ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Друзья на всю жизнь

Вчера у моей постели допоздна сидели многолетние друзья нашей семьи –Эмма и Вазген Тащяны. Когда Левон только начинал ухаживать за мной, он первым делом познакомил меня с этой очаровательной супружеской парой. Эмма Григорян (кстати, племянница великого поэта Ваана Терьяна) в 1937 году закончила в Ереване горно-металлур¬ги¬чес¬кий техникум. Училась она, кстати, в одной группе с младшим братом Левона Георгием Кантарджяном, уехавшим по распределению на Урал. Еще во время учебы она вышла замуж и подарила Вазгену дочку Эрну. Когда Левон познакомил нас, она ждала уже второго ребенка. Родился мальчик, которого нарекли Роником.

Вчерашняя встреча, как и все ей подобные, началась с увещеваний, будто я прекрасно выгляжу (это при моем-то лице, из-за ежедневного приема тестостерона сплошь покрывшемся волосами), и все уже позади, и скоро я поднимусь на ноги.

За год болезни я хорошо усвоила тонкости дипломатического этикета и не пытаюсь переубеждать своих визави. Тем более что убеждать их и не надо, это ведь они пытаются убедить меня. Спорить с этим бесполезно, и я научилась играть собственную жизнь с ее настоящим, прошлым и будущим, причем играю неплохо, по крайней мере искренне…

Вчерашний визит Эммы и Вазгена получился на редкость удачным. Мы так увлеклись воспоминаниями – слава Богу, нам есть о чем вспомнить, – что я на какое-то время забыла о постоянно ноющей боли в позвоночнике, шутила и пыталась веселить гостей.

Сегодня утром я проснулась с теплым, радостным и праздничным чувством. Его навеяли приятные воспоминания. О чем? Хотя бы о совместных пикниках, дававшим нам такой заряд энергии. До и после войны все мы любили выезжать по выходным за город. К нам часто присоединялся полковник КГБ Гавриил Тадевосян с семьей. Увы, он рано овдовел, и у Жени, его жены, диагноз был тот же, что и у меня. Но стоило мне вспомнить Женю, как гости деликатно перевели разговор на другую тему – повели речь о летнем отдыхе в Степанаване: мы несколько лет подряд ездили туда семьями.

А еще мы вспомнили далекую осень 47-го. В тот год наш младший сын, названный в честь дяди Георгием, заболел двусторонним крупозным воспалением легких, и врач, осмотрев его, безапелляционно заявила: ребенка спасут уколы пенициллина, лишь они. Ребенку не было еще и года, а пенициллин, недавно созданный антибиотик, являл собой величайшую ценность и редкость. Нашей больнице, к примеру, выделили единственный флакон, и я имела неосторожность обмолвиться об этом. И хотя врач ясно сказала: другого спасения нет, у меня рука не поднималась взять этот флакон без спросу. Левон позвонил Тащянам и призвал их вразумить меня. Но я стояла на своем: без разрешения профессора Дуриняна не могу, права не имею. Положение создалось безвыходное, но не для Вазгена. Он отыскал на ночь глядя домашний телефон профессора, несмотря на поздний час, позвонил ему, объяснил, что и как. Профессор, естественно, позволил взять спасительное лекарство. Тащяны посреди ночи проводили меня до больницы и оттуда домой.

Пенициллин и вправду спас ребенка.

Роник, Сережа, Жорик и Эрна на будущей улице Саят-Нова (1950 г.)

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice