ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Рафик Абрамян

АРМЯНСКИЕ ИСТОЧНИКИ XVIII В. ОБ ИНДИИ

Previous | Содержание | Next

[стр. 83]

«ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ХАЙДАРА АЛИ-ХАНА» АКОПА СИМОНЯНА

О событиях второй половины XVIII века в Майсоре, и, в частности, о самом видном политическом и военном деятеле этого периода не только в Майсоре, но и во всей Индии Хайдаре Али написано много исследований, опубликован ряд источников: официальные документы, мемуары, хроники, биографические работы и т. д.

Первым биографом Хайдара Али считали Чарльза Стюарта (1764—1877). В 1809 г. в каталоге рукописей библиотеки Типу, захваченной англичанами, проф. Стюарт в качестве приложения дал составленные им биографии Хайдара и Типу.

В 1786 г. в Лондоне была опубликована мемуарная работа капитана Робсона1. Робсон во время второй англо-майсурской войны командовал конным отрядом англичан. В своей работе он идет на прямую фальсификацию фактов. Робсон умышленно преувеличивает количество войск Хайдара и уменьшает численность англичан во время того или иного сражения с «целью возвеличить славу английского оружия».

Несравненно объективнее и ценнее, чем работы Робсона, мемуары начальника его артиллерии француза мэтра де Ла Тура. Особенно подробно им описаны два

_____________________________

1 См. Fransis Robson, The Life of Hydar Ally; with an accoount his usurpation of the Musore, and ofter contigyous Provinses to witch is anneked cenuine narrative of the sutterings of the British war taken by his Tippo Saib. London, M. DCL. XXXVI.

[стр. 84]

похода Хайдара Али на Малабар2. Для изучения жизни и деятельности Хайдара Али большую ценность представляют маратхская хроника Рама Чандры Рао Панпагури и история Хайдара Али и Типу, написанная сыном Типу Султана—Гулям Али Мухаммедом.

Историку, занимающемуся изучением жизни Хайдара Али, необходимо знать такую работу, как хроника Кермани «Нишан-и Хайдари» («Воспоминания о Хайдаре»).

Из современных исследований большую ценность представляет работа проф. Нарендра Кришна Синха3. Правда, после появления в свет великолепной монографии Хаувадана Рао4 (в которой часть второго тома и около половины третьего посвящены истории Майсуратого периода, когда страной управлял Хайдар Али), являющейся результатом почти пятидесятилетней кропотливой работы, работу Нарендра Кришна Синха можно считать несколько менее ценной, хотя Синха после девятилетней обработки и получения новых данных переиздал свою работу. Много интересного о жизни и деятельности Хайдара Али можно встретить в работах М. Вилкса5, В. А. Смита и других исследователей истории Индии.

К сожалению, в советской историографии о Хайдаре Али или об истории Майсура в период Хайдара почти ничего нет. Исключение составляют две работы доктора исторических наук К. А. Антоновой. Первая из них—«Английское завоевание Индии в XVIII в.», где в трех обширных главах подробно рассмотрены вопросы социально-экономического положения, англо-майсурская борьба (1767—1789) и завоевания Майсура (1784—1799). Автор на фоне общей истории Майсура говорит о Хайдаре

_____________________________

2 См. MMDLT, Histoire d'Ayder-Ali-khan, navab-behader, t. I-II Paris, 1783.
3 CM. N. K. Sinha, Haidar Ali, Calcutta, 1949.
4 См. С. Hayavadana Rao, History of Musore (1399—1799), vol. I—III, Bangangalore, 1943—1948.
5 См. М. Wilks, Historical sketches of the Soutches of India in an attempt to trace yhe historu of Mysore... vol. I—III, London, 1810-1814.

[стр. 85]

Али, характеризует его как военного и политического деятеля и человека. Вторая работа называется «Англофранцузская борьба за Индию и роль государства Майсор в 1769—1784 гг.». «Жизнеописание Хайдара Али» или, как его называет автор, «История жизни и деятельности храброго Хайдара Али со дня рождения до его смерти» Акопа Симоняна является первой попыткой в советском востоковедении опубликовать оригинальный источник о Хайдаре Али.

Работа написана индийским армянином Акопом Симоняном. К сожалению, поиски в рукописных фондах Матенадарана, архивах Еревана, просмотр опубликованных и неопубликованных каталогов рукописей Н. Джуги, Вены, Венеции, Иерусалима, Антилиаса и других хранилищ и архивов армянских рукописей и документов не дали никаких данных о Симоняне. О нем молчат также армянские журналы и другие опубликованные работы в Индии и Иране. Неизвестны даты его рождения и смерти, мы не знаем откуда он родом, сколько лет жил в Индии и как он появился там. Остается лишь сделать предположение, что он один из тех многочисленных армян Н. Джуги, которые нашли в Индии спасение и приют. Судя по работе, которая после него осталась, он имел довольно хорошее образование. Из его «Жизнеописания» известно, что он неоднократно встречался с самим Хайдаром, с англичанами, французами и имел с ними беседы, с каждым говорил на его родном языке. Исключено, что Акоп Симонян пользовался услугами переводчика, так как, излагая факты, он употребляет выражение: «Я говорил, я спросил, меня спросили и т. д.». Получается, что он, кроме родного языка, владел английским, персидским, французским, каннара, а может быть, и другими языками Индии. В этом нет ничего удивительного. Известны сотни армян в Индии, знавшие эти языки. Иначе и не могло быть. Купец, имевший торговые дела с индийцами и другими народами Азии и Европы должен был знать их языки, чтобы успешно вести торговые сделки.

Автор «Жизнеописания» был купцом, по-видимому, поддерживавшим тесные связи с верхушкой как местных правителей, так и европейских Ост-Индских

[стр. 86]

компаний. Его лично знал Хайдар Али, имел с ним переписку и видимо был в дружеских отношениях. Он был так близок с Хайдаром, что даже старался использовать свои связи в интересах индийских армян. «В 1778 г. в декабре месяце,—пишет Симонян,—я пошел во двор навестить наваба Бахадура с намерением получить от него указ о разрешении армянскому народу заниматься свободной торговлей в его государстве. Там, у Хайдара, я был встречен с большими почестями. Наваб Бахадур обещал дать армянскому народу все, что я просил. Я просил у него, кроме разрешения торговать, также, чтобы мой народ, армяне, был свободен от всяких пошлин и податей».

Вероятно, только очень близкие и дружеские отношения между Акопом Симоняном и Хайдаром Али позволили ему поставить такой важный вопрос перед Хайдаром и тут же добиться его положительного решения.

Из материалов «Жизнеописания» видно, что Акоп Симонян был частым гостем майсорского двора, посещал не только семейные праздники Хайдара (свадьба сыновей), но и совещания, посвященные обсуждению важных политических событий. Он был очевидцем того, как Хайдар составлял секретные письма и отправлял их в Дели, Катак, Пуну, бывал у Хайдара во время приема английского «посланника-падра» и т. д. О близких взаимоотношениях Хайдара Али с Акопом Симоняном говорит следующее письмо Хайдара, написанное им из Кондживерама: «Желаю тебе доброго здоровья. Сейчас я нахожусь в стане армии. Мне нужны двадцать флаконов розового масла. Прошу тебя, пошли мне их и напиши, сколько они стоят, чтобы я послал тебе за них деньги». С разрешения местных властей Симонян отправил розовое масло и тут же получил за него причитающуюся сумму.

Вероятнее всего, большую часть своей жизни он прожил в Южной Индии, в Майсоре, но по торговым делам бывал в Серингапатаме, Майсуре, Беднуре, Читталдруге, Сире, Хайдар-Нагаре и других местах.

Иногда, говоря о взятии того или иного города Хайдаром, Акоп Симонян, как очевидец, дает яркое описание торжественных приемов, которые давались побе-

[стр. 87]

дителями, или картины страшного разрушения и грабежа, которому подвергались побежденные города.

По-видимому, уставший от скитальческой, полной опасностей и тревог жизни, он уехал на склоне лет в Мадрас и обосновался там. Судя по описаниям страшного голода и разрушений, он перенес сам все тяготы, выпавшие на долю осажденного Мадраса. Об Акопе Симоняне мы больше ничего не знаем. Между прочим, даже такой крупный специалист, как Месровб Сет, о нем ничего не говорит.

Неизвестно также, когда Симонян начал и когда окончил свою работу. Судя по всему, она является результатом работы не одного года. По-видимому, в свое время он составлял дневник, который и использовал впоследствии. Во всяком случае работа им начата еще при жизни Хайдара Али, потому что, говоря о захвате Хайдаром власти в Майсоре, он пишет: «Хайдар... стал фактическим хозяином страны, каким и является до сих пор». Свою работу Акоп Симонян окончил уже после смерти Хайдара.

Внимательное исследование «Жизнеописания» позволяет сделать вывод, что автор в основном пользовался своими личными наблюдениями, своими дневниками, рассказами очевидцев и т. д. Он фактически является хронистом, фиксирует все то, что происходило перед его глазами. Он очевидец всех событий, которые происходили в период 1761 —1784 гг., до смерти Хайдара.

Рассказывая о детстве и юности Хайдара Али, автор использует созданный, по-видимому, уже после его воцарения рассказ, носивший явно легендарный характер.

Акопу Симоняну, вероятно, хотелось, чтобы армяне в Индии хорошо знали жизнь и деятельность одного из крупнейших деятелей Индии того времени, чтобы индийским армянам были известны история и обычаи страны, где они жили. Автор так говорит о цели написания своей работы: воспитать в армянах дух симпатии, любви и уважения не только к Хайдару Али, но и ко всему индийскому народу. Почему выбрана такая цель, понятно, если учесть, что книга написана человеком, который жил в Мадрасе, находившемся под английским владычеством. Автор не описывал колонизаторов Лалли, Клайва и дру-

[стр. 88]

гих и не присоединялся к хору, восхвалявшему «подвиги» англичан и французов в Индии.

Работа Симоняна написана на древнеармянском языке и в отличие от «Истории Индии» Т. Ходжамаляна не содержит слов и выражений новоджугинского диалекта. Стиль автора прост и понятен.

Судьба оригинала «Жизнеописания» неизвестна. Список 1793—1795 гг. находился в Мадрасе в редакции первенца армянской периодики «Аздараре» и был постепенно полностью опубликован («Аздарар», Мадрас, 1794—1795 гг., стр. 245—253, 287—297, 346—354, 414֊ 425, 478—485, 531—541, 595—597, 652—659, 692—695)6. В библиотеках мира хранится три экземпляра «Аздарара», которые представляют большую ценность. Работу Симоняна Арутюн Шмавонян издал для того, чтобы познакомить своих читателей с жизнью одного из великих людей Индии, с историей страны и той борьбой, которую вели европейцы за захват Индии, с тем героическим сопротивлением, которое оказывали индусы колонизаторам.

В основном издатель остался верен тексту оригинала. Заметить и исправить ошибки и искажения не представляет больших трудностей. Этого нельзя сказать о расшифровке дат. Для облегчения чтения при печатании армянские буквы заменены цифрами.

Здесь вкрались неточности и путаница. К сожалению, не было возможности узнать, согласно какому армянскому календарю были расшифрованы даты.

Нам кажется, что оригинал работы Акопа Симоняна все-таки не потерян, рукопись может находиться в одном из хранилищ армянских рукописей, может быть в хранилище Антилиасского армянского монастыря в Ливане.

Известно, что основной архив «Аздарара» перешел к «Азгасеру» и «Азгасер Араратяну». Известно также, что, когда Тахиадян уезжал из Индии, он взял с собой как весь свой архив, так и основную часть архива «Аздарара» и других журналов. Но, к сожалению, по пути он заболел и умер, а архив куда-то исчез. Только недавно

_____________________________

6 См. «Ազդարար», Մադրաս, 1794 1795, էջ 243—253, 287—297, 346—354, 414-445...:

[стр. 89]

один советский ученый, посетив эти места, выяснил, что почти весь потерянный архив Тахиадяна находится в Антилиасе. По моей просьбе, в архиве Антилиаса сейчас ведутся розыски рукописи Симоняна.

После издания работы Акопа Симоняна за прошедшие 160 лет никто ни из арменистов, ни из востоковедов не обратил на эту работу внимания. О ней только упоминали, когда составляли и опубликовывали библиографию «Аздарара». Насколько нам удалось выяснить, о ней ничего не сказано и на других языках.

Ценность древнеармянского текста по истории Майсора и особенно о жизни и деятельности одной из видных личностей в истории Индии—Хайдара Али—велика, поэтому и был предпринят мной перевод древнеармянского текста на русский язык. Как и к тексту «Истории Индии» Т. Ходжамаляна, мною составлены комментарии и даны текстологические поправки. Географические названия и собственные имена в древнеармянском тексте оставлены так, как они были даны автором. Часто эти имена и названия приведены не так, как они пишутся, а так, как они звучат в разговорной речи. В русском же переводе они исправлены мной.

Перевод «Жизнеописания» я старался делать так, чтобы быть более близким к тексту оригинала, ничего из него не выбрасывая, но в то же время избегать дословности.

Перевод как этого, так и другого памятника («История Индии» Т. Ходжамаляна) преследует цель привлечь внимание и пробудить интерес советских востоковедов, в первую очередь индологов, к армянским источникам об Индии и сделать эти источники предметом всестороннего и более внимательного исследования.

Основой для первой части «Жизнеописания» Акопа Симоняна, т. е. рассказа о детстве и юности Хайдара Али, как уже говорилось выше, послужила распространенная в Индии легенда, по-видимому, созданная после того, как Хайдар стал знаменитостью. Симонян к ней не относится критически. Он ее передает, вероятно, так, как слышал.

В первой части своей работы Акоп Симонян ничего нового и интересного не сообщает ни о Хайдаре Али, ни

[стр. 90]

об истории Майсора. В этой части «Жизнеописания» очень часто упоминается имя дяди Хайдара со стороны матери—Мир Сахиба как покровителя и воспитателя Хайдара Али. По армянскому источнику, это он с самого детства воспитывал его, а не брат Хайдара—Шахбаз7. Мир Сахиб предоставил Хайдару небольшой отряд солдат, и по его личному ходатайству Хайдар был принят на военную службу. Интересно, что об Ибрагиме Сахибе другие источники ничего не говорят. Лишь Вилкс о нем мельком упоминает как о начальнике крепости Бангалор8 и один раз—как о дяде Хайдара9. Тем не менее сообщение армянского источника об Ибрагиме Сахибе можно считать достоверным, так как Симонян говорит о нем в дальнейшем очень часто и очень подробно, каждый раз оговаривая, что он дядя Хайдара. Об Ибрагиме Сахибе автор пишет как об одном из лучших командиров майсорской армии, участвовавших почти во всех больших походах Хайдара Али против маратхов и англичан.

Кратко изложив жизнь Хайдара в период его юности, охарактеризовав его как очень смелого, отважного, храброго юношу, влюбленного в военное дело, Симонян далее пишет о первом настоящем боевом крещении Хайдара Али в боях за Тричинополи. О событиях при Тричинополи Симонян упоминает дважды. Первый раз. излагая материал, он путает ряд событий, имевших место до этого. Во второй раз Симонян сообщает достоверные и проверенные факты.

По армянскому источнику, во время похода майсорских войск Хайдар командовал отрядом из 500 пехотинцев (о численности всех майсорских войск, шедших на помощь союзникам-французам, Симонян сообщает противоречивые цифры—3000 и 10000). Автор армянского источника, по-видимому не очень хорошо осведомленный об этих событиях, допустил ряд неточностей. Например, взятие обманом Тричинополи в 1731 г. и казнь правительницы-раны автор путает с событиями

_____________________________

7 См. С. Hayvadana Rao, History of Mysore..., vol. III, p. 515.
8 Cм. N. K. Sinha, Haidar Ali..,, p. 24.
9 Cм. M. Wilks, Historicol sketches of the South of India..., vol. I, London, 1810, p. 462.

[стр. 91]

1749 — 1752 гг. Симонян (или издатель), перепутав факты, Чанда Сахиба, врага Майсора, против которого сражались войска Хайдара, считает союзником Майсора. По Симоняну, основная часть майсорских войск, долгое время не получая жалованья, выразила недовольство и оставила своего союзника. Хайдар не подчинился приказу своего командира и до последнего дня, до завершения военной кампании и взятия Тричинополи, активно участвовал в военных операциях.

Последующие события в работе Симоняна описаны подробно. Через пять лет после этих событий Хайдару удалось довести численность своих войск до 15 тысяч всадников и 3 тысяч пехотинцев. Он «... ежедневно сам учился и обучал свои войска военному делу...». Имея своим покровителем главнокомандующего Наджараджа и опираясь на свою хорошо обученную, преданную армию, «фатех Хайдар получил возможность действовать по своему усмотрению, не считаясь ни с кем. Это привело к тому, что вся знать города начала злословить по его адресу, так как боялась последствий».

Это было в тот период, когда тяжелое политическое и финансовое положение привело к столкновению между главнокомандующим майсорских войск Наджараджем и правителем страны. Хайдар Али, воспользовавшись этим, перешел на службу к радже. «Тот принял его с великими почестями, наградил, поручил ему командовать 20 000 конников и провозгласил его вторым командующим страны». Получив такую высокую должность, Хайдар старался угодить своему правителю и завоевать его доверие. В столкновении с первым главнокомандующим Хайдар вышел победителем. Новый главнокомандующий начал действовать самостоятельно. Он назначил командиров по своему желанию, старался привлечь всех на свою сторону. Скоро никто не осмеливался противоречить его приказам. Фатех Хайдар ни с кем не советовался. Он был человеком принципиальным и сообразительным, с большим упорством учился сам и обучал свои войска военному мастерству».

Самостоятельные действия Хайдара восстановили многих против него. О его намерениях начал догады-

[стр. 92]

ваться правитель Майсора и насторожился. Двор начал готовить заговор против Хайдара Али.

Симонян подробно говорит об известном заговоре против Хайдара Али, организованном Кханде Рао. Заговорщики, пользуясь тем, что основные силы Хайдар отправил на помощь французам, сосредоточили свои войска и внезапно напали на его лагерь. Хайдар сопротивлялся до вечера. Пользуясь темнотой, захватив ценности, бросил семью на произвол судьбы и бежал к себе в Бангалор.

Армянский источник приводит новые подробности: во-первых, выясняется, что Хайдар Али с семьей и близкими был изолирован на маленьком острове реки Кавери. «Раджа,—пишет Симонян,—начал сомневаться в верности Хайдара, так как чувствовал его недобрые намерения, поэтому приказал оставить все войска в городе (Серингапатаме.—Р. А.), а ему самому с близкими жить за городом. Место, где обосновался фатех Хайдар, представляло собой островок, образованный излучиной реки... Фатех Хайдар вынужден был взять свое имущество, семью и близких, покинуть город и поселиться на этом острове...»

По армянскому источнику, Хайдар находился в изоляции месяцев пять. С ним осталось лишь 150 солдат из его охраны. По другим источникам, численность охраны чуть больше—300 человек, а верные ему 3000 солдат были на самом деле изолированы от него и не имели связи со своим командующим10.

Акоп Симонян отрицает факт нападения войск Кханде Рао на лагерь Хайдара и побег Хайдара. По его сообщению, Хайдар через верного человека узнает о намерении мятежников утром напасть на него и арестовать. Чтобы ввести в заблуждение врага и не дать ему возможности догадаться о готовящемся уходе, Хайдар приказывает начать стрельбу из пушек и винтовок. Ночью он закапывает свои сокровища, переправляется на другой берег реки и уходит в Бангалор. Это сообщение можно считать более достоверным, чем сообщение других источников, ибо как бы храбро ни сражались

_____________________________

10 См. К. А. Антонова, Английское завоевание Индии..., стр. 171.

[стр. 93]

150—300 человек охраны Хайдара, они не смогли бы целый день противостоять натиску десятитысячной армии Кханде Рао11. На следующее утро, когда началось нападение на лагерь Хайдара, солдаты Кханде Рао никого на острове не обнаружили12.

Следовательно, по армянскому источнику, это было не паническое бегство, во время которого Хайдар даже бросил семью, а хорошо обдуманный и смело организованный прорыв из вражеского окружения.

В первую очередь Хайдаром были отозваны войска, находящиеся в Пондишери, во главе с Махдум Али-ханом. Между прочим Симонян, говоря об майсорских войсках, идущих на помощь французам и об отозвании этих войск, сообщает интересные сведения, из которых мы узнаем об одной из основных целей Хайдара—приобрести оружие. Хайдар, получив ответ французов о согласии на союз с Майсором, «...очень обрадовался, т. к. в его намерения входило приобретение у французов пушек и винтовок, в которых он так нуждался».

Армянский источник далее рассказывает о концентрации сил Хайдара и его выступлении против Кханде Рао. Известно, что очень большую роль в борьбе против Кханде Рао играли подметные письма Хайдара. Симонян подробно говорит о них, о той хитрости, благодаря которой Хайдар ввел в заблуждение раджу и Кханде Рао (у Симоняна он фигурирует в качестве «главного судьи»). До сих пор было известно только одно письмо, отправленное в лагерь армии Кханде Рао. Армянский источник же сообщает, что Хайдар сначала написал письмо правителю Майсора, в котором доказывал, что он (Хайдар) верен ему, но оклеветан врагами, и просит снова принять его на службу. На это письмо никакого ответа не последовало. Затем он написал и послал в лагерь противника письмо, «...якобы содержащее предложение о переходе к нему лучших военачальников армии Кханде Рао». Последний поддался на эту хитрость и, боясь предательства, ночью, тайком бросил армию и ускакал в Серингапатам. Без полководца войска рассеялись, значительная часть их перешла к Хайдару.

_____________________________

11 См. Rao Hauwadana, History of Musore, vol. I, p. 551.
12 Cм. N. K. Sinha, Haidar Ali, p. 2n.

[стр. 94]

Из сообщения Симоняна мы узнаем и о другой хитрости Хайдара по отношению к радже. С помощью подметных писем он ввел в заблуждение также и раджу, использовав его против своего врага.

Акоп Симонян приводит одно из многочисленных писем, которые были направлены Хайдаром будто бы на имя командира Кханде Рао. Из этих писем становится ясно, что все они были направлены против Кханде Рао И его командующих. Цель этих писем—пробудить недоверие к Кханде Рао у раджи. Хайдар Али хотел добиться того, чтобы правитель Майсора ощутил нужду в его помощи. В письме говорилось: «Вчера я получил Ваше письмо, в котором Вы говорите, что заключили союз с главным судьей, хотите убить раджу и вместо него посадить на трон главного судью. И если я дам свое согласие присоединиться к Вам, то Вы откроете крепостные ворота передо мной и восстановите меня в моей прежней должности главнокомандующего. Отвечаю Вам:—Не хочу участвовать в том деле, которое вы замыслили. Я не присоединяюсь к Вам, не хочу быть участником заговора, так как дал клятву верно служить своему правителю—радже. Будьте здоровы». Как видно из письма, тут речь идет о более серьезном и опасном деле для раджи, чем измена некоторых офицеров. Тут уже идет речь об измене и аресте правителя. По Симоняну, агенты Хайдара содержание одного из этих писем довели до сведения раджи. На следующий день, как сообщает Симонян, Хайдар такого же содержания подметное письмо направил на имя Кханде Рао. Это письмо также нарочно передали радже.

По-видимому, эти письма подействовали на правителя Майсора. Этим, вероятно, надо объяснить тот факт, что раджа не только не выступил против приближающегося к Серингапатаму войска Хайдара, но и, по словам армянского источника, для своей безопасности «пригласил Хайдара в город и сделал главнокомандующим».

После этой победы главной задачей Хайдара Али стало создание новой, верной и хорошо обученной армии. «Когда фатех Хайдар,—пишет Симонян,—снова стал главнокомандующим, он уволил часть командиров, отрубил головы тем, которые не хотели подчиняться ему,

[стр. 95]

назначил новых командиров из своих людей... роздал солдатам большие деньги. Солдаты готовы были отдать жизнь за своего главнокомандующего. Он по-прежнему сам обучал военному делу и тщательно учил своих людей».

Далее Симонян детально рассказывает о тех хитрых и коварных поступках Хайдара Али, которые он затеял с раджой и его двоюродным братом—первым министром, также законным наследником майсорского трона.

Относительно захвата власти в Майсоре Хайдаром обычно пишут, что после победы над Кханде Рао Хайдар стал правителем страны.

По сообщению армянского источника, это было отнюдь не так просто. Правда, фактически в его руках была власть, но он не рискнул при жизни законных наследников трона объявить себя правителем, ибо боялся, что «народ может восстать и убить его». Хайдару подкупом и обманом удалось одного за другим убрать со своего пути всех законных наследников трона—раджу, его двух сыновей, двоюродного брата. Даже и после этого Хайдар не рискнул действовать как правитель страны. Вероятно, неожиданные смерти, следовавшие одна за другой, дали повод к волнениям в народе и серьезному недовольству против Хайдара, так как «всем было ясно, что все это дело рук Хайдара». «В народе,—пишет Симон Акопян,—чувствовалось недовольство. Фатех Хайдар испугался, что горожане поднимут восстание и убьют его». Чтобы спасти положение и успокоить общественное мнение, он прибег к хитрости: уговорил вдову раджи усыновить ребенка из знатной семьи как будущего наследника. Но это было только формальностью. И правительница, и усыновленный наследник были взяты под строгую охрану и фактически являлись пленниками Хайдара. После всего этого он «стал действительным хозяином страны». Между прочим, ни один из других источников с такой подробностью не рассказывает об этих событиях. Автор, по-видимому, был очевидцем и свидетелем описанных им событий.

После рассказа Акопа Симоняна о захвате власти Хайдаром в тексте чувствуется какой-то пропуск, очевидно, по вине издателя: непонятно, о чем конкретно идет

[стр. 96]

речь. Вероятно, говорится об одном из первых маратхо-майсорских столкновений. Симонян, к сожалению, не называет ни года, ни места сражения. Он лишь приводит данные о численности погибших и с той, и с другой стороны солдат (20 000). Разгромленные Хайдаром маратхи, «...побросав свои доспехи, отступили».

Далее армянский источник то очень подробно, то мимоходом рассказывает о завоевательных войнах Хайдара Али 1761 —1764 гг.

Известно, что самым важным приобретением Хайдара в период завоевательных войн был город Бендур. Насколько нам удалось выяснить, самым подробным источником о захвате Бендура является «Жизнеописание». По-видимому, это объясняется тем, что автор «Жизнеописания» Акоп Симонян в дни захвата жил в Бендуре и был непосредственным очевидцем всего того, что произошло там.

По Симоняну, Хайдар был «приглашен в Бендур для решения спора о наследнике трона». Это право на трон, по его сообщению, оспаривали двое—законный сын и местный ставленник. Вероятно, правящая верхушка разделилась на две партии, защищавшие интересы своих кандидатов. Партия, защищающая интересы ставленника, прибегла к помощи Хайдара, который в это время находился недалеко от Бендура (после неудачной попытки взять Сира он возвращался в Серингапатам), послы, прибывшие к Хайдару, обещали ему «...щедро оплатить расходы по содержанию армии; вознаградить его шестью лакхами рупий. Такое же предложение Хайдар получил от другой партии. Симонян далее подробно рассказывает о подготовке, которую вел Хайдар для захвата Бендура. Почти двадцатитысячная армия Хайдара, свободно пропущенная к стенам Бендура, осадила город. Двухтысячный отряд отборных солдат, введенный Хайдаром в город якобы для личной охраны, окружил дворец, где для церемонии коронации нового правителя собралась вся знать страны. И вот как Хайдар решил спор между соперниками. Заранее заставив поклясться, что его предложения будут приняты вельможами, oн вместо того, чтобы возложить венец на голову наследника или ставленника, возложил его на свою голову.

[стр. 97]

объявив: «...Этот венец послал для меня сам господь бог».

По заранее условленному знаку стоявшие за крепостными стенами хайдаровские солдаты ворвались в город и без единого выстрела заняли его. Симонян с болью пишет о недальновидных правителях-«слепцах», так глупо сдавших неприступную крепость, которую почти невозможно было взять осадой. Армянский источник считает, что сумма, награбленная Хайдаром из дворцовой казны, равнялась девяти крорам хунов, не считая золотых и серебряных вещей. Эти сообщения подтверждает Уилкс. По его сведениям, награбленное Хайдаром богатство равнялось 12 мл. ф. ст.13

В «Жизнеописании» подробно говорится о том грабеже и разрушении, которым был подвергнут Бендур солдатами Хайдара. Полагают, что войсками Хайдара было награблено более чем на три миллиона ценностей14. Такая территориальная экспансия расширила границы Майсора. Если на этой территории раньше было множество мелких государств, то теперь вместо них стоял мощный Майсор, господствующий над всем югом Индии. Расширение границ за счет соседних территорий неизбежно привело к столкновению Майсора с маратхским союзом и с Хайдарабадом.

Но вскоре Хайдар понял, что главными и непримиримыми врагами являются англичане, которые начали затевать интриги и вмешиваться в государственные дела индийских государств. Трезво оценив эту опасность, он «...пытается объединить силы всех частей Индии для того, чтобы вытеснить англичан...»15.

Это быстро поняли англичане и их союзники (особенно Мухаммед Али), объединенные силы которых в 1767 г. вторглись на территорию Майсора и начали вести «ожесточенную войну» против Хайдара Али. К сожалению, Симонян ничего нового не говорит об известных сражениях под Чангаме и Триномали, при которых Хайдар фактически был разгромлен и понес

_____________________________

13 См. М. Vilks, Historical skefchel с. е. s..., p. 371.
14 См. Лангле, Гайдар Али..., стр. XXIV.
15 Дж. Неру, Открытие Индии, стр. 290.

[стр. 98]

большие потери. Зато он не забыл подчеркнуть, что во время штурма Бангалора защитники во главе с генералом Мир Сахибом не только разбили англичан, но и «...взяли в плен 400 английских солдат».

Говоря о майсорских войсках, Симонян называет цифру 150 тыс. человек, которая, вероятно, соответствует действительности.

Дальнейшие события Симонян описывает также без подробностей. Он с похвалой отзывается о невероятных переходах, быстрых рейдах и беспрерывной борьбе, которую вел Хайдар с английскими захватчиками .О большой маневренности войск Хайдара говорит начальник его артиллерии Метр д'Стелл. Хорошо осведомленный, Симонян правильно понимает военную тактику Хайдара Али. «После тяжелого поражения под Бангалором генерал Смит,—пишет Симонян,—любой ценой хотел добиться ареста сахиба Бахадура (т. е. Хайдара Али). Он всячески старался заставить его принять бой, но тот ускользнул от него. Наваб Бахадур начал вести против англичан партизанскую войну. Он внезапно напал на продовольственные обозы англичан и уничтожил их».

«Основой тактики Хайдара стало уклонение от генеральных сражений путем быстрой переброски своих войск на новое место действия и нанесение удара отдельным отрядам, гарнизонам и слабозащищенным местам»16.

Говоря о перемирии между англичанами и Майсором, наш источник упоминает имена двух английских делегатов—Дю Пре и Стристона. В других источниках Дю Пре упоминается как представитель англичан во время переговоров с Хайдаром17. Как известно, Дю Пре имел указание Мадрасского совета принять все условия Хайдара. Армянский источник приводит содержание договора между Хайдаром и англичанами: «Англичане обещают освободить те территории, которые были захвачены во время войны, признать власть Бахадура над Майсо-

_____________________________

16 К. А. Антонова, Англо-французская борьба за государство Майсор..., стр. 124.
17 См. N. К. Sinha, Haidar Аli.., р. 91.

[стр. 99]

ром...». Бахадур по этому договору обязывается «вернуть пленных англичан»18.

«После недолгих споров,—пишет Симонян,—они заключили мир». В самом деле, особых споров между Хайдаром и англичанами не было. Споры были между англичанами и Мухаммедом Али-ханом, который был недоволен этим перемирием и не хотел подписать его.

Так завершилась первая англо-майсорская война. Она фактически кончилась победой Хайдара Али. Дю Пре, говоря об этих событиях, признался: «...первый раз индийский враг поборол нас».

По сообщению армянского источника, эта победа Хайдара над англичанами была радостно принята во всей Индии. «Сам правитель Индии Али Гоухар,—пишет Симонян,—лично очень высоко оценил победу Хайдара Али над англичанами и присвоил ему один из высочайших военных титулов Индии—Чахмахджанга (Полумесяц войны).

Несмотря на то, что Хайдар Али победно окончил первую войну с англичанами и даже заключил с ними мирный договор, он прекрасно понимал, что борьба с англичанами не завершилась, что предстоит еще большая и трудная борьба. Как упоминает К. Маркс в своих «Хронологических выписках», «Хайдар Али и его сын Типу Саиб поклялись на коране хранить вечную ненависть к англичанам и уничтожить их»19. Но Хайдар хорошо понял, что в этой трудной борьбе он без надежных союзников и поддержки вряд ли выйдет победителем. Из сообщений Симоняна видно, что Хайдар старался создать единый союз индийских княжеств против англичан. Он даже пытался вовлечь в этот союз правителя Великого Могола Али Гоухара. Автор «Жизнеописания» «...сам находился во дворце и видел, как были отправлены послы в Дели», Катак, Пуну. Симонян подтверждает, что вместе с секретными письмами, о содержании которых никто ничего не знал, Хайдар с каждым послом отправлял довольно большую сумму денег. Хотя Симонян

_____________________________

18 Hauadana Rao, History of Mysore, vol. Ш, p. 106—107.
19 К. Маркс, Хронологические выписки по истории Индии... стр. 76.

[стр. 100]

ничего не сообщает о содержании этих писем, так как «никто ничего не знал», но тут же добавляет, что об их содержании он слышал во дворце: Наваб хотел заключить договор против своих врагов с Наджиб-ханом (главный сановник Делийского султаната).

Далее из «Жизнеописания» мы узнаем, что по приглашению Хайдара Али с той же целью приехал из Пулы представитель маратхов. По-видимому, английская опасность была так велика, что между давними врагами был заключен союз взаимопомощи. В этом договоре, в частности, говорилось: «Если одна из договаривающихся сторон вступит в войну против кого-либо, то она обязана до начала войны предупредить вторую. И тогда они объединенными силами начнут войну против врага и окажутся победителями над ним». Правда, Симонян не говорит, против кого был направлен этот договор, но из его дальнейших сообщений становится ясно, что этот союз был направлен против англичан. Хайдар спешил. Он даже дал шестьдесят лакхов рупий для вооружения и подготовки армии союзных маратхов. В союз Хайдаром был втянут также Хайдарабад. Таким образом, создалась довольно сильная коалиция. Но «лишь Майсор рассматривал борьбу с англичанами как основную линию своей внешней политики. Участие маратхов и Хайдарабада в англо-майсорской войне вызывалось временными причинами»20. Пользуясь этим, англичане всячески старались посеять раздор между союзниками, разъединить силы коалиции. Это им отчасти удалось путем возвращения Гунтура Хайдарабаду.

Заключение договоров, подарки для привлечения в коалицию других государств, помощь, оказываемая деньгами из майсорской казны, вооружение и содержание огромной армии,—все это стоило огромных сумм. Чтобы покрыть хотя бы часть этих расходов, Хайдар, согласно «Жизнеописанию», снова поднял вопрос о Тричинополи или трех крорах рупий. Не желая обострять положение, Хайдар этот вопрос намеревался разрешить мирным путем, путем переговоров. После ряда отказов Мухаммеда Али отдать крепость или деньги Хайдар попытался

_____________________________

20 К. А. Антонова, Английское завоевание Индии..., стр. 201.

[стр. 101]

воздействовать на него через англичан. Однако английский градоначальник Мадраса, получив большие взятки с обеих сторон, ничего не сделал. Двойная игра англичан в этом вопросе была понятна. Наваб Аркота Мухаммед Али фактически не обладал властью. Он был лишь марионеткой в руках англичан, а англичане, разумеется любыми путями старались помешать своему врагу, Майсуру, получить деньги, тогда как сами лихорадочно готовились к войне против него.

Приготовления Хайдара Али не могли пройти незамеченными для внимательно наблюдавших за ним англичан, и, по-видимому, для проверки намерений Хайдара и переговоров к нему был направлен послом какой-то священник. Симонян пишет, что по приказу правителя Майсора падре не был пропущен в город. Он был взят под стражу и изолирован. После вручения ответа на письмо Мадрасского совета посол-падре по приказу Хайдара опять под охраной был выведен за пределы Майсора.

К сожалению, Симонян ничего не сообщает ни о содержании письма англичан, ни о содержании ответа Хайдара Али. Но из дальнейшего сообщения видно, что содержание этого письма было тревожным. Этим надо объяснить тот факт, что сразу же после ухода английского посла сам Хайдар в течение двух месяцев руководил обучением и маневрами своих солдат. По сообщениям американского источника, после первой делегации до начала второй англо-майсорской войны Мадрасский совет направил к Хайдару еще одну делегацию, которая также ничего не добилась. Хайдар «остался верен себе».

Говоря о событиях в период второй англо-майсорской войны, автор армянского источника пытается объяснить ее причину. Он раскрывает захватническую политику английских колонизаторов и их считает виновниками этой войны. Он приводит отрывок из письма Хайдара к англичанам, в котором говорится: «Я с Вами имел договор о вечном мире, но сейчас Вы сами расторгли наш мирный договор. Как Вы осмелились переступить мою границу... Вы должны ответить за это».

Хайдар хорошо понимал, что коалиция, которую он создал, не очень надежна, начал искать себе новых союз-

[стр. 102]

ников. В тот момент он остановился на французах. Он пытался использовать столкновение интересов Англии и Франции в Индии, чтобы привлечь французов на свою сторону. Армянский источник сообщает, что Хайдар отправил миссию в Париж к Людовику XVI. В личном письме к королю Франции Хайдар предлагал союз против англичан и, в случае согласия, просил послать ему на помощь французские войска. Хайдар обещал, что все расходы, связанные с этим, Майсор берет на себя и будет платить жалованье французским солдатам. Основная цель союзников —«объединенными силами начать войну против англичан в Индии и отнять все захваченные ими территории».

По условиям Хайдара, в случае удачного окончания борьбы Аркат перейдет к французам.

Посол Хайдара в Париже был принят с большими почестями и с личным письмом Людовика XVI был отправлен обратно. И только получив твердое обещание французского короля «...отправить достаточное число войск, военных кораблей и снаряжения», он решил начать военные действия против англичан.

Симонян приводит явно преувеличенные сведения о числе хайдаровских войск при вторжении их в Карнатик в мае 1780 года—150 тыс. Правда, майсорская армия была самой большой из всех, которые когда-либо действовали в этих районах под командованием Хайдара21, но все же не насчитывала 150 тыс. Лангле указывает цифру 70 тыс.22, Н. К. Синха—90 тыс.23, в «Истории Индии» Синха приводится цифра в 90 тыс.24, по Хаувадана Рао—60 тыс.25. Синха указывает, что сами англичане не имели точных сведений о численности врага26. Они поверили распространившимся слухам о большом количестве войск Хайдара. По-видимому, этим слухам поддался и Симонян.

_____________________________

21 См. К. А. Антонова, Английское завоевание, стр. 199.
22 См. Лангле, Хайдар Али..., стр. XXVI.
23 См. N. К. Sinha, Haidar Ali..., p. 186.
24 См. Н. К. Синха и А. Ч. Банерджи, История Индии, стр. 319.
25 См. Hauvadana Rao, History of Mysore..., vol. III, p. 335.
26 Cм. N. K. Sinha, Haidar Ali..., p. 186.

[стр. 103]

Армянский источник сообщает о голоде, разразившемся в Мадрасе в тот период, когда майсорские войска, опустошив все кругом, взяли город в окружение. Положение в нем усложнилось еще тем, что Мадрас был переполнен тысячами беженцев. Улицы покрылись трупами умерших с голоду. За десять золотых трудно было купить даже мешочек риса. Симонян пишет, что особенно тяжело пришлось простому народу и местным жителям—индийцам. Особым приказом английских властей не разрешалось продавать продукты, которые прибывали в Мадрас. Монополию на продажу продуктов англичане взяли в свои руки, разрешая продажу только «для себя и для своих войск». Народ пытался организовать комитеты помощи: собирали деньги, устраивали пункты помощи и кормления голодающих и больных. По Симоняну, армяне Мадраса в эти дни разделили участь местных жителей. Армянская община почти полностью распалась. Армяне с семьями разъехались в Транкебар, Нагапатам и Мачулибандар (Мазулипатан), а остальные остались в Мадрасе, чтобы стать свидетелями «небесного наказания».

Симонян, не вдаваясь в подробности, рассказывает о создавшемся для англичан положении в эти дни и о посланной Бенгалией помощи Мадрасскому совету.

Акоп Симонян сообщает далее интересные сведения о том, как Хайдар, считая Майсор суверенным государством, а себя его правителем, чеканил монеты со своим именем. На них были изображены с одной стороны идолы, а с другой стороны—полумесяц, который является также арабской буквой «х», первой буквой имени Хайдара. На медных монетах были изображены две печати со словами: на одной—«Хайдар», на другой— «Наваб Али Чахмаджанг». Такое подробное описание хайдаровских денег дано Симоняном не случайно. Он был купцом и не раз имел дело с этими монетами.

Симонян, нарушая хронологическую последовательность, очень подробно рассказывает об одной из первых операций Типу Султана, об отнятии у маратхов захваченного ими города Сира. Во вновь захваченном городе, по словам Симоняна, воины Типу организовали страшную резню. Награбленного добра было так много, что

[стр. 104]

Типу для его переправки попросил помощи у других гарнизонов майсорской армии.

Армянский источник далее говорит об усиленном переселении жителей Серингапатама в новый город Шахраганджам.

Хайдар Али, разрушив крепость Серингапатам, лишил маратхов хорошо укрепленного сооружения и положил конец кровопролитным спорам между ними, а это способствовало развитию торговли и ремесла в новом городе.

В первый период часть переселенцев погибла от голода и болезней. Положение их оставалось тяжелым до посещения Шахрганджама Хайдаром Али. Между прочим, с навабом там был и Акоп Симонян, который был свидетелем тех мероприятий, которые по приказу Хайдара были проведены для переселенцев.

По приказу Хайдара, как сообщает Симонян, переселенцы были одеты и обуты, им были отпущены (под проценты) деньги, которые они должны были использовать для становления и развития торговли и ремесла. Деньги были отпущены из государственной казны. По сообщению очевидца Акопа, денег было более 100 тыс. хунов. Для раздачи этих денег переселенцам и разрешения других вопросов была организована комиссия. Число переселенцев, по армянскому источнику, равнялось «24 000 человек с семьями и без семейств». По Бьюкенену, насильно было переселено 12 000 семейств27.

В первое время по приказу Хайдара была разрешена беспошлинная торговля в Шахрганджеме. Для благополучия и дальнейшего развития нового города правителем Майсора «строго было приказано собирателям пошлин ничего с переселенцев не брать».

Такая политика Хайдара вскоре дала свои положительные результаты. Люди, превращенные в нищих, снова стали зажиточными. «Я сам был очевидцем этого, среди них видел много богатых людей». Эти описания армянского источника гораздо полнее и подробнее тех сведений, которые имелись.

_____________________________

27 См. К. А. Антонова, Английское завоевание Индии..., стр. 232.

[стр. 105]

Разгром Хайдара маратхами 7 марта 1771 г. (битва при Чинкурли) армянский источник старается объяснить тем, что Хайдар не послушался звездочетов, предсказавших ему поражение. Будучи не очень уверенным, что такое объяснение поражения Хайдара убедительно, он добавляет, что маратхских войск было более 150 тыс. Правда, маратхи по численности превосходили майсурские войска, но их число вряд ли достигало 150 тыс. Не только об этом, но и вообще о тех сражениях, где майсорцы потерпели поражение, Симонян старается говорить коротко, лаконично, не забывая добавить, что с обеих сторон пало много солдат во время ожесточенного боя. Иногда о поражениях Хайдара Симонян вообще ничего не говорит. Он никогда не сообщает конкретных цифр о потерях Хайдара. В данном случае он придается, что из армии Хайдара спаслось лишь двадцать человек, остальные или были разгромлены, или разбежались. И на самом деле Хайдар понес большие потери. Н. К. Синха считает, что Хайдар потерял 40—45 орудий, 20—25 слонов, 700—800 коней28. В этом бою сам Хайдар и Типу едва избегли плена. Почти все высшее офицерство, участвующее в этом сражении, попало в плен, в том числе Али Заман-хан, Мир Али Риза, Ясим-хан, Абдул Мухаммед и др.29.

Таким образом, Симонян сообщил правильные данные.

Лишь через восемь дней Типу Султану под видом нищего удалось пробраться в окруженный Серингапатам.

Известно, что после разгрома Хайдара маратхи окружили Серингапатам. Осада продолжалась до мая 1771 г., но занять они его так и не смогли, так как у них не имелось стенобитных машин. Осада была снята. Из сообщения армянского источника мы впервые узнаем, что причина снятия осады Серингапатама заключалась не только в отсутствии стенобитных машин. Несмотря на небольшие силы Хайдара Али, защита Серингапатама не была пассивной. Основной силой маратхов, окружа-

_____________________________

28 См. N. К. Sinha, Haidar Аli..., р. 105.
29 См. там же.

[стр. 106]

ющих Серингапатам, являлась маратхская конница. Чтобы нанести ощутимый удар по врагу, группа смельчаков, во главе с Типу Султаном совершала частые вылазки и внезапные нападения на маратхов, уничтожая и угоняя маратхских коней. Впоследствии эти вылазки стали более частыми и дерзкими. Ими начал руководить сам Хайдар. Защитникам Серингапатама удалось угнать две тысячи маратхских коней.

Из сообщения Симоняна мы узнаем еще одну новость: маратхи не сами добровольно сняли осаду города и уехали. Они были разгромлены защитниками города и отступили. В «Жизнеописании» говорится, что Хайдар Али, оправившись от нанесенного ему тяжелого удара, сумел мобилизовать силы и подготовить контрудар. Воспользовавшись тем, что маратхи оттянули свои войска от города на несколько километров, он разработал очень смелый план. Вооружил чем попало тридцать тысяч жителей Серингапатама, вывел их из города и расположил около крепостных стен, а сам с тремя тысячами солдат напал на маратхов. Жители города своими криками и шумом создали впечатление наступающей армии. Маратхи, внезапно атакованные Хайдаром, растерялись, приняв тридцатитысячную толпу за наступающих солдат, и пустились в бегство.

Что в этих событиях победителем оказался Майсур, видно и из дальнейшего сообщения Симоняна. После снятия осады Серингапатама начались переговоры между врагами о перемирии. Маратхи, по Акопу Симоняну, за перемирие потребовали пятьдесят лакхов рупий, на что Хайдар не согласился. Понеся большие потери от непрерывных нападений Типу и попав в затруднительное положение, маратхи удовлетворились пятнадцатью лакхами. Они получили наличными только пять лакхов. В счет остальных денег Хайдар им послал продовольствие, в котором так остро нуждалась маратхская армия. К. А. Антонова считает, что маратхи получили сумму в 7,5 млн. рупий30.

Симонян далее подробно рассказывает, как по поручению Хайдара Типу с небольшим отрядом тайно

_____________________________

30 См. К. А. Антонова, Английское завоевание Индии..., стр. 229.

[стр. 107]

подошел к армии маратхов, напал на них и захватил не только эти деньги, но почти все награбленное маратхами в Майсоре богатство. На жалобу маратхов о нарушении договора Хайдар отвечал, что Типу восстал против него и ушел из города, о судьбе его он якобы ничего не знает, и предложил маратхам арестовать и казнить его. «Наваб хорошо знал, что сын его не попадет в руки маратхов, потому и решил таким обещанием успокоить их».

Известно, что после беспрерывных войн против своих врагов Хайдар остался с пустой казной, вынужден был повысить дань со своих вассальных княжеств и провел ряд карательных экспедиций. Симонян подробно рассказывает о некоторых таких экспедициях и особенно подробно описывает экспедицию против Читталдрога и Карпи. Автор сам был очевидцем экспедиции против Читталдрога.

В дальнейшем Симонян рассказывает о разгроме отряда полковника Бейли майсорскими войсками в Кандживараме в сентябре 1780 г. Главным виновником поражения англичан армянский источник считает самого полковника Бейли, который не внял советам генерала Монро и свой отряд, шедший на соединение с основными силами англичан с целью создать единый кулак против Хайдара, двинул не по указанной дороге. Продвижение англичан не ускользнуло от глаз майсорской разведки. По-видимому, прав Симонян, говоря, что хайдарская разведка работала очень хорошо. Из другого источника мы узнаем, что почти все о войске Бейли было известно Хайдару31. Есть предположение, что даже проводник Бейли был агентом Хайдара32.

Симонян с иронией говорит о чванливости английского полковника, который даже тогда, когда был окружен, своего врага «считал ничтожным» и «думал, что справится с врагом, как с куском хлеба».

История взятия Карпи изложена путано. Получается так, что Хайдар Али брал Карпи два раза и оба

_____________________________

31 См. N. К. Sinha, Haidar Аli..., 178.
32 Там же, стр. 179.

[стр. 108]

раза назначал градоначальником Мир Сахиба. После изложения первого захвата, ниже снова говорится о том, что внезапно напали на Карпи, сделав большой рейс, хотя по первому рассказу часть его войск не отходила оттуда. После сравнения рассказа Акопа Симоняна с другими источниками выясняется, что верна вторая версия, когда Хайдар заранее для разведки отправил Мир Сахиба на Карпи с войском. Симонян хотел тут рассказать о взятии Карпи, но прервал свой рассказ. А когда затем продолжил его, то начал сначала и более подробно.

Акоп Симонян до начала описания второй англо-майсорской войны говорит о попытке Хайдара заключить союз с маратхами, который они отклонили. После этой неудачи Хайдар отправил к маратхам третью делегацию с целью заключить мир. Этой делегацией руководил находящийся у Хайдара сын Чандра Сахиба—Али Риза-хан, любимец Хайдара. Делегации было поручено заключить союз, обещая выплатить маратхам сумму в пределах пятидесяти лакхов рупий. Али Риза-хану удалось заключить этот союз, заплатив сорок лакхов. Эти подробности мы впервые узнаем из «Жизнеописания».

Между рассказами об этих договорах армянский источник сообщает еще одну интересную деталь. Солдатами хайдаровского посла был задержан человек с письмом за подписью самого богатого купца Майсора Нарсингхдаса, у которого не один раз брал деньги Хайдар. Симонян приводит содержание этого письма: «Наваб наш отправил посла к Вам с целью заключить мир. Я готов послать Вам много денег, чтобы Вы могли заплатить жалованье Вашему войску. Обещаю, если Ваша армия будет вблизи моего города, вы найдете крепостные ворота открытыми перед вами...». Нарсингхдас был обвинен в измене и наказан, а все его состояние в тридцать шесть лакхов—конфисковано. Очень возможно, что прав Симонян, который сомневается в измене Нарсингхдаса. «Некоторые говорят,—пишет Симонян,—что этого письма Нарсингхдас не писал, оно было написано самим навабом. Так как Нарсингхдас был очень богатым человеком, Хайдар просто хотел ограбить его».

Из дальнейших сообщений армянского источника

[стр. 109]

особенно интересны сведения об открытии ряда рудников. В результате этого открытия Хайдаром было организовано производство оружия. Симонян пишет: «...при нем (Хайдаре.—Р. А.) было открыто четыре рудника для разработки золота, алмазов, яхонта, железа и других металлов... Он посетил железные рудники, привел туда ремесленников и приказал плавить руду и отливать оружие, в котором он очень нуждался. Раньше оно покупалось по дорогой цене у европейцев... Ремесленники начали делать оружие... и отлили его много...». Это очень интересное сообщение встречается только в армянском источнике. Во всяком случае об этом абсолютно ничего не говорят ни Хаувадана Рао, ни Н. К. Синха, ни Робсон, ни Лангле, ни К. А. Антонова.

Пользуясь создавшимся положением, конница Типу за три часа полностью уничтожила и взяла в плен почти весь четырехтысячный корпус врага. Почти такое же число потерь указывает Н. К. Синха (3200 сипаев, 510 англичан). Среди пленных оказался и раненый полковник Бейли, который вскоре умер. Не более 20 англичанам удалось спастись от этого разгрома. Они бежали в расположенный недалеко лагерь генерала Монро и сообщили «об этой трагедии». Но, по-видимому, в этом сообщении Монро не нуждался, так как со своими войсками находился так близко от места разгрома Бейли, что слышал шум борьбы. Он не рискнул вступить в бой, а отряд, посланный им на помощь, прибыл тогда, когда уже все было кончено.

Основная армия англичан, стоящая невдалеке от места битвы, как говорили, даже не пыталась вмешиваться. Генерал Монро, убедившись в силе и мужестве майсорской армии, по словам Симоняна, начал думать об одном: «Как спасти свою жизнь и оставшиеся войска?»

Согласно армянскому источнику, офицеры французских батальонов Пиморен и Лалли, воодушевленные победой, советовали Хайдару двинуться на Мадрас. Наваб отдал приказ готовить войска к маршу, но действия английской разведки сорвали это наступление. Разведка предупредила генерала Монро о готовящемся нападении. Последний ночью оставил лагерь и двинулся к крепости

[стр. 110]

Чингльпат. Лишь утром Хайдар обнаружил уход врага и начал преследование. Но догнать Монро Хайдар не смог. Англичане уже успели войти в крепость и сильный артиллерийский огонь остановил наступление Хайдара. Говоря о военных действиях во второй англо-майсор-ской войне, армянский источник сообщает чрезвычайно интересные и до сих пор неизвестные сведения. Оказывается, во дворце Хайдара действовала английская разведка, руководимая личным врачом наваба Карлосом Лайдом, который подробно информировал англичан даже о самых секретных планах и решениях Хайдара Али. По словам Симоняна, его завербовали за большие деньги по поручению Монро. Шпион-врач в свою очередь вербовал для своей группы подходящих людей из дворца», а сам стоял во главе этой шпионской группы». И так как Лайда никто не подозревал, а Хайдар очень любил его и ему доверял, то этот врач-шпион действовал свободно и нагло. Лишь после того как Лайд с семьей перебежал к англичанам, Хайдар понял, что его врач был английским агентом.

Симонян подтверждает, что в результате вмешательства этого английского шпиона Хайдара после разгрома отряда Бейли отменил свое решение двигаться на почти незащищенный Мадрас, уступив уговорам, что уставшим войскам надо дать отдохнуть. Говоря о последних событиях, Симонян пишет, что «Карлос Лайд между тем продолжал сообщать генералу Монро обо всем, что происходило в лагере Хайдара Али. Все эти шпионские сведения очень помогали англичанам, так как те во время принимали меры предосторожности, предупреждая намерения своего врага».

Далее Акоп Симонян подробнее, чем все другие источники, рассказывает о захвате и ограблении Арката. Еще подробнее он говорит о неудачной четырехмесячной осаде крепости Веллур, во время которой Хайдар потерял около пяти тысяч солдат. По-видимому, желая оправдать неудачу Хайдара, причиной ее Симонян считает хорошее укрепление Веллура. «Крепость эта недоступная строилась она в древние времена из гладко обтесанных камней. Она была окружена тройной крепостной стеной. Вокруг нее был вырыт глубокий ров, заполненный водой

[стр. 111]

и кишащий крокодилами...». Потери Хайдара под Веллуром, по-видимому, были гораздо больше, чем сообщает Симонян. Они были настолько чувствительны, что вынудили Хайдара снять осаду.

В конце армянский источник сообщает об одном из генеральных сражений на территории между Порто-Ново и Гуднуром и с горечью описывает разгром майсорских войск .

В этой трагедии немаловажную роль сыграла измена до этого времени верного командира Мухаммеда Али. Об измене Мухаммеда Али другие источники почему-то умалчивают. По Симоняну, английское командование через своего агента Карлоса Лайда сумело за 90 тыс.

рупий подкупить Мухаммеда Али и перетянуть на свою сторону. Выбор англичан пал именно на Мухаммеда Али потому, что «он был очень храбрым и знаменитым полководцем, командующим шестью тысячами пехотинцев».

По армянскому источнику, во время сражения войска изменника не вступили в бой. Предатель «приказал своим войскам, чтобы те, когда части Бахадура вступят в бой, начали стрелять из своих винтовок вхолостую, притворяясь, что сами тоже будто бы приняли участие в бою». Не подозревая об измене, другие части армии Хайдара ринулись в бой. Но англичане, заранее зная намерения врага от Лайда и сосредоточив все свои силы, сумели разбить майсорцев. «Таким образом из-за предательства одного человека,—пишет с горечью Симонян,—была разбита огромная армия», потом добавляет, что «если бы не было этой измены, разбита была бы английская армия».

Акоп Симонян завершает свою работу описанием смерти Хайдара Али. По армянскому источнику, Хайдар долго страдал от рака и умер 7 декабря 1782 г.

По другому интересующему нас вопросу, т. е. об армянах в Индии и армяно-индийских взаимоотношениях, в «Жизнеописании» говорится очень мало.

Майсор—один из трех районов Индии, с которым армяне были знакомы еще с древних времен. Имеющиеся исторические факты говорят о том, что в некоторых городах Майсора—Серингапатаме, Майсоре и др.—до середины XVIII в. существовали лишь небольшие ар-

[стр. 112]

мянские общины. Число армянских общин в Майсоре после захвата Бенгалии и других районов Индии возросло. Все члены армянских общин, вытесненные с тех рынков Индии, где начали хозяйничать англичане, переехали в другие районы страны, куда еще не протянулась рука могущественного конкурента—Ост-Индской компании. В Майсоре в основном нашли свой приют армяне с Малабарского побережья, из восточных районов Мадраса, Пондешира и т. д. Как всегда, как во всей Индии, в Майсоре армяне нашли приют, убежище. О чрезвычайно дружественном и заботливом отношении Хайдара Али к армянам Майсора говорит тот факт, что армянам была предоставлена возможность свободной и беспошлинной торговли по всей стране. Этими привилегиями армяне были поставлены в более выгодное положение, чем все европейские купцы. Такое отношение со стороны великого правителя Майсора к армянам, по-видимому, можно объяснить тем, что Хайдар покровительствовал конкурентам англичан в экономической жизни страны.

Симонян еще раз бегло говорит об армянах в связи с голодом в Мадрасе, во время которого мадрасская армянская колония почти перестала существовать. «Спасаясь от свирепствующего голода, основная часть армянских общин бросила Мадрас и переехала в Транкебар, Негапатам и Мачлибандар. Только немногие остались в Мадрасе, чтобы быть свидетелями божественного наказания»,—пишет Симонян. Они тоже пали на улицах вместе с тысячами других жителей города, но об этом автор молчит.

Вот, собственно говоря, два небольших, но ценных отрывка об армянах в Индии и об армяно-индийских отношениях, которые имеются в «Жизнеописании» Акопа Симоняна.

«Жизнеописание» Акопа Симоняна является одним из самых ранних среди биографических работ, посвященных Хайдару Али. «История Хайдара» Кермани была написана примерно в то же время.

В «Жизнеописании» сообщается ряд интересных сведений, которые не были до сих пор известны. С первой до последней страницы автор высказывает симпатию и

[стр. 113]

любовь к своему герою. Кроме других причин, это объясняется и личной дружбой Акопа Симоняна с Хайдаром Али. «Жизнеописание» особенно ценно тем, что автор не ограничился сведениями о личной, интимной жизни Хайдара, а показал его на фоне политических и военных событий в истории Майсора в период 1762—1782 гг.

«Жизнеописание» может служить источником для изучения истории Майсора того периода, так как оно написано человеком, хорошо знавшим Хайдара, людей, окружающих его и события того времени. Очень часто он был очевидцем, а иногда и прямым участником событий, которые он описывает. Многие события он фиксировал тогда же, а потом обработал свои записи. Ценным в этом армянском источнике является еще и то, что автор его правдиво и нетенденциозно излагает многие события, о которых он пишет. Не чувствуется стремления фальсифицировать какие-либо факты. Лишь иногда, чтобы оправдать неудачи Хайдара, он старается не говорить о них или, если говорит, то старается чем-либо объяснить, оправдать их. Об истории армяно-индийских взаимоотношений, правда, в «Жизнеописании» сказано мало, но и это малое дает право утверждать, что в Майсоре армяне находились под покровительством как Хайдара Али, так и местных жителей.

[стр. 114]

 

Дополнительная информация:

Источник: Рафик Абрамян. Армянские источники XVIII в. об Индии, Издательство Академии наук Армянской ССР, Ереван, 1968
Сканирование, распознавание и корректирование: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice