Жванец ранее, была другая книга, записи в которой, по его мнению, велись с середины XVIII в. до 20-х гг. XIX в. «Этот журнал, — пишет он, — начат в половине прошлого века, исключительно на армянском языке. Там отмечены имена рожденных и их родителей, улица, на которой они проживают, о новоприбывших армянах говорится, откуда они переселились, и видно, что в Жванце было много переселенцев из Малой Азии»157.

Из записи, сделанной 2 февраля 1719 г., следует, что священником жванецкой церкви был тогда тер Петрос Аствацатурян. В этот день было зарегистрировано бракосочетание его брата Микаела с девицей Ханушей. Священник и его брат были из Тохата, а невеста — из Станислава. В следующей записи зарегистрировано крещение девочки по имени Ядвига. Другая запись — о похоронах; в апреле 1718 г. умер «Егиазар, слуга господина Мовсеса», и был похоронен «на нашем кладбище»158.

Процесс ассимиляции жванецких армян отразился и в метрических книгах. Сперва записи велись только на армянском языке, потом — на армянском и польском, в дальнейшем уже только на польском.

Из сохранившихся данных видно, что часть обосновавшихся в Жванце армян переселилась туда из Армении. В опубликованных М. Бжишкяном надписях, как мы видели, упоминаются «арзрумец»... «бстиец». Среди лиц, внесших деньги в фонд строительства армянской церкви Жванца, числятся священник Пиотр ди Тохат, Саак Марсиванский (Марзванский), Мартирос из Эрзерума159. Переселение, несомненно, совершалось через Молдавию. Можно предположить, что выходцы из Армении влили армянский дух в эту ассимилировавшуюся колонию, способствовали возрож-

_____________________________

155 С. Лалафарян, Каталог армянских рукописей Института рукописей им. К. С. Кекелидзе АН Груз. ССР (на арм. яз.), в рукописи.
156 М. Шоврян, Остатки армян..., «Ардзаганк», 1896, № 107.
157 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 134.
158 М. Шоврян, Остатки армян..., «Ардзаганк», 1896, № 107.
159 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 180.

[стр. 143]

дению национальных традиций и распространению армянского языка. Взаимные браки помогали этому процессу, однако политическая ситуация была неблагоприятной, и колония, как увидим ниже, вновь начала разлагаться, а члены ее вынуждены были покинуть Жванец.

Наши сведения о внутренней жизни армянской колонии весьма поверхностны, и мы не можем ответить на вопрос о том, имели ли армяне в городе, получившем магдебургское право, судебное самоуправление.

М. Бжишкян видел в Жванце книгу записи умерших членов какого-то братства и пришел к правильному выводу, что здесь также существовало братство160, но не известно, какая это была организация — ремесленная, духовная или же «братство удальцов». М. Бжишкян пишет также, что в армянской церкви проводились празднования в честь богородицы161.

В августе 1768 г. турки, воспользовавшись царившей в Польше внутренней сумятицей, напали на Жванец, разрушили строения города, убили многих жителей162. В следующем году Жванец подвергся нападению барских конфедератов. Последние, как известно, боролись против введения равноправия католиков и православных. На помощь польским властям пришли русские войска. Потерпевшие поражение конфедераты двинулись на Жванец. Они взяли город и завершили его разрушение163. Немного спустя началась эпидемия чумы, опустошившая Жванец.

Во время набега турок армянам удалось уйти в Каменец. Несколько лет спустя, для того, чтобы вновь заселить город и вернуть уехавших граждан, польский сейм решил освободить Жванец на 12 лет от всех налогов. В. К. Гульдман пишет, что это не спасло положения, тем более, что к этому времени там уже не было ни армян, ни греков164. Но часть армян все же вернулась. В 1782 г., по дороге в Турцию, на несколько дней (с 28 мая по 5 июня) в Жванце останавливался польский дипломатический агент Юзеф Микоша вместе со своим переводчиком-армянином. В своих путевых заметках он пишет, что Жванец в это время восстанавливался и что среди жителей были также армяне165.

Возвратившиеся армяне приступили к восстановлению церкви, разрушенной во время нападения конфедератов. 30 июля

_____________________________

160 Бжишкян, стр. 133.
161 Там же.
162 Icтоpiя мicт i сiл Укр.РСР, Хмельницька обл., стр. 35.
163 В. К. Гульдман, указ. соч., стр. 174.
164 Там же.
165 J. Mikosza, Obserwacje polityczne państwa tureckiego, cz. I, Warszawa 1787. str. 7.

[стр. 144]

1791 г. состоялось освящение восстановленной церкви. Для проведения этой церемонии в Жванец прибыл Львовский архиепископ В. Туманович. В это время в Жванце проживало всего 25 армян166.

Л. Мазирян пишет: «Как явствует из метрических книг местной церкви, до конца двадцатых годов нынешнего века это поселение было почти полно армян... Уже начиная с десятых годов нынешнего века вместо армяно-католических священников в жванецкую армянскую церковь назначались польские священники, что и продолжается до сих пор»167. Эти строки, написанные в 1889 г., не достоверны. В 1802 г. С. Г. Агонц писал, что в Жванце осталось два дома армян и что армянский священник имел в своем приходе лишь немногочисленных поляков168. А.-Ю. Ролле считает, что армянский приход в Жванце прекратил свое существование в 1800 г.169

В 1820 г. М. Бжишкян не встретил в Жванце ни одного армянина, следовательно, они или давно уже ушли отсюда, или окончательно ассимилировались. Возможно, что метрические книги использовали поляки, которые стали владельцами церкви, и это обстоятельство ввело в заблуждение Л. Мазиряна.

В 1820 г. церковь была в руках поляков, но в ризнице хранились различные вещи, оставшиеся от армян170. Армянские вещи еще хранились там и в 1895 г., когда в Жванец приехал X. Кучук-Иоаннисян. Интересно, что священник, служивший в бывшей армянской церкви, изъявил желание выучить армянскую азбуку. «До нашего прощания, — пишет X. Кучук-Иоаннисян,— польский священник попросил меня написать армянскую азбуку. С удовольствием исполню вашу просьбу,—ответил я ему,—но скажите, зачем это вам нужно.—Мне хотелось бы хоть немного читать по-армянски, чтобы уметь произносить названия вещей, оставшихся от армян. Иногда случается,—продолжал священник,—что проезжая через Жванец, армяне посещают свою старую церковь и очень сожалеют, что не слышат здесь ни одного слова на родном языке. И вот поэтому мне бы хотелось утешить их хотя бы несколькими бессвязными словами»171.

Со временем эти вещи тоже пропали, и от армян Жванца осталось лишь несколько рукописей и записей, на основании ко-

_____________________________

166 S. Вarącz, Rys dziejów ormiańskich, стр. 180.
167 Л. Мазирянц, указ. соч., стр. 134.
168 С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 146.
169 Dr. Antony J., Zamieczki podolskie..., t. 3, str. 29.
170 Бжишкян, стр. 133—134.
171 M. Шоврян, Остатки армян..., «Ардзаганк», 1896, № 107.

[стр. 145]

торых мы и попытались дать хотя бы некоторое представление об этой давно исчезнувшей колонии.

8. БУЧАЧ

В старинном городе Бучаче172, расположенном на берегу притока Днестра Стрыпы, существовала армянская колония, о которой до нас дошло очень мало сведений. С. Баронч, специально изучавший историю этого украинского города и опубликовавший монографию, не смог найти материалов о бучацких армянах, поэтому в этой книге, как и в другой своей работе «Очерки истории армян» ничего не пишет о колонии, образованной в Бучаче. Лишь один раз, по поводу каких-то платежей в пользу бучацкой цеховой организации сапожников, упоминаются также армянские купцы173.

Автором единственного достоверного сведения о существовании армянской колонии в Бучаче является фризийский дворянин Ульрих фон Вердум (1632—1681), который, путешествуя по Польше, 18 февраля 1672 г. побывал в этом городе и в своих путевых заметках упомянул об армянской церкви в Бучаче174. Это интересное сообщение не было известно С. Донигевичу, поэтому на его карте церквей польских армян церковь в Бучаче не отмечена.

Это единственное сведение использовал Я. Дашкевич, упомянувший в своем исследовании и об этой колонии175.

Бучач был расположен недалеко от Язловца, и можно предположить, что армяне перебрались туда из Язловца. Бучач, как и Язловец, принадлежал князьям Бучацким, позднее—Потоцким, которые весьма благосклонно относились к армянам и старались удержать их в своих владениях, создавая для них экономически выгодные условия. Нам не известно, когда армяне обосновались в Бучаче и сколько было их там. Жизнь колоний, по-видимому, прекратилась осенью 1672 г., когда турки вторглись в Подолию. Часть жителей Бучача переселилась в Броды. Можно предположить, что армяне также переселились в этот город, где как известно, издавна существовала армянская колония, члены которой тепло принимали армян, бежавших из южных областей Подолии вследствие турецкой агрессии.

_____________________________

172 По-украински—«Бучач», по-польски—«Buczacz». В «Каменецких хрониках» (1564) название этого города встречается в форме «Пучач» (см. Алишан, Каменец, стр. 34). Ныне Бучач — районный центр в Тернопольской области Укр. ССР.
173 S. Вarącz, Pamiątki buczackie, Lwów 1882, str. 20.
174 Archiv zur neueren Geschichte, Natur und Menschenkenntniss, Bd. 4, 6, 8, Leipzig, 1785—1788. см. Я. Р. Дашкевич, Армянские колонии на Украине..., стр. 89—91.
175 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 158.

[стр. 146]

9. ПОДГАЙЦЫ

В городе Подгайцы176, который находится у северо-западных границ Подолии, армяне жили до 1676 г., т. е. еще до нападения турок. Архивные документы, относящиеся к армянам, не сохранились, и поэтому имеется очень мало сведений об этой армянской колонии, пользовавшейся самоуправлением и имевшей свою церковь.

Согласно материалам, использованным С. Барончем, в 1590 г. Подгайцы арендовал польский армянин Якуб Серебкович177. Однако неизвестно, жили армяне тогда в Подгайцах или приехали позже? Достоверные сведения о существовании в этом городе армянской колонии относятся к XVII в. С. Баронч пишет, что в 1675 г. войтом армян был Сефер Байбурт. Он же отмечает, что у армян не было ни церкви, ни священника178. Но он ошибается. Ульрих фон Вердум, побывавший 12 февраля 1672 г. в Подгайцах, в своих путевых заметках пишет об армянской церкви и о том, что в Подгайцах армяне численно превосходили евреев179. Я. Заврян отмечает, что церковь была построена в 1664 г.180 По-видимому, он использовал анонимный отчет, опубликованный А. Павиньским, а в дальнейшем — в армянском переводе — в книге «Насильственная уния...», где говорится также о строительстве армянской церкви в Подгайцах, но точной даты там не указано, а лишь отмечено, что церкви в Станиславе, Жванце, Городенке и в Подгайцах построены после прибытия театинцев, т. е. в 1664 г.181 Необходимые средства для строительства предоставил владелец города. Наряду с этими интересными сведениями анонимный автор сообщает также, что армяне приехали в Подгайцы из Молдавии182.

Если это так, то следовательно в это время они еще сохраняли свои национальные обычаи и родной язык. Когда распространявшие унию театинцы и их армянские ученики попытались и здесь осуществить унию с католической церковью, то столкнулись

_____________________________

176 По-украински пишется «Пiдгайцi», по-польски — «Podhajce». К. Езян перевел: «Подчайцы» (см. Насильственная уния армян Польши..., стр. 154, 208, 251). Ныне Подгайцы — сельский населенный пункт в Бережанском районе Тернопольской области Укр. ССР.
177 S. Вarącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 163.
178 Там же.
179 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр., 169.
180 «Айреник», Бостон, 1929, март, стр. 82.
181 Obszerna wiadomość о polączeniu narodu ormiańsko-polskiego, „Żródla dziejowe", t. 2, Warszawa, 1876, str. 130, 172.
182 Там же, стр. 172.

[стр. 147]

с сопротивлением армянского населения. Анонимный автор пишет, что, приступив к распространению унии, новоиспеченные священники, выпускники папской школы во Львове, отличались «рвением в вере, часто ненужным и безрассудным, из-за чего неоднократно среди населения возникали беспорядки»183. В числе подобных «смутьянов» упоминаются также армяне Подгайцев184. К сожалению, нам не известны подробности этой борьбы. Следует предположить, что, как и в других армянских колониях, армяне Подгайцев в конце концов были насильственно обращены в католичество.

Интересные сведения о городе Подгайцы и его жителях, в том числе и армянах, содержат заметки Эвлия Челеби, который побывал в Подгайцах в 1657 г. Челеби пишет, что «это большая крепость и старинный город, постоянно находящийся под властью польского короля,— цветущий торговый центр благоустроенного и благословенного края. Город представляет собой красивую крепость, внутренний и внешний облик которой составляют дома, построенные целиком из камня». По его свидетельству, в крепости очень много евреев и армян — искусных сукновалов185. Следует отметить, что город произвел на Эвлию исключительное впечатление, он перечисляет военные силы, бывшие в этом городе (5000 немецких пехотинцев, вооруженных огнестрельным оружием, и 3000 всадников), и отмечает, что в городе есть 4000 каменных дворцов, 2000 лавок, «девять превосходных постоялых дворов и три бани с печами», 20 больших и малых церквей и много садов186.

Данные, приведенные Эвлией Челеби, вообще не достоверны. Автор, как справедливо отмечает В. В. Мавродин в предисловии к русскому переводу его работы, порой впадает в крайность187. Во всяком случае приведенное сведение говорит о том, что Подгайцы были хорошо укрепленным, многолюдным городом-крепостью, где довольно развита была и торговля.

Эвлия описывает жителей города Подгайцы, в том числе, несомненно, и армян: «Все девушки в городе черноволосы, ходят с непокрытой головой, в разноцветных халатах и желтых папучах. Христиане-мужчины носят собольи шапки. Вся одежда христианская: они надевают доломаны из сукна разных цветов и замши с золотыми и серебряными пуговицами, а подпоясываются жесткими волосяными и шелковыми поясами». Далее он пишет, что город славится саржей разных цветов и камчатными сукнами, различными сортами вин, сыра, а также белым хлебом188.

_____________________________

183 Там же, стр. 205.
184 Obszerna wiadomość ..., str. 205.
185 Эвлия Челеби, указ. соч., стр. 57.
186 Там же, стр. 57—58.
187 Там же, стр. 17—18.
188 Там же, стр. 58.

[стр. 148]

У нас нет сведений о численности членов армянской колонии Подгайцев, а также об отдельных ее представителях. Если армяне имели свою церковь и своего войта, а следовательно и свое самоуправление, то можно предположить, что армянская община не была малочисленной. Жизнь колонии длилась до турецкого нашествия 1676 г.189 Анонимный автор пишет, что число польских армян значительно сократилось вследствие падения Каменца и Подгайцев, разрушения Язловца и других городов190. Следует думать, что граждане Подгайцев, как и остальное население Подолии, сильно пострадали от нашествия турок.

10. БЕРЕЖАНЫ

В 80-х гг. XVII в. в старинном украинском городе Бережаны, расположенном на крайнем западе Подолии, всего в 89 км от Львова, сформировалась армянская колония, просуществовавшая до начала 40-х гг. нашего века.

Точная дата основания этого города, построенного на берегу притока Днестра Золотой Липы, пока не установлена. Древнейшее сведение о Бережанах относится к 1375 г.191 В XIV в. город подпал под власть Польши, потом Венгрии и снова Польши, а при первом разделе ее в 1772 г. отошел к Австрии. Впоследствии (1918—1939), до воссоединения Западной Украины с Советским Союзом, город Бережаны вновь был в составе польского государства192. Ныне это районный центр в Тернопольской области Укр. ССР193.

Еще в 1530 г. польский король Сигизмунд I предоставил городу Бережаны магдебургское право. Четверть века спустя, в 1554 г., Н. Сенявский построил там крепость, и это, естественно, способствовало увеличению численности населения города. Для обеспечения экономического развития города и, в конечном счете, увеличения своих доходов польские шляхтичи обещаниями различных привилегий старались привлечь в город новых поселенцев, в том числе и армян. Армяне получили привилегию иметь свой собственный суд и своего войта, построили церковь, открыли школу, организовали братства. Армянская община в Бережа-

_____________________________

189 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 169.
190 Obszerna wiadomoćś, str. 130—131.
191 Радянська енциклопедiя iсторiï Украïни, т. I, Киïв, 1969, стр. 124.
192 Там же.
193 В армянских источниках название этого города встречается в форме «Пережан» (см. Иоаннес Каменецкий, История Хотинской войны, стр. 53) и «Прэжан» (см. С. Рошка, Хроника..., стр. 201). По-украински пишется «Бережани», по-польски — «Brzezany».

[стр. 149]

нах жила полнокровной жизнью, была тесно связана с другими армянскими центрами. Однако и на ее долю выпала судьба остальных колоний. Хотя гораздо позднее, но в конце концов эта колония также ассимилировалась и окончательно распалась.

Краткие но ценные сведения об армянах Бережан содержит книга М. Бжишкяна194. Изучением истории этой колонии занимался С. Баронч, располагавший, по-видимому, небольшим материалом, поэтому свои отрывочные сведения по истории колонии он заканчивает случайными данными, относящимися к началу XIX в.195 Интересные сведения об армянской колонии Бережан имеются в монографии М. Мацишевского196. Опираясь на архивные документы, в частности на судебно-административные книги бережанского магистрата, автор затрагивает также ряд вопросов, связанных с историей армянской колонии. Несколько слов об этой колонии сказано в работах С. Г. Агонца197, А. Алтуняна198 и некоторых других авторов. Краткие, но интересные материалы об армянах этого города содержатся в польском географическом словаре199, а также в исследовании Я. Дашкевича200.

Первое письменное свидетельство об армянах Бережан, по С. Барончу, относится к 1686 г. Баронч упоминает событие (нападение разбойников на купцов из Бережан и Львова), случившееся в 1686 г. и связанное с войтом бережанских армян201. Однако армяне в этом городе появились раньше. В судебно-административных книгах города М. Мацишевский обнаружил сведения о купце-армянине Миколае, который по торговым делам выехал из Бережан и больше не вернулся. Городская управа вынуждена была открыть его лавку и перенести в крепость хранившиеся там ткани. Это случилось в 1681 г.202 В следующем 1682 г. армянин Кжиштофович купил в Бережанах пустой дом по улице Замковой, заплатив 80 злотых203. Видно, что армяне в Бережанах уже обосновались на жительство, но формирование постоянной колонии, по мнению Мацишевского, состоялось в 1710 г.204 Тот факт, что в 1686 г. упоминается армянский войт, опровергает точку зрения

_____________________________

194 Бжишкян, стр. 124.
195 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 77—80.
196 M. Maciszewski, указ. соч.
197 С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 141.
198 А. Алтунян, указ. соч.. стр. 133—134.
199 Słownlk geograficzny.... t. I, Warszawa, 1880, str. 418—419.
200 Я. Р. Дашкевич, Розселення вiрменiв..., стр. 156—157. 201 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 77.
202 M. Maciszewski, указ. соч., стр. 131.
203 Там же, стр. 132.
204 Там же.

[стр. 150]

М. Мацишевского. Начало основания колонии он связывает со временем постройки церкви, между тем было бы правильнее связывать его с появлением войта, т. е. руководителя общины. Строительство церкви зависело от наличия материальных средств и могло быть начато позднее.

В своей книге М. Мацишевский приводит фамилии армянских войтов, которые он нашел в архивных документах. В 1714 г., например, армянскую общину Бережан возглавлял Богдан Черкез, позднее — в 1725 г., а затем в 1735 г. — Айказ. В 1725, 1730, 1735 и 1740 гг. упоминается Ян Лукашевич. В одной из судебно-административных книг Ян Айвазович подписался как присяжный войт армян. В 1749 г. упоминается Юзеф Кжиштофович, который позднее — в 1755 г. назывался старшим войтом. Есть упоминание о судье Миколае Азберовиче205. М. Мацишевский отмечает, что армяне в Бережанах составляли отдельную «нацию», т. е. общину, и имели свою управу и свой суд, но не занимали отдельного квартала, а жили там, где хотели, в этом отношении не было никаких ограничений206. Но все же заметно, что в основном армяне были сконцентрированы в определенном месте, и поэтому одна из улиц в Бережанах называлась Армянской207.

Других подробностей о правовом положении армян М. Мацишевский не сообщает, поскольку в 1810 г., во время пожара, от которого пострадали также армянская церковь и дом священника, сгорели официальные документы. М. Мацишевский пишет, что армяне пользовались законами, установленными Сигизмундом I и утвержденными на Петриковском сейме в 1519 г., т. е. «Судебником польских армян». Как видим, и в Бережанах, осуществляя свое внутреннее самоуправление, армяне руководствовались армянскими законами.

В своей книге М. Бжишкян приводит данные о численности проживающих в Бережанах армян: «Это маленький и благоустроенный город, недалеко от Станислава,—пишет он,—имеет мощную крепость и немногочисленное население — поляки, русы, армяне и евреи. Раньше здесь было много армян, до 200 домов»208. К сожалению, мы не знаем, к какому времени относится это сведение. Ту же цифру повторяет и С. Баронч в своей книге, но опять без указания времени209. Тем не менее видно, что колония была достаточно многолюдной.

_____________________________

205 Там же.
206 Там же, стр. 131.
207 Там же.
208 Бжишкян, стр. 124.
209 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 77.

[стр. 151]

В Бережанах, как и в других местах, армяне построили сначала деревянную церковь. В 1710 г. владелец города А.-Н. Сенявский специальным указом предоставил армянам ряд привилегий. В частности он брал на себя заботу о материальном обеспечении армянского священника210.

Польские короли, учитывая необходимость восстановления разрушенного вследствие татарских набегов хозяйства города Бережаны, удовлетворили просьбу владельца города и предоставили торговцам ряд привилегий. Грамотой от 1567 г. (полный текст грамоты опубликован в книге М. Мацишевского)211 король Сигизмунд-Август освобождал бережанских купцов от всякого рода налогов, за исключением таможенной пошлины. В 1633 г. король Владислав IV продлил эти привилегии на довольно длительный срок — 30 лет212.

Естественно, что город Бережаны, расположенный на оживленном торговом пути, идущем из Станислава в Тернополь, имел широкие перспективы для развития торговли и армяне не могли не учесть этого обстоятельства, тем более, что и они в свою очередь получили несколько привилегий от А.-Н. Сенявского. Армяне активно участвовали в торговле, особенно с восточными странами.

По данным польского географического словаря, обосновавшиеся в Бережанах армяне (там написано «многочисленные армяне») создали склады восточных товаров, откуда отправляли их во Львов и Язловец213. Склады были обширными, и один из них, построенный на рынке, после небольшой реконструкции, был превращен в католическую церковь214.

Армяне торговали, в основном, сукном и шелковыми тканями, а также скотом215. В Бережанах они занимались, наверное, также обработкой кожи и производством кожаных изделий. Этим ремеслом, а также ювелирным делом, везде занимались в основном переселенцы-армяне. С обработкой кожи тесно были связаны переработка мяса и производство мясных продуктов, а также мыла и свечей. Во Львовском государственном музее этнографии и художественных промыслов Академии наук Украинской ССР хранится интересный экспонат, который дает нам право говорить о еще одной профессии бережанских армян. Этот экспонат — золототканый пояс, изготовленный армянскими мастерами в Бережанах, в 70-х гг. XVIII в. Широкие пояса, имеющие иногда несколько

_____________________________

210 Там же, стр. 77—78.
211 М. Maciszewski, указ. соч., стр. 191 — 192
212 Там же, стр. 206—207.
213 Słownik geograficzny..., t. I, str. 417.
214 Там же, стр. 418.
215 М. Maciszewski, указ. соч. стр. 159.

[стр. 152]

метров длины, были очень распространены в городах и селах Украины. Бережанские армяне занимались изготовлением и продажей тканых поясов.

Из книги М. Мацишевского узнаем, что в начале XVIII в. в Бережанах армяне все еще говорили между собой по-армянски. Записи, сделанные в городских актовых книгах армянами, свидетельствуют о том, что их авторы не владели польским языком, а если им иногда приходилось ставить подписи по-польски, то делали это со множеством ошибок216. Он отмечает, что армяне старались не смешиваться с другими народами, избегали смешанных браков и благодаря этому смогли надолго сохранить свои национальные черты: смуглое лицо, горбатый нос, черные волосы. Они не забыли свои национальные блюда217.

Армяне открыли в Бережанах школу, которую в 1724 г. возглавлял приходский священник Ян Оганович218. К сожалению, других сведений об этой школе мы не имеем.

7 мая 1746 г. Август Чарторыский разрешил армянам построить в Бережанах новую церковь вместо старой деревянной. Это дело осуществил священник Деодат Горбаз. Строительство церкви было закончено в 1764 г., но освящение состоялось позднее—в сентябре 1791 г.219

Наряду со строительством церкви, на пожертвования богатых бережанских армян был создан небольшой ломбард, доходы от которого передавались церкви. Попечителями (провизорами) ломбарда были два братства армянской церкви—непорочного зачатия св. девы Марии и св. Анны220. Мы не знаем, какие это были братства, возможно, что одно из них было «братством удальцов». В книге С. Баронча приводятся имена армян, своими вкладами способствовавших созданию ломбарда. Видно, что пожертвования начались в 1764 г. и продолжались до 1777 г. Вот имена некоторых дарителей: Антони Айвазович (подарил 300 злотых), Анна Каменчанка (300 злотых), Гуник Богосевич (400 злотых), священник Деодат Горбаз (в память об Антонии Горбазе—500 злотых), священник Миколай Кжиштофович (300 злотых), Валериан Рошко Каменчанин (330 злотых), Богдан Стефанович (700 злотых)221.

Этот далеко не полный список дает возможность установить, что среди армян, переселившихся в Бережаны, были выходцы из Каменца-Подольского.

_____________________________

216 Там же.
217 Там же, стр. 159.
218 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 78.
219 Там же, стр. 78—79.
220 Там же, стр. 78.
221 Там же.

[стр. 153]

Ломбард имел 7100 злотых капитала, что дало возможность вплоть до конца 1780 г. регулярно платить жалование (300 злотых) приходскому священнику.

При первом разделе Польши, как сказано выше, город Бережаны отошел к Австрии. Австрийские власти упразднили национальные самоуправления, в том числе и армянский суд222. К концу XVIII в. число армян в Бережанах сократилось до 177 человек. Сократились также доходы, получаемые от ломбарда. С 1 января 1781 г. до конца сентября 1783 г. священнику было выплачено всего 280 злотых. Впоследствии касса не была в состоянии материально обеспечивать священника, поэтому после смерти Яна Карапета Никисаряна (1800) никто не желал занимать должность священника223.

Поскольку церковь осталась без священника, то в 1806 г. ее здание, вопреки протесту Львовского армянского архиепископа, было превращено в склад зерна. В 1810 г. в Бережанах вспыхнул пожар, и католическая церковь сгорела, а армянская осталась целой, пострадала, по-видимому, лишь крыша, поскольку после этого князь Любомирский отремонтировал ее и предоставил католической общине города (1816—1821)224. Когда католическая церковь была восстановлена, армянская перешла в руки австрийской армии, устроившей там склад. Впоследствии военные освободили здание, и заведующий бережанской школой Грегор Давидович, использовав арендную плату, полученную от военных, а также собрав пожертвования, сумел восстановить армянскую церковь (1828), которая была освящена львовским армянским архиепископом Стефановичем 10 сентября 1828 г.225 Здание этой церкви, которая действовала вплоть до 1940 г. в качестве армяно-католической, существует и ныне. В свое время это здание было с трех сторон окружено стенами. Во время реконструкции были приобретены три новых колокола, которые находились под сводами, построенными для этой цели. На стене церкви был изображен св. Григор. Церковь имела три ризницы, главная из которых носила имя Богородицы, другие — св. Григора и св. Анны. До 1845 г. священником был Григор Бирар, его преемником был Каетан Бжежанский226.

Причины распада армянской колонии в Бережанах были те же, что и в других городах. К процессу ассимиляции прибавились еще и экономические трудности. Евреи давно уже получи-

_____________________________

222 М. Maciszewski, указ. соч., стр., 132.
223 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 79.
224 M. Maciszewski, указ. соч., стр. 115.
225 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 79—80.
226 Там же, стр. 80.

[стр. 154]

ли право селиться в городе, и в области торговли армянам было очень трудно выдержать их конкуренцию. Политическая обстановка сделала невозможными переезды в торговых целях, и купцы-армяне были вынуждены заниматься в основном торговлей скотом. Они приобретали поместья и переселялись в сельские местности, но не порывали связи со своей церковью, которая благодаря стараниям как их, так и оставшихся в городе армян, продолжала действовать долгое время.

По данным С. Г. Агонца, в Бережанах в 1802 г. было 120 армянских семей227. Однако во время путешествия М. Бжишкяна (1820) это число сократилось наполовину. «Ныне осталось 60 домов,—пишет он,—которыми управлял присланный из Львова священник»228. X. Захарясевич пишет, что в Бережанах осталось всего 185 армян и поэтому доходы церкви сократились229. А. Алтунян, побывавший в Бережанах позднее, об армянской колонии пишет следующее: «Есть 30 домов армян, которые имеют одну церковь. А здешние армяне лишь по имени являются армянами, поскольку кроме литургии, служимой в церкви по-армянски, не встретишь никого, кто знал бы хоть одно армянское слово»230.

По свидетельству Ф. Маклера, в 1884 г. в Бережанах осталось всего 180 армян, разбросанных по 30 окрестным населенным пунктам231. С. Баронч пишет, что в 20 окрестных селах и в самом городе число армян не доходило до 100232. Однако впоследствии их число возросло, и по данным 16 июля 1894 г. доходило до 240233.

Бережанская колония, как и другие армянские колонии, находившиеся в пределах Австро-Венгерской империи, привлекала внимание мхитаристов из Вены, которые стали посылать туда духовных лиц. Один из них, Антон Косинян, в большой мере способствовал восстановлению армянской церкви. Другое духовное лицо, Бартугимеос Костецкий, получивший образование в Вене, был младшим священником армянской общины Бережан, а священником был Овсеп Дадурян234.

Нет сомнений, что эти лица, воспитанные в Мхитаристской

_____________________________

227 С. Г. Агонц, указ. соч., стр. 141.
228 Бжишкян, стр. 124.
229 X. Z[acharyasiewicz], указ. соч., стр. 101.
230 А. Алтунян, указ. соч., стр. 133—134.
231 F. Macler, указ. соч., стр. 47 -48.
232 S. Barącz, Rys dziejów ormiańskich, str. 80.
233 А. Давтян, Армянские церковнослужители Польши (на арм. яз.), «Андэс амсорья», Вена, 1894, август, стр. 246.
234 Там же.

[стр. 155]

конгрегации Вены, способствовали поддержанию национального духа. В этом одна из причин долгой жизни колонии.

Об истории позднего периода армянской колонии Бережан нам известно мало. Наподобие армянских колоний во Львове, Тисменице, Кутах и др., армянская община в Бережанах продолжала существовать вплоть до начала 1940-х гг. Армянский язык и многие национальные обычаи были давно забыты, но члены общины продолжали считать себя армянами и были сплочены вокруг армяно-католической церкви, которая подчинялась Львовскому армянскому архиепископу.

Осенью 1961 г. в армянской церкви во Львове нам удалось обнаружить ряд рукописей, документов и старопечатных книг. Среди них были и метрические книги, книги регистрации браков и смертей бережанской колонии, а также журналы для регистрации отправленных и полученных писем. Все эти материалы хранятся ныне в архивном отделе Матенадарана235.

Метрическая книга общины начата в 1785 г. и продолжена до 1827 г.236 Записи 1828—1899 гг. сделаны в другой книге237.

В книге записаны имена новорожденных, год, месяц и день рождения. Записывались имена родителей, род занятий, вероисповедание. Все записи сделаны на польском языке, и лишь один раз, 29 марта 1788 г. отец новорожденной девочки по имени Масианна записал свое имя по-армянски: «Хачик Давидович Оганенц, торговец»238. Ясно, что Хачик Оганенц не был из польских армян, а переселился в Бережаны незадолго до этого.

Из данных метрических книг можно заключить, что армянская община Бережан в эти годы была немногочисленной, поскольку рождений было немного. Так, например, в 1786 г. зарегистрировано пять рождений, в 1787 г.-—десять, в 1789 г. — пять, в 1790 г.— девять, в 1791 г.—восемь239.

Книга регистрации смертей охватывает период примерно в 80 лет — с 1829 по 1906 гг., здесь записаны необходимые данные об умершем (возраст, пол, имя и фамилия, даже адрес — название улицы и номер дома)240.

Некоторые данные можно почерпнуть из журнала регистрации переписки приходского правления армянской колонии Бере-

_____________________________

235 Матенадаран им. Маштоца, Архивный отдел, фонд армянской церкви города Львова, папка № 246.
236 Там же, док. № 2.
237 Там же, док. № 3.
238 Там же, док. № 2, стр. 2 б.
239 Там же. док. № 2.
240 Там же, док. № 4.

[стр. 156]

жан, где зарегистрированы письма, полученные в 1905—1926 гг.241 Регулярно заполнялись также журналы регистрации почтовых отправлений. До нас дошел лишь один из них, охватывающий записи, сделанные в 1907—1940 гг. Почтовые отправления прекратились в годы первой мировой войны и возобновились в 1922 г.242 Из этого журнала можно почерпнуть сведения о связях армянской общины Бережан. Большинство писем отправлено Львовскому армянскому архиепископу. Руководители общины вели оживленную переписку также с армяно-католическими приходами Кут, Лисца, Станислава и Тысменицы. Много писем отправлено магистрату Бережан, тернопольскому и бережанскому староствам. В случае обнаружения этих писем мы сможем получить сведения о новейшей истории армянской колонии.

Среди армянских колоний Подолии и Галиции колония в Бережанах оказалась одной из самых «стойких». Армяне, проживавшие в этом городе и окрестных селах, с удивительным упорством держались за свою церковь и смогли сохранить некоторые национальные черты. Определенную роль в этом сыграли, несомненно, тесные связи с армянами Львова и окрестностей и в частности с армянами Кут, среди которых и поныне можно встретить людей, говорящих на армянском языке.

В годы второй мировой войны и гитлеровской оккупации армянская колония Бережан, как и другие колонии Западной Украины, распалась окончательно.

_____________________________

241 Там же, док. № 6.
242 Там же, док. № 1.

Дополнительная информация:

Источник: Григорян В.: "История армянских колоний Украины и Польши" (армяне в Подолии), Ер.: Издательство АН Арм. ССР,1980.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice