ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Последняя встреча

В 1924 году, когда наша семья еще жила в Тифлисе, моя сестра Елена заболела менингитом. Ее выписали уже после смерти мамы и при выписке предупредили, что ей лучше не рожать детей…

Елена, человек очень самостоятельный, имела собственное суждение по любому вопросу. Отличаясь излишне прямолинейной натурой, она никогда не сдерживала своих эмоций и даже не пыталась этого делать. Я запомнила ее очень умной, сообразительной и не лишенной хитрости. Переезд в Ереван не внес изменений в ее поведение. В мужском обществе она чувствовала себя более чем уверенно. Замуж вышла за известного инженера-строителя, специалиста по прокладке тоннелей Аркадия Габриэлянца. Предупреждению врачей она, видимо, не придала серьезного значения и вскоре родила дочь Риту. Когда девочке исполнилось восемь лет, ее отца пригласили на работу в Москву, где начиналось строительство первой очереди метрополитена. В 1934 году Габриэлянцу предоставили трехкомнатную квартиру в самом центре столицы, на улице Горького, напротив Центрального телеграфа.

Прожил Аркадий Габриэлянц недолго. Через несколько лет после его смерти Елена заболела. Ей поставили безнадежный диагноз “шизофрения” и определили в психиатрическую больницу, расположенную в Подмосковье. Там она и скончалась в 1958 году. Поскольку Елена давно покинула Ереван, а я никогда не была в Москве, мы очень долго с ней не виделись. Наша встреча произошла только в 54-м году, в первый мой приезд в Москву, после двадцатилетней разлуки. Я уже работала в институте физической культуры, и меня отправили на курсы по усовершенствованию преподавателей анатомии.

В больницу я поехала вместе с племянницей Ритой. Даже сейчас, по прошествии шестнадцати лет после нашей первой за долгие годы и, к сожалению, последней встречи, я с содроганием в сердце вспоминаю посещение больницы. Санитарка привела Елену и оставила нас в комнате свиданий. Перед нами с Ритой стояло наголо остриженное бесполое существо с потухшим взглядом, в драном фланелевом халате, с оставленными горячим утюгом подпалинами, в тапочках на босу ногу, с чёрными от грязи пятками. Мельком взглянув на дочь, она повернулась в мою сторону и пробормотала что-то неразборчивое.

– Мама, это Изабелла, твоя младшая сестра, – несколько раз громко произнесла Рита, но никакой реакции на это не последовало.

Чтобы как-то разрядить обстановку и чувствуя нестерпимую жалость, скорее похожую на боль, я попыталась обнять Елену. Она грубо меня оттолкнула и поспешила к выходу. Рита устремилась за ней, всучила ожидавшей за дверью санитарке кое-что из предназначенной для матери одежды и корзину с фруктами.

– Тетя Белла, может, вам стоит переговорить с дежурным врачом? –полувопросительно предложила племянница. Но разговора не получилось. У врача не нашлось для нас ни тепла, ни элементарного сочувствия.

– У вашей больной дьявольски здоровое сердце. Другие с подобным диагнозом и с нашими-то методами лечения не выдерживают и двух–трех лет, а ей все нипочем.

До самой Москвы мы с Ритой не обменялись ни единым словом.

После возвращения из Москвы

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice