ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вараздат Арутюнян

ГОРОД АНИ

Previous | Содержание | Next

[стр. 5]

ВВЕДЕНИЕ

А. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА 1

Ани появился на исторической арене позднее других городов средневековой Армении. Хотя по сравнению с ними он просуществовал недолго, однако в истории армянского народа сыграл весьма значительную роль как важнейший политический, торгово-ремесленный и культурный центр страны периода развитого феодализма.

Как неприступная крепость, неизвестно когда построенная, Ани упоминается армянскими летописцами Егише и Лазарем Парбеци в

_____________________________

1 Из многочисленных источников, повествующих об Ани, автор использовал лишь те, которые представляют наибольший интерес, являются самостоятельными в смысле изучения исторических источников о городе, а также принадлежат авторам, непосредственно посетившим городище или принявшим участие в археологическом его изучении. Такими, на наш взгляд (не считая летописных), являются:
а) На армянском языке:
Г. Алишан. Ширак, Венеция, 1881; Т. Тораманян. Материалы, тт. I и II, Ереван, 1942, 1948; Лео. Ани, Ереван, 1946.
б) На русском языке:
Н. Я. Марр. Ани, М.—Л., 1934; Ереван, 1939 (ссылка на этот труд делается по ереванскому изданию. Цитаты, а также выписки из текстов летописей приводятся с некоторой перефразировкой); его же: Ани — столица древней Армении, Сборн. «Братская помощь армянам», изд. 2-ое, СПБ, 1898; И. Орбели. Путеводитель по городищу Ани, СПБ, 1910; его же: Развалины Ани, СПБ, 1911.
в) На иностранных языках: Texier. Description de l'Armenie, la Perse et la Mesopatamie, Paris, 1842; Brosset. Ruines d'Ani, I—II, С. Петербург, I860—1861; I. Strzgowski. Die Baukunst der Armenier und Europa, В I, Wien, 1918 и т. д.

[стр. 6]

связи с восстанием армян 450—451 гг. и событиями 481 года 1. Принадлежала она княжескому роду Камсараканов—владетелей области Аршаруник.

К концу VIII в. усилившиеся Багратиды при князе Ашоте Мсакере (Мясоеде) овладели областью Аршаруник с крепостью Ани. При этом они разбили войско захватившего Аршаруник арабского князя Джахаба и, уплатив некоторую сумму бывшим владельцам области князьям Камсараканам, присоединили ее к своим владениям.

Археологические раскопки показали, что при крепости имелось и поселение. Судя по одной из надписей монастыря Макенацоц, относящейся к 901 году 2, в Ани существовали торговые ряды, а это позволяет заключить, что к началу X столетия цитадель уже превратилась в поселение городского типа.

Багратиды не сразу сделали Ани собственной резиденцией. Сначала они обосновались в Багаране, затем переселились в Еразгаворс (Ширакаван) и только потом решили превратить Ани в свою столицу. Ни Багаран и ни Еразгаворс, конечно, не могли сравниться с Ани по естественным условиям, позволяющим создать надежное убежище на случай опасности. Вот почему именно здесь в 961 году был коронован Ашот Вохормац (Милостивый), что и предопределило превращение Ани в столицу царства Багратидов.

Новые энергичные хозяева сразу же начали работу по обеспечению своей столицы оборонительными средствами. В 963—964 гг. были возведены так называемые Ашотовы стены, а в 989 году — Смбатовы стены. По поводу первых историк Вардан пишет: «Малые стены города Ани построил (Ашот Милостивый), все башни их отделал в церкви в 423 году» 3. О постройке Смбатовых стен повествует и другой армянский летописец —Степаннос Таронаци (Асогик), очевидец этих работ. По его сообщению, Смбат Багратуни, наполнив рвы, возвел на них новую стену, окружавшую прежнюю стену города Ани начиная от реки Ахурян до долины Цахкоца; он сделал ее из камня с известью, с каменными же башнями. Она далеко отстояла от старой городской стены,

_____________________________

1 Егише. История, Тифлис, 1913, стр. 87 (на арм. яз.); Л. Парбеци. История, 1907, стр. 265 (на арм. яз.).
2 «Вимакан тарегир», стр. 5 (на арм. яз.).
3 Цитата приводится по переводу Н. Я. Марра (см. Ани, стр. 44). 423 год армянского летосчисления =964 г.

[стр. 7]

была выше ее и обнимала все пространство города с воротами из кедрового дерева, укрепленными толстыми железными гвоздями. Смбат также положил основание обширной церкви в том же городе Ани при содействии архитектора Трдата, который в Аргине построил церковь патриаршего дворца 1.

Если Ашотовы стены, построенные в узкой части перешейка, преграждали дорогу к Мичнаберду (вышгороду), то строительством второй линии городских стен, названных Смбатовыми, значительно расширялась территория шахастана. Именно благодаря этим работам и оформлялись окончательно две составные части планировочной структуры города — вышгород (который стал резиденцией анийских царей) и шахастан — собственно город.

В течение почти целого века (вторая половина X и первая половина XI в.), когда Анийское царство переживало сравнительно мирный период своего существования, происходило интенсивное градостроительство, в основном сосредоточенное на территории, защищенной оборонительными стенами. Багратиды не только расширили и укрепили Ани, воздвигнув на господствующей над ним возвышенности свой дворец, но и застроили центральную часть города многочисленными церковными и светскими зданиями, благоустроили ее, обеспечив инженерными и коммунальными сооружениями.

Хотя летописец приписывает талантливому придворному архитектору багратидских царей Трдату авторство лишь церкви в Аргине, Анийского собора и круглого храма Гагика I, однако почти не вызывает никакого сомнения, что этот опытный и прославившийся далеко за пределами своей родины зодчий принимал деятельное участие в градостроительных работах, проводимых Багратидами в их стольном городе в конце X — начале XI вв.

Исторические источники, в том числе и эпиграфические, содержащие обильные сведения о церковном строительстве, скудно освещают гражданское строительство в Ани. Этот пробел, к счастью, восполняется памятниками материальной культуры, которые благодаря раскопкам значительно расширяют и уточняют летописные и эпиграфические данные. Они, например, позволили заключить, что Ани еще при Баграти-

_____________________________

1 «Всеобщая история Степанноса Таронского, Асогика по прозванию», Москва, 1864, стр. 130. Н. Я. Марр приводит (см. Ани, стр. 244) свой перевод этой части сообщения, несколько отличающийся от перевода, выполненного Н. Эмином.

[стр. 8]

дах продвинулся далеко за пределы городских стен, о чем свидетельствуют не только нахождение на территории северо-восточнее шахастана Пастушьей церкви и остатков других памятников, но и другие случайные находки. Говоря о значении этих находок для археологического изучения Ани, Н. Я. Марр еще в конце прошлого века отмечал: «Если «надписи» часто пополняют краткий сухой рассказ историков, часто делают интересным и многозначительным то, что раньше пропускалось как неважное сообщение, то вещественные находки, знакомство с жилищами и обстановкой анийцев проливают свет, между прочим, на ту сторону древнеармянской жизни, о которой армянские историки хранят гробовое молчание» 1.

Мирная жизнь Ани, сопровождавшаяся созидательной строительной деятельностью, продолжалась до середины XI века.

Когда скончался предпоследний представитель династии Багратидов — слабовольный Иоаннес-Смбат, согласившийся подписать завещание о том, что после его смерти Анийское царство отходит к Византийской империи,— большое византийское войско двинулось в 1041 году на Армению с целью захвата столицы ее — Ани. Жители города, предводительствуемые легендарным полководцем Вахрамом Пахлавуни, в героическом сражении разгромили вражеское войско и заставили жалкие его остатки покинуть пределы страны. Тщетными оказались и последующие два похода византийцев на Ани в годы царствования Гагика II (1042—1045). В этих исторических сражениях оборонительные сооружения Ани блестяще выдержали испытание, обеспечив победу малочисленных защитников над значительно превосходившими по силе византийскими войсками 2.

После падения Анийского царства (1045) область Ширак с ее столицей подпала под владычество Византии и управлялась наместниками (катепанами). Именно к этому периоду относится укрепление гоРОДСКИХ стен и строительство, вернее расширение городского водопровода Ани при катепане Аароне. В надписи, оставленной им по этому поводу, говорится, что «...прибыв в красиво построенную крепость

_____________________________

1 Н. Я. Марр. Ани — столица древней Армении, стр. 198—199.
2 Летописец Маттеос Урхаеци приводит подробности осады Ани, героической защиты столицы и разгрома под ее стенами византийских войск (см. указ. соч., стр. 84— 86, 95—97).

[стр. 9]

Ани, он поднял ее стены и на свои собственные средства провел обильную воду в сие укрепление на радость и утешение жаждущих» 1.

Спустя двадцать лет после захвата Ани византийцами — в 1064 году — под его стенами появилось многочисленное сельджукское войско Алп-Арслана. И на этот раз сильные укрепления города, умело используемые вначале его защитниками, стали серьезным препятствием для врага. Осада города, продолжавшаяся 27 дней 2 и подробно описанная армянскими летописцами Аристакесом Ластивертци 3 и Маттеосом Урхаеци 4 (со свидетельствами которых, между прочим, в целом совпадает описание, сделанное в Нигаристане Ахмедом бен-Мухаммедом эл-Джаффари 5), могла бы оказаться безуспешной, если бы находившиеся внутри города византийские войска, оставив на горожан оборону внешних стен, не перебрались в вышгород и во внешнюю крепость.

Небезынтересно привести некоторые отрывки из упомянутых выше летописных источников. Согласно рассказу Аристакеса Ластивертци, враг, «вступив в нашу страну, навел страх и ужас на дальних и близких, поверг и попрал много стран и так достиг города, который погряз в грехах как сосуд, полный до краев. Поставив свою палатку против города Ани, силился и изощрялся он извлечь с места железную дверь и медные засовы, устоявшие против его царственности, но потеряв надежду из-за крепости их (курсив наш — В. А.), уже собирался уйти, хотя борьба ожесточалась. А того еще не знал он, что господь посеял среди защитников и руководителей их раздоры и разъединение, смуту и разногласие...» Далее, как сообщает тот же летописец, заметив бегство защитников, охваченных раздорами, «тяжело вооруженные войска, сражавшиеся вне города, пробили себе путь через городские стены и влились в лоно города, точно громады морских волн. Пустили они в дело персидский меч, не щадя никого. Толпы мужчин и женщин устремились во дворец царей в предположении, что там они могут спастись; другие укрылись в крепости, называемой Неркиберд. Описывая страшную картину безжалостного избиения городского населе-

_____________________________

1 Н. Я. Марр. Ани, стр. 140.
2 Киракос Гандзакеци. История, Ереван. 1961, стр. 92 (на арм. яз.).
3 Аристакес Ластивертци. История, Тифлис, 1912, стр. 164—167 (на арм. яз.).
4 Маттеос Урхаеци. История, Вагаршапат, 1898, стр. 146—150 (на арм. яз.).
5 Перевод, выполненный Ханыковым, приводит Н Я. Марр (см. «Ани», стр. 50—51).

[стр. 10]

ния, Ластивертци продолжает: «Большая река, проходящая под городом, окрасилась кровью от бесчисленных трупов,— так много было сраженных; дикие звери и домашние животные сделались как бы могилами павших, так как не было никого, кто бы похоронил истребленных и прикрыл трупы их землей. Дворец, это высокое, красивое и со всевозможными удобствами здание (курсив наш — В. А.), запылал от избытка неправедностей, творившихся в нем; все жилища обратились в громадную кучу пепла, и прекратились в них деяния лихоимства и коварства...»

Летописец заканчивает свой рассказ гневным обличением социальной несправедливости того времени, заявляя, что таков «удел всех неправедных городов, которые строятся на крови людей и богатеют за счет бездомных, трудящихся в поте лица, где богатые «укрепляют дома свои на лихве и нарушениях прав, сами же алчно ищут себе наслаждений и неги, не имея в душе никакой жалости к бедным и бесправным, и не чуждаются грязных дел, будучи охвачены дурными страстями» 1.

По рассказу другого летописца — Маттеоса Урхаеци, Ани был защищен как каменными стенами, так и изгибом реки Ахурян. Осадившим город чужеземцам только при помощи стенобитных машин удалось пробить небольшую брешь в одном месте, однако проникнуть в город они не смогли. Но убедившись, что гарнизон его ослабил защиту стен, возобновили штурм и ворвались в город. Как справедливо отмечает Н. Я. Марр, мусульманский историк Ахмед бен-Мухаммед эл-Джаффари более реально описывает взятие города. «По обследовании пределов и окружностей его (т. е. города Ани — В. А.) стало известно, что всадник не может подъехать вплотную к его стенам, пешему не по силам подняться на его башни. И тогда царевича (Мелик-Шаха, сына Алп-Арслана) охватило глубокое раздумье, ибо оставить город и отказаться от намерений в отношении населения этих местностей значило потерпеть полный ущерб». Далее летописец повествует, как построили множество лодок и перевезли через ров пеших и всадников, проявив большое рвение, и все же никакого успеха не добились. Многие из бойцов погибли, да и сам царевич едва не был захлестнут арка-

_____________________________

1 Выдержки из А. Ластивертци в переводе Н. Я. Марра (см «Ани» стр 49— 52, 56).

[стр. 11]

ном, брошенным из города. Удача пришла сама: произошло сильное землетрясение в восточной стороне города, крепостные стены рухнули, и так как ров был заполнен осыпью их, осаждавшие войска без труда вошли в укрепление 1.

Приведенные выше описания осады и взятия Ани сельджуками лишний раз убеждают в неприступности города, мощности и надежности воздвигнутых Багратидами оборонительных сооружений, которые, несомненно, выдержали бы натиск врага, если бы ему не пришло на помощь стихийное бедствие — землетрясение.

В 1072 году эмир Гандзака — Фадлун откупил Ани у Алп-Арслана и подарил своему внуку Манучэ. Этим актом в Ани до конца XII века с отдельными перерывами было установлено владычество курдской династии Шеддадидов — вассалов сельджуков. Из строительной деятельности новых хозяев известны только некоторые факты: так, Манучэ воздвиг башню возле существовавшего в конце X века у обрыва, ущелья Ахурян здания, превратив его в мечеть. Как уверяет историк Вардан, после разрушений, причиненных сельджуками, город Ани при Манучэ «...получил благоустройство не хуже прежнего» 2. Другой представитель Шеддадидов — Кай Султан в 1198—1199 годах воздвиг другую мечеть с минаретом Абу-л-Мамрана. Шеддадидам же приписывается восстановление некоторой части городских стен. Многое по восстановлению Ани было сделано и самими горожанами.

В течение XII века Ани два-три раза переходил под владычество грузинских царей. В 1123 году он был занят Давидом Строителем, но его сын Деметрэ I вынужден был вернуть город прежним владельцам. Георгий III в 1161 году вступил в Ани, но вскоре оставил его. Только в 1174 году ему удалось вновь отвоевать Ани и передать в управление князьям Орбелиани, которые, однако, опять его потеряли. В 1199 году Захариды завладели городом, а спустя два года и всей областью Ширак, ставшей вместе со столицей родовым уделом амирспасалара Захарэ.

Тридцать—тридцать пять сравнительно мирных лет в начале XIII века (явившихся прямым результатом политического и военного сотрудничества между Грузией и Арменией) вновь возродили Ани как

_____________________________

1 H. Я. Марр. Ани, стр. 50—51.
2 «Всеобщая история Вардана Великого», Москва, 1861, стр. 229.

[стр. 12]

цветущий культурный и торгово-ремесленный центр страны. Именно в этот период новые властители города при широком участии других представителей феодальной знати, а также богатых горожан-мецатунов (каковым был, например, Тигран Оненц) развернули исключительно плодотворную по своей значимости строительную деятельность. Обновляются и укрепляются городские стены, строится много новых церквей, дворцов и гостиниц, лавок, мастерских, маслобоен и т. д. Ани становится весьма популярным и признанным в Закавказье и на Ближнем Востоке городом с многонациональным населением. В исторических источниках его называют «большим городом», «матерью городов».

На примере Ани XIII века можно убедиться, что градостроительная культура средневековой Армении поднялась на новую, более высокую ступень, воплотив весь комплекс развития феодального города.

Однако этот блестящий расцвет был вновь прерван неблагоприятными для Армении и всего Закавказья историческими событиями: в 1236 году возглавляемые Чармаганом монгольские орды осадили город. Окружив его со всех сторон, они установили много пиликуанов (осадные приспособления) и после ожесточенного боя взяли Ани. Летописец Киракос Гандзакеци приводит подробности взятия Ани монголами и совершенных ими над городским населением жестокостей 1.

При монгольском владычестве Ани остался в руках рода Захаридов, сделавшихся вассалами монголов. Городская жизнь некоторое время продолжает развиваться более или менее нормально. В течение XIII века отдельные представители имущих классов — вроде парона Сахмадина и подобных ему богатеев — продолжали в Ани и его окрестностях строительную деятельность.

Однако со второй половины XIV века начинается процесс захирения города, принявший катастрофический характер в конце XIV века. В 1319 году произошло сильное землетрясение, причинившее большой ущерб городским строениям, в том числе и соборному храму, купол которого рухнул. Хотя традиционная армянская историография связывает с упомянутым землетрясением падение Ани и оставление города жителями, как показали раскопки, он еще продолжал влачить существование в течение XIV и XV веков 2.

_____________________________

1 Киракос Гандзакеци. Указ. соч., стр. 258.
2 Н. Я. Марр. Ани, стр. 84.

[стр. 13]

В последующие столетия Ани находился под владычеством Турции и его развалины служили временным пристанищем различных кочевых племен. В 1887 году он вместе с Карской областью перешел к царской России. Спустя сорок лет, в 1917 году, в связи с наступлением турецких войск на Кавказском фронте добытые многолетними раскопками археологические материалы в спешном порядке были эвакуированы из Ани.

Продолжая наступление в Закавказье, турецкие империалисты, воспользовавшись создавшейся ситуацией, сумели отделить от Армении Карскую область, а вместе с ней и Ани.

Ныне Ани доступен лишь для обозрения с левого берега пограничной реки Ахурян.

Б. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ГОРОДИЩА

Пожалуй, ни один из древних и средневековых городов Армении не пользуется в научной литературе такой популярностью, как Ани. Кроме обильных летописных источников о нем, относящихся ко времени полнокровной жизни города, в этой литературе можно найти большое количество-путевых заметок, описаний и исследований, принадлежащих как отечественным, так и иностранным путешественникам, посетившим величественные развалины ставшего необитаемым города. Интерес, который возбудили в научном мире эти материалы, и сами развалины некогда цветущей столицы Багратидов стимулировали начало серьезного и систематического археологического изучения Ани. Работа эта, проводившаяся начиная с 1892 года в течение многих лет под руководством выдающегося ученого Н. Я. Марра, была прервана в 1917 году, когда пришлось оставить Ани.

У X. Ф. Б. Линча («Армения», т. 1, стр. 471—472; т. II, библиогр. список), Н. Я. Марра («Ани», стр. 2—26, примеч. на стр. 230—235) и Лео («Ани», стр. 19—65) приведен обстоятельный перечень ученых и их трудов, путешественников и авторов, изучавших Ани либо на месте, либо по историческим источникам. Рекомендуя интересующимся литературой об Ани ознакомиться с нею по указанным перечням, мы даем ниже обзор этой литературы, выделяя те источники, которые, по нашему мнению, могут оказаться наиболее полезными для изучения городища и его памятников,

[стр. 14]

В заключение нами приводятся названия новых трудов, где разбираются материалы об Ани.

Упоминаемые в научной литературе первые посетители развалин Ани, побывавшие на месте в течение XVII века (Позер, Тавернье), говорят о них лишь вскользь. Путешественники, ученые и другие лица, посетившие Ани в первой половине XIX века (иностранные — Кер-Портер, Гамильтон, Борре, Аббот, Тексье и др.; отечественные — Абих, X. Абовян, Муравьев, Н. Саркисян, Ханыков и др.), более обстоятельно изложили сведения о развалинах, о найденных надписях, занимались зарисовкой и обмером памятников архитектуры, публикуя впоследствии свои труды в различных изданиях 1. Из отмеченных выше авторов один лишь Тексье специально занимался памятниками архитектуры. Изучив и обмерив их, он сделал первую, правда не совсем удачную, попытку обнародования своих исследований некоторых архитектурных памятников Ани.

План городища впервые был составлен Г. Абихом в 1844 году. Среди изданных в первой половине XIX века трудов история города впервые изложена в книге М. Бжишкяна 2.

В целом положительно отзываясь о более чем десяти путешественниках, опубликовавших путевые заметки об Ани, Н. Я. Марр одновременно отмечает у них определенный налет идеализации и поверхностность описаний, что, по его мнению, является следствием «...того внешнего впечатления, которое они получали от посещения безмолвных развалин» 3.

Вторая половина XIX века характеризуется довольно углубленным, всесторонним изучением истории и материальной культуры стран Закавказья, перешедших под власть царской России. Этот отрезок времени оказался более плодотворным и для изучения Ани, хотя нахождение города до 1877 года на территории Турции несколько препятствовало этому.

Одной из первых специально посвященных Ани была книга рус-

_____________________________

1 Чтобы не загромождать текст ссылками на литературные источники, мы при обзоре их в основном называем лишь авторов трудов и только в отдельных случаях даем ссылки на их труды.
2 М. Бжишкян. Путешествие в Польшу, Венеция, 1806 (на арм. яз.).
3 H. Я. Марр. Ани, стр. 4.

[стр. 15]

ского академика Броссе 1, в которой приводятся заимствованные у М. Бжишкяна история города, у Кестнера зарисовки, у Абиха план города. По мнению Н. Я. Марра, труд Броссе в течение определенного времени являлся основным пособием, а иногда первоисточником oб Ани, хотя в изложении самой истории города автор по существу не сделал ни одного шага вперед.

Отечественная наука этих годов обогатилась также трудом Д. И. Гримма 2, посвященным церковному зодчеству Грузии и Армении, в котором воспроизведены данные обмеров отдельных памятников. Ани.

Делу популяризации Ани среди армянских читателей послужило исследование Г. Алишана «Ширак» 3. Автор его, так же как и Броссе. не видел Ани, но на основании широкого использования исторических источников, эпиграфических данных, описаний его у различных путешественников и других материалов дал развернутый историко-географический очерк области Ширак. Средневековой столице области — Ани — автор посвятил более трети объема книги. Здесь воспроизведено огромное количество иллюстраций (зарисовки, чертежи, фотоснимки), заимствованных у других авторов (Тексье, Броссе и др.), и приведен план города, где указаны все сохранившиеся наземные памятники.

Книга «Ширак» пронизана страстной тоской по родине, вообще присущей армянам, проживающим за пределами Армении. Однако, наряду с отмеченным налетом романтически-национальных представлений, она, как правильно указывает И. Я. Марр, все же «...принесла существенную пользу и науке, создав в армянском обществе интерес к древностям Ани. Не только армянское общество, но и тесный круг арменистов не армян через его книгу осваивался с мыслью о важности археологических работ» 4.

Популярность, которую Ани получил благодаря перечисленным трудам, возбуждала еще больший интерес к его развалинам. По решению Императорской Археологической комиссии, материально поддер-

_____________________________

1 Brosset. Ruines d'Ani, I—II, СПб, 1860—1861.
2 Д. И. Гримм. Памятники христианской архитектуры Грузии и Армении. СПб, 1866.
3 Г. Алишан, Ширак, Венеция, 1881 (на арм. яз.).
4 Н. Я. Марр. Ани, стр. 21.

[стр. 16]

живаемой армянской общественностью, в Ани в 1892 году начались раскопки, которые возглавил молодой ученый Н. Я. Марр. Эта первая археологическая кампания, так же как и последующая, состоявшаяся в 1893 году, охватила небольшой участок центральной части городской территории и увенчалась успехом.

Свои археологические изыскания Н. Я. Марр начал с изучения истории городища. В опубликованной им статье «Ани — столица древней Армении» 1 была изложена краткая история города, связанная со строительными и восстановительными работами в нем.

Прерванные в 1893 году раскопки с 1903 года приняли систематический характер, продолжаясь немногим более одиннадцати лет. Раскопки эти вызвали живой интерес среди населения и привлекли внимание научных кругов. Ани стал местом массовых экскурсий жителей окружных сел и городов, а также посещений представителями научного мира.

Итоги своих многолетних археологических изысканий Н. Я. Марр периодически публиковал в виде отчетов, а затем обобщил в монографическом труде «Ани», который, как нами уже отмечалось, вышел в свет двумя изданиями только в советское время. В этом исследовании автop на широком историческом фоне подробно изложил результаты археологических кампаний. Говоря о значении анийских раскопок, он писал: «Город Ани с прилегающей областью Шираком благодаря своим памятникам древности и многочисленным надписям имеет право занять и начинает занимать исключительное положение по своему общему значению для целого ряда научных дисциплин не только восточной филологии, независимо от арменоведения, но и западной, а именно византиноведения, славяноведения и др.» 2.

Благодаря большим усилиям Н. Я. Марра и его научных сподвижников (в числе которых были И. А. Орбели, Т. Тораманян и др.), невзирая на трудные условия досоветского времени, городище Ани подверглось такому всестороннему археологическому изучению, какому в то время не подвергался ни один из средневековых городов Армении и Закавказья. Приходится только сожалеть, что последующие события, в результате которых возможность дальнейших раскопок в Ани была утрачена, не позволили завершить эту деятельность.

_____________________________

1 Сборник «Братская помощь армянам», СПб. 1898, стр. 197—222.
2 Н. Я. Марр. Ани, стр. 86.

[стр. 17]

В процессе археологических кампаний наряду с интенсивными раскопками проводилась также работа по топографической съемке территории городища — был получен самый точный по сравнению с другими его план; обмерялись, зарисовывались и даже реставрировались памятники архитектуры; издавались популярные 1 и специальные 2 труды, а в периодической печати публиковалось большое количество статей и корреспонденции об Ани и его памятниках 3. На месте был организован музей древности, где сосредоточивались добытые раскопками экспонаты для их дальнейшей научной обработки, реставрации, обозрения и т. д.

В числе посетителей Ани находился и X. Ф. Б. Линч, по мнению Н. Я. Марра, наиболее выдающийся по наблюдательности из иностранных путешественников, который побывал здесь в 1894 году. В своем капитальном труде 4 он посвятил Ани много страниц, воспроизведя значительное количество фотоснимков и план городища, составленный еще Абихом и проверенный им самим на месте.

Ко времени раскопок в Ани относится также книга выдающегося армянского историка и романиста Лео, подготовленная к печати еще в 1914 году, но изданная лишь в советское время 5. Хотя она и написана в жанре путевых заметок, но содержит много ценных сведений об Ани и его окрестностях.

Список наиболее важных работ досоветского периода, в которых подробно и профессионально рассматриваются городище Ани и его высокохудожественные архитектурные памятники, замыкает известный труд И. Стржиговского, побывавшего здесь в 1913 году в самый конец

_____________________________

1 И. А. Орбели. Развалины Ани, СПб, 1911; его же: Путеводитель по городищу Ани, СПб, 1910; первая также на арм. яз.
2 Исследование Т. Тораманяна «Ани — город или крепость?», напечатанное в журнале «Азгагракан андэс» (XXII, XXIII); его же; Царские и княжеские дворцы Армении и их внутренний быт, журнал «Гехарвест» (№ 6, за 1917 г.).
Н. Г. Буниатов. Дворцовая церковь в Ани, альбом обмеров с кратким текстом, написанным Н. Я. Марром и др.
3 Большее количество корреспонденции Т. Тораманяна и др. участников археологической кампании о результатах раскопок было напечатано в армянских газетах и журналах.
4 X. Ф. Б. Линч. Армения, т. I, стр. 430—500.
5 Лeo. Ани, Ереван, 1946 (на арм. яз.).

[стр. 18]

раскопок городища: по материалам Т. Тораманяна, он включил в свою книгу довольно большой раздел об Ани 1.

Данные археологических изысканий в Ани, весьма богатых по материалу и многогранных по содержанию и охвату, питали не только труды многих отечественных и зарубежных ученых досоветского времени. Они помогали также современным советским арменистам разрабатывать на основе марксистской методологии проблемы истории Армении, освещать вопросы социально-экономической жизни городов и классовых отношений в них, развития торговли, ремесел, архитектуры, строительного искусства и т. д. 2.

Эти же данные, а также появившиеся в советское время труды наших историков дают возможность в большей мере, чем в отношении других средневековых городов Армении, обрисовать градостроительную характеристику Ани.

_____________________________

1 I. Strzgowski. Die Baukunst der Armenier und Europa, B. I, Wien, 1918.
2 За советское время появился ряд трудов, в которых разрабатываются материалы раскопок Ани. К числу их относятся следующие: Н. М. Токарский. Архитектура древней Армении, Ереван, 1946; второе переработанное издание той же книги под названием «Архитектура Армении IV—XIV вв.», Ереван, 1961; В. М. Арутюнян и С. А. Сафарян. Памятники армянской архитектуры, Москва, 1951; К. Л. Оганесян. Зодчий Трдат, Ереван, 1951; А. Л. Якобсон. Очерки истории зодчества Армении V—XVII вв. М—Л, 1950; Б. Н. Аракелян. Города и ремесла Армении в IX—XIII вв., Ереван, 1954; и т. д.

Дополнительная информация:

Источник: Арутюнян В.: «Город Ани», Ер.: Армянское государственное издательство, 1964.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice