ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Саркис Кантарджян

Я ВЫБИРАЮ ВАС

Previous | Содержание | Next

УРОКИ МУЗЫКИ

После возвращения из Ахалциха, мои родители приступили к осуществлению разработанного ими стратегического плана спасения своего чада от тлетворного влияния окружающей среды, то бишь двора и его маленьких обитателей. Как показали дальнейшие события, они выиграли это сражение. Но какой ценой ?!...

Одним из выбранных ими стратегических направлений было мое приобщение к музыке. Было решено, что ежедневно после школы, я буду ходить на уроки музыки в семью, в которой до замужества проживала моя мама. Готовить меня к поступлению в музыкальную школу согласилась теща репрессированного брата моей матери. В этой квартире проживали мои двоюродные сестра Наталья и брат Левон, которые были старше меня соответственно на десять лет и три года. Моя мама принимала самое непосредственное участие по уходу за ними в их детские годы. Поэтому мне до сих пор непонятно, почему моя учительница, будучи интеллигентной женщиной дореволюционной закалки (всегда в строгом платье с накрахмаленным кружевным воротником и в пенсне), решила брать с мамы хоть и не большую, но все таки плату за мое обучение. К моменту начала моих занятий музыкальную школу уже закончила упомянутая выше двоюродная сестра, а ее брат перешел в четвертый класс. Замечу, что в этой школе так же успешно обучались дети друзей моих родителей, и мне ничего не оставалось делать, как согласиться пополнить их ряды.

В числе учеников моей учительницы был и будущий лауреат конкурса пианистов имени А. Чайковского Эдуард Миансаров. В конце учебного года, когда я уже сдал вступительный экзамен в музыкальную школу, был устроен домашний концерт, в котором приняли участие все воспитанники моей учительницы, в том числе и я. Это был мой первый и, как выяснилось потом, последний серьезный успех на музыкальном олимпе. Годы обучения в музыкальной школе я до сих пор вспоминаю с болью, потому что полностью солидарен с русским писателем Андреем Битовым, утверждающим: “заниматься тем, к чему ты не предназначен судьбою, - безнравственно”.

Я считаю, что четыре года, в течение которых меня из-под палки заставляли ходить в музыкальную школу, стали для меня потерянными годами. За это время папин младший брат дядя Жора, переведенный из Шамлуга на должность директора Зангезурских рудников и избранный в депутаты Верховного Совета республики, почти бесплатно получил трофейное немецкое пианино и, зная планы моих родителей относительно моего музыкального образования, решил подарить им этот инструмент. Его отреставрировали и с этого момента начались мои ежедневные мучения. Меня запирали в нашей единственной комнате и заставляли заниматься по два часа в день. Я нашел выход отлынивать от занятий и стал переставлять стрелки на часах, стоящих на пианино. Тогда родители купили настенные часы и повесили их почти под потолком. Я начал требовать, чтобы мне разумно объяснили, зачем мне нужна эта музыка? Мне отвечали, что когда я вырасту и буду устраивать вечеринки, мне будет чем развлекать своих гостей. Я резонно отвечал, что для подобных целей у нас дома уже есть радиола и пластинки. Тогда я еще не знал, что лет через десять появятся магнитофоны, а еще через десять-лазерные диски, музыкальные центры и т. д. Если бы я знал все это, мои аргументы были бы более весомыми.

Родители ставили мне в пример моих двоюродных братьев и сестер, детей своих друзей, у которых были большие успехи в музыкальной школе. На это я отвечал, что зато у меня большие успехи в обычной школе. Этот диалог из серии “у попа была собака” повторялся каждый раз, когда маму вызывали в музыкальную школу и грозились моим отчислением. Угрозы внезапно прекратились, когда я перешел в четвертый класс, и у меня появилась новая учительница по музыке. Звали ее Седа Фадеевна Силахтарян. Именно тогда я нашел очень удачный способ халтурить во время уроков музыки.

Дело в том, что мой отец после демобилизации, вернувшись на место своей прежней работы, был избран секретарем партийного комитета треста “Водоканал” и, под предлогом пополнения трестовской библиотеки, ежегодно выписывал самые популярные в то время периодические издания. По мере их поступления он приносил их домой, читал по вечерам, а дня через два-три отдавал прочитанное в красный уголок. Я пристрастился к чтению газет и журналов где-то с третьего класса: просматривал “Огонек”, “Новое время” и от корки до корки прочитывал последние две страницы “Литературной газеты”. Из “Огонька” тех времен я почему-то запомнил напечатанную в одном из номеров шутку, которая называлась “В метро”. Вот ее примерное содержание: “В метро напротив друг друга сидят худой мужчина и толстая женщина. Мужчина почему-то зевнул, на что женщина отреагировала следующей фразой:- Осторожно, не проглотите меня.

Мужчина :- Свинину я вообще не ем.

Женщина: - Простите, я забыла, что травоядны все ослы.”

Этот “светский” диалог был проиллюстрирован соответствующим рисунком. Почему я это запомнил? Скорее всего, меня поразила беспардонность сюжета. Своим детским мышлением я понимал, что в обстановке всеобщей подозрительности, когда каждый живет по принципу “как бы чего не вышло”, такой респектабельный журнал, как “Огонек” допустил явный промах. Так мне казалось в то время. А может, сказалось мое богатое воображение?

Из журнала “Новое время” я запомнил напечатанную в одном из номеров карикатуру, на которой были изображены два развалившихся в креслах “капиталиста”, напоминающих персонажи знаменитого тогда карикатуриста Ефимова. В руках у них сигары, а выражения лиц свидетельствуют о том, что они очень довольны своей жизнью. Один из сидящих обращается к другому со словами: “Я всю жизнь действовал по принципу: цель оправдывает средства. Теперь, когда у меня есть все, я никак не могу вспомнить, какая же была у меня цель”.

Именно тогда и я задал себе тот же вопрос и тут же сформулировал свою цель на ближайшие годы: избавиться от уроков музыки и хорошо учиться в школе. Идея была настолько выигрышной, что я тут же принялся претворять ее в жизнь. Я выяснил, что моя новая учительница по музыке так же читает “Литературную газету”. Тогда я начал подбирать к каждому уроку какую-нибудь статью, имеющую общественное звучание и, придя на урок, стал подкидывать идеи из этой статьи в качестве приманки. Моя учительница с явным удовольствием заглатывала наживку. Мы сорок пять минут мило беседовали на заданную тему и мирно расставались, очень довольные собой. Теперь я понимаю, что она сразу же сообразила, что музыкант из меня не получится и она бесцельно будет тратить отведенное на урок время. С другой стороны, ей, наверное, было интересно дискуссировать на взрослые темы с еще не оперившимся птенцом. Я думаю, что именно таким я представлялся в ее воображении. Сейчас, когда я иногда встречаю ее на улице, мы очень тепло вспоминаем наши “уроки музыки”.

За месяц до выпускных экзаменов она вызвала маму, они долго о чем - то беседовали, после чего мы зашли к директору музыкальной школы и забрали мои документы. Вечером отец подсчитал все затраты на мое музыкальное образование за пять лет. Получилась довольно приличная для тех времен сумма.

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. "Я выбираю Вас" (рассказы). Издательство “Айагитак”, Ереван, 2005г.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice