ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Вечерние посиделки

На второй же день в доме у Саркиса мы с ним устроили вечер семейных воспоминаний. Одно из них сильно меня огорчило, хотя, в сущности, я не узнала ничего нового. Брат вспомнил: когда, через год после смерти мамы, семейный совет принял решение переехать в Ереван, наш отец отозвал его в сторону.

– Понимаешь, Сережа, вы уже взрослые. А я старею, мне трудно жить без ухода. Короче, я собираюсь жениться. Жить буду у жены. Так что у меня к тебе большая просьба. Единственная из вас, о ком я беспокоюсь, – это Белла. Вы уже довольно твердо стоите на ногах, а она совсем еще девочка, ей будет сложней всех. Возьми над ней шефство, помоги ей, не оставляй одну…

– Хорошо, – сухо сказал Саркис. – Я тебе обещаю, Белла не пропадет.

Что и говорить, обидно при живом отце, в тринадцать лет, остаться без родительской ласки. Отец исполнил свои намерения: женился на вдове, переехал к ней. После этого мы с ним почти не общались. Он стал нам чужим. Умер он в 1938-м, через год после того, как арестовали Саркиса.

Через десять лет Саркис вернулся из сибирских лагерей, но вскоре был отправлен в ссылку на Алтай. После войны на страну накатила вторая волна жестоких и бессмысленных репрессий, многих из тех, кто отсидел один срок, брали повторно. Горькая эта судьба не миновала и моего брата…

К счастью, он мужественно выдержал испытания, не сломался. И судьба воздала ему за тяжкие несправедливости, которые он претерпел. Ему наконец повезло. Он получил высокую должность в Госплане и четырехкомнатную квартиру в самом центре города. Ко мне он всегда относился безупречно. Когда я заболела, помогал чем только мог, если было нужно, предоставлял служебный автомобиль и даже попытался пристроить меня в так называемую лечкомиссию – лечебное заведение для номенклатурных работников и членов их семей. Но этот номер у него не прошел, он получил сухой отказ. Кстати, начальник лечкомиссии, преспокойно ему отказавший, учился со мной на одном курсе. Но такие сантименты не трогали его начальственное сердце. Позднее Сережа-младший открыл мне тайну, которую они с Сережей-старшим поначалу хотели от меня скрыть. Этот мой сокурсник сказал им буквально следующее: “Как недавно выяснилась, онкологические заболевания заразны”. Его неслыханный “профессионализм” изумил даже моих брата и сына, очень далеких от медицины. Может, он испугался заразиться от меня?

– Папа, тебя к телефону, – в комнату заглянул Левик. – Извините, тетя Белла, такая у него работа. Вечерами тоже покоя не дают.

Племянник мой сильно возмужал, сказывалось, вероятно, семейное положение – как-никак, жена, двое детей.

– Ты бы присел, – сказала я. – А то всё на ходу со мной общаешься.

Левон с готовностью сел на место отца.

– Хотите, я вам его заменю, – он кивнул на дверь, куда вышел Саркис. – Нам с вами тоже есть о чем поговорить. Помните, как вы меня спасли? В Степанаване. Когда это было?

– В 49-м. Я тебя, конечно, не спасла, сильной угрозы не было. Но напугал ты меня сильно

Тем далеким уже летом мы снова поехали с нашими друзьями Тащянами в Степанаван, и к четверке наших детей присоединился Левик. Не успел мальчик привыкнуть к отцу, как Саркис опять угодил под каток репрессий, и я по старой привычке продолжила шефствовать над племянниками. В тот день, помню, мы занимались какими-то хозяйственными делами. Ко мне подбежал Сережа и взволнованно выпалил, что Левику в горло попал волосок.

– Какой еще волосок? – не поняла я.

– Ну волосок же, от зернышка.

– Какого зернышка? – недоумевала я.

Сережа сбивчиво растолковал, что хозяин дома, у которого мы сняли на лето жилье, молотил на внутреннем дворе пшеницу. Городским детям интересно было на это смотреть. И в горло Левона что-то попало – шелуха, полова или еще что-то.

– Пойдем скорее, – торопил Сережа. – Он дышать не может.

Бегло осмотрев ребенка, я обнаружила у него в слизистой оболочке гортани маленькую жесткую занозу, которая уже вызвала небольшое нарушение речи, кашель и затруднение дыхания. Попытка извлечь эту помеху не увенчались у меня успехом, и пришлось срочно ехать в городскую больницу. Дежурный врач особым

пинцетом извлекла занозу, тоже, как я заметила, не без усилий.

– Волосок ушел вглубь, – объяснила она. – Вы вовремя успели. Небольшое опоздание, и он ушел бы еще глубже. Тогда понадобилось бы хирургическое вмешательство.

Узнав, что перед ней хирург из республиканской больницы с солидным стажем дежурный врач, совсем еще молодая женщина, несколько стушевалась.

– Хотите, я навещу мальчика вечером? – предложила она.

Честно говоря, прошло много времени, прежде чем я осознала, какую ответственность взвалила на свои плечи, взяв с собой племянника и желая скрасить ему каникулы.

На квартире у старшего брата

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice