ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Саркис Кантарджян

Я ВЫБИРАЮ ВАС

Previous | Содержание | Next

ДАЧНЫЕ СЕЗОНЫ В СТЕПАНАВАНЕ

К числу наиболее ярких воспоминаний о моем детстве я отношу два дачных сезона, проведенных нашей семьей в Степанаване. Туда на отдых мы ездили вместе с семьей друзей моих родителей, в которой так же было двое детей:девочка Эрна и мальчик Роник. Они были старше меня, и это их мне ставили в пример, когда я отбрыкивался от уроков музыки. Справедливости ради хочу заметить, что от общения с ними я, действительно, окультурился. Их мама, тетя Эмма, была племяницей великого армянского поэта Вагана Терьяна. Часто бывая с моими родителями у них в гостях, я познакомился с двоюродными братьями моих новых друзей, один из которых Эдгар Оганесян тогда учился в консерватории и стал очень известным композитором, а другой брат Арик Григорян стал доктором филологии, одним из секретарей Союза писателей Армении и сейчас избран в Академию Наук. Особенно мне запомнились два вечера, когда к ним в гости после спектакля зашел очень популярный и всеми любимый народный артист Грачья Нерсесян. Его пригласили за наспех накрытый чайный стол, а нас, детей, предупредили, чтобы не шумели. Вообще, я считаю, что мне очень повезло по части увидеть в живых и находиться рядом с такими знаменитыми людьми, как известный чтец Сурен Кочарян, театральный режисер Левон Калантар, народный артист Вагарш Вагаршян. Все они были друзьями моего дяди, , очень известного литературоведа и театрального критика Тиграна Ахумяна, мужа маминой старшей сестры тети Нины. О них и других, не менее известных деятелях армянской культуры, очень талантливо и интересно написали в своих воспоминаниях мой дядя и его сын, мой двоюродный брат - Семен Ахумян, чью заботу и родительское участие я ощущал и продолжаю ощущать на протяжении всей своей жизни. О нем я напишу отдельно, а пока вернусь к поездкам в Степанаван.

Туда мы ездили на грузовике, который ранним утром заезжал сперва на улицу Терьяна, и загружался домашней утварью наших друзей, а потом подъезжал к нашему дому, из которого выносились кастрюли, постели и пр. Мама с братом садились в кабину, а я с отцом, моим двоюродным братом Левоном, отца которого снова сослали и няней взбирались в кузов, где уже на своих вещах восседала семья наших друзей. Кстати, тетя Эмма по примеру моей мамы также забирала на отдых со своей семьей одного из своих племянников. Где-то в семь часов утра грузовик выезжал из Еревана и часикам к пяти вечера мы добирались до Степанавана. Дорога туда мне запомнилась веселыми песнями из трофейных кинофильмов, заполонивших экраны ереванских кинотеатров, остановками на завтрак в живописных ущельях и вечно окутанным туманом Пушкинском перевалом. Родители отправлялись на поиски жилья, потом выгружались вещи, и все, как убитые, заваливались спать. Утром главы семейств отправлялись в обратный путь и начинались обычные дачные будни с групповыми походами на рынок, в городской парк культуры и отдыха, куда с концертами приезжала очень популярная в то время певица Арев Багдасарян. Наши отцы прилетали в Степанаван практически каждую субботу и возвращались в Ереван утром в понедельник. Самолет, на котором они прилетали, был двухместным, с открытым верхом. Летчик выдавал пассажирам шлемы и очки. Стоимость билета составляла 6 рублей. Однажды родители уговорили летчика пролететь над домом, в котором мы квартировались. Мы были предупреждены заранее и высыпали во двор в ожидании их пролета. Нашей радости не было предела, когда в небе над домом появился самолет, в котором за летчиком друг за другом восседали наши отцы и отчаянно жестикулируя, посылали нам воздушные поцелуи и приветствия. Естественно, мы с земли отвечали им тем же.

В Степанаване отдыхала со своим младшим сыном и супруга Грачья Нерсесяна. Однажды пронесся слух, что ее сын, играя с ножницами, проткнул себе глаз и его срочно оперировали. Слава богу, глаз удалось сохранить и теперь об этом трагическом случае свидетельствует лишь небольшой шрам.

Еще одно ЧП произошло с моим двоюродным братом Левоном, которому в рот попал волосок от пшеничного колоса. Он начал отхаркиваться и еще больше усугубил свое состояние, поскольку волосок умудрился еще дальше проникнуть в глубь горла. Маме пришлось срочно отвезти его в больницу и с помощью соответствующих инструментов вытащить пшеничный волосок из горла моего двоюродного брата. Такой испуганной я ее никогда не видел. Кроме этих двух случаев, заставивших изрядно поволноваться всех дачников, я ничего особенного не могу вспомнить. Разве что девственный сосновый бор с широченными стволами сосен. Мы подбирали валяющуюся под деревьями кору и вырезывали из нее кораблики, а племянник тети Эммы, который был самым старшим в нашей компании, умудрился вырезать из коры все шахматные фигуры.

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. "Я выбираю Вас" (рассказы). Издательство “Айагитак”, Ереван, 2005г.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice