ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Саркис Кантарджян

ОНА ВСПОМИНАЕТ НАС

Previous | Содержание | Next

Супруг

Как только мне начали вводить внутривенно “хлористый кальций” (под этим псевдонимом у нас дома фигурирует химиотерапия), появилось отвращение к еде. Заставляя себя, я регулярно ела три раза в день. Но, несмотря на это, непрестанно худела и за три месяца потеряла килограммов десять или даже пятнадцать. Кости у меня теперь в буквальном смысле торчат, и на копчике появилось раздражение, скорее всего, предвестник пролежней. Лежать стало неприятно, больно. Врач из районной поликлиники, регулярно навещающий меня, посоветовал купить подкладной круг и протирать область раздражения камфорным спиртом. Эту операцию взялся осуществлять Левон.

За время моей болезни он сильно переменился. Я постоянно ощущаю его тревогу. Она лишь усугубляется, когда посетители, бывающие у нас практически ежедневно, расходятся по домам и мы остаемся одни. Левон все чаще стал вспоминать наши первые встречи, а вчера почему-то заговорил о мотивах, побудивших его связать свою судьбу со мной. На него, как оказалось, необыкновенное впечатление произвело, что, когда брата арестовали, я взяла на себя заботу о его детях, Нате и Левике. Разумеется, узнал он об этом от нашей «сводницы» Гегуш.

За долгие годы супружества Левон стал воспринимать моих родственников как своих. Думаю, в этом есть и моя заслуга. Как известно, хорошая семья не падает с неба, не достается даром, не складывается сама собой. Она, как и любое человеческое творение, требует огромных и неустанных усилий, внимания и умения.

Когда у Левона возникала проблема, мои братья и сестры деятельно помогали ему разрешить ее. Так, Гевонд посодействовал ему восстановиться на заочном отделении политехнического института; в свое время Левон недоучился в связи с призывом в армию. А племянница Наталья, студентка архитектурного факультета, помогла с чертежами для дипломного проекта.

Кстати, то, что Левон продолжил после демобилизации свое образование, я считаю своей и только своей заслугой. Просто я никак не хотела смириться с тем, что муж так и останется недоучкой и соответственно всю жизнь будет зарабатывать меньше меня. Дело не в деньгах, а в отношении окружающих, в частности, сослуживцев Левона. Все-таки, нравится нам это или нет, для многих еще деньги – главная характеристика человека, мерило его значимости. В конце концов, не получи Левон диплома, так и не перешел бы на инженерную должность и ходил бы до пенсии в техниках.

Я всегда старалась найти привлекательные черты в характере мужа и по возможности привить их своим сыновьям, внушить им любовь и уважение к отцу. Ни он, ни я никогда не принимали в одиночку решений, важных для всей семьи. Вот, к примеру, известие о наследстве, завещанном Левону и его брату Георгию американским дядюшкой. Полторы тысячи долларов на каждого – очень серьезная сумма. Мы созвали семейный совет, пригласили и Саркиса, моего брата. Он-то и вынес окончательный вердикт: от наследства ни в коем случае не отказываться. Левон обрадовался неожиданной улыбке фортуны, но характерно, что именно он предпринял первым долгом. А вот что. Принялся обзванивать швейцарских родственников с просьбой купить для меня и поскорее переслать новейшие лекарства. Родственники, кстати, обещали сделать это. Пока мы, к сожалению, лекарств не получили, но ведь от Левона это не зависит…

Мы вместе прожили 32 года

Дополнительная информация:

Источник: Саркис Кантарджян. Она вспоминает нас.
Издательство “Арег”, Ереван 2009.
Предоставлено: Саркис Кантарджян

Публикуется с разрешения автора. © Саркис Кантарджян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice