ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Аветик Исаакян

МУРАЦАН


Другие мемуары Аветика Исаакяна


Люди моего поколения - 1890-1895 годов - в юности после прославленного Раффи, пожалуй, больше всего любили Мурацана. Конечно, при этом не без удовольствия читали Ширванзаде и Нар-Доса.

Но особо живой интерес вызывало каждое новое произведение - будь оно большое или малое - Мурацана. Восхищались его патриотической пьесой “Рузан”, читали и перечитывали рассказы “Таинственная отшельница”, “Моя невестка-католичка” и другие.

Привлекали в нем ясность мысли, образное слово, изящество стиля. Чтение книг этого писателя стало для нас подлинной школой родного языка.

Популярность Мурацана в то время была весьма велика. Вспоминаю, например, такой случай.

В 1897 году я посетил село Багран, древнюю обитель рода Багратуни, которая со временем стала святым местом. Множество паломников стекалось туда. В часовне посреди цитадели была могила - по преданию - святого Геворга (Георгия Победоносца). Праздник приходился на сентябрь - в это время здесь бывало особенно людно и шумно, на богомолье съезжались из Ширака, Карса, Кагызмана, Сурмали...

Я гостил у местного пожилого учителя. У него имелись номера журнала “Ардзаганк” (“Эхо”), в котором в то время печатался великолепный роман Мурацана “Геворк Марзпетуни”. Мой хозяин с воодушевлением читал мне вслух особенно полюбившиеся ему страницы.

Ранее он читал этот роман своим односельчанам, которые, по его словам, слушали с восторгом.

Он рассказал мне, что среди крестьян существует поверье, согласно которому именно Геворг Марзпетуни похоронен в Багране; могила в часовне - его могила, - а не греко-христианского святого. “Мне в детстве приходилось не раз слышать рассказ об этом. Ни у одного из армянских летописцев не сказано, где похоронен Марзпетуни. А народное предание не возникает на пустом месте, в основе таких легенд должна быть правда, - убежденно говорил старый учитель. - Истина, видимо, в том, что любимого полководца народ почитал святым и отождествлял с Георгием Победоносцем”.

Эта интересная догадка заслуживала того, чтобы о ней поразмыслить.

Возвращаясь к Мурацану, хочу заметить, что он жил замкнуто, чуждался шумных сборищ - в театрах, клубах не показывался. Его обычный маршрут был: от дома к месту работы, от места работы - к дому.

Иногда на улицах встречал его - всегда одетого с тщательной аккуратностью, по-особому задумчивого. Не будучи с ним знаком, все же из уважения снимал шапку перед почитаемым всеми нами писателем. Мгновение он с интересом разглядывал меня, потом, улыбнувшись, отвечал на поклон.

С Мурацаном я познакомился только в 1902-1903 годах у Ованеса Туманяна в нашем кружке “Вернатун” (“Мансарда”). Изредка он заглядывал к нам. Мы его всегда встречали с искренним уважением. Он садился рядом с Туманяном и молча слушал громогласные излияния Газароса Агаяна и веселые истории, которые любил рассказывать Туманян. Глаза Мурацана мягко улыбались - казалось, ему нравится наше общество.

В беседах, литературных спорах участвовал редко. Никогда ничего не говорил о себе, о своем творчестве. Вообще он был молчаливый, кроткий, скромный человек.

Я чувствовал, что он таит в глубине души печаль, никому не высказанную, и она подтачивает его силы изнутри. Он сидел среди нас, слушал, но видно было, что мысли его далеко. На лице - отсутствующее выражение.

По своим общественным взглядам Мурацан принадлежал к существовавшему в то время консервативному течению, был одним из заметных его представителей и идеологов.

Консерваторы видели свое назначение в защите национальных устоев, стояли на страже интересов церкви, патриархального быта, считали необходимым оберегать народные обычаи, древние предания. Они думали таким путем уберечь нацию от вырождения, от стирания национальных особенностей, ассимиляции.

При этом консерваторы вели яростную борьбу с представителями другого течения - либеральной буржуазной интеллигенцией. Представителей этого течения противники обвиняли в утрате национального чувства, в космополитизме.

С другой стороны, в обществе было широко распространено мнение, что консерваторы - мракобесы, реакционеры, враги прогресса.

Что касается произведений Мурацана, его высказываний, которые довелось мне слышать, - в них я не находил никаких признаков этой ходячей версии. Здесь было что-то непонятное для меня, но заговаривать об этом с самим Мурацаном я затруднялся. Загадка разрешилась для меня случайно.

В 1902-1903 годах как-то я ехал из Тифлиса в Ереван в одном вагоне с Аршаком Агапяном - известным литератором, пишущим на деревенские темы. В пути беседовали о многих явлениях армянской жизни, коснулись также распространенного взгляда на консерваторов. Агапян относил себя к этим последним и в крайнем раздражении уверял, что все обвинения, выдвигаемые против них - наглая ложь, клевета, распространяемая либералами, что “наш так называемый консерватизм - это всего-навсего защита нации. Если бы существование армянского народа и его культура были вне опасности, я и все мои единомышленники были бы первыми борцами в рядах свободомыслящих, первыми революционерами. Пока этого нет, мы должны защищать все то, что сохраняет нацию”.

О чем же произведения Мурацана?

Мощный талант писателя охватил все стороны жизни армянского народа. С реалистической достоверностью изобразил он тяжкую судьбу неимущих и обездоленных, крестьян, ремесленников, их честный труд, чистые стремления. Воздал он по заслугам и тем, кто пил народную кровь - ростовщикам, эксплуататорам. Показал жестокость, взяточничество русских чиновников, бездушие и гнет капиталистов, их эгоизм, жадность, Показал вместе с тем отсталость армянской деревни, царящие в ней мрак и нищету.

Он писал не ради денег, не ради славы, а только потому, что глубоко сочувствовал трудовому, страдающему народу, беспомощным сиротам, бедным вдовам. Он писал, чтобы вызвать в людях чувство сострадания к этим несчастным.

Он писал об истреблении армян султанским правительством, о диких турецких погромщиках и убийцах. Он писал о них потому, что они были его ночными и дневными кошмарами.

С гневом обрушивался он на подлую политику царизма, направленную на уничтожение древней культуры армянского народа, его языка, его будущего.

Целью прекрасных исторических произведений Мурацана было показать современному поколению древнюю героическую Армению, ту, которая самоотверженно боролась за свободу родины, за сохранение высокой ее духовности. Произведения эти должны были возродить в читателях идеалы патриотизма, героизма, преданной любви к земле отцов.

Он был истинным патриотом и демократом. Его терзали беды, горести эксплуатируемых, угнетенных, неимущих. Его душа болела великой скорбью армянского народа.

Мурацан высоко нес звание писателя, глубоко и верно понимал обновляющую силу литературы, воспитательное могущество идущего от сердца слова.

Осенью 1907 года Мурацан как-то пригласил на обед Агаяна, Туманяна и меня. Он жил, как утверждали, в той же самой квартире, где когда-то проживал Раффи. Жена и дети находились в Берлине, с ним была старая мать. Сын и мать - и больше никого.

В его комнате одна из стен сплошь была занята книгами. На полках стояли ряды великолепно изданных книг. Это были изданные мхитаристами Венеции и Вены Мовсес Хоренаци, Газарос Парпеци, Егише, Чамчьян, Инчичян, Алишанян и другие.

Мурацан свободно владел грабаром и читал наших летописцев. Когда, восхищаясь его библиотекой, мы заговорили о древних рукописях, я заметил, что сразу заблестели его глаза и голос окреп. С воодушевлением рассказывал он о Хоренаци, Бюзанде, Алишаняне. Я мог убедиться, как хорошо, глубоко изучил он нашу историю, наш народ, его духовные, культурные ценности. Я почувствовал, и это меня очень обрадовало, что в своей замкнутой, печальной жизни он имеет хотя бы одно утешение - бесценную библиотеку, которая помогает ему забывать одиночество. Здесь он живет с любимыми героями, в мире мечты, выношенных долгими годами идей.

Армянский народ всегда будет помнить Мурацана не только как талантливого писателя, но и как человека прекрасной души, жившего и творившего ради торжества высоких идей.

1955 г.

Дополнительная информация:

Источник: karabakh.narod.ru

См. также:

Биография Аветика Исаакяна.

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice