ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Левон Мириджанян

ИСТОКИ АРМЯНСКОЙ ПОЭЗИИ


Содержание   Титульные страницы   Предисловие   Вступление
Глава первая   Глава вторая   Глава третья   Глава четвертая
Глава пятая   Глава шестая   Глава седьмая
Послесловие   Именной указатель   Содержание (как в книге)


[стр. 166]

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ИСТОРИЧНОСТЬ И ВРЕМЯ ЖИЗНИ АРМЯНСКОГО ЦАРЯ ВАГАРШАКА И МАР АБАСА КАТИНЫ

Как ни странно, на вопрос, когда жили упомянутые Мовсесом Хоренаци армянский царь Вагаршак и Мар Абас Катина, по сей день нет убедительного ответа. Начиная с конца прошлого века, историки и филологи перестали считать личность Вагаршака, упомянутого Мовсесом Хоренаци, историчной. В историографии сей Вагаршак порой превращался в Трдата Первого (Никогайос Адонц), получая место в I веке нашей эры, порой выступал во II веке нашей эры в лице царя Великой Армении Вагарша II (академик Акоп Манандян). По мнению академика Манука Абегяна, «пока не выяснено, воспоминанием о каком историческом лице является Вагаршак»1. Неудачной была также судьба Мар Абаса Катины, спасшего историю армянского народа древнейшего периода, на нем тоже постоянно лежит печать сомнения и неопределенности. Порой ему дозволяют существовать в I, порой— во II веке нашей эры; современная же историография, оказавшись более «снисходительной», и, особенно уступая «свидетельству» Себеоса, соглашается видеть Мар Абаса Катину в IV веке нашей эры...

Беда в том, что ни историография, ни филология никогда не рассматривали Вагаршака и Мар Абаса Катину органически связанными между собой как единую, комплексную проблему. В «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци оба эти деятеля представ-

_______________________
1 Манук Абегян. История древнеармянской литературы, с. 154
_______________________

[стр. 167]

лены как лица одной и той же эпохи, исторические личности, служащие одной и той же цели, однако иностранными и отечественными учеными они рассматривались порознь, в противовес свидетельству Хоренаци. И достаточно было одного этого обстоятельства, чтобы единая проблема— Вагаршак— Мар Абас Катина—потеряла свою научную целостность и была превращена в две разные, представляющие несравнимо меньшую цейность, проблемы. Между тем выяснение вопросов, связанных с Вагаршаком и Мар Абасом Катиной, имеет первостепенное значение для знакомства с одним из важнейших этапов истории армянского народа— эпохой, пролегшей между династиями Ервандидов и Арташесидов. Исторический период, соответствующий переходу от одной династии к другой, остается пока периодом со множеством неизвестных. А между тем, Вагаршак и Мар Абас Катина, с одной стороны, представляют новоявленное царство Аршакуни, с другой— символизируют первый известный нам этап домесроповской национальной армянской письменной культуры и историографии.

В главе 8 книги Первой «Истории Армении» Мовсес Хоренаци пишет: «Аршак Великий, царь Персов и Парфян, сам он и весь род его был парфянским, говорят, восстал против македонян и стал править всем Востоком и Ассирией, убил в Ниневии царя Антиоха, всю вселенную усмирив под своей дланью. Он сажает своего брата Вагаршака царем Армении, находя, что таким образом царство его будет надежнее».

Согласно научной историографии, правитель Селевкии Антиох Третий Великий умер в 187 году до н. э., а Аршак Второй Великий занял престол «около 217 года до н. э.»1. Как видим, научная историография единодушна с Мовсесом Хоренаци в том, что Аршак Великий действительно историческая личность и современник Антиоха Третьего Великого. Тем убедительнее звучит начало главы I книги Второй «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци, где историк обещает рассказать «...важные дела нашей страны... начиная от царствования Александра до царствования святого и

_______________________
1 История армянского народа (на арм. яз.), т. I, изд-во АН Арм. ССР, Ереван, 1971. с. 552.
_______________________

[стр. 168]

храброго Трдата Великого, по порядку и каждое в отдельности, упоминая совершенные в стране Армянской храбрые поступки и подвиги всех тех, кто происходит от персидского царя Аршака и его брата Вагаршака, которого он поставил править нашей страной; упомянуть царей нашей страны после Вагаршака, пошедших от его семени и, наследуя власть от отца к сыну, стали называться по Аршаку Аршакуни...»

Свое обещание Мовсес Хоренаци выполняет полностью. В главе I он рассказывает о смерти Александра Македонского, возникновении Селевкидского государства, восстании парфян против македонского ига и основании парфянского государства Аршаком Первым Храбрым, об основании и истории армянской Арташесидской династии до Трдата Великого.

Если мы принимаем, что персидский царь Аршак Второй Великий занял престол приблизительно в 217 году до н. э., то приблизительно ь это же время он назначает своего брата Вагаршака царем Армении. После Вагаршака Мовсес Хоренаци упоминает его сына Аршака и сына последнего— Арташеса. После некоторых сведений об Аршаке Мовсес Хоренаци сообщает: «Здесь истории старца Мар Абаса Катины кончаются».

Ясно, что Мар Абас Катина продолжил свою книгу, добавив туда от себя историю периода от Македонского до сына Вагаршака Аршака. При последнем царе— Аршаке (в один из последних годов его правления) Мар Абас Катина умер, достигнув преклонного возраста.

Замечено1, что упомянутый Мовсесом Хоренаци после Вагаршака и Аршака Арташес есть знаменитый царь Армении Арташес Великий. Однако, к сожалению, о его происхождении в историографии нет четкого представления. Ученые, не принимая Вагаршака, не желают видеть его прямой связи с Аршаком, а также прямой связи Аршака с Арташесом. Меж тем, как мы увидим в данном исследовании, Аршак действительно был сыном Вагаршака и отцом Арташеса (Арташеса Первого Великого).

Вагаршак правил 22 года (217 г. до в. э.— 22=195

_______________________
1 См. Манук Абегян. История древнеармянской литературы Ереван, 1975, с. 154.
_______________________

[стр. 169]

год до н. э.). Известно, что Арташес Великий занял престол приблизительно в 189 г. до н. э. Следовательно, сын Вагаршака и отец Арташеса Аршак правил приблизительно в 195—190 годы до н. э. Мар Абас Катина не упоминает о смерти Аршака, значит, он не дожил до конца его правления. Таким образом, временем смерти Мар Абаса Катины можно условно считать один из последних годов Аршака— 191 год до н. э.

Время жизни и Вагаршака, и Мар Абаса Катины так же несомненны как и историчность предков Аршакуни Аршака Первого Храброго и Аршака Второго Великого, что принимается учеными мира1. Следуя установленной некоторыми учеными хронологии, мы также в армянском издании нашей книги «Истоки армянской поэзии» (1977) поместили Мар Абаса Катину во II столетие нашей эры. Наряду со многими, мы также не учли тогда целый ряд в высшей степени важных свидетельств Мовсеса Хоренаци, к которым внимательнее отнеслись в течение последующих наших исследований2.

Упомянем некоторые из этих свидетельств, которые доказывают, что Аршак Великий и его брат Вагаршак— явление времен, примыкающих к Македонскому государству.

Свидетельство первое. Называя в главе 31 (32) книги Первой своей «Истории» потомков Ваагна, сына царя Тиграна Ервандяна: Аравана, Нерсеха, Зареха, Арлюга, Багама, Вахана и Вахе, Мовсес Хоренаци упоминает, что сей Вахе восстал против Александра Македонского и был убит им. Сразу после этого Мовсес Хоренаци пишет: «После этого до царства Вагаршака в Армении мне нечего рассказать тебе верного, ибо из-за сумятицы толп, могущественные, преграждая один другому путь, стремились властвовать нашей страной; вот причина того, почему Аршак Великий так легко вступил в Армению и поставил своего брата Вагаршака во главе Армении».

Из столь необычайно важного свидетельства вид? но, что достоверный и правдивый источник Мовсеса Хоренаци— книга Мар Абаса Катины доходит до Алек-

_______________________
1 История армянского народа, т. I, 1971, с. 552.
2 См. Левон Мириджанян, Перечитывая «Историю Армении» Мовсеса Хоренаци (на арм. яз.), Ереван, 1979.

_______________________

[стр. 170]

сандра Македонского и современной ему армянской действительности. Эта книга не могла охватить событий, происшедших после Македонского по той простой причине, что относилась по времени— от начала до Македонского. Вспомним, что Марабасовская книга была написана на основе энциклопедии, которая с ассирийского на греческий была переведена по воле Македонского1 и вначит, была завершена при его жизни.

Историю времен от Македонского до сына Вагаршака— Аршака Мовсес Хоренаци также почерпнул из книги Мар Абаса Катины. Однако события периода

Македонский— Аршак изложил сам Мар Абас Катина, современник и очевидец событий, происшедших в период от персидских царей Аршака Храброго и Аршака Великого до армянского царя Аршака (для того, чтобы сделать понятным это обстоятельство, Хоренаци и указывает, что Мар Абас Катина был старцем). И поскольку тот ничего не пишет об Армении периода от последнего отпрыска Ваагна— Вахе до Вагаршака, Мовсес Хоренаци сообщает Сааку Багратуни, что от

правления в Армении Вахе до Вагаршака ему нечего рассказать правдиво.

Время от правления в Армении Вахе до правления, Вагаршака, что большой ценитель хронологии Мовсес Хоренаци отмечает яснее ясного, падает на период между правлением Александра Македонского (336—323 годы до н. э.) и воцарением на престол Вагаршака, точнее его брата Аршака Великого (приблизительно 217 год до н. э.).

Свидетельство второе. Мовсес Хоренаци, как мы I видели выше, обещает рассказать «важные дела нашей страны... начиная от царствования Александра до царствования святого и храброго Трдата Великого»2. Значит, Мовсес Хоренаци прекрасно знал, что Трдат весьма далек от времени царствования Македонского и потому никак не мог спутать царя Вагаршака, вступившего на историческую арену во времена непосредственных последователей Александра Македонского, с Трдатом Великим, правившим через столетия. Более того, прежде чем дойти до упомянутого им «царствования святого и храброго Трдата Великого», I

_______________________
1 См. Мовсес Хоренаци. Книга Первая, гл. 9.
2 Мовсес Хоренаци. Книга Вторая, гл. 1.

_______________________

[стр. 171]

Мовсес Хоренаци обстоятельно рассказывает об Арташесе и его последователях, прекрасно зная, что Вагаршак мог править только и только до Арташеса.

То, что время царствования Вагаршака совпадает со временем Македонской империи, подтверждается также сведениями Мовсеса Хоренаци1 об укрощении македонян Аршаком Великим, а, также о том, что Лазика, Понт, Фригия, Мажак и другие страны, до которых не дошел еще слух об ударе, нанесенном Аршаком Великим Македонии, продолжали дружески относиться к македонянам. И вот, объединившись, эти страны выставляют во главе своего войска Морфюлика, которому царь Вагаршак наносит сокрушительный удар. Таким образом, пишет Мовсес Хоренаци, «ужас перед македонянами перестает существовать»2.

Свидетельство третье. Отчетливо представляя себе важность и историческое значение событий, имевших место в политической и духовной жизни Армении в период правления Вагаршака, Мовсес Хоренаци подробно разъясняет их объективные и субъективные причины. Интерес Вагаршака к прошлому Армении, воссоздание армянских нахарарств и прочее— не было следствием сугубо личной заинтересованности. Прежде всего это диктовалось требованием исторической эпохи. Что касается личности Вагаршака, то, надо сказать, что Мовсес Хоренаци представил его со всеми необходимыми главе государства качествами. После воцарения на престол и укрепления своей власти Вагаршак пожелал прежде всего основательно ознакомиться с прошлым Армении, узнать ее историю— от начала до его дней, узнать, «достойное или недостойное прошлое»3 имеет вверенная ему страна? С этой целью Вагаршак, «найдя некоего ассирийца Мар Абаса Катину, мужа мудрого и сведущего в ассирийском и греческом языках, с достойными дарами направляет к своему брату Аршаку Великому, чтоб тот открыл перед ним дворцовую библиотеку»4.

Из этого свидетельства явствует, что Вагаршак действительно воссел на престол в такое время, когда Армения была в запущенном состоянии, находились

_______________________
1 См. Мовсес Хоренаци. Книга Вторая, главы 1—5
2 Там же, гл. 5.
3 Мовсес Хоренаци. Книга Первая, гл. 8.
4 Там же.

_______________________

[стр. 172]

в упадке царские и нахарарские власти, были разрушены и разграблены дворцовые и храмовые библиотеки, народ не имел достоверной национальной истории. Это было время, когда, по описанию Мовсеса Хоренаци, «из-за сумятицы толп, могущественные, преграждая один другому путь, стремились властвовать нашей страной...»1.

Разумеется, это время не могло относиться к историческому периоду, расположенному после эпохи Арташесидов. Ясно, что Мовсес Хоренаци имеет в виду период, расположенный между концом династии Ервандидов (около 400-х годов до н. э.) до армянского царя Вагаршака (около 217 года до н. э.).

Нашу точку зрения окончательно подтверждает письмо армянского царя Вагаршака, направленное с Мар Абасом Катиной персидскому царю Аршаку Великому.

Свидетельство четверое. Это письмо Вагаршака Аршаку Великому не оставляет сомнений, что Вагаршак правил в Армении до Арташесидской династии.

Вот что пишет царь Вагаршак персидскому царю; Аршаку Великому: «...утвердив под твоим покровительством свою власть, решил узнать, кто правил До меня в стране Армянской и откуда здешние нахарарства. Потому что здесь ни (государственного) строя понятного не было, ни поклонения капищам, и из правителей страны ни первый не ясен, ни последний, и нет порядка никакого, все дико и хаотично»2.

Совершенно ясно, что подобное описание могло быть характерно только для доарташесидской Армении и никак не относится к какому-либо веку нашей эры, так как по эту сторону нашей эры Армения уже пережила славную эпоху Арташеса Первого, Тиграна Второго и Артавазда Второго, и как государство было известно миру своей классической историей.

Свидетельство пятое. Книга Мар Абаса Катины кончается Вагаршаком и сыном его Аршаком. А это значит, что Мар Абас Катина никак не мог жить после Арташеса Первого.

В начале главы 10 книги Второй своей «Истории» Мовсес Хоренаци (поскольку книга Мар Абаса Кати-

_______________________
1 Мовсес Хоренаци. Книга Первая, гл. 31 (32).
2 Мовсес Хоренаци. Книга Первая, гл. 9.

_______________________

[стр. 173]

ны была уже завершена) сообщает Багратуни: «Начнем рассказывать тебе из Пятой книги хронографа Африкана, достоверность которого свидетельствуют Иосиф, Ипполит и многие другие из греков». И рассказывает: «На двадцать четвертом году правления царя Персии Аршакана Арташес правит Арменией вместо отца своего Аршака; добившись больших успехов, не довольствуется вторичным престолом, а требует старшинства. Аршакан, согласившись, уступает ему первенство»1.

Эта цитата показывает, что Африкан также называет Аршаком отца Арташеса (Арташеса Великого). Немаловажное значение имеет утверждение Мовсеса Хоренаци о том, что достоверность Африкана свидетельствуют Иосиф, Ипполит и многие другие греки. То есть, что Арташес Великий это сын Аршака— свидетельство не только Мар Абаса Катины. Прибавим, что неудовлетворение вторичным престолом и требование старшинства абсолютно совпадают с известными сведениями об Арташесе Великом, что само по себе доказывает, что он Аршакид. Иначе на каком бы основании он требовал старшинства?

Свидетельство шестое. В главе 68 книги Второй «Истории» Мовсес Хоренаци рассказывает о «царских родах, от которых пошли парфянские племена». Завершая генеалогию Аршакидов и Пахлав, Мовсес Хоренаци еще раз упоминает, что персидский царь Аршак Великий «назначил царем Армении своего брата Вагаршака, учредив его вторым после себя, а сам отправился в Бахл, где процарствовал пятьдесят три года. Поэтому род Аршака Великого получил имя Пахлав, а род его брата Вагаршака, по имени предка, стал называться Аршакидским».

Еще красноречивее последний абзац: «Но не упрекай нас в том, что якобы лишнее мы сделали, вновь рассказав однажды сказанное, а знай, что вновь повторили мы, чтобы снабдить читателей сведениями о родичах нашего Лусаворича».

Итак, целью Мовсеса Хоренаци является прежде всего то, чтобы читатели лучше ознакомились с родом Григора Лусаворича (Просветителя), ибо Лусаворич

_______________________
1 Мовсес Хоренаци. Книга Вторая, гл. 11.
_______________________

[стр. 174]

также был родом парфянин: сын Анака, «который являлся главным наапетом владычества Парфян»1.

Ясно, что преследуя такую важную цель, Мовсес Хоренаци должен был стремиться к крайней осторожности, точности и безошибочности.

Свидетельства Мовсеса Хоренаци— это ценные исторические сведения, знакомящие с той исторической эпохой, которая пролегла между временем правления Ервандидов и Арташесидов. В научной историографии эта эпоха дана смутно и расплывчато. Армянские историки, безо всякого основания переставшие верить правдивейшим свидетельствам Мовсеса Хоренаци, изгнали из доарташесидской эпохи царство Вагаршака, объявив, что в лице Вагаршака Мовсес Хоренаци имел в виду царей Армении Вагарша Второго или Трдата (по мнению одних— Первого, по мнению других— Третьего).

К счастью, свидетельства Мовсеса Хоренаци в армянской средневековой историографии не. единичны, известны свидетельства и других армянских историков. Так, например, историк Себеос упоминает, что сын персидского царя Аршака Великого Аршак Малый «поставил царем над Армянской страной» своего брата Вагаршака2. Себеос, подобно Мовсесу Хоренаци, после Вагаршака упоминает Аршака, также выделив на его долю тринадцать лет царствования, затем упоминает Арташеса. Следовательно, Себеос тоже считает Аршака непосредственным предшественником Арташеса, что позволяет в свою очередь считать Аршака отцом Арташеса.

Характерно, что Себеос (глава Третья) в подтверждение своей хронологии парфянских и армянских Аршакидов упоминает историографа Мовсеса Хоренаци и повторяет его свидетельство о том, что персидский царь Аршак поставил своего брата Вагаршака царем над страной Армянской. Это значит, что Себеос в этом вопросе абсолютно единодушен с Мовсесом Хоренаци.

Стоит отметить, что Себеос отводит всему правлению Парфян 573 года, начиная от времени Македонского до утверждения Сасанидов (227 год нашей эры).

_______________________
1 Агатангелос. История Армении (на арм. яз.), Тифлис, 1882, с. 28.
2 История епископа Себеоса, гл. 2.

_______________________

[стр. 175]

Время этого периода, полностью совпадает с данными современной научной исторической хронологии.

Историк Мовсес Каганкатваци (VII век) не только принимает царство Вагаршака, но и приписывает ему учреждение Агванской власти (вспомним, что, по Мовсесу Хоренаци, Вагаршак основал и воссоздал армянские нахарарства). Четвертая глава «Истории» Мовсеса Каганкатваци так и называется: «Учреждение Вагаршаком Агванской власти». В этой главе рассказывается о том, что «в самом начале сотворения мира о жителях, обитаемых вокруг Кавказских гор, мы не можем сказать слушателям нашим ничего точного до армянского царя Вагаршака, который, захватив северную сторону, призывает варварские пришлые народы, которые жили начиная от северной долины, или у подножья Кавказа, или в равнинах, или в ущельях, в южной стороне до начала равнины, покончить с грабежом и разбоем и подчиниться царской подати. Потом назначает над ними предводителей и начальников, главным из которых является один, по имени Аран, из рода Сисака— потомков Яфета... Из потомков этого Арана, говорят, были назначены многочисленные именитые и храбрые наместники со стороны Вагаршака Партева (Парфянина)1».

Другой средневековый (X—XI в.) армянский историк Товма Арцруни упоминает: «Прошло шестьдесят лет после Александра, когда после безвластия в Армении и Персии Аршак Храбрый стал править мидянами, персами, египтянами и элимеями в городе Бахле. А его брат Вагаршак прибыл в Армению, привел в порядок хаотичную, беспокойную страну, основал нахарарства, дал им имя, титул и трон»2.

Нетрудно заметить, что знаменитые средневековые историки, безусловно, принимают существование Парфянского государства через несколько десятилетий после Македонского и создание династии армянских Аршакидов, начиная с Вагаршака, брата Аршака Партева (Парфянина). Так неужели все средневековые историки— от Мовсеса Хоренаци до Товма Арцруни непременно ошибаются, а ведь они пользовались абсо-

_______________________
1 Мовсес Каганкатваци. История Агвана (на арм. яз.), Ереван, 1969, с. 5.
2 Товма Арцруни и Аноним. История дома Арцруни (на арм. яз.), Ереван, 1978, с. 65.

_______________________

[стр. 176]

лютно разными источниками. Вот какой, например, конкретный источник отмечает Товма Арцруни, один из самых образованных и самых достоверных историков: «Времена царства Птоломеев прошли, дойдя, до Клеопатры, дочери Птоломея Дионисия. Она царила в Египте и Александрии. Открыв книгохранилище, нашла сведения о каждом потомке Сенекеримов— поименно, а также относящееся к роду много другого... Написанный на пергаменте на греческом языке дневник послала в дар царю Армении Тиграну, который был четвертым царем после Вагаршака Партева. Тут было написано об Александре Македонском. [Дневник] начинался с Сенекерима и доходил до Птоломея Египетского, по имени которого они названы Птоломеидами. Любознательный Птоломей достоверно изложил это. Затем хранили в библиотеке до Клеопатры, о которой писали выше. А до нас эти истории дошли, благодаря древним историкам Мамбре Верцаноху, его брату, по имени Мовсес, и Теодоросу Кертоху»1.

Особенно примечательно то, что Тиграна, который, несомненно, должен быть Тиграном Вторым Великим, Товма Арцруни считает четвертым царем Армении после Вагаршака Партева (Парфянина). Это сведение— еще одно подтверждение того, что Арташес Первый был внуком Вагаршака— третьим по счету от него царем, потому и внук Арташеса Великого Тигран Второй Великий является четвертым по счету от Вагаршака царем.

Упорно игнорируя свидетельства Мовсеса Хоренаци, Себеоса и других, историки нового времени порой неправильно представляют нам те иностранные источ; ники, которые в действительности совершенно совпадают с данными армянских национальных источников. В качестве примера вспомним, каким образом прокомментированы свидетельства Тацита.

Тацит пишет о персидском царе Вагарше Первом, которого называет Вологесом: «Вологес считал, что наступил момент нападения на Армению, которая была под властью его предков и которою правит чужой царь... (Tacit., Annal., XII, 50). Сказано яснее ясного— Вологес намеревался отобрать у римского ставленника Армению, которая в прошлом, в какие-то времена находилась под властью его, Вологеса, предков. Говоря

_______________________
1 Товма Арцруни и Аноним. История дома Арцруни, с. 66.
_______________________

[стр. 177]

предки, Тацит имеет в виду Парфянских Аршакуни (Аршакидов), которые были непосредственными предшественниками Вологеса.

Свидетельство Тацита, как и следовало ожидать, полностью совпадает со свидетельствами Мовсеса Хоренаци. Но разве бы историки позволили Мовсесу Хоренаци иметь такого авторитетного свидетеля, как Тацит. Конечно, нет. И они спешат придать словам Тацита совершенно иной смысл, отмечая в 86 примечании страницы 731 первого тома академического издания «Истории армянского народа», что Тацит, «по-видимому, имеет в виду владычество Ахеменидов в Армении». Слава богу, что хоть написано «по-видимому», хотя это не мешает даже читателям-специалистам проникнуться полным доверием к этому примечанию, учитывая академичность издания.

Между тем, истина такова, что Тацит имеет в виду не Ахеменидов, упоминать которых не было никакой необходимости, а Партевских (Парфянских) Аршакидов, армянская ветвь которых до Арташесидов владела армянским троном. То, что Тацит, действительно, имел в виду Партевов (Парфян) видно и из другого его пояснения, которое отрывочно цитируется на той же странице 731 вышеупомянутого то^а. Вот это пояснение Тацита: «Армяне по местоположению и схожести нравов стояли ближе к парфянам и смешались с ними брачными узами» (Annal., XII, 34). Абсолютно ясно, что повсюду речь Тацита касается Партевов и не имеет никакой связи с Ахеменидами. Следовательно, свидетельство Тацита о том, что Армения когда-то была под властью предков персидского царя Вологеса— Вагарша, означает, что Партевы Аршакиды могли править Арменией только и только до Арташесидов, в период от утверждения Парфии до правления в Армении Арташеса Великого (от 250 годов до н. э. до 189 года до н. э.). Тем самым целиком подтверждаются свидетельства Мовсеса Хоренаци, согласно которым Аршак Великий Парфянин назначил около 217 г. до н. э. своего брата Вагаршака царем Армении, основав тем самым армянскую ветвь Аршакидов (Аршакуни).

Выходит, свидетельства Тацита не против Хоренаци, Себеоса и других, а в их пользу. Открытое недоверие, неверное восприятие написанного Мовсесом Хоренаци дали повод и для других

[стр. 178]

умозаключений, представляющих, фактически, реальный ход развития армянской культуры и истории домесроповского периода в кривом зеркале.

Согласно этим точкам зрения, совершенно отрицается (Г, Саркисян считает необходимым добавить в скобках: и по праву)1 возможность существования Мар Абаса Катины в III—II веках до н. э. Несомненно, как и следовало ожидать, ни Г. Саркисян, ни кто-либо другой не располагают убедительными фактами для изгнания Мар Абаса Катины, этого умелого и добросовестного историка, из отмеченного Мовсесом Хоренаци времени. Вместе с тем Г. Саркисян, например, прописывает Мар Абаса Катину в IV веке н. э.2 Эта точка зрения сегодня господствующая3. Она строится на превратном заключении, согласно которому Мар Абас Катина, он же упомянутый в «Истории» Себеоса Мараба философ Мцурнаци, будто бы был современником Трдата Третьего, то есть жил в IV веке нашей эры. К этой узловой ошибочной постановке вопроса мы обстоятельно обратимся в следующей главе нашей книги. Поэтому в данном случае удовлетворимся лишь замечанием, что Г. Саркисян вообще рассматривает Марабу совершенно обособленно, в отрыве от данных и характеристик Мовсеса Хоренаци.

Пытаясь очертить историографию домесроповского периода, Г. Саркисян пишет, что книга Марабы содержала следующие части: «Древнейшие мифы Айка и Бэла, Ара и Шамирам и др., в которых сохранились далекие воспоминания о предшествующих этапах возникновения и истории армянского народа, некоторые сведения относительно формирования династии парфянских АршакидОВ и утверждения их ветви— армянских Аршакидов— в Армении, сведения о представителях двух этих ветвей Аршакидов»4 (здесь и далее подчеркнуто мною.— Л. М.).

_______________________
1 Доктор ист. наук Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода. «Историко-филологический журнал» (на арм. яз.), 1969, № 1, с. 125.
2 Там же.
3 Г. X. Саркисян. Черты эллинизма в духовной культуре древней Армении. См. Сборник «Проблемы античной истории и культуры», Ереван, 1979, с. 23.
4 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 125.

_______________________

[стр. 179]

Мифы, далекие воспоминания— не более. Не то ли же это самое, что писал А. Манандян десятилетия назад: «В древних мифических преданиях Мар Абаса и Мовсеса Хоренаци, как теперь выяснено, сохранены смутные воспоминания о древних исторических событиях»1 (подчеркнуто мною.— Л. М.). Абсолютно адекватные мнения.

Если даже попытаться понять тот факт, что в течение прошедших десятилетий арменоведческая мысль не совершила в отношении Марабы ни единого шага вперед, то уж никак нельзя понять те предположения и выводы, которые сегодня предлагаются историками в качестве научных тезисов.

1500 лет назад Мовсес Хоренаци ясно и четко написал, что Мар Абас Катина, переписав свою книгу, привез ее из персидского дворца «на греческом и ассирийском языках». Слово гениального историка, как выясняется, ненаучно... Научно то, что предполагается со стороны современного ученого: «Язык книги Марабы, по всей вероятности, был греческим»2.

Удивительно?

Однако есть более удивительные вещи.

Хоренаци исчерпывающим образом объяснил, откуда Мар Абас Катина взял свою книгу. Однако для современного ученого— это не научная основа. Научной основой служит то, что ученый предполагает, хотя бы и приблизительно: «Источники истории Марабы можно отметить лишь приблизительно»3. Ну почему приблизительно, когда Хоренаци самым понятным образом написал, что источником для Марабы служила энциклопедия, переведенная с ассирийского на греческий по приказу Александра Македонского...?!

Однако задавать вопросы— напрасный труд, поскольку слово Хоренаци в глазах наших ученых давна уже потеряло всякую цену. Инане можно ли было о Мар Абасе Катине написать, что: «Несомненно, он в немалой степени пользовался живыми воспоминаниями народа, нашедшими свое отражение в фольклоре, от-

_______________________
1 Акоп Манандян. Труды (на арм. яз.), т. 1, с. 18.
2 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 125.
3 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 125.

_______________________

[стр. 180]

сюда он почерпнул мифическую часть своей книги»1. Кто хоть раз читал «Историю» Мовсеса Хоренаци, знает, что царь Вагаршак поручил Мар Абасу Катине привезти достоверную историю прошлого Армении, что тот добросовестно проделал. Если б он должен был пользоваться живыми воспоминаниями армянского народа, зачем ему было ехать в персидский дворец и изучать тамошние библиотеки?

Однако что тут поделаешь, если приведенные Хоренаци данные о путешествии Мар Абаса в персидский дворец также... не являются научной основой. Научно лишь «предположение», которое делает Г. Саркисян, будто Мараба «имел под рукой и письменные источники, по-видимому, также некий греческий хронологический источник о борьбе, которую вели парфянские Аршакиды за свою независимость...»2. Это «предположение», приправленное весьма научным «по-видимому», ярким образом демонстрирует, до какой степени абсурда можно дойти в отрицании сведений Мовсеса Хоренаци, на основе которых предлагаются «собственные» мысли... Если уж современный ученый допускает, что у Мар Абаса был «некий греческий хронологический источник», то почему этим источником не могла быть энциклопедия Александра Македонского, на которую совершенно определенно указывает Мовсес Хоренаци? Ради чего не верить Мовсесу Хоренаци и доверять предполагаемым теориям Г. Саркисяна, которые преподносятся нам с весьма зыбкими модусами «по-видимому» и «некий»?

«Забывая» свидетельство Мовсеса Хоренаци о том, что Мараба был ассирийцем, сведущим и умелым в ассирийском и греческом языках, Г. Саркисян пытается «заключить», что Мараба был «действительно, ассирийцем по национальности, как показывает нам его имя, а значит знатоком своего родного, возможно наряду с ним и других семитических языков, мцурнаци, следовательно, по существу армянин и сведущ в армянском языке и культуре, автор греческой книги, а значит и хорошим грековедом...»3. Признаться, Мовсес Хоренаци

_______________________
1 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 125.
2 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 125—126.
3 Г. X. Саркисян. Историография домесроповского периода, «Историко-филологический журнал», 1969, № 1, с. 126.

_______________________

[стр. 181]

не обладал таким буйным воображением. Мар Абас, по Хоренаци, был весьма скромным человеком и был сведущ и умел всего в двух языках— ассирийском и греческом. О том, что Мар Абас Катина был знатоком множества семитических языков и к тому же умелым в армянском языке и культуре, Мовсес Хоренаци абсолютно ничего не знал. Откуда такие подробности стали известны Г. Саркисяну?

Однако следует признать также, что Г. Саркисяну удалось создать образ удивительного полиплота и искусствоведа, который принадлежал одновременно к... двум национальностям— был ассирийцем и «по существу армянином». Вот это личность так личность! Куда Мар Абасу Хоренаци до него! Мар Абас у Мовсеса Хоренаци— обыкновенный смертный, и как только царь Вагаршак повелевает ему, он отправляется в столицу Персии и через некоторое время, написав свою книгу, возвращается в Мцбин. Прожив в славе, почете, он состарился и... смог довести свою книгу до нескольких лет правления царя Аршака. Поскольку все это абсолютно вероятно, то может ли быть научным? Разумеется, нет. Другое дело Мараба Г. Саркисяна, который для перевода своей книги с ассирийского на греческий выучился различным семитическим языкам, усовершенствовался в армянском языке и культуре, сам же— «по существу» одновременно являлся представителем двух наций... Ну не понятно разве, что именно это и есть научно. Так почему же после всего этого не поверить, что этот наделенный мифическими возможностями Мараба мог прожить около 600 лет и объявиться в четвертом веке нашей эры— в царствование Трдата Великого...

Вот какие метаморфозы может претерпевать история, когда ее отрывают от реальной исторической среды.

Видя в лице Вагаршака Трдата Первого или Третьего, а также помещая Мар Абаса Катину в IV век нашей эры, историки, с одной стороны, ставили крест на армянском царстве Вагаршака, жившего в III в. до н. э. и фактически основавшего государство армянских Аршакидов, с другой стороны, отрицали факт существования в III—II веках до н. э. Мар Абаса Катины и его книги. Помещая Марабасовскую книгу в IV в. н. э., историки по существу сокращали время

[стр. 182]

формирования армянской письменной культуры и армянской историографии более чем на тысячелетие. Книга Мар Абаса Катины почерпнута из энциклопедии Александра Македонского, ассирийский же оригинал этой энциклопедии хранился в свое время в книгохранилище Ниневии. Это значит, что книга Мар Абаса Катины, представляющая собой первый дошедший до нас образец армянской культуры и историографии, существовала до падения Ниневии, то есть до VII века до н. э. Значит, письменную армянскую культуру, в том числе историографию, дошедшую до нас, следует отсчитывать по крайней мере с VII в. до н. э. Не желая считаться с этими конкретными историографическими фактами, о которых с детальной подробностью сообщает Мовсес Хоренаци, историки пытаются развивать теории, опираясь на собственное беспочвенное воображение и предполагаемые ими параллели. Как видим, в правильном и точном определении времени формирования династии армянских Аршакидов, а также времени исторической деятельности основателя этой династии Вагаршака и Мар Абаса Катины второстепенных или частных вопросов нет. Это один из узловых вопросов армянской истории и мировой культуры, поскольку сама по себе книга Мар Абаса, которая в значительной степени дошла до нас через. «Историю Армении» Мовсеса Хоренаци, в характеристике академика Степана Малхасянца представляет собой «самый древний и самый почетный исторический письменный памятник в мире (не считая клинописных и иероглифических надписей)»1.

Как видно из нашего анализа свидетельств Мовсеса Хоренаци и других средневековых историков, царь Вагаршак и Мар Абас Катина были историческими личностями и жили в III—II веках до н. э. Двадцать-два года царствования Вагаршака, которые точно отмечены Мовсесом Хоренаци, падают приблизительно на промежуток между 217—195 годами до н. э. Историческую деятельность Мар Абаса Катины, как было отмечено в начале данной главы, следует рассматривать приблизительно в радиусе 217—191 годов до н. э.

_______________________
1 Мовсес Хоренаци. История Армении. Перевод с грабара на современный арм. яз., вступление и примечания— академика Ст. Малхасянца. 1968, с. 18. 182
_______________________

Содержание   Титульные страницы   Предисловие   Вступление
Глава первая   Глава вторая   Глава третья   Глава четвертая
Глава пятая   Глава шестая   Глава седьмая
Послесловие   Именной указатель   Содержание (как в книге)

Дополнительная информация:

Источник: Левон Мириджанян - "Истоки армянской поэзии". Перевела с армянского М. В. Саакян. Издательство «Советакан Грох», Ереван 1980.

Предоставлено: Вреж Атабекян
Отсканировано: Вреж Атабекян
Распознавание: Вреж Атабекян
Корректирование: Вреж Атабекян

См. также:

Л. Мириджанян "Артаваздовские мелодии" (поэма)

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice