ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Саркис Кантарджян

Я ВЫБИРАЮ ВАС

Previous | Содержание | Next

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ

Обдумывая сюжет для этого рассказа, который будет последним в серии воспоминаний о моем детстве, я вдруг почувствовал себя в роли героини когда-то очень популярной райкинской миниатюры, которая, устраиваясь на работу по уходу за маленьким ребенком, перечисляла свои условия: “это я сказала, это я предупредила”. Так вот и я, мысленно охватив весь спектр уже написанных воспоминаний, решил, что их обязательно надо дополнить эпизодами из наиболее приятного для меня отрезка времени, связанного с моей любимой школой, моими учителями и одноклассниками. Но за десять лет учебы в школе сюжетов для небольших рассказов я могу вспомнить так много, что впору включать их в отдельную книгу. Поэтому я решил воспользоваться довольно таки простым приемом: отказаться от хронологии и остановиться только на тех событиях, которые по каким-то причинам почему-то особенно ярко запечатлелись в моей памяти.

Один из запомнившихся мне эпизодов связан с моим одноклассником Виталием Селивановым и произошел тогда, когда после окончания первого класса по инициативе некоторых наиболее активных родителей был организован пикник на берегу озера, находящегося в так называемом “Комайги”, т. е. парке имени коммунаров. В те времена в этом парке функционировала парашютная вышка. Минут через пятнадцать после того, как наш класс в полном составе приехал на автобусе в парк, мама Виталика обнаружила пропажу сына. Несколько родителей разбрелись по парку в поисках исчезнувшего одноклассника. Мы остались с нашей классной руководительницей, которая, минут через пять, будучи очень обеспокоенной случившимся, попросила нас не расходиться и, поднявшись с расстеленного на земле одеяла, решила подключиться к поискам. В этот момент ее взгляд обратился в сторону вышки, и мы услышали ее отчаянный крик. Посмотрев на вышку, мы увидели Виталика, который успел взобраться на вышку, подойти к площадке, где ему пристегнули на спину парашют и ждал команды, чтобы начать прыжок. Оставив наши бутерброды, мы всем классом помчались к вышке. Пока мы до нее добежали, с приземлившегося и улыбающегося Селиванова парашют уже отстегнули. В этот момент я понял, что мои дворовые шалости, ничто по сравнению с “геройским” подвигом Виталика.

“Героем” второго эпизода стал я. Он состоялся в 1953 году, спустя несколько дней после кончины Сталина. Когда вождь заболел, всю страну водили за нос, по нескольку раз в день сообщая о состоянии его здоровья, в то время, как потом выяснилось, он уже давно умер. В эти дни наш преподаватель истории древнего мира, заходя в класс и, прежде чем начать очередной урок, посылал дежурного по классу в учительскую за очередным бюллетенем о состоянии здоровья “вождя народов” и, в ожидании его возвращения, нервно ходил из угла в угол с потухшей сигаретой в руках. Мы интуитивно чувствовали, что перед нами разыгрывается спектакль, главное действующее лицо которого надеется, что зрительская аудитория поверит в его искренние переживания и не заметит фальши в его поведении. Будучи глубоко обиженными за то, что нас принимают за каких-то придурков, мы решили наказать учителя, поменявшись с ним ролями. Вскоре такой случай подвернулся. Накануне очередного урока истории я был в гостях у дяди-литератора Тиграна Ахумяна, который рассказал один эпизод из своей юности. Будучи студентом в Москве, он шел по улице и за ним увязалась бездомная собака. Идущая навстречу незнакомая дама заинтересовалась кличкой собаки. Дядя не задумываясь произнес “Акабос”, т. е. произнес сочетание букв в слове “собака” в обратном направлении. Я тут же попросил повторить этот прием в отношении двух слов “телеграф” и “телефон”, и еще раз убедился в его безграничном литературном таланте.

На следующий день я поделился с одноклассниками с возникшим в моей голове планом отмщения и получил их согласие. Дождавшись момента, когда учитель истории принялся рассказывать новый урок, я прервал его и попросил рассказать о двух древнеримских полководцах “Фаргелете” и “Нофелете”, о подвигах которых в нашем учебнике истории почему-то умалчивается. Честно говоря, мы не верили в успех нашего плана, и думали, что преподаватель истории откажется от ответа. Но, к нашему большому удивлению, он не только не отказался от ответа, а, наоборот, принялся бойко рассказывать о вымышленных подвигах несуществующих полководцев. Надо было в этот момент видеть тот неподдельный стыд. который испытывала компания “мстителей”, втянувшая взрослого человека в такую авантюру.

В пионерской комнате

В пионерской комнате (6-ой класс)

Еще один эпизод связан с доверчивостью моих одно-классниц. Это случилось в десятом классе, когда мы уже два года учились вместе с девочками. Состоявшееся объединение мужских и женских школ привело к тому, что в нашем классе осталось всего трое учеников, которые, поступив в первый класс, благополучно добра-лись до десятого. Остальные были “пришельцами”. Где-то к марту выяснилось, что сразу пять учеников, в том числе и я, идут “на медаль”. В отли-чии от блестящих препо-давателей по математике и физике, нам не повезло с преподавателем по химии. Мы часто срывали его уроки, особенно при написании контрольных. Забросив в чернильницы кусочки карбида-кальция, мы обесцветивали чернила и контрольная срывалась. Чтобы как-то застраховаться от варианта, который мог наступить в случае, если мне придется сдавать вступительные экзамены в институт, в том числе и по химии, моя мама попросила заведующего кафедрой химии института физкультуры проверить мои знания по этому предмету и, в случае надобности, дополнительно позаниматься со мной. Проверка показала, что мои опасения оправданы и я, после уроков в школе, поменяв свой обычный маршрут, отправлялся на дополнительные занятия по химии в сторону института физкультуры. То, что я поменял свой обычный маршрут, заметили девочки из нашего класса и попытались выяснить, куда это я направляюсь после уроков в школе. Тут я, совершенно не задумываясь о возможных последствиях, наплел им такую чушь, что ни один трезво мыслящий человек не поверил бы. Я сказал, что после окончания школы я хочу продолжить учебу в Москве, но мои родители возражают и я, в знак протеста, ушел из дома и теперь ночую под трибунами республиканского стадиона.

Наш класс в зоопарке

Наш класс в зоопарке

На следующий день я уже ловил на себе сочувственные взгляды моих одноклассниц, а когда, выйдя из школы, направился в сторону стадиона, одна из них догнала меня и всучила сверток с завтраком и десять рублей на карманные расходы. Я готов был провалиться от стыда и тут же признался, что я их просто обманул. Мы присоединились к ожидавшей свою подругу группе одноклассниц, которые узнав истинную причину изменения моего маршрута, великодушно простили меня и на собранные деньги направились в кино.

И в заключении. Медаль я все же получил и в Москву поехал. Но в МГУ мне отказали в приеме по специальности “Полупроводниковые приборы и устройства” с формулировкой “отказано из-за отсутствия мест в общежитии”. Я позвонил в Ереван, и мне посоветовали вернуться, так как после моего отъезда в политехническом институте объявили прием по специальности “Математические счетно-решающие приборы и устройства”. Я возвратился домой, сдал документы в вуз, и в тот же день с мамой и братом уехал в Туманян, куда был переведен дядя Жора да должность директора завода по производству огнеупорных кирпичей. В его доме, рассположенном в каньоне, по которому протекала река Дебет, я провел незабываемый месяц в окружении героев Джека Лондона, чей десятитомник я взахлеб прочитал в это последнее лето моего детства.

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. "Я выбираю Вас" (рассказы). Издательство “Айагитак”, Ереван, 2005г.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice