ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Аветик Исаакян

АЛЕКСАНДР СПЕНДИАРОВ


Другие мемуары Аветика Исаакяна


Имя великого композитора Александра Спендиарова я услышал впервые много лет тому назад вместе с чудесной симфонией “Три пальмы”. Тогда она меня очень взволновала, но на этом и закончилось мое знакомство с его творчеством.

Спустя годы, в пору моей скитальческой жизни за границей, у меня была волнующая встреча с его музыкой.

В Венеции, в прекрасный осенний вечер, я сидел в кафе на площади Святого Марка, словно сотканной из мрамора. Поглядывая на отливающее золотом море и на сказочный Дворец дожей, я слушал музыку в исполнении городского оркестра-банды Муничипале, которая играла на площади.

Венецианский оркестр известен во всей Европе и считается вторым после римского - эти два оркестра всегда одерживали победы на международных конкурсах.

Обычно оркестр исполнял шедевры классической и современной музыки - произведения Верди, Брамса. Вагнера, Визе, Гуно, Леонкавалло и других. Но в тот вечер мне послышались какие-то родные, близкие сердцу звуки, которые словно прилетели с далекой родины.

Что это? Иллюзия? Сон? Откуда это?..

Я тотчас же подзываю официанта и прошу узнать - какую пьесу исполняет оркестр? Он возвращается и сообщает: Спендиаров, “Эскизы”.

После я узнал, что произведения Спендиарова довольно часто исполняются в больших европейских городах прославленными оркестрами.

Мне довелось еще много: раз слушать музыку А. Спендиарова, чаще всего в Милане, где каждый день исполняли что-либо из его произведений.

Мое личное знакомство с замечательным композитором состоялось в конце 1926 года, после моего возвращения на родину.

Первое впечатление от этого необыкновенно талантливого музыканта было: он не от мира сего. Казалось, ноги его едва касаются земли, а душа парит на: неведомых высотах - там сосредоточены все его мечты и думы. Этот замкнутый человек, казалось, улавливает звуки, голоса, недоступные нам.

К сожалению, наше знакомство и дружба длились недолго - всего один год. И поэтому немногочисленны были наши встречи.

Спендиаров интересовался лирикой и подумывал переложить на музыку некоторые из моих стихов, главным образом те, что были написаны по народным мотивам. Он хотел ближе, глубже познакомиться с армянским народным мелосом. Несколько раз мы уславливались посетить места, где можно услышать народные песни - армянские или азербайджанские.

В ночной тишине на улице Абовяна играл на свирели слепой, беженец из Вана. Спендиаров внимательно слушал его. Раза два мы посещали с ним маленькие харчевни - от них ныне не осталось и следа, там бывали певцы и музыканты.

Бывали мы и в азербайджанской чайхане, где па многострунных длинных сазах местные и прибывшие из Азербайджана ашуги, соревнуясь друг с другом, исполняли песни Кероглы, из “Ашуг-Гариба”, “Асли и Керем” и многие другие.

Несколько раз встретились мы и с бесподобным Сашей Оганезашвили, прекрасным кяманчистом.

Я с интересом наблюдал как несравненный властелин созвучий с детской непосредственностью и восхищением воспринимал стихию народной песни. И с воодушевлением пояснял мне кристальную ясность, звучность, непосредственность и искренность народной песни - Lied-a. Он говорил, что национальная музыка должна, создаваться на основе народной песни и, питаясь ею, синтезироваться с европейской музыкой.

Однажды вечером - этот прекрасный вечер я не забуду никогда - ко мне зашел Романос Меликян, мой близкий и любимый друг, чтобы отправиться в гости к архитектору Александру Таманяну. В тот вечер отмечали день рождения Таманяна и среди приглашенных был также Спендиаров.

К слову сказать, Романоса в шутку я звал “Дон Романос” за внешность и манеры, напоминающие испанского гранда. Добавлю также, что Романос был очень доволен этим прозвищем.

Итак, я и Дон Романос пошли в гости к Таманяну.

Таманян показывал нам свои новые эскизы, проекты, снимки, макеты, Спендиаров исполнял свои произведения, Романос - свои.

Архитектура и музыка - смежные и близкие области. Наших выдающихся творцов искусства - архитектора и музыканта - связывала дружба, взаимная симпатия, они превосходно понимали друг друга.

Когда Таманян с воодушевлением перебирал, показывая нам, снимки своих уже построенных и еще не воздвигнутых зданий, Спендиаров радовался от всей души. Точно так же радовался Таманян, когда замечательный композитор исполнял свои произведения, или Романос играл свои собственные вещи и песни Комитаса. Архитектура и музыка в этот вечер выступали в чудесном сплетении и равно покоряли нас.

Если простая хижина земледельца или пастуха со своими четырьмя стенами похожа на строфу народной песня, четверостишие, скажем “джан-гюлум”, то монументальное зодчество Таманяна подобно столь же монументальным творениям Спендиарова - симфониям, опере “Алмаст”, да и прочим великим музыкальным сочинениям. В одном высоком искусстве как бы воплощается другое, как бы становится пересказом его. В этот вечер мы пережили счастливые, упоительные мгновения, наслаждаясь истинно высоким искусством.

По чудесному предложению Спендиарова, мы задумали начинание, которому, увы, не суждено было осуществиться из-за преждевременной смерти композитора и которое осталось лишь воспоминанием.

Мы хотели совместно создать литературно-музыкальную тетралогию под названием “Армения”. Она должна была представить всю историю армянского народа с глубокой древности до наших дней.

Первая часть: зарождение армянского народа, эпоха его мифических представлений, титанической борьбы с природными силами, духами.

Вторая часть: возвышение нашего народа, образование государства, победы, слава.

Третья часть: нашествия сельджуков, монголов, падение Армении, века рабства и печали.

Четвертая часть: национально-освободительная борьба народа, возрождение, восстановление Армении под победным стягом Октябрьской социалистической революции, расцвет страны.

Я должен был написать литературную часть, Спендиаров - музыку.

Раздумывали над планом, уточняли замысел, намечали детали, пока не свершилась катастрофа, и замысел наш рухнул.

Последнее воспоминание о незабвенном Спендиарове - весной 1928 года я Доме культуры он дирижировал отрывками из оперы “Алмаст”.

В последний раз!..

В памяти запечатлелись его движения, ритмика рук. Будто уже сказав нам последнее “прости” и повернувшись к нам спиной, он уходил, не оглядываясь, все отдаляясь от нас...

Спустя некоторое время после этого вечера я неожиданно услышал весть о его смерти.

С глубокой скорбью шел я в процессии за его гробом и думал, что наша музыкальная культура понесла невосполнимую потерю. Рано покинул нас бедный Спендиаров, унося с собой в могилу волшебный мир звуков и гармонии, неосуществленных замыслов.

Однако то, что он оставил нам - навеки бессмертно, незабываемо, бесценно по силе своего воздействия на творчество будущих поколений. Его вдохновенное большое искусство никогда не забудет армянский народ. Его прекрасная, неповторимая лира будет вечно волновать, воодушевлять людей.

Дополнительная информация:

Источник: karabakh.narod.ru

См. также:

Биография Аветика Исаакяна.

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice