ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Врачебная этика

Отлично понимая, что навсегда становлюсь постельной больной, я все-таки отказалась от ортопедического корсета. Самостоятельно ходить отныне было невозможно, и даже посещение лечебных учреждений требовало посторонней помощи. Проще говоря, передвигаться я могла только на носилках.

Однажды меня доставили на носилках в отделение химиотерапии онкологического института. Им заведовал профессор, внешне чрезвычайно напоминавший популярного комедийного актера Луи де Фюнеса. Намеренно не называю фамилию этого профессора. Манера его поведение совершенно не вязалась с понятием “врачебная этика”. Да и методы лечения, применявшиеся профессором, тоже меня поразили. Он использовал препарат биохинол, которым некогда, до распространения антибиотиков, лечили сифилис. В сочетании с тестостероном он создавал поистине гремучую смесь, от него мое лицо сплошь покрылось черным пушком и начались боли в области печени.

Как выяснилось позднее, точно так же профессор уже третий месяц лечил мою соседку по больничной палате. Говоря профессиональным языком, она пребывала в фазе депрессии, тогда как я, в отличие от нее, – в фазе отрицания заболевания. Другими словами, я делала вид, будто не верю, что заболела потенциально смертельной болезнью. В этой ситуации врач, знакомый с азами этики, всячески старается поддержать человека эмоционально и не меняет эту установку, пока она не мешает лечению*.

У моей соседки по больничной палате, как только она вполне осознала тяжесть своего положения, совсем опустились руки. Она перестала бороться и целыми днями оплакивала несчастную свою судьбу. Профессор обязан был подбодрить ее, внушить надежду на благополучный исход, уверить, что она не одна, что борьба за ее жизнь продолжается, что ее поддерживают и всей душой за нее переживают семья и родные. Но он даже попытки не сделал укрепить больную морально. По необходимости эти функции (о них говорится хотя бы в вузовском курсе врачебной этики) мне пришлось взять на себя. Что делать, я на время стала артисткой и, как мне кажется, сыграла свою роль не без успеха.

Расстались мы с соседкой очень трогательно, как близкие подруги. Неожиданно для персонала она потребовала, чтобы ее выписали из больницы. Должно быть, почувствовав, что лечение, применяемое профессором, ничего ей на дает, оно попросту бесполезно.

На следующий день выписалась и я, перейдя под опеку главного хирурга республики.

Мама невестки, я и наш первый внук (1967 г.)

* В октябре 2004 года, перенеся операцию по удалению опухоли грудной железы, в подобной ситуации оказался и автор этой книги. Выписавшись из больницы, я с головой ушел в Интернет. Просматривая сайт за сайтом, в которых описывается лечение онкологии грудной железы у мужчин, я выработал для себя императивный психологический настрой: "Выздороветь, и точка".
Очень поддержало меня интервью с генеральным директором Российского онкологического научного центра Михаилом Давыдовым (http://www.oru.ru/fo¬rum/lofi¬version/index.php/t4317.html). Приведу отрывок из него: "За десять лет про¬г¬ресс очень большой. На сегодняшний день 50% больных, попадающих в Онкологический центр, выздоравливают. Это колоссальная цифра. Есть опухоли, которые хорошо лечатся и высокочувствительны к химиотерапии: рак яичников, рак молочной железы у женщин. Даже с метастазами в кости пациенты живут десятки лет. Методики совершенствуются, появились новые препараты, созданы великолепные стандарты лечения, несопоставимые с тем, что было 10-15 лет назад...."
Ах, если бы всё это было на тридцать лет раньше… (С. К.)

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice