ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Примечание: нумерация страниц сохранена, чтобы данный текст можно было использовать для цитирования. Расположение текста и иллюстраций также по возможности сохранено как в оригинале.

Георг Гоян

2000 ЛЕТ АРМЯНСКОГО ТЕАТРА
ТОМ 2: ТЕАТР СРЕДНЕВЕКОВОЙ АРМЕНИИ


Содержание   Обложка, титульная страница, и т.д.   Содержание (как в книге)
Введение   Глава I   Глава II   Глава III   Глава IV   Глава V   Глава VI   Вместо эпилога

Итоги и выводы   Примечания и источники   Указатель иллюстраций
Указатель имен и названий   Предметный указатель


[стр. 159]

Глава четвертая

АРМЯНСКИЙ ТЕАТР VIII-IX ВЕКОВ

1. Театр в период господства арабов

ЕСОМНЕННО, что бурные исторические события на рубеже VII и VIII веков, связанные с борьбой армянского народа против нескольких нашествий арабов, отразились на армянском искусстве. Но скудное количество исследованных материалов не позволяет еще определить характер происходивших изменений. До тех пор, пока археологи не окажут нам помощи, мы будем вынуждены пользоваться только теми скупыми сведениями, которые уцелели среди лаконических записей монахов. Впрочем, для темы этой книги достаточно установления самого факта существования армянского театра и в эти периоды.

В 698—700 годах арабская армия, снова вторгнувшись в Армению, с особенной жестокостью опустошала страну и добивалась ее покорения.

[стр. 160]

Утверждение владычества арабов в Армении в начале VIII века было тяжелым ударом по экономической и политической жизни страны. Дело не ограничилось тем, что сасанидских марзпанов сменили арабские востиканы, а собираемая ими дань пошла в другие руки. Изменилась вся система взимания налогов. Она стала невыносимо тягостной и разорительной для окончательно феодализировавшейся экономики Армении. Средства же! «внеэкономического принуждения» суровых завоевателей отличались невероятной жестокостью.

Беспредельный произвол, грабеж и насилия вызывали непрерывные восстания. Арабы, подавляя их, стремились уничтожить способную к сопротивлению часть населения. В армянских городах были расставлены арабские гарнизоны.

Правда, завоеватели не пытались изменить внутренний уклад жизни Армении. Христианская церковь сохранила свое положение. Сохранился и армянский театр.

Попрежнему отцы церкви сокрушались, видя популярность армянского театрального искусства. В дошедшей до нас рукописи безыменного монаха мы встречаем уже знакомое утверждение: «Когда ставятся театральные представления, тогда церковь оплакивает гибель народа»40.

Несмотря на сетования ревнителей ортодоксальной точки зрения, театральное искусство прочно вошло в жизнь народа, создавая новые специфические выражения в армянском языке.

По мнению уже цитированного мною выдающегося знатока армянского языка и литературы Ма-

[стр. 161]

Маска армянского средневекового театра

Рис. 27. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Четвертая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 162]

нука Абегяна, в Армении в эпоху ее борьбы с арабами в повседневном быту актеров называли хахарарк — խաղարարք. Это слово составное: «хах» — игра, и «арар» — действующий или творящий. Оно значит «игротворец»42. Это слово связано с термином «хахаран», который употребляется еще в речи Иованна Мандакуни в качестве синонима слова «театр». Термин «хахарарк» обнимает понятие «актер» в целом, без старого узкого подразделения по отдельным жанрам.

Данные филологии дают ценные сведения об армянском театре. Например, анализ слова хацкатак — հացկատակ, состоящего из знакомого нам термина «катак» — комедиант, с неожиданной приставкой «хац» — хлеб, показывает, что оно обозначает буквально «комедиант-прихлебатель» — то же самое, что и шут-паразит европейского средневековья. Любопытно разъясняет этот термин народная поговорка, полная презрения к придворным лизоблюдам нахарарских замков: «Лучше нищенство, чем хацкатакство».

Противоположное понятие вложено в термин цахракан — ծաղրական, который можно было бы перевести старосербским словом «глум» или старым русским словом «глумотворец» («насмешник»). Глагол «цахрел» — ծաղրել — значит глумиться, насмехаться, высмеивать, осмеивать. В «Толковом словаре» Ст. Малхасянца указано, что в древнеармянском языке под словом «цахрацу» понимался «мимос».

Из анализа этих слов можно сделать вывод, что демократические круги зрителей хорошо знали, кто

[стр. 163]

Маска армянского средневекового театра

Рис. 28. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Пятая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 164]

из актеров заслуживает их любовь, а кто — презрение. Но и представители высших классов не удовлетворялись клоунадой придворных шутов-уродов — хехкатаков и игрой нахлебников-комедиантов — хацкатаков.

Представители господствующих классов были завсегдатаями спектаклей армянского театра, ставившего все виды спектаклей — от фарсо-буффонных произведений мимографов до «назидательных» комедий и «героических» трагедий. К рассматриваемому периоду относятся факты из истории дома князей Арцруни, подтверждающие это.

Я уже говорил, как в VII веке один из этих князей подарил две деревни гусану. Несомненно, армянский князь увлекался театром, иначе он не стал бы делать столь щедрые подарки любимому актеру. С этим фактом следует сопоставить другое сообщение, свидетельствующее о посещении театра представителями господствующих классов и об их преклонении перед мастерством армянских актеров. Это свидетельство принадлежит Товма Арцруни.

О постройке театра на острове Ахтамаре князем Гагиком Арцруни (начало X века) я буду говорить в следующих главах, а сейчас отмечу, что сам историк дома Арцруни, принадлежавший к княжескому роду, не постеснялся сделать заявление о том, что он очень хотел бы обладать красноречием вохбергаков — трагиков, которых лично слышал43. Очевидно, Товма Арцруни не считал «грехом» посещение представлений трагедий.

Слова Товма Арцруни позволяют сделать два важных вывода. Во-первых, в IX и X веках в ко-

[стр. 165]

Маска армянского средневекового театра

Рис 29. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Шестая слева на Фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 166]

ренных армянских областях продолжал существовать тот «героический» жанр театрального искусства, который настойчиво поддерживался еще «Гирк питоиц», а затем Давидом Кераканом как общественно полезный. Во-вторых, в тяжелую пору арабского владычества армянские трагедийные актеры сохранили свое высокое мастерство, обеспечивающее им ту силу воздействия на зрителя, какая побудила Товма Арцруни позавидовать им.

На каком языке играли актеры? Бесспорно, на армянском. В другом месте, говоря еще об эллинистическом этапе развития армянского театра1, я защищал ту мысль, что спектакли в Армении, несмотря на все влияние греческой культуры, не могли десятилетиями, не говоря уже о столетиях, исполняться на чужом, непонятном языке. Мы вправе с полным основанием считать, что в театре древней и средневековой Армении произведения Менандра, Эврипида и других античных авторов ставились на армянском языке. Это косвенно подтверждается тем, что тогда много и легко переводили с греческого. Не случайно ряд выдающихся сочинений античных авторов сохранился для человечества только в армянских переводах. Тем более не может быть сомнений в том, что произведения армянских драматургов были написаны по-армянски, очевидна, на том же языке, что и произведения древнеармянской поэзии, сохранившейся до наших дней.

Сколько их погибло во время бесчисленных нашествий полчищ врагов! И тем не менее армянский народ никогда не прекращал накопления культурных богатств, даже в лихолетье господства над

[стр. 167]

Маска армянского средневекового театра

Рис 30. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Седьмая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 168]

его родиной арабов. Армянский народ одновременно и трудился и защищался, используя все доступные средства борьбы —՛ от дипломатии князей до дворянского меча и крестьянской рогатины.

К концу рассматриваемого периода, ко второй половине IX века, и внутреннее и международное положение арабского халифата стало неблагоприятным. Халифат переживал период упадка. Начался процесс его распада. Местные династии, прежде всего стран Средней Азии и Закавказья, стали выходить из-под непосредственного подчинения ему.

Выдвинувшиеся в результате борьбы армянского народа с арабским халифатом, нахарарские дома Багратуни, Арцруни и Сюни собрали вокруг себя мелкие феодальные княжества. Они настолько усилились, что повели борьбу как с центральным правительством багдадского халифата, так и с засевшими в стране арабскими эмирами.

Особенно больших успехов достигли «князья князей» из дома Арцруни, правившие Васпураканом, расположенным в центральной части армянского нагорья, вокруг озера Ван. Арцруни сумели совершенно изгнать арабов из своих владений и надолго обеспечить стране мирную жизнь. Это обстоятельство должно быть принято нами во внимание, когда мы перейдем к рассмотрению материалов об армянском театре Васпуракана.

Области Армении, расположенные к северу от Васпуракана, объединились вокруг ширакских нахараров. Их столицей был город Ани. И здесь ослабление халифата было умело использовано армянскими князьями, возглавляемыми родом Багратуни.

[стр. 169]

Маска армянского средневекового театра

Рас. 31. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Восьмая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 170]

Одряхлевший халифат вынужден был признать самостоятельность Армении, а правителя страны — князя Ашота Багратуни — ее царем. Анийские Багратуни стали во главе движения за объединение всех армянских земель в единое государство.

Двухвековая борьба армянского народа с арабами и полуторавековое господство их в Армении завершились в 886 году восстановлением армянской государственности, открывшей новый исторический период — эпоху зрелого феодализма, длившуюся пять веков. Бурному росту экономики страны способствовали и внешнеполитические условия. Войны Византии с арабами закрыли южные пути торговли Европы с Азией, поэтому торговля пошла по северной магистрали — через Армению.

Новый расцвет международной торговли Ближнего Востока был обусловлен участием в нем армянских городов с их развитым ремесленным производством. Последнее, в свою очередь, стимулировало рост городов Арцна, Карса, Ани, Двина, Нахчавана. На южном ответвлении этой магистрали был расположен город Ван — древняя столица урартийских царей, столица обширного армянского княжества Васпуракан. Рядом с Ваном, на острове Ахтамаре был воздвигнут город, который заслуживает особенного внимания с точки зрения изучаемой нами истории армянского театра.

Так закончилась мрачная пора арабского владычества над Арменией. Владычества физического, но не духовного.

В условиях средневековья общие вопросы духовной культуры были во многом связаны с религией.

[стр. 171]

Борьба (ымбшамарт)

Рис. 32. Борьба (ымбшамарт).

Миниатюра в армянской рукописи XVI века
(Государственное хранилище древних рукописей «Матенадаран», Ереван).

[стр. 172]

Религия имела тогда огромное значение как для ассимиляторской политики завоевателей, так и для борьбы угнетенных народов за свое освобождение. Арабы сумели распространить ислам почти во всех покоренных ими странах и превратить его в орудие порабощения, в средство культурной ассимиляции. Но в Армении арабам не удалось достигнуть этого. В сознании армянского народа ислам являлся идеологическим выражением арабского господства, и поэтому, за малым исключением, магометанство не обрело сторонников ни среди трудовых масс, ни среди знати.

Для изучаемой нами темы это имеет существенное значение. Несмотря на систематические гонения, которым подвергался театр со стороны армянской церкви, их никак нельзя сравнивать с полным, фанатически нетерпимым отрицанием театра со стороны ислама. Нашествие арабов не уничтожило армянский театр.

Армянский историк VII века Себеос говорил, что нашествие арабов на Армению «объяло пламенем не только сушу, но и море». Ему казалось, что появился «страшный и ужасный зверь с железными зубами, медными когтями, который все пожирает, а обглоданные останки ногами попирает». Себеосу казалось, что этот зверь «превзойдет все царства и поест всю землю»44.

Упорная и самоотверженная борьба мужественного народа не позволила чудовищу пожрать армянскую землю. Армения отстояла свою самостоятельность, свою многовековую культуру, а вместе с нею, как мы увидим, и театральное искусство.

[стр. 173]

Маска армянского средневекового театра

Рис. 33. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Девятая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 174]


2. Об армянских терминах театрального и циркового искусства

Филологам необходимо точно установить время появления в армянском языке весьма интересного для нас термина «кыркес» — «կրկես» (лат. cirkus, греч. kirkos—круг)—цирк. Следует обратить внимание на то, что в армянский язык, в отличие от ряда других языков, этот термин вошел в греческой, а не в латинской транскрипции. Кроме того, существовал еще один термин, «шурджтэсанэлик» — «շոլրջտեսանելիք», — но уже не заимствованный, а составленный из армянских слов.

Это составное слово, буквально значащее «кругозрелище» («шурдж» — круг, «тэсанэлик» — зрелище). В «Толковом словаре армянского языка» Ст. Малхасянца оно поясняется как «место, откуда можно кругом смотреть, амфитеатр, цирк»45.

Если сопоставить со словом «шурджтэсанэлик» ряд других древнеармянских терминов, обозначавших различные виды цирковых представлений, то можно с полной уверенностью утверждать, что в Армении были цирки и амфитеатры. Зрители видели в них то же, что и посетители, например, константинопольского ипподрома. Вот эти термины: караршав — կառարշավ — бег колесниц, то есть бега; дзиаварутюн — ձիավարութիւն или дзиынтац — ձիընթաց — скачки, состязания наездников; ымбшамарт — ըմբշամարտ — борьба (см. рис. 32, который воспроизводится мною из неопубликованной древнеармянской рукописи XVI века); крпамартутюн — կռփամարտութիւն — кулачный бой; к

[стр. 175]

Маска армянского средневекового театра

Рис. 34. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Десятая слева на фризе из театральных масок на южной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 176]

бою гладиаторов относятся такие термины: сусерамартик — սուսերամարտիկ — гладиатор, сусерамартутюн — սուսերամարտութիւն — гладиаторский бой, бой на саблях, мечах, ваганамартутюн — վահանամարտութիւն — бой со щитами; нетадзгутюн — նետաձգութիւն — стрельба из лука.

Данные филологии подтверждаются прямыми указаниями литературных источников, в которых говорится о существовании в древней Армении специальных зданий для занятий спортом. Известно, что еще Ашот I (IX век н. э.) построил мрцараны— մրցարաններ —арены для борьбы, стадионы46. В Армении существовали голараны — հոլարաններ. Всловаре Ст. Малхасянца этот термин разъясняется как «цирк рукопашной борьбы, в котором выступали, соревнуясь друг с другом, обнаженные догола борцы-атлеты и кулачные бойцы».

Еще и еще раз приходится возвращаться к вопросу о проверке историко-филологических, литературных данных археологическими изысканиями.

Камни Армении красноречивее ее монахов-летописцев. Памятники материальной культуры позволяют уже сейчас принимать решение, например, в таком весьма существенном вопросе, как вопрос о наличии масок в древнеармянском театре.

Но прежде чем заняться анализом памятников материальной культуры, какими являются украшения Ахтамарского храма, вспомним сведения из литературных источников, которые определенно указывают, что актеры древнеармянского театра играли в масках, соответствующих ролям. Об этом свиде-

[стр. 177]

Маска армянского средневекового театра

Рис. 35. Маска армянского средневекового театра.
Ахтамарский катакергак.

Одиннадцатая слева на фризе из театральных масок на северной стене западной абсиды Ахтамарского храма.

[стр. 178]

тельствуют замечания, встречающиеся у авторов того времени. Так, Матэвос Ургаэци, живший в XII веке, оплакивая смерть Григора Машкевора Имастасэра (то есть Философа), говорит: «По окончании игры, после представления на глазах у зрителей, за сценой складываются маски и обнаруживается правда»47.

История греко-римского театра говорит, что мимы первоначально играли без масок, выступая на небольших сценах, которые они сооружали на площадях. Зрители, обступавшие подмостки тесной толпой, находились близко от актеров и хорошо видели «мимику» мимов, отчетливо слышали их голоса. Маски нужны были только как средство художественной изобразительности, когда, по ходу спектакля, выступали персонажи, связанные с религиозно-ритуальными, тотемическими представлениями людей древнего мира: например, когда актеры театра мимов изображали фантастические существа или животных и птиц.

Но когда на рубеже нашей эры мимы с деревянных подмостков на площадях поднялись на каменные сцены огромных зданий античных театров, когда они стали выступать перед десятками тысяч зрителей, заполнявших грандиозные амфитеатры и цирки, то зрители, сидевшие теперь в большом отдалении от актеров, уже не могли видеть мимику их лиц. Надо было думать и об усилении голоса. Мимам пришлось надеть маски.

Общепринятая точка зрения в этом вопросе сводится к тому, что маски в античном театре, кроме художественно-изобразительных целей, употребля-

[стр. 179]

лись как приспособление, увеличивающее силу человеческого голоса. Противники этой точки зрения несогласны признать, что античная маска выполняла функцию рупора, резонатора и звукоотражателя. Однако они не приводят убедительных доводов, которые могли бы опровергнуть твердо установившееся мнение и об этом назначении маски в античном театре, подтверждаемое памятниками материальной культуры (см. рис. 12).

По моему мнению, аналогичный процесс произошел в Армении. В те далекие времена, когда гусаны еще не отделились от носителей синкретического искусства армян-язычников, маски использовались только как принадлежность ритуальной церемонии, в частности в погребальных обрядах. Но когда гусаны превратились в театральных мимов, они пережили эволюцию, подобную той, которую претерпел и греко-сирийско-римский театр.

Во всяком случае, сохранившиеся сведения говорят о том, что актеры театра армянских мимов выступали в масках. Об этом свидетельствуют не только упоминания у летописцев, вроде приведенных выше слов Матэвоса Ургаэци, но и выражения, настолько прочно вошедшие в армянский язык, что они приводятся в словарях в качестве типичных образов. Поясняя слово «димак» — «դիմակ» — маска, словарь «Айказян бараран» приводит такой пример характерного выражения древнеармянского языка грабара: «Разве не видишь разнообразные (!) маски, которые накладывают на свои лица гусаны?» («Չտեսանիցե՞ս զազգի ազգի դիմակս զոր դնեն երեսաց գուսանանք»).

[стр. 180]

О том, что актеры древнеармянского театра играли в масках, свидетельствуют и другие данные, относящиеся к более позднему времени, например, изображение гусанов с масками на старинных армянских миниатюрах XI—XVIII веков41, использование маски в представлении народного театра-игры, установленное в XX веке в деревнях на берегу озера Севана41, о чем должна итти речь в соответствующих главах истории армянского театра. Если маски сохранились до более позднего времени, то тем более есть основание считать, что они существовали и в древнеармянском городском театре.

Содержание   Обложка, титульная страница, и т.д.   Содержание (как в книге)
Введение   Глава I   Глава II   Глава III   Глава IV   Глава V   Глава VI   Вместо эпилога

Итоги и выводы   Примечания и источники   Указатель иллюстраций
Указатель имен и названий   Предметный указатель

 

Дополнительная информация:

Источник: Георг Гоян. «2000 ЛЕТ АРМЯНСКОГО ТЕАТРА. Том второй: Театр средневековой Армении», Государственное издательство «Искусство», Москва 1952

Предоставлено: Эдуард Мирзоян
Отсканировано: Ваан Петросян
Распознавание: Ирина Минасян
Корректирование, верстка: Анна Вртанесян, Карен Вртанесян

См. также:

Георг Гоян. «2000 ЛЕТ АРМЯНСКОГО ТЕАТРА»
Том первый: Театр древней Армении

Аракел Даврижеци, Книга историй
Иоаннес Драсханакертци, История Армении
Закарий Канакерци, Хроника
Симеон Лехаци, Путевые заметки

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice