ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Левон Мелик-Шахназарян

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ АЗЕРБАЙДЖАНА ПРОТИВ МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ НАГОРНО-КАРАБАХСКОЙ РЕСПУБЛИКИ


Содержание   Предисловие   Главы 1-7   Главы 8-10   Главы 11-17   Послесловие


1. ДИСКРИМИНАЦИЯ АРМЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Юридическая несостоятельность принятого пленумом Кавбюро РКП(б) решения по Нагорному Карабаху была очевидна, однако именно это решение стало основанием для фактического включения Карабаха в состав Азербайджана, что дало возможность лидерам этой республики, недавним мусаватистам, спешно перекрасившимся в коммунисты, начать планомерную политику по прерыванию связей края с Арменией и искоренению его армянского населения. Более того, правительство советского Азербайджана не было удовлетворено принятым решением и, выждав небольшой срок, принялось по-своему “корректировать” его. В декрете ЦИК Азербайджана от 1923 года об образовании Автономной Области Нагорного Карабаха (АОНК) была игнорирована политическая, этническая, географическая и административная целостность Нагорного Карабаха, в результате чего за пределами автономии осталась большая часть бывшей Елизаветпольской губернии, в том числе и полностью армянонаселенные в то время Шамхорский, Дашкесанский, Ханларский и Шаумянский районы. Все эти районы, в особенности Ханларский, затем подвергались этнической коррекции с целью увеличения там процента азербайджанского населения.

Небезынтересно отметить, что центром автономии, вопреки постановлению пленума ЦК Кавбюро РКП(б) оказался не Шуши, единственный на тот период город в АОНК, а деревня с весьма небольшим количеством населения - Степанакерт. Выбор Степанакерта в качестве административного центра автономии явился далеко не случайным. В Баку прекрасно понимали, что центр армянской автономии с течением времени неминуемо превратится в армянонаселенный город и пытались избавить от этой участи Шуши, армянское население которого было полностью вырезано в конце марта 1920 года совместными подразделениями регулярных турецких войск и вооруженных отрядов мусаватистов. Вот как описывал Шуши очевидец, вошедший в город вместе с Красной армией в мае 1920 года: “Мы были свидетелями ужасной картины - развалин этого города и болтавшихся в колодцах трупов женщин и детей”; “позорное уничтожение армянского города Шуши, изнасилование, резня, бросанье в колодцы и пропасти женщин и детей...” (Г. Орджоникидзе. Статьи и речи. Москва, 1956, т.1, стр. 201, 216).

Необходимость сохранения Шуши как азербайджанонаселенного поселения диктовалась его географическим и политическим расположением: высокогорный город построен на дороге, связывающей Нагорный Карабах с Арменией, и представляет из себя хорошо укрепленную природную крепость, усиленную оборонительными строениями 18 века. Эта особенность Шуши и предопределила выбор Степанакерта в качестве административного центра АОНК, поскольку он расположен у подножия Шуши и сильно зависит от него в военном и стратегическом отношениях. В Азербайджане прекрасно понимали, что население Нагорного Карабаха не может отказаться от попыток избавиться от инонационального гнета и готовились к подавлению будущей, но весьма возможной национально-освободительной борьбы армянского народа. Борьбы тем более неизбежной, что она постоянно провоцировалась разрабатываемой в Баку национальной политикой.

В данной работе не ставится задача исследовать все формы и методы дискриминации армянского народа в Азербайджане, а потому ограничимся лишь простым перечислением некоторых итогов подобной политики.

Так, например, в результате деятельности Азербайджана с 1913 по 1973 годы, численность армянского населения в Нагорном Карабахе неуклонно уменьшалась не только в процентном, но и в абсолютном значении, в то время, как азербайджанская община постоянно увеличивалась. Численность и национальный состав населения (тысяч чел.) Нагорного Карабаха (в границах автономии) изменялись следующим образом (данные взяты из книги “НКАО. 50 лет в дружной советской семье”).

  1926г. 1939г. 1959г. 1970г. 1979г.
армяне 111,7 132,8 110,1 121,1 123,1
азербайджанцы 12,6 14,1 18,0 27,2 37,2
другие 1,0 3,9 2,3 2,0 1,9
Все население 125,3 150,8 130,4 150,3 162,2

В 1913 году в Нагорном Карабахе (в границах автономии) проживали 176 тысяч человек, в том числе 164 тысяч армян. Резкое сокращение численности населения за 1913-1926 гг. (на 28,8%) происходило за счет погромов армян. Однако еще в конце 1923 года при общей численности населения в 157,8 тысяч человек, армяне составляли 94,4%, т.е. свыше 148 тысяч человек.

Как уже отмечалось выше, в Нахиджеванской автономии, переданной “под покровительство” Азербайджана, уже в шестидесятых годах текущего столетия практически не осталось армян. Там же в массовом порядке, на государственном уровне были уничтожены сотни тысяч архитектурных памятников, являющихся неопровержимым свидетельством этнической принадлежности края.

Дискриминационная политика проводилась и по отношению к тем армянским районам, которые не входили в состав НКАО. Особо пристального внимания бакинских властей “удостоился” Ханларский район, являющийся связующим звеном между Нагорным Карабахом и Арменией. К району, на момент образования Азербайджана имевшему практически стопроцентное армянское население, вначале была присоединена часть азербайджанонаселенного Дастафюрского района, а затем, в 1971 году, весь Сафаралиевский район. Примечательно, что Сафаралиевский район даже не имел общей границы с Ханларским. Между двумя этими присоединениями из Ханларского района было изъято и передано в состав соседнего Дашкесанского района крупное армянское поселение Бананц с прилегающими небольшими армянскими же деревнями. Подобная “дальновидная” политика привела к тому, что все руководящие должности района заняли лица азербайджанской национальности. В свою очередь поощряемая из Баку деятельность новоприбывших руководителей привела к резкому сокращению армянского населения района. Например, жители старинного армянского села Браджур (им. 26 Бакинских комиссаров) уже в 1985 году были вынуждены в массовом порядке покинуть село и переселиться в советскую Армению.

Не оставались “без внимания” и другие исконно армянские районы, оказавшиеся на территории Азербайджана. Достаточно вспомнить о разрушенном памятнике, воздвигнутом жителями села Бананц (Баян) Дашкесанского района на народные средства в честь односельчан, погибших на фронтах Второй мировой войны. Открытие памятника должно было состояться 28 июля 1869 года, однако за два дня до этого события, глубокой ночью азербайджанцы, возглавляемые лично первым секретарем районного комитета коммунистической партии Сулеймановым, предварительно отключив электроэнергию в селе, с помощью бульдозера сбросили памятник в ущелье. “Вина” сельчан заключалась в том, что памятник был создан по армянским народным мотивам. “Это Азербайджан, и здесь ничего армянского быть не может”, заявил высокопоставленный партийный деятель. Оскорблены были самые сокровенные чувства тружеников села, их память о погибших односельчанах и национальное достоинство. Инциндент закончился переселением из Бананца в течение лишь одного августа месяца 120 армянских семей. Сулейманова также “наказали” - перевели на другую руоводящую должность в столицу Азербайджана.

С июля по декабрь 1987 года первый секретарь Шамхорского райкома компартии Асадов, пользуясь безусловной поддержкой партийного руководства Азербайджана, проводил политику выживания коренного армянского населения из села Чардахлу, родины двух советских маршалов. Отчаявшиеся жители села направили в Москву делегацию из 18 человек. Делегация была принята во многих союзных инстанциях, но вмешательсьво Москвы ограничилось увещевательными звонками в Азербайджан. Однако 1 декабря, накануне празднования девяностолетнего юбилея маршала И. Баграмяна, Асадов с большим (150-200 человек) отрядом милиционеров из соседних городов, задействовав милицейские и пожарные машины, ворвался в Чардахлу и началось избиение сельчан. При этом несколько десятков жителей Чардахлу были арестованы “за оказание сопротивления представителям власти”(“Сельская жизнь”, Москва, 24.12.1987).

Нельзя сказать, что армянское население Азербайджана безропотно переносило дискриминационную политику республиканских властей. Протесты раздавались уже с июля 1921 года, сразу после решения о передаче Азербайджану Нагорного Карабаха. ЦК КП Азербайджана неоднократно (26.09.1921; 06.10.1921; 13.10.1921; 24.11.1921; 09.12.1923 гг. и т.д.) рассматривал и обсуждал данные протесты, всякий раз принимая репрессивные меры против несогласных с решением Кавбюро РКП(б), вплоть до роспуска отдельных коммунистических партийных организаций.

В тридцатые годы в НКАО начались массовые репрессии. Если в годы сталинского террора в СССР людей отправляли в лагеря по обвинениям в контрреволюции или пособничестве империалистическим странам, то практически все руководство Нагорного Карабаха (первый секретарь обкома коммунистической партии Погосов, председатель областного исполнительного комитета Бадамян, народный комиссар по земельным вопросам Арзанян, а также все первые секретари районных комитетов компартии и председатели районных исполнительных комитетов) было репрессировано по обвинению в национализме.

В 1947-1949 гг. азербайджанские власти обвинили в национализме и стремлению присоединить Нагорный Карабах к Армении руководство Степанакертского учительского института. Были осуждены многие преподаватели, а директор института Сафарян доведен до самоубийства.

В 1945 году по просьбе населения Нагорного Карабаха первый секретарь ЦК КП Армении Арутинов обратился с письменным ходатайством к Сталину, прося его содействия в воссоединении автономной области С Арменией, но вопрос остался нерешенным.

Поистине массовое движение населения Нагорного Карабаха за воссоединение с Арменией развернулось в 1959-1962 гг. Ряд руководителей движения были арестованы и репрессированы, а первый и второй секретари областного комитета коммунистической партии освобождены от работы и выселены в Армению.

В июле 1965 года в ЦК КПСС было направлено письмо из Нагорного Карабаха с просьбой о воссоединении с Арменией. Письмо подписали 45000 жителей НКАО.

В 1965 году группа интеллигенции из Нагорного Карабаха обратилась с письмом в ЦК КПСС с просьбой рассмотреть вопрос о воссоединении области с советской Арменией. Бюро областного комитета КП Азербайджана осудило их “за организацию группового письма, адресованного в ЦК КПСС с ошибочным предложением о присоединении НКАО к Армянской ССР, наносящим вред воспитанию трудящихся в духе ленинской дружбы народов СССР, а также за серьезные недостатки в практической работе”. Все подписавшие письмо были отстранены от работы, многие привлечены к уголовной ответственности, а большая часть депортирована из Нагорного Карабаха в Армению.

13 августа 1966 года ЦК КПСС поручил ЦК КП Армении и Азербайджана, а также правительствам этих республик совместно подготовить вопрос о статусе Нагорного Карабаха. Однако руководство Азербайджана в очередной раз заблокировало решение этого вопроса.

Многочисленные предложения по поводу воссоединения Нагорного Карабаха с НКАО были внесены во время обсуждения проекта новой конституции СССР в 1977 году. В связи с этим на заседании Совета министров СССР отмечалось: “Вследствие ряда исторических обстоятельств несколько десятилетий назад Нагорный Карабах искусственно был присоединен к Азербайджану. При этом не было учтено историческое прошлое области, ее национальный состав, желание народа и экономические интерсы. Прошли десятилетия и вопрос о Карабахе продолжает склоняться, вызывать беспокойство и моменты недоброжелательности между двумя соседними народами, связанными вековой дружбой. Надо присоединить Нагорный Карабах (“Арцах” по-армянски) к Армянской ССР. Тогда все станет на свои законные места” (Письма из Арм. ССР, Груз. ССР, Нах. АССР, НКАО. Предложения и замечания трудящихся. Протокол заседания Президиума Совета министров СССР от 23 ноября 1977 г., N 61).

Даже в годы сталинского террора армяне неоднократно поднимали вопрос о восстановлении справедливости и возвращении советской Армении ее исконных территорий. В Москву направлялись многочисленные письма и петиции, протесты и жалобы, однако упорное замалчивание проблемы со стороны кремлевских деятелей приводило к тому, что в Азербайджане еще более ужесточалась дискриминационная политика по отношению к армянам. Один за другим закрывались армянские школы в Баку, Кировабаде (Гяндже), Ханларе..; были закрыты армянские театры и институты в Баку и Гяндже; при абсолютном отсутствии безработицы в СССР молодые специалисты-армяне не могли найти работу в Азербайджане. Вето на работу принимало особо жесткий характер, если молодой специалист получал высшее специальное образование в Армении.

Подобное отношение к армянскому населению, а также невозможность добиться исправления ситуации правовыми и цивилизованными методами приводило к тому, что время от времени на армянских территориях Азербайджана вспыхивали массовые протесты, как правило заканчивающиеся столкновениями как с органами правопорядка, так и с азербайджанским населением. Только за период после Второй мировой войны массовые беспорядки и столкновения на национальной почве происходили в Кировабаде (1959г.), Нагорно-Карабахской автономии (1965-1967гг.), Ханларском районе (1969г.), Кировабаде (1972г.), Шамхорском районе (1987г.).


2. АРМЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ - НОСИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ССР

Следует особо отметить, что армяне в Азербайджане наряду с азербайджанцами являлись носителем государственности.

Данному утверждению есть немало подтверждений, к некоторым из которых мы хотели бы обратиться. Начнем с того, что передача под протекторат Азербайджана и включение в его пределы армянских территорий на основе многосторонних межгосударственных договоров и соглашений означали, что вопросы, связанные с этими территориями, не рассматривались как внутренние вопросы советского Азербайджана. АзССР была создана как советская социалистическая республика мусульман (кавказских татар) и армян, подтверждением чему является и политическая мотивировка передачи Нагорного Карабаха Азербайджану: “исходя из необходимости установления мира между мусульманами и армянами...” Кавказское бюро РКП (б) в 1921 году фактически признало армян и мусульман сторонами конфликта вокруг национально-государственного устройства Азербайджана, а, следовательно, источником и носителем этой советской формы государственности. В Декрете ЦИК Азербайджана об образовании Автономной Области Нагорного Карабаха национально-государственное устройство Азербайджанской ССР определено как “единый государственный союз” мусульман и армян. Наконец, Автономная Область Нагорного Карабаха была создана как форма советской государственности и уже одного этого достаточно, чтобы считать армянское население носителем государственности Азербайджана. Таким образом, Нагорно-Карабахская автономия являлась дополнительной формой государственно-правовой защищенности армян в Азербайджане.

Статус носителя государственности выражался и в таких “мелочах”, например, как освобождение от платы за учебу (известно, что национальные меньшинства в Азербайджане вынуждены были платить за возможность получить высшее или среднее специальное образование).

Таким образом совершенно несостоятельными являются попытки государственных деятелей Азербайджана представить армянское население республики как национальное меньшинство. Армяне стояли у истоков образования Азербайджанской ССР, хотя объективности ради следует признать, что делали они это не по доброй воле, поскольку всегда и активно противились проводимому Москвой в интересах “мировой революции” курсу отторжения исконно армянских земель от Армении.


3. КОНФЛИКТ ВОКРУГ НАГОРНОГО КАРАБАХА

Подобная формулировка, определяющая конфликт между Степанакертом и Баку, вовсе не случайна, ибо Москва не была в состоянии скрыть от широкой общественности указанные в предыдущей главе обстоятельства образования Азербайджанской ССР. Собственно, Москва никогда и не отрицала, что армянское население Азербайджана является носителем государственности этой советской республики. М. Горбачев: “Карабахская проблема - это проблема не карабахцев, а всего армянского народа Азербайджана”.

В советской прессе Нагорно-Карабахский конфликт освещался под рубрикой “В Нагорном Карабахе и вокруг него”. “Вокруг него” - это Азербайджан, где многочисленное армянское население жило на исконно принадлежащих ему землях. Закономерным поэтому представляется Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР “О социально-экономическом развитии Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР”, в котором намечалось осуществить реформаторские мероприятия в регионах с компактным армянским населением, практически по всему Азербайджану. В частности, предусматривалось восстановление и возобновление работы Армянского государственного театра в Баку.

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета Нагорно-Карабахской автономной области приняла решение просить Верховные Советы Азербайджана и Армении “рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР”. В этот день было положено начало первому в СССР внутреннему государственно-правовому спору между союзной республикой и автономной областью. В Азербайджане, однако, этот спор был воспринят как конфликт между республикой и проживающим в ней армянским населением, и это в очередной раз подтверждает, что в этой республике осознавали ту истину, что армяне в Азербайджане являлись носителем его государственности. В ответ на политическую просьбу депутатов Нагорного Карабаха в Азербайджане отреагировали вполне “адекватно”, учинив 26 - 29 февраля резню армянского населения Сумгаита, крупного промышленного города вблизи Баку, находящегося от НКАО на расстоянии примерно в 400 километров.


4. ГЕНОЦИД АРМЯН В СУМГАИТЕ

Все мыслимые человеческие преступления и страдания сконцентрировались в кровавой трагедии, разыгравшейся в Сумгаите. Поражает масштаб и безнаказанность погрома, цинизм и жестокость, с которым он совершался. Сумгаитский геноцид армян принято считать реакцией официального Азербайджана на подчеркнуто мирное и демократичное по форме волеизъявление армянского народа о воссоединении Нагорно-Карабахской автономной области с Арменией. Цель преступления - блокировать возможное решение проблемы, запугать армян перспективой новых кровавых акций и заставить их отказаться от национально-освободительного движения за Карабах.

Ареной массовых и беспрепятственных погромов армянского населения стала вся территория крупного промышленного города. Итоги геноцида оказались самые ужасающие: десятки убитых, значительная часть из которых была заживо сожжена после избиений, пыток и насилия; сотни раненых, многие из которых остались калеками; огромное количество изнасилованных, среди которых большое число несовершеннолетних девочек; 18000 беженцев; свыше двухсот разграбленных и разгромленных квартир, десятки развороченных магазинов, киосков, мастерских и других объектов общественного назначения; десятки сожженных или разбитых автомашин. “После сталинских зверств, - писали московские ученые в своем “Открытом письме к друзьям в Армении”, - в нашей стране не происходило ничего, что отбрасывало бы нас так далеко назад - от цивилизации к дикости”.

Было бы ошибкой считать, что геноцид армян в Сумгаите произошел стихийно: он был тщательно организован, в том числе с идеологической и психологической точек зрения. Речь прежде всего идет о сумгаитских “митингах” - антиармянских сборищах, начавшихся 26 февраля на центральной площади города. На эти “митинги” приходили по указанию руководителей предприятий и учреждений, ораторами на них выступали не только “посвященные” в карабахские дела люди, но и руководители города.

27 февраля “митинги” переросли в насильственные действия. Первые избиения и погромы длились до поздней ночи, а на следующий день сотни людей, принявших участие в погромах, вновь собрались на центральной площади. Это очень существенный момент: погромщики окончательно убедились в своей безнаказанности, ведь на этом последнем сборище на трибуне находилось руководство города и правоохранительных органов. “Митинг” закончился тем, что первый секретарь сумгаитского горкома коммунистической партии Муслимзаде взял в руки государственный флаг Азербайджана и повел за собой огромную толпу, опьяненную бесплатно раздававшимися на площади спиртным и наркотиками. Пройдя за Муслимзаде несколько сот метров, толпа разделилась и, продолжая вакханалию прошедшего дня, составляющие ее нелюди стали нападать на армянские квартиры.


СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ОЧЕВИДЦЫ

Даниелян Виталий Николаевич, 1972 года рождения, проживал по адресу: Сумгаит, 3 микрорайон, дом 4/2, кв. 25:

“Нас вывели во двор, все соседи стояли на балконах и ждали, что будет дальше. Толпа окружила нас. Сначала ударили меня, я потерял сознание, когда приходил в себя, меня били опять, я часто терял сознание... Родителей я не видел и не слышал, потому что первые удары достались мне, я потерял сознание. Когда пришел в себя, я попытался их поднять, они лежали рядом со мной. Толпы ухе не было, только с балкона смотрели люди. И все. Попытался их поднять, но не смог, у меня была разбита левая рука... Тела родителей еще не были холодными”.


Халапян Ирина Бабкеновна,
1963 года рождения, проживала по адресу: Сумгаит, 41 А квартал, дом 1 в, кв. 20:

“Позвонила в милицию. По-русски говорю: “В 41 А квартале нападают, убивают”. Ответили: “Ждите, сейчас приедем”. Через десять минут я опять позвонила и на этот раз по-азербайджански говорю. А они: “Что? Вы же только что звонили”. Я говорю: “Ну почему вы не приезжаете?” Опять говорят: “Сейчас приедем”. Ну, в общем, я раза три еще звонила, они говорят: “Вы нам уже надоели, больше не звоните”. Я еще один раз позвонила, но уже никто не брал трубку. Так что милиция не подъехала, даже не проехала, чтобы хотя бы попугать их...Свекровь пржде всего раздели, пожилую женщину, 52 года, раздели ее и потащили вниз, потащили, спустили к подвалу, в подъезде били, били ее, бросили, уже при смерти она лежала, они думали - уже умерла. А двенадцати - тринадцатилетние пацаны взяли палки, начали ее добивать, били, били... Били ее, потом бросили в подвал. Эдика, мужа моего, избили палками, лопатами. У них были топоры, специальные какие-то заказные лопатки, ножи какие-то, все у них было самодельное, заказное. Его сожгли так, что даже не могли потом узнать... Иру сожгли. Ее тоже раздели... ее живьем жгли!.. Ее раздели, облили бензином, сожгли у фонарного столба... Свекра нашли за нашим домом. Игорь лежал во дворе, но в стороне от Эдика и Иры. Весь избитый, ноги наполовину сожженные, и лицо в жженых пятнах, лицо его, видно, сигаретами прижигали. Дядю Мишу оттеснили к дороге... И вот вся эта толпа, все люди, соседи побежали смотреть на него. В него бросали камни, а он сел и руками закрывался, чтобы не по голове. А их много, подбежали, у одного лопатка была такая необычная, не закругленная, а какая-то квадратная, заточенная. И вот он этой лопатой - его по голове. Дядю Мишу тоже сожгли заживо. В квартире остались семь человек, шестерых убили. Спаслась только Марина, дочь дяди Миши и Жасмен”.


Петросян Марина Михайловна,
1962 года рождения, проживала по адресу: Сумгаит, 4 квартал, дом 24 а, кв. 2:

“Девушку, что в гости приехала, изнасиловали, пырнули ножом, задев почки, пятки срезали, серьги выдернули с мясом. На глазах отца изнасиловали. А отца не убили, сказали: “Этого ему хватит”. То, что сотворили с его дочерью, - этого, мол, достаточно ему, пусть так мучается... Эту девушку тоже ввели в автобус. Я ей говорю: “Садись”. Она говорит: “Я не могу сесть”. У нее пятки были срезаны, она прямо на цыпочках стояла, кровь текла...”


Бедян Бармен Акопович,
1935 года рождения, проживал по адресу: Сумгаит, улица Мира, дом 5/7, кв. 8:

“Я посмотрел - там машина, но уже не разберешь, “Жигули” или что. И внутри пять человек, черные-черные, сожженные... Семьей, видимо, они хотели убежать. Их где-то перехватили и сожгли. Это я своими глазами видел. Машина была абсолютно черная... ни номеров, ни стекол, ни колес - ничего... Я не знаю, каким образом очутилась там эта машина... И пять трупов... Кости все видать их... Черепа видать...”

“Сумгаитская трагедия в свидетельствах
очевидцев”, Ереван, 1989


Из нескольких тысяч погромщиков в Сумгаите к ответственности привлекли лишь 94 человека. Им предъявлялись обвинения в убийствах, изнасилованиях, избиениях и т. п., причем во всех, без исключения, случаях мотивировкой преступления назывались “хулиганские побуждения”. Безнаказанными остались также деятели городских и правоохранительных органов, хотя многие очевидцы указывали на известных в городе лиц, непосредственных участников “митингов”. Более того, прокурор Сумгаита Гаибов менее года спустя после геноцида армян в городе, где он осуществлял контроль за правопорядком, был... назначен генеральным прокурором Азербайджана. Лишь коммунистический лидер Сумгаита Муслимзаде был смещен со своего поста, хотя и он не был привлечен к уголовной ответственности. Возможно потому, что хорошо информированный Муслимзаде на ближайшем пленуме ЦК КП Азербайджана прямо обвинил руководство республики в организации резни.

А вот как комментирует события в Сумгаите тогдашний президент Азербайджана А. Муталибов: “... спокойствие не входило в планы авторов кровавого спектакля под рядом условных названий, среди которых пока в силе “борьба за самоопределение армян Арцаха”. Нужно было... масштабное кровопролитие. И вскоре дьявольский план националистов сработал. В Кафанском и других районах (Армения - ред.) стали искусно сеять панику среди азербайджанцев, побудив их под угрозой смерти покинуть Армению. Это было в мае 1988 года. А уже в ноябре того же года там не осталось ни одного азербайджанца. Республика в те дни полыхала. Уже вспыхнули первые костры столкновения... Удалось погасить конфликт в Гяндже, Баку. Но не удалось остановить Сумгаит. Случилось то, что должно было случиться (“Молодежь Азербайджана” 30.08.1990). Как скромно говорит А. Муталибов о Сумгаите, как иезуитски обходит слова “погром”, “геноцид”, “резня”, мотивируя непостижимые средства логической неизбежностью. Комментарии, как говорится, излишни, напомним лишь, что геноцид армян в Сумгаите произошел в конце февраля 1988 года, когда еще Азербайджан вовсе не “полыхал”, а в Кафанском и других районах Армении мирно жили представители всех национальностей, в том числе и азербайджанской.

Приходится с сожалением констатировать, что в Азербайджане не нашлось ни одного(!) политика, деятеля науки или культуры, который публично осудил бы геноцид армян в Сумгаите. Более того, именно азербайджанские ученые первыми заявили, что резню устроили сами армяне. В самый разгар сумгаитской трагедии президент Академии наук Армении В. А. Амбарцумян получил из Баку телеграмму, под которой, согласно утверждению ее авторов, подписались 240 сотрудников АН Азербайджана: “Взываем к вашей совести. Третий раз за неполные сто лет армяне являются зачинщиками жестоких столкновений между братскими народами. Обратитесь к вашей интеллигенции, остановите бесчинства ваших сограждан” (“Страна и мир”, N 1, стр. 34, 1990). В азербайджанских публикациях ответственность за резню армян в Сумгаите и по сей день возлагается на армян. Например, издание “Трагедия длиною в два года” (Баку, 1990), в хронологической таблице представляет сумгаитские события следующей краткой строкой: “27-29 февраля. Погром и массовые беспорядки в Сумгаите, в которых непосредственно участвовали армянские экстремисты”.

Азербайджан утверждает, что среди погибших не было детей. Иного мнения придерживаются русские ученые, заявившие в центральной прессе: “Мы знаем, что погибли и дети, и женщины” (“Известия”, 25.03.1988).

Точное количество жертв сумгаитской резни трудно установить по причине отказа руководства Азербайджана в помощи. На основании данных, предоставленных прокуратурой Азербайджана, прокуратурой СССР было объявлено, что в Сумгаите погибло 26 граждан армянской национальности (“Известия”, 03.03.1988). Вот их имена:

1. Авакян Лола Павловна
2. Авакян Юрий Багратович
3. Аванесян Альберт Манвелович
4. Аванесян Валерий Манвелович
5. Амбарцумян Миша Арсенович
6. Аракелян Арташ Левонович
7. Арамян Армо Ашотович
8. Арамян Артур Армоевич
9. Арушанян Владимир Ованесович
10. Бабаян Аршак Асланович
11. Гамбарян Александр Александрович
12. Григорян Эмма Шириновна
13. Даниелян Николай Артемович
14. Даниелян Седа Осиповна
15. Мартиросов Гарри Артемович
16. Мелкумян Согомон Маркарович
17. Мелкумян Раиса Арсеновна
18. Мелкумян Игорь Согомонович
19. Мелкумян Ирина Согомоновна
20. Мелкумян Эдуард Согомонович
21. Мелкумян Фируза Аракеловна
22. Мехтиева Тамара Герасимовна
23. Мовсесова Ерсиля Бахшиевна
24. Саркисян Шаген Гарегинович
25. Томасян Рафик Амбарцумович
26. Трдатов Габриел Арамович

Имеющиеся сведения, однако, дают серьезные основания для сомнений в точности официальных данных о количестве жерт сумгаитской резни. Так, 28 февраля в Сумгаите пропала без вести Арушанян Размелла Атанесовна, 1939 года рождения, работница трубопрокатного завода. Последний раз ее видели на улице Мира, обнаженную, среди бесчинствующей толпы (Сведения из обращения, подписанного следователями С. Павловским и А. Козленко). В числе погибших в Сумгаите Бабаян Елена Маркосовна, 1932 года рождения - погибла в результате побоев; Сафарян Лаврентий Липаритович, 1953 года рождения - убит на рабочем месте... “У нас есть несколько врачебных свидетельств о смерти (речь о свидетельствах, выданных родственникам погибших в Сумгаите - ред.). Если обратить внимание на регистрационные номера врачебных свидетельств о смерти, то выясняется следующее. Самый маленький номер у Ирины Мелкумян - 73, а самый большой у Игоря Мелкумяна - 187. Оба свидетельства выданы 5 марта 1988 года. Учитывая принятый порядок регистрации трупов в моргах Советского Союза (отсчет номеров начинается с начала года), определяем: в эти дни в моргах было зарегистрировано как минимум 115 трупов... А такое количество естественных смертей исключается хотя бы потому, что за два предшествующих месяца было зарегистрировано не более семидесяти двух смертей” (“Эпоха” N 4, 13 сентября, 1990).


5. ДЕПОРТАЦИЯ АРМЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ИЗ АЗЕРБАЙДЖАНА

Одновременно с Сумгаитом в Азербайджане были попытки проведения погромов и в Кировабаде, однако местное армянское население, воспользовавшись компактностью проживания, сумело организовать оборону и избежать резни, хотя и понесло значительные материальные убытки. В Кировабаде было разгромлено и разграблено несколько десятков армянских домов, сожжено несколько автомашин. Несколько защитников города получили ранения различной степени тяжести.

Демонстративное невмешательство союзных властей в происходящие в Азербайджане события развязало руки бандитствующим элементам, и к лету 1988 года в этой республике вновь стала нагнетаться антиармянская истерия. Многочисленные и многолюдные демонстрации и митинги в Баку и других городах Азербайджана, начавшиеся под видом борьбы за экологическую чистоту республики, вскоре вновь перешли на шовинистические рельсы со знакомыми уже лозунгами “Смерть армянам!” На митингах выступали известные в республике деятели науки и культуры.

Невероятно, но официальным поводом для нового обострения ситуации в Азербайджане избрали строительство промышленного кооператива, а также пансионата и домов для беженцев на территории Нагорного Карабаха - в местности, называемой армянами Хачин Тап, а азербайджанцами Топхана.

Уже через неделю после получения строителями от местных властей разрешения на проведение работ в Азербайджане началась кампания по превращению Хачин Тапа в национальную святыню. Зоологи объявили местность заповедником с ценными и реликтовыми породами деревьев, которым угрожает вырубка, биологи “обнаружили” здесь “шестикрылых” бабочек, нигде в мире более не существующих, историки отмечали исключительную историческую ценность Хачин Тапа для азербайджанского народа... В Баку были организованы круглосуточные митинги протеста. Насколько надуманны были побуждающие к ним причины, показывает заключение специальной комиссии представителей Госстроя и Госкомприроды СССР, охарактеризовавшей местность как “закустаренный выгон”. К тому же выводу пришел и академик А. Д. Сахаров, побывавший в Хачин Тапе 25 декабря 1988 года во время своей миротворческой миссии в регион.

21 ноября 1988 года представитель ЦК КПСС в Нагорном Карабахе А. Вольский распорядился прекратить строительство в Хачин Тапе, но в тот же день в Азербайджане, во всех без исключения регионах, начались массовые погромы армян. Запланированность этой акции на самом высшем государственном уровне подтверждает тот факт, что погромы армян в Нахиджеване, Шамхоре, Мингечауре, Ханларе, Шамахе, Гандзаке, Имишли, Исмаиллы, Кировабаде (Гяндже), Шеки и еще в сотнях и сотнях населенных пунктах республики начались в одночасье, явно по приказу из одного и того же источника. Толпы опьяненных алкоголем, наркотиками и безнаказанностью погромщиков принялись грабить, жечь и убивать армян. Началась массовая депортация армянского населения из республики, принявшая характер огромной гуманитарной катастрофы. В общей сложности из Азербайджана в течение полутора месяцев было депортировано свыше 300 тысяч армян.

К сожалению, и это преступление против человечности не нашло осуждения в среде азербайджанских интеллигентов, напротив, отдельные представители азербайджанской интеллигенции, в том числе и духовные лица, не только оправдывали содеянное, но и выступили в печати с недвусмысленными угрозами в адрес армянского народа. В нагнетающейся антиармянской истерии немаловажную роль сыграл также и председатель Духовного управления мусульман Закавказья, лидер азербайджанских мусульман Шейх Уль-Ислам хаджи Аллах-Шукюр Паша-заде, который в своем интервью заявил следующее: “Мы, как и весь наш народ, решительно и категорично отвергаем недостойные цивилизованного мира потуги соседней республики и их зарубежных покровителей обрести “жизненное пространство” за счет исконных азербайджанских земель. Представляется, что Топхана лишь отдельное звено в тщательно и исподволь разработанном плане действий, последовательно осуществляемых для достижения поставленных целей... Всему есть предел, в том числе долготерпению народа, злоупотреблять которым было бы весьма и весьма опрометчиво”(“Бакинский рабочий”, 29 ноября 1988).

В некоторых регионах Азербайджана отдельные граждане армянской национальности были лишены возможности покинуть пределы республики. Речь идет о людях, находящихся на лечении или в специализированных домах для престарелых и инвалидов. Участь этих несчастных людей оказалась поистине трагичной.

“... в Ханларском районе бойцы, пилоты вертолетов видели виселицы с телами...” (“Московские новости”, 4 февраля 1990 г.).

“Группой уголовного розыска МВД СССР подтвержден факт вывоза из Кяпазского дома инвалидов г. Гянджи (Кировабада) 12 лиц армянской национальности и их убийства. В пойме реки Куры, в сорока километрах северо-западнее Гянджи следственная группа обнаружила 12 закопанных трупов: 11 женщин и 1 мужчина. Среди них люди преклонного возраста. Много времени спустя, 06 апреля 1990 года, председатель Комитета государственной безопасности СССР В. Крючков письменно ответил на запрос народных депутатов СССР от Нагорного Карабаха о личности убитых: 1. Агаджанян Вартуш Асатуровна, 1926 года рождения; 2. Арутюнян Армик Айрапетовна, 1927 года рождения; 3. Барсегян Роза Вагановна, 1917 года рождения; 4. Габриелян Роза Михайловна, 1940 года рождения; 5. Григорян Роза Абеловна, 1948 года рождения; 6. Гулянова Сирануш Сумбатовна, 1920 года рождения; 7. Даниелян Светлана Гайковна, 1940 года рождения; 8. Лакомкина Светлана Арменаковна, 1940 года рождения; 9. Манвелян Варвара Артемовна, 1918 года рождения; 10. Саркисова Тамара Артемовна, 1945 года рождения; 11. Хачатурян Артаваз Мартиросович, 1930 года рождения; 12. Хачатурян Евгения Михайловна, 1944 года рождения.

В тот же день, 14 февраля, военнослужащими внутренних войск и оперативной группой Уголовного розыска обнаружены еще 6 трупов вблизи села Аджикенд Ханларского района (в 20-ти км. от Кировабада). Трупы обезображены, с множеством колотых ран...” (Выдержки из интервью с заместителем начальника политуправления ВВ МВД СССР, генералом Нечаевым, “Комсомольская правда”, 17 февраля 1990 г.).

По неполным сведениям во время депортации в ноябре – декабре 1988 года в Азербайджане погибло свыше 270 мирных граждан армянской национальности. Особенно много жертв было в районных центрах Ханлар, Куткашен, Варташен и Шамхор, а также в городе Мингечаур. Лишь наличие крупного массива компактно проживающего армянского населения в Кировабаде (Гяндже) помогло им организовать самооборону и избежать резни, но анклавное расположение города не способствовало долгому сопротивлению, и армяне вынуждены были покинуть город.

Уже в 1988 году во многих регионах Азербайджана, в том числе и исконно армянских Шамхорском, Казахском, Кедабекском, Дашкесанском районах и Нахиджеванской автономии не осталось ни одного жителя армянской национальности. Армянское население частично сохранилось лишь в регионах, где удалось организовать самооборону: в пяти деревнях Ханларского района, в Баку и Кировабаде, а также, полностью, в Шаумянском районе. В дальнейшем Азербайджан продолжал методичное, с использованием карательных органов, насильственное выселение из республики армянского населения. В 1989 году закончилась депортация армян из Кировабада (Гянджи), где в начале 1988 года проживало свыше 45000 армян; в 1990 году – из Баку (в начале 1988 года в столице Азербайджана проживало примерно 240000 армян); в 1991 году насильственной депортации подверглась до тех пор сохранившаяся там часть армянского населения Ханларского района общим числом в 5000 человек (в феврале 1988 года в районе проживало до 12000 армян).

Всего из Азербайджана за период 1988-90 гг. было депортировано свыше 370 тысяч человек армянской национальности. Армянское население оставило в Азербайджане свыше 92 тысяч домов и квартир. Отметим, что в постановлении N 205 Совета министров Азербайджанской ССР от 6 мая 1989 года отмечено: “К началу января текущего года в республику переселилась практически вся азербайджанская часть населения Армении (135 тысяч человек)”. Это означает, что Азербайджан не мог испытывать затруднений при расселении вынужденных переселенцев из Армении - на каждую азербайджанскую семью приходилось около трех “освобожденных” армянских квартир и домов.


6. ОГРАБЛЕНИЕ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ

Таким образом обустройство беженцев оказалось для правительства Армении и гораздо более тяжелой задачей, чем для Азербайджана. Напомним, что в декабре 1988 года в северных районах Армении произошло катастрофическое землетрясение, в результате которого погибли свыше 23 тысяч человек и около 550 тысяч человек оказались без крова. Учтем, что немалое количество беженцев прибыло в Армению также из Туркмении, Абхазии, Чечни и Южной Осетии.

В не менее трудном положении оказалась Нагорно-Карабахская Республика, принявшая беженцев из Азербайджана (31 тысяча человек) и Туркмении (около тысячи человек), примерно 18 процентов от общего количества населения. Отметим также, что в результате военной агрессии Азербайджана в НКР было разрушено до 45 процентов жилого фонда и недобровольно перемещены около 50 тысяч человек.

Приходится вновь констатировать, что до событий 1988 года только в Баку и Кировабаде (Гянджа) проживало до 240 и 45 тысяч армян соответственно, и дома их сегодня заселены азербайджанцами. Нами не исключается возможность занятия лучших из этих домов финансовой и правоохранительной элитой Азербайджана, однако процент таких домов не может играть сколько нибудь значительной роли в вопросе обустройства беженцев.

Исходя из сказанного становится ясно, что спекуляции на тему о миллионе необустроенных беженцев, живущих в палаточных лагерях, имеют чисто политическую подоплеку. Руководство Азербайджана намеренно вводит в заблуждение мировое сообщество, выдавая недобровольно перемещенных внутри страны лиц за беженцев. Безусловно, судьба этих людей заслуживает сострадания, точно так же, как судьба недобровольно перемещенных лиц в НКР, которых сегодня насчитывается около тридцати тысяч человек.Это, однако, не может служить оправданием для зачисления их в категорию беженцев.

Согласно переписи 1989 года на территориях, ныне контролируемых Нагорно-Карабахской Республикой, проживало менее 350 тысяч человек. Если даже прибавить к ним действительных беженцев (135 тысяч азербайджанцев, покинувших Армению, и 38 тысяч турок-месхетинцев из Узбекистана), то и в этом случае все они могли бы разместиться в домах, оставленных армянами в Азербайджане. Тем более, что в 1989 году правительство Армении выдало Азербайджану денежную субсидию в размере 110 миллионов долларов США. Отметим также, что из 168 тысяч азербайджанцев, покинувших Армению, 144 тысячи обменяли дома в установленном законом порядке и субсидия предназначалась для той категории азербайджанцев, которые не сумели обменять дома.

Таким образом можно констатировать, что азербайджанские “палаточные лагеря для беженцев” - чисто рекламный трюк, рассчитанный на получение гуманитарной помощи от международного сообщества. Заметим, что только США, решение Конгресса которых запрещает оказание Азербайджану финансовой помощи из-за проводимой блокады Армении и Нагорного Карабаха, посредством благотворительных организаций ежегодно оказывает бакинским властям помощь для обустройства беженцев в размере до 100 миллионов долларов. На что и как тратятся постоянные многомиллионные долларовые вливания в экономику Азербайджана можно только догадываться, отметим лишь, что азербайджанские солдаты при отступлении не раз оставляли в окопах “гуманитарные” консервы с надписью “продаже не подлежит”.

Итак, огромная гуманитарная катострофа, постигшая Азербайджан и два армянских государства, стала для бакинских властей источником обогащения республики или личной наживы государственных деятелей. Свидетельством тому являются и сохранившиеся в Обществе беженцев “Агазанг” многочисленные документы, указывающие на ограбления армянского населения г. Кировабада (ныне - Гянджа), имевшие место во время депортации. Приведем для примера только одно заявление:

В следственную группу прокуратуры СССР от г-ки Симонян Ларисы Хачатуровны, пр. улица Таги-Арани, дом 13, кв. 14 г. Кировабада, временно проживаю по улице Налбандяна, дом 16


ЗАЯВЛЕНИЕ

22 ноября сего года моя квартира была погромлена и ограблена. Я обращалась с заявлением 23 ноября к коменданту города, генералу, и в следственную группу прокуратуры СССР, но по сегодняшний день у меня нет сведений, был ли составлен акт погрома и ограбления квартиры.

ПРОШУ с местными властями города, руководителями, органами МВД и домкомом не составлять акт погрома и ограбления, так как все, что потерпел армянский народ г. Кировабада было подготовлено ими.

ПРОШУ составлять акт в моем присутствии вместе со следственной группой прокуратуры СССР.

13 декабря 1988 года (подпись).

__________________

Интересно отметить, что, согласно законам СССР и Уставу Управления Государственного страхования СССР, денежная компенсация подвергшимся грабежам пострадавшим выдавалась лишь в случае подтверждения факта грабежа компетентными органами. И вновь благодаря Обществу беженцев “Агазанг” мы располагаем многочисленными документами, подтверждающими признание “компетентными” органов факта массовых грабежей домов и квартир граждан армянской национальности в Азербайджане. Вот два образца подобного подтверждения:


СПРАВКА

Выдана тов. Шахназаряну Валерию Владимировичу в том, что его квартира по адресу: г. Кировабад, ул. Ф. Алиева, зд. 5, кв. 13 была погромлена 23 ноября 1988 года группой лиц азербайджанской национальности, имущество, находившееся в квартире, полностью уничтожено.

Следователь следственной группы Прокуратуры СССС
Пелевин Н. В.

__________________


СПРАВКА

Выдана гр. Гавалян Александре Шаваршовне, 1939 года рождения, в том, что 24 ноября 1988 года в ее квартире по адресу: г. Кировабад, пр-кт Ленина, зд. 23, кв. 35 хулиганствующими лицами азербайджанской национальности был учинен погром, в ходе которого часть имущества была похищена, часть - уничтожена - сожжена. В том числе были уничтожены документы, метрики детей, аттестат об окончании ГПТУ Гаваляна Карена Гарниковича - сына потерпевшей, диплом об окончании училища связи на имя Гавалян А. Ш.

По данному факту возбуждено уголовное дело 18/67141 - 89 и ведется расследование следственной группоой Прокуратуры СССР.

Следователь следственной группы Прокуратуры СССР
Н. В. Смирнова

__________________

Руководство Азербайджана, однако, не только не возместило ущерб гражданам, чьи квартиры подверглись погромам, но и на государственном уровне помогало грабить граждан армянской национальности. Так, исполкомы местных советов помогали лицам азербайджанской национальности устраивать фиктивные обмены квартир. Уже в Армении узнала беженка Бабаян Анна, что обменяла свой дом на не подлежащую обмену ведомственную квартиру:


СПРАВКА

Дана настоящая т. Бабаян Анне Геворковне в том, что гр. Джафаров Иншалла Джафар-оглы проживал в не подлежащей обмену ведомственной квартире Мегринского щебзавода.

Директор Мегринского щебзавода Селимян Н. З.
06.04.1989

__________________
Гражданам армянской национальности не вернули также заранее внесенную плату на строительство кооперативных квартир. Предлагаем ознакопиться с письмом, адресованном бывшей жительнице г. Баку Авагимян А. А.
__________________

Подобное отношение властей Азербайджана к гражданам армянской национальности наблюдалось в этой республике повсеместно. Не приходится удивляться, что в Азербайджане спешили избавиться от очевидцев и людей, добивающихся если не справедливости, то хотя бы возмещения понесенных в результате погромов убытков.


7. ТРАГЕДИЯ В БАКУ

В июле 1989 года в Баку был образован Народный фронт Азербайджана (НФА); отделения его вскоре появились во многих городах республики. Новая организация быстро получила повсеместную в Азербайджане поддержку, тем более, что среди ее организаторов было немало активных участников прошлогодних бакинских митингов. Критикуя руководство республики за неспособность радикально разрешить проблему Нагорного Карабаха, лидеры НФА призывали народ к активным действиям и, организовав блокаду Армении, быстро завоевали необыкновенный авторитет. Реальная власть в Азербайджане постепенно начала переходить к НФА. В Баку начались антиправительственные митинги, в районах формировались вооруженные отряды НФА, а кое-где (например, в Ленкорани) произошли акты захвата власти. В конце декабря начались уничтожения пограничных сооружений на границе с Ираном, вначале на территории Нахиджеванской автономной республики, а затем и в самой республике. Пограничные заграждения были снесены на протяжении свыше семисот километров, начались переходы границы группами в несколько тысяч человек. При этом были и рейды за оружием, хотя в общем эти акции больше носили политический характер. Одновременно началось вытеснение подразделений советских воинских частей из автономной республики.

В самом Баку к началу января 1990 года власть безраздельно принадлежала НФА. К тому времени в городе уже около месяца совершались нападения на армянские квартиры, убийства, насилия и грабежи. По свидетельствам многих очевидцев, в городе были зафиксированы неоднократные факты каннибализма, сожжения людей заживо, групповых изнасилований. Такое казалось невозможным в регионе, где исторически отсутствовало явление каннибализма, хотя и все помыслы азербайджанских властей, как и вся изощренная фантазия погромщиков преследовали цель (естественно, не единственную), запугать армянское население Нагорного Карабаха. К сожалению, невозможное оказалось возможным.

13 января первый секретарь ЦК КП Азербайджана А. Везиров встретился с активом Народного фронта. Встреча транслировалась по республиканскому телевидению. Лидер коммунистов Азербайджана, обращаясь к собравшимся, произнес буквально следующее: “Вам известно имя так называемого академика Сахарова? Он требовал передать Нагорный Карабах Армении. Я ему тогда ответил: “Пожалуйста, взвалите на свои плечи и отнесите им”. Но вы знаете, куда он отнес (Ровно за месяц до этой встречи академик Сахаров скончался - ред.). Да. Тот, кто поднимет этот вопрос, найдет свое место там, где нашел его Сахаров. Наших врагов мы должны смести с нашего пути, как снесли Нагорно-Карабахский обком партии, Комитет особого управления НКАО и многих других...” Вечером того же дня было распространено сообщение Азеринформ - ТАСС: “Сегодня вечером в городе Баку группами хулиганствующих элементов спровоцированы беспорядки и бесчинства. Произошли трагические события, имеются человеческие жертвы”...

В те же дни нападению вооруженных групп подверглись армянские села Ханларского и Шаумянского района. Жители деревень поднялись на защиту своих домов и семей. 14 января ТАСС сообщил: “Прибывающие в аэропорт города Кировабада свежие подразделения внутренних войск для замены и подкрепления частей в Нагорном Карабахе и вокруг него блокируются местным населением... Со стороны представителей неформальных организаций Азербайджана последовали угрозы расправы над летчиками и их семьями, если вертолеты местного полка примут участие в переброске этих войск... Неизвестна судьба заложников-армян, среди которых все руководство Шаумянского района...”

И вновь сообщение ТАСС : “Баку. 15 января. Как свидетельствует сводка, предоставленная пресс-бюро МВД СССР, в Баку погромы и нападения на армян продолжаются. Всего же в результате столкновений за последние трое суток, по предварительным данным, погибло 33 человека. Однако эту цифру нельзя считать окончательной, поскольку в Баку проверены еще не все квартиры, где побывали погромщики... Продолжается блокада автомобильных дорог, ведущих в Нагорный Карабах. Как свидетельствует сводка, на железнодорожную станцию Степанакерт не поступают грузовые составы”.

Погромы армян в Баку имели организованный характер: Баку методично, дом за домом, квартал за кварталом “очищали” от армян. Тех, кого оставляли в живых, отправляли в порт - для посадки на паромы, идущие через Каспийское море в Туркмению. Лишь единицам удалось при бегстве из охваченного кровавой вакханалией Баку воспользоваться воздушным транспортом. В частности, чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров с большим трудом сумел вывезти из Баку семью и родственников на лично им зафрахтованном самолете, хотя, и это понятно, он пользовался опекой спецслужб. Мировая пресса в те дни цитировала слова выдающегося шахматиста: “То, что вы видели по телевидению, ничто по сравнению с тем, что мне довелось пережить”.

Согласно показаниям многих сотен спасшихся беженцев из Баку, схема действий погромщиков была одинаковой. Вначале в квартиру врывалась толпа в 10 - 20 человек, начинались избиения и насилия. Затем появлялись официальные представители НФА (зачастую с оформленными по всем правилам документами на квартиру), предлагавшие для спасения жизни немедленно отправиться в порт; людям разрешали брать с собой вещи, сколько смогут унести, но при этом отбирали деньги, ценности, сберегательные книжки, документы на квартиру. В порту находились пикеты НФА; беженцы вновь подвергались обыскам, грабежу и, нередко, избиениям. Большинство сохранившегося к тому времени армянского населения Баку составляли пожилые люди, что привело к высокой среди них смертности уже после депортации - многте не смогли пережить выпавшие на их долю жестокие побои и душевные потрясения. Из паромов в Туркмении нередко выгружались трупы умерших в пути людей.

“Очевидцы событий рассказывают, как людей выбрасывали из окон домов, убивали обрезками арматуры, закалывали ножами. Взрослые мужчины не скрывают страха, когда рассказывают, как несколько дней назад у здания железнодорожного вокзала заживо сожгли четверых людей...” (“Известия”, 18.01.1990).

Некоторое время спустя один из лидеров Народного фронта Азербайджана, писатель Юсиф Самед оглы писал: “НФА - далеко не однородная организация, есть, к сожалению, экстремистски настроенные лица, есть люди, далекие от политики, которые пришли из-за каких-то личных обид, амбиций... Что касается событий 20 января, то история рано или поздно все расставит по своим местам. Кто, к примеру, организовал армянские погромы 13-14 января? Почему, когда я звонил во все инстанции, пытаясь хоть до кого-нибудь докричаться, что в городе творится беспредел и надо принимать решительные меры, на мои слова не было никакой реакции?

Я пользуюсь трибуной Литгазеты, чтобы задать простейший вопрос, и пусть бывшее руководство республиканской прокуратуры мне ответит: кто конкретно привлечен к ответственности за погромы 13-14 января из организаторов, а не исполнителей? Ведь не возбуждено ни одного уголовного дела, по крайней мере в печати я об этом ничего не читал” (“Ностальгия по Баку”. “Литературная газета”, N 31, 29 мая, 1991).

Во всех цивилизованных странах мира средства массовой информации с глубоким возмущением писали о просходящих в Баку антиармянских погромах. В американских и европейских сводках новостей по телевидению прошло множество репортажей о нечеловеческих зверствах, совершенных над армянами Баку. “Национализм в самых страшных его проявлениях”, - писала “Нью-Йорк таймс”. Английский историк Кристофер Уикер в статье “Слепота Москвы к несправедливости” писал в лондонской “Таймс”: “Баку остался безнаказанным за попытку заморить Армению голодом с помощью блокады... С тех пор национальная нетерпимость азербайджанцев принимала две формы. Первая - это прямое насилие над национальным меньшинством в Баку. Например, над евреями. Вторая - нападение на коренных, но чуждых правящей группировке армянских крестьян Карабаха. Это лишь продолжение массовой дискриминации, проводившейся против армян в течение 68 лет”. Мнение “Манчестер гардиан уикли”: “Теперь, когда армяне глубоко разочарованы неспособностью Москвы защитить их от азербайджанцев, они должны защищаться сами...”

17 января 1990 года Европарламент принял резолюцию, призывающую Европейский Совет министров иностранных дел и Совет Европы вступиться за армян перед советским правительством и требовавшую оказания немедленной помощи Армении и Нагорному Карабаху.

18 января группа американских сенаторов отправила совместное письмо Горбачеву, в котором выразила озабоченность в связи с погромами армян в Баку и призвала к воссоединению Нагорного Карабаха с Арменией.

Установить точное число погибших в Баку не представляется возможным, да и вряд ли когда-нибудь будет установлено - СЛЕДСТВИЕ ПО ДЕЛУ О ПОГРОМАХ АРМЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В БАКУ НЕ ПРОВОДИЛОСЬ. Ясно только, что речь может идти о сотнях человек. Согласно опосредованным данным, значительное количество которых собрано в книге И. Мосесовой и А. Овнанян “Вандализм в Баку” (Ереван, 1991), количество жертв геноцида армян в Баку превышает четыреста человек. Независимое расследование резни в Баку затруднено также и рассредоточением беженцев по всей территории бывшего Советского Союза и невозможностью опросить всех потерпевших.

Можно однозначно констатировать, что все это немыслимое, нечеловеческое преступление, превосходящее по жестокости даже события 1988 года в Сумгаите, происходило под контролем и при непосредственном участии активистов НФА. Между тем руководство этой организации предпринимало шаги, направленные на легализацию своей власти: НФА предъявил ультиматум о немедленном созыве сессии Верховного Совета Азербайджана. Радиотелецентр и ряд правительственных зданий находились в руках Фронта, круглосуточный многотысячный митинг перед зданием ЦК требовал отставки первого секретаря ЦК КП Азербайджана Везирова. Тогда же НФА сформировал Совет национальной обороны и призвал народ на площади готовиться к военным действиям в случае вступления войск в Баку.

Москва отреагировала на события в Баку лишь 15 января. В этот день Президиум Верховного Совета СССР утвердил подписанный президентом Горбачевым указ о введении режима чрезвычайного положения в Азербайджане. Чрезвычайное положение безусловно устанавливалось на территории Нагорного Карабаха и пограничных с Ираном районах, но ввести его в Баку предлагалось Президиуму Верховного Совета Азербайджана. Вскоре, однако, стало очевидно, что республиканское руководство безнадежно утратило способность контролировать ситуацию в Баку и что НФА не удовлетворится армянскими погромами и сменой партийного лидера. 20 января войска вошли в Баку, преодолевая заграждения и баррикады на въездах в город. Боевые действия велись и на улицах столицы Азербайджана.

Сопротивление было подавлено за сутки, хотя отдельные столкновения - с человеческими жертвами - происходили и в начале февраля. Число погибших горожан составило свыше ста человек. “Я лично был свидетелем того, как недалеко от железнодорожного вокзала убили двух армян. Собралась толпа, облили бензином и сожгли...” - это из выступления члена правления НФА Этибара Мамедова в постоянном представительстве Азербайджана в Москве (24 января, 1990 г.). Согласно официальным данным, в Баку в период между 20 января и 11 февраля было убито 38 военнослужащих. Об этом свидетельствует статья генерал-майора В. Г. Провоторова “Баку: начало девяностого...” (“Военно-исторический журнал”, N 7, 1990), в которой приводится список убитых с указанием обстоятельств их гибели. Многие активные деятели НФА были арестованы, правда, ненадолго, а в республике произошла смена власти: на посту первого секретаря ЦК КП Азербайджана место Везирова занял А. Муталибов, бывший до этого председателем Совмина республики.

Было бы ошибкой считать, что геноцид армян в Баку является исключительно делом рук НФА. Сотрудник ЦК КПСС, член Комитета особого управления Нагорным Карабахом В. Сидоров, обрисовав в одном из своих интервью истоки карабахского движения, высказал следующее мнение: “В общественном сознании азербайджанского населения средствами массовой информации, выступлениями интеллигенции, руководителей республики начала утверждаться другая концепция. О том, что выступления карабахцев носят оскорбительный для азербайджанцев характер, что требования о пересмотре границ - оскорбление для чести народа, покушение на суверенитет и т. д. Подчас эти выступления, даже первых лиц, приобретали просто кликушеский характер, звали всеми методами защищать каждую пядь родной земли, каждый куст... Все это рождало в республике такую истерическую атмосферу, когда и стал возможен Сумгаит” (“Аргументы и факты”, N 39, 1989). Это было сказано за три месяца до трагедии в Баку. Заметим, однако, что никаким кликушеством, никакой атмосферой истерии нельзя объяснить многократные факты сожжения людей, групповых публичных изнасилований или каннибализма, если тяга к подобным извращениям не сидит в глубинном сознании существа, лишь по недоразумению именуемом человеком.

29 марта 1990 года в Москве состоялось посвященное недавним событиям в Баку закрытое заседание Верховного Совета СССР. Азербайджанская делегация требовала создания комиссии по расследованию действий армии приее вводе в Баку. В ответ высшие руководители СССР, в том числе министр обороны Д. Язов, министр внутренних дел В. Бакатин, председатель КГБ В. Крючков с полной откровенностью рассказывали о резне, приводя такие подробности, которые никогда не освещались в центральной прессе. Компромисс состоялся: комиссия не была создана, а геноцид армян был предан забвению.

Другим следствием компромисса между Москвой и все еще неустойчивым режимом А. Муталибова стало ужесточение отношения союзного руководства к Нагорному Карабаху.

 

Содержание   Предисловие   Главы 1-7   Главы 8-10   Главы 11-17   Послесловие

 

Дополнительная информация:

Источник: www.arminco.com/hayknet/ell-oglr.htm
Левон Мелик-Шахназарян “Военные преступления Азербайджана против мирного населения Нагорно-Карабахской Республики”
Издательство “Наири”, Ереван, 1997г.

Публикуется с разрешения автора. © Левон Мелик-Шахназарян

См. также:

Левон Мелик-Шахназарян

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice