ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Вараздат Арутюнян

ГОРОД АНИ

Previous | Содержание | Next

[стр. 51]

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО И БЛАГОУСТРОЙСТВО

Об уровне коммунального хозяйства и благоустройства Ани как о составной части градостроительной культуры можно получить некоторое представление по незначительным малоисследованным остаткам, обнаруженным раскопками. Несмотря на их скудость, можно заключить, что строители Ани были озабочены вопросами коммунального обслуживания населения, в частности водоснабжения, не менее, чем вопросами строительства оборонных сооружений, поскольку водоснабжение рассматривалось тогда как мероприятие оборонного характера. В мирное время оно должно было служить для удовлетворения повседневных нужд горожан (для питья, хозяйственных и бытовых целей, орошения и т. д.).

Согласно данным раскопок, водоснабжение Ани было налажено еще при Багратидах, если не при Камсараканах, но с ростом города при Багратидах и после них водопровод Ани постоянно расширялся и ремонтировался. В надписи Абулгариба из рода Пахлавуни, найденной у церкви Спасителя и датируемой 1036 годом, говорится о сооружении «мила», что, по объяснению Н. Я. Марра, означает водопровод 1. Византийский правитель Аарон в 1053 году отремонтировал водопровод, по всей вероятности к его времени местами вышедший из строя. В оставленной по этому поводу надписи говорится: «...На свои собственные средства провел я обильную воду в сие укрепление на радость и утоление жаждущих» 2.

_____________________________

1 Н. Я. Марр. Ани, стр. 202.
2 Цитируется по переводу Н. Я. Марра, см. «Ани», стр. 140.

[стр. 52]

Но и при отсутствии конкретных данных можно быть уверенным, что в дальнейшем (в конце XII и начале XIII вв.) в связи со значительным ростом Ани водоснабжение города не переставало быть в центре внимания новых правителей, поскольку возникла необходимость в увеличении дебета воды и расширении сети водопровода на территории города.

Ани снабжался водой из источников у села Согютлу (подножие горы Аладжи), находящихся на расстоянии более 12 км от города, и вода поступала по водопроводу из гончарных труб.

Кроме упомянутых источников, для водоснабжения города использовались и воды ближайших родников. Но, по мнению Т. Тораманяна, водные ресурсы этих источников не могли удовлетворять потребность стотысячного населения города. Следовательно, для целей орошения, наполнения рва, для работы мельниц, находившихся в Гайлидзоре, и т. д., должны были существовать и другие виды чисто хозяйственного водоснабжения. Предположительно, источником для них служили воды речки села Кетиклер, один рукав которой простирался в сторону Ани, а другой — в сторону монастыря Оромос 1.

Ввиду разницы в отметках названных источников и городской территории питьевая вода по водопроводной магистрали самотеком поступала в Ани и даже в вышгород. Для создания постоянного запаса воды, как отмечалось выше, в комплексе дворца в вышгороде была создана, возможно Багратидами, водопроводная система со значительной вместимостью. Гончарными и железными трубами длиною до 52 см вода из цистерны направлялась в отдельные части дворца: в баню, комнаты и в переднюю. Позже, когда водопроводная магистраль была повреждена и подача воды в вышгород прекратилась, надобность в цистерне отпала, почему она и была засыпана. Но необходимость создания запаса воды заставила новых владетелей вышгорода устроить в цистерне колодец для заполнения его дождевой водой.

Раскопки выявили некоторые данные о водоснабжении территории города. Сперва у Ашотовых стен была обнаружена водопроводная линия из гончарных труб. В 1904 году, при раскопках за городской стеной, натолкнулись на трубопровод, по-видимому магистральный, который начинался от родников села Согютлу. Несколькими годами позже— в 1908 и 1909 гг.— линия водопровода была обнаружена под главной

_____________________________

1 Т. Тораманян. Материалы, I, стр. 328.

[стр. 53]

улицей Нового города в районе гостиницы, а в следующем — 1910 году еще в трех местах, причем трех различных типов. Все это бесспорно свидетельствует о том, что территория города была целиком покрыта разновременно построенной водопроводной сетью, которой был обеспечен даже квартал пещерных жилищ в Цахкоцадзоре.

Переходя к вопросам технического порядка, прежде всего отметим, что почти все трубы (как гончарные, так и железные) имели одинаковую длину, равную 51—54 см,—доказательство того, что и в этой области применялась армянская линейная мера—локоть (51—52 см). Различие же диаметров труб (от 9 до 18 см) зависело от их принадлежности к магистральной линии или же к ее ответвлениям; на отдельных участках, например на улице у церкви Апостолов, трубы были уложены в желоба, устроенные из плотно пригнанных каменных плит, залитых известковым раствором, золой или обмазанных хорошей глиной и засыпанных щебнем. Если в первом случае это не являлось результатом ремонта после повреждения линии, то с помощью такого приема укладки, по-видимому, преследовалась цель предотвратить закупоривание труб проникающими в них корнями растительности.

В зависимости от рельефа местности глубина залегания труб встречалась разная — от 0,7 до 3,5 м. В первом случае водопроводная линия, идущая вдоль улицы, прослеживается благодаря уложенным поверх желоба каменным плитам, выступающим на поверхность улицы и частично служащим мостовой (вкл. 25). Иногда над глубоко залегающими, но уже вышедшими из строя водопроводными линиями появлялись новые, проложенные таким же способом, как и прежние (рис. 8).

Вдоль линии городского водопровода за гостиницами, на глубине 3 метров от поверхности земли, был обнаружен также выложенный каменными плитами крытый ход; в нем трубопровода не оказалось, но было много обломков гончарных водопроводных труб. Это обстоятельство позволило Н. Я. Марру высказать предположение, что такое «загадочное сооружение вдоль водопровода служило, по всей вероятности, контрольным ходом, в который должны были спускаться через люк»1. Таким образом, и здесь в Ани, как и в Двине, мы имеем дело со специальным смотровым устройством несколько иной системы, что давало

_____________________________

1 Н. Я. Марр. Ани, стр. 149.

[стр. 54]

возможность установить постоянный контроль за надлежащим техническим состоянием водопроводной линии и облегчало ее очистку и ремонт. О наличии системы местной канализации уже говорилось выше в связи с описанием дворцовой бани, где использованная вода сбрасывалась наружу специальными гончарными трубами большого сечения. Обнаружение в Ани множества вырытых в почве или в скале глубоких ям (Н. Я. Марр их называет амбаром, сухим колодцем), покрытых каменными плитами с отверстием, наталкивает на мысль, что все они использовались для хранения домашней утвари, а может быть, и продуктов. Судя по содержанию отдельных колодцев, часть из них могла быть поглощающей, куда спускали грязную воду, выбрасывали остатки пищи, битую посуду и т. д.

Разрез улицы и гончарные трубы водопровода

8. Разрез улицы и гончарные трубы водопровода.

По раскопкам Ани мы располагаем некоторыми данными относительно благоустройства города, его улиц и площадей. Так, например, во время расчистки улицы у церкви Апостолов, произведенной в 1909 году, выяснилось, что первоначально она была вымощена каменными плитами и местами сохранила мостовой настил. Для защиты от ударов

[стр. 55]

проезжающих по улице арб углы домов на перекрестках были обложены каменными плитами или столбиками; у входов в отдельные дома снаружи часто устанавливались каменные скамьи.

С таким же характером благоустройства улиц, имевших иногда и тротуары, исследователи столкнулись при раскопках перед Главными воротами улицы, идущей от Гайлидзорских ворот, и т. д. Площадка перед Главными воротами была вымощена крупными необработанными камнями; в сторону вышгорода улица, как и в городе Лорэ, была покрыта мелким, плотно утрамбованным щебнем, а еще дальше небольшими каменными плитами правильной формы. Рельеф местности диктовал необходимость устройства открытых каменных лестниц там, где уклон улицы был очень крутым.

Соответствующее внимание уделялось и другим дорогам, ведущим в город. Дорога к ущелью реки Ахурян, которая затем проходила через большой мост, была выбита в скальном грунте и укреплена камнями.

Теснота селитебной территории, очевидно, не позволяла в укрепленной части города озеленить большие территории, хотя воды для их орошения хватало. По мнению Т. Тораманяна, «ею могла воспользоваться территория вышгорода, где имелась достаточно свободная площадь для разбивки садов и цветников» 1.

Наше представление об уровне коммунального обслуживания горожан и приезжих купцов могут дополнить и такие заведения, как бани (их обнаружено три: в вышгороде, на территории Нового города и в предместье), гостиницы и постоялые дворы, о которых будет сказано далее.

_____________________________

1 Т. Тораманян. Материалы, I, стр. 365.

Дополнительная информация:

Источник: Арутюнян В.: «Город Ани», Ер.: Армянское государственное издательство, 1964.
Сканирование, распознавание и корректировка: Лина Камалян

См. также:
Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice