ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Арминэ Йоханнес о потомках Мусалера, героическая оборона которых легла в основу романа “Сорок дней Муса-Дага” австрийского писателя Франца Верфеля.

 

ПОТОМКИ ГЕРОЕВ МУСАЛЕРА
ПЫТАЮТСЯ СОХРАНИТЬ СВОИ КОРНИ

В конце июля 1915 года турецкие власти, начавшие резню и депортацию армян Киликии, окружили гору Муса в районе Суедии. Большая часть 23-тысячного армянского населения была вынуждена покинуть насиженные места и обосноваться в Сирии и Ливане.

“Это было посреди ночи, церковные колокола звонили, призывая нас покинуть деревню до наступления рассвета. Многого с собой мы не успели унести - кое-что, в том числе и запасы на зиму, пришлось оставить турецким соседям, что-то удалось продать, поскольку развитие событий не было неожиданным для нас”, - вспоминает Цагик Джанбазян.

Многие из них погибли в пути от голода и лишений. Другая часть, около 5 тысяч жителей 6 деревень горы Муса, героическая оборона которой послужила основой романа Франца Верфеля “40 дней Муса-Дага”, была спасена французскими войсками. Они сначала дошли до Банияса на сирийском побережье, где им пришлось провести 40 дней в лачугах. За это время 45 человек умерли от невыносимых условий жизни. “Они мокли насквозь под проливными дождями и, чтобы согреться и не терять присутствия духа, ночи напролет танцевали под музыку зурны и доола”, - свидетельствует писатель Погос Анебеян.

В конце концов беженцы с помощью французского флота были переброшены на суровую и сухую землю Анчара в долине Бекаа в Ливане. В ожидании строительства 1000 “французских домиков” на земле, выкупленной французским правительством с помощью фонда Гюльбенкяна, они провели 2 года в палатках в ужасных условиях. В первые месяцы изгнания, недоедания и эпидемий малярии погибли 500 жителей Анчара. “Было ужасно холодно. Прежде чем укрыть детей, мы грели одеяла над угольными печками”, - вспоминает Мария Ибраджян.

Анчар, известный также как Хауш Муса (район Мусы), был построен на 18 кв. км согласно плану, утвержденному французским правительством. Он разделен на 6 частей по названию деревень Мусалера - Хдрбек, Егунолук, Битиас, Кабусие, Хаджи Хабибли и Вагыф. А улицам дали армянские названия - Саят-Нова, Агаджанян, Джанбазян.

Помимо 1-комнатного “французского домика” с маленьким наружным туалетом, каждой семье выделили надел земли размером 6500 кв. м. Как и прежде, в своих деревнях жители занялись сельским хозяйством, хотя климат в Анчаре был намного хуже. “Мужское население было привлечено к строительству домиков, французы платили им несколько центов в день. После раздела земли каждая семья получила по 50 кг пшеницы для сева”, - вспоминает 94-летний Мовсес Джанбазян.

Чтобы свести концы с концами, фермеры обычно сочетают сельское хозяйство с другой работой. Проработав более 60 лет на земле, Асатур Махулян открыл в деревне маленький супермаркет, которым управляет сейчас его сын.

Чтобы обеспечить получение армянского образования, в деревне были открыты католическая и евангелическая школы. Чуть позже с помощью Шаварша Мисакяна, основателя издающейся в Париже газеты “Арач”, была создана Армянская Апостольская школа, в которой ныне обучаются 219 учеников. На попечении католического сиротского приюта находятся сейчас 60 воспитанников в возрасте от 3 до 15 лет.

Гордые мусалерцы, до сих пор разговаривающие на своем диалекте, продолжают развивать свою деревню, в которой есть административные здания, школы, церкви, клубы, спортивные ассоциации и даже хор. В 1960г. здесь появился водопровод, а действовавшие до этого фонтанчики на улицах превратились в своеобразные памятники. Однокомнатные домики заменены на современные виллы, а кое-где на их месте стоят комфортабельные 2-этажные дома. Анчарцы гордятся своими ресторанами, многие из которых разводят в водоемах форель.

Тем не менее лелеемый своими жителями Анчар испытывает серьезные проблемы с иммиграцией. Население сегодня составляет здесь 2500 жителей, а в 1946-47 годах половина населения, насчитывающего 530 семей, уехала в Армению. Во время гражданской войны в Ливане многие уехали в США и в Австралию.

- Иммиграция молодежи - главная проблема сегодня, - говорит мэр Анчара Сепух Сагиян. - Здесь нет университетов, поэтому для продолжения образования многие уезжают в Бейрут и из-за отсутствия рабочих мест не возвращаются обратно. Однако благодаря строительству шоссе, связывающему Ливан со странами Персидского залива, которое завершится в 2005 году, 58 км, отделяющие Анчар от столицы, можно преодолеть теперь за 30 минут, и мы надеемся, что жители не будут покидать Анчар навсегда.

Безработица также способствует иммиграции. Здесь есть более 50 яблоневых садов, и можно подумать о создании завода по производству сока. Недавно с помощью посольства Канады здесь открылся маленький завод (работают пока 8 женщин) по переработке томатов, выпускающий томатный сок, пасту и кетчуп.

Помимо этих, существует куда более серьезная проблема. В свое время французское правительство с помощью фонда Гюльбенкяна выкупило землю за $70 тыс. у двух арабских семей и еще один надел - за $1 тыс. у арабской религиозной организации. Все они подписали документ о том, что более не имеют претензий на собственность. Сегодня же суннитские соседи Анчара требуют возврата земель, а также незарегистрированных наделов, принадлежавших эмигрировавшим в Армению семьям.

Спорные земли начинаются у въезда в Анчар. На холме уже построена небольшая мечеть, ставшая местом паломничества. Ежегодно в день рождения пророка Мохаммеда от 5 до 10 тысяч паломников поднимаются на вершину холма и выкрикивают враждебные лозунги в адрес жителей Анчара. Отношения с соседями сегодня крайне обострены: сунниты обратились с иском в суд в связи с незаконным, по их мнению, использованием земель жителями Анчара. “Мы - единственная христианская деревня в регионе и являемся для них бельмом на глазу, - объясняет инженер и учитель Гюльбенкяновского колледжа Есаи Аватян. - Они подстрекают кочевников, которые портят наши деревья и перекрывают ирригационные каналы. Они надеются выжить нас из этих мест. Мы прожили бок о бок более 60 лет, но сегодня муфтий долины Бекаа развернул против нас пропаганду, утверждая, мол, “армяне отняли нашу землю и нашу воду”.

К попытке найти компромисс были привлечены власти Сирии. Официальные лица уже решили передать холм Талел Наби суннитам, но те не удовлетворены и требуют в свою собственность незарегистрированные земли Анчара - 250 тыс. кв. м. Суд по иску многократно откладывался, однако споры не прекращаются.

Так и живут среди всех этих проблем потомки героев Мусалера. И ищут пути к выживанию.

Арминэ ЙОХАННЕС, AIM, июнь 2002 года
Перевод Армена НИКОГОСЯНА

Дополнительная информация:

Источник: Газета «Голос Армении»

См. также:

Франц Верфель “40 дней Муса-Дага”

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice