ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Because of multiple languages used in the following text we had to encode this page in Unicode (UTF-8) to be able to display all the languages on one page. You need Unicode-supporting browser and operating system (OS) to be able to see all the characters. Most of the modern browsers (IE 6, Mozilla 1.2, NN 6.2, Opera 6 & 7) and OS's (including Windows 2000/XP, RedHat Linux 8, MacOS 10.2) support Unicode.

Левон Мириджанян

ИСТОКИ АРМЯНСКОЙ ПОЭЗИИ


Содержание   Титульные страницы   Предисловие   Вступление
Глава первая   Глава вторая   Глава третья   Глава четвертая
Глава пятая   Глава шестая   Глава седьмая
Послесловие   Именной указатель   Содержание (как в книге)


[стр. 3]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Еще в V веке существовали у армян многожанровые фольклорные поэтические произведения, созданные в древнейшие времена и дошедшие до нас, к сожалению, в виде отдельных отрывков, к тому же, не естественным своим путем— в устном бытовании, а чудотворной рукой гениального историка Мовсеса Хоренаци. Не будь этих произведений, мы не имели бы сегодня вкупе с многочисленными современными научными исследованиями и книги Левона Мириджаняна «Истоки армянской поэзии», которая по важности затронутой проблемы и особенно по всестороннему и обстоятельному анализу ее не имеет себе подобных в арменоведческой литературе.

С самого же начала отметим, что выдвинутая проблема решена Левоном Мириджаняном с марксистских позиций оценки древних ценностей, с применением принципов историчности, что удалось ему в совершенстве. Здесь, что совершенно логично, он выступает не только как филолог, но и как историк и этнограф, как языковед и текстолог, как фольклорист и мифолог, искусствовед и эстетик. Методологически правильная исходная позиция и широкий аспект исследования позволили автору всесторонне раскрыть суть проблемы, осветить и углубить новые ее стороны.

Одной из них прежде всего является вопрос историчности истоков армянской поэзии и особенно исторической песни о Айке и Беле и мифа о Ваагне, который получил обоснованное разрешение на базе новых истолкований известных фактов и использования достижений арменоведческой мысли последних десятилетий. Решительно отвергая господствующую до последнего времени ничем не оправданную точку зрения считать все, без исключения, дошедшие до нас посредством Хоренаци поэтические отрывки мифом, Левон Мириджанян почти везде дает им четкое жанровое определение и по праву считает их глубоко историче-

[стр. 4]

скими произведениями. В исторической песне о Айке и мифе о Ваагне как древнейших образцах армянского художественного слова, он видит отражение борьбы армянского народа и его далеких предков против Ассирии и Мидии.

Однако на этом Л. Мириджанян не считает свою задачу завершенной. Всесторонним анализом материала автор в отдельных главах и разделах Книги доказывает историческую почву эпической песни о Айке и дух историчности ее. Уточнив общеизвестные факты о созвездий Айка, Левон Мириджанян доказывает, что Айк древнее Ориона. Этой, на первый взгляд кажущейся незначительной поправкой, а также многочисленными остроумными и необычными экскурсами в историю Мириджанян удостоверяет факт участия Айка в строительстве знаменитой Вавилонской башни, которую наука ныне считает правдивой исторической реальностью и датирует второй половиной III тысячелетия до нашей эры. Историчность Айка и сплетенной о нем эпической песни Л. Мириджанян обосновывает также обнаруженными в различных районах Армении наскальными рисунками, относящимися к III тысячелетию до нашей эры, прослеживая прямую связь между изображенными в них знаками «охотник», «стрела», «лук», «стрелец» и храбрым охотником Айком. Продолжая поиски, автор исследования связывает деятельность Айка не только с определенной эпохой, но и со столь же определенной историко-географической средой и народом, приводя в доказательство местности, носящие имя Айка, на территории исторической Армении, особенно в Ванской области, и факт происхождения названия армянской страны (Наук) от его имени. Тем самым удостоверяется историческая правдивость хоренациевской генеалогии и, хотя и опосредованно, отрицается гипотеза о том, что Айк и армяне якобы не ясляются аборигенами.

Всесторонним и глубоким анализом материала автор раскрывает также исторические корни мифа о Ваагне. Защищая ту точку зрения, что Ваагн был божеством солнца и света, Л. Мириджанян с позиций марксистского восприятия мифа показывает, как таинственные силы природы, выходя в течение времени за рамки «форм природы», приобретают новые признаки и становятся носителями общественных сил.

Что касается Гохтанских песен, то в них Левон Мириджанян также видит отражение целой истории народа, целую характерную эпоху с ее типичными чертами. Более того, если историческую песню о Айке и Беле и миф о Ваагне автор считает первоосновой армянского художественного мышления, то Гохтанские

[стр. 5]

песни— необычайно чистый родник национальной психологии и национального духа армянской поэзии.

Следует отметить, что к подобным весьма верным заключениям Левон Мириджанян приходит не только благодаря умению всесторонне подойти к фактам, но и способностью, обобщая их, синтезировать свои наблюдения. Так родились и вышеупомянутые обобщения и, например, мысль о том, что миф, о Ваагне есть основа основ армянской поэзии. Этот метод характерен для всего исследования.

На основе историчности содержания отрывков древней поэзии Мириджанян успешно решает также главную выдвинутую им проблему. То есть со всей возможной полнотой он выявляет те их стороны, те идейные и художественные признаки, которые, переходя по закону преемственности в армянскую поэзию последующих веков, становятся основой ее развития. В качестве общего отличительного свойства особенно подчеркивается единство содержания и формы дошедших до нас отрывков. Для первого характерны длительная освободительная борьба и стремление к созданию сильного государства, национальный дух, беспримерный героизм и возвышенное патриотическое чувство. А для второй— разнообразие и богатство художественных конструкций и средств— от композиции до чудодейственного слова. Особенно следует выделить среди них остроту развития психологической сюжетной линии, предметную образность, отражение внутренних человеческих переживаний посредством пейзажа, лаконизм речи, повторы отдельных слов, выражений, строк, живую, энергичную форму повествования, свободу метрики и ясность народного слога. Следовательно, совершенно справедливо отстаивается мысль, что, благодаря упомянутым формам и средствам, древний фольклор достойно справился со своей функцией художественного отражения действительности, оказав благотворное влияние на весь последующий ход развития художественного мышления народа. В качестве лучшего примера автор приводит некоторые эпизоды и образы из эпоса «Давид Сасунский».

Однако Л. Мириджанян, к сожалению, не обращается к проблеме связи древнего армянского искусства и поэзии последующих веков, слияния всех звеньев традиционного и современного. Историко-филологическими и иными экскурсами он характеризует и доказывает лишь классичность истоков армянской поэзии, что в дальнейшем явится исходной точкой для всецелого решения указанной проблемы.

На всем перечисленном выше автор мог бы закончить исследование. Однако Левон Мириджаняк, что совершенно справедливо, на этом не останавливается, он пересматривает и уточняет неко-

[стр. 6]

торые стороны «Истории Армении» Хоренаци, как единственного источника древней армянской поэзии, имея в виду, что эти вопросы тесно связаны с выдвинутой проблемой и весьма способствуют более глубокому и всестороннему ее освещению. Эта оригинальная заключительная часть труда исследователя также отличается четкостью постановки вопросов, новыми, совершенно необычными решениями, которые производят впечатление художественных открытий.

И действительно, благодаря правильному прочтению оригинала «Истории» Мовсеса Хоренаци, отвергнув господствующую более столетия гипотезу о недостоверности книги Мар Абаса Катины, Левон Мириджанян первым в арменоведении показывает, что Мар Абас Катина взял книгу не из книгохранилища Ниневии, которой давным-давно уже не было, а из библиотеки персидского царя Аршака, которая в свое время была привезена из Ниневии. Левон Мириджанян обосновывает свое открытие целым рядом новых неопровержимых фактов, тем самым предоставляя книге Мар Абаса Катины право считаться одной из древнейших источников мира, право, недостойно отобранное у нее в последнее столетие европейскими учеными.

Далее, на основе неопровержимых фактов автор определяет точное время формирования царства армянских Аршакидов, время правления основателя этой династии Вагаршака и исторической деятельности Мар Абаса Катины. Тем самым Левон Мириджанян, во-первых, доказывает, в противовес господствующей в арменоведении до сих пор точке зрения, историчность царя Вагаршака и Мар Абаса Катины, а во-вторых, отводит дошедшую до нас армянскую письменную культуру, в том числе и историографию, на более тысячелетия назад, доводя до VII века до нашей эры.

Блестящее знание материала дает автору, возможность развенчать миф о существовании некоего поэтического «источника» «Истории» Хоренаци «Книги Хрий» («Պիտոյից գիրք»), состоящего якобы из четырех разделов, и показывает, что такого источника в армянской литературе не существовало вообще. Абсолютно прав Мириджанян, выражая мнение, что Хоренаци взял некоторые материалы для своей «Истории» не из предполагаемого вышеназванного источника, а из иноземных изложений нужных историй, автором которых является знаменитый греческий историк Геродот.

В углублении и обогащении наших познаний большую роль сыграл также блестящий историко-филологический анализ дошедшего до нас отрывка (всего пять строк) из поэмы «Вардгес манук».

Казалось бы, трудно после классиков арменоведения сказать новое слово в столь тщательно исследованной, буквально распа-

[стр. 7]

ханной вдоль и поперек области, каковой является хоренациеведение. Но вот перед нами книга, научно-исторические изыскания которой, выходят за рамки национального мышления и приобретают значение узловых вопросов мировой культуры и историографии.

Давая этим вопросам смелое и четкое решение, автор, наряду с открытием новых горизонтов для дальнейшего развития хоренациеведения, отстаивает древность и своеобразие истоков армянской поэзии, армянской культуры. Данным трудом, содержащим разрешение многих научных проблем и написанным с завидным умением Левон Мириджанян закладывает основы научного исследования истоков армянской поэзии.

Гр. Григорян,
Доктор филологических наук, профессор

Содержание   Титульные страницы   Предисловие   Вступление
Глава первая   Глава вторая   Глава третья   Глава четвертая
Глава пятая   Глава шестая   Глава седьмая
Послесловие   Именной указатель   Содержание (как в книге)

Дополнительная информация:

Источник: Левон Мириджанян - "Истоки армянской поэзии". Перевела с армянского М. В. Саакян. Издательство «Советакан Грох», Ереван 1980.

Предоставлено: Вреж Атабекян
Отсканировано: Вреж Атабекян
Распознавание: Вреж Атабекян
Корректирование: Вреж Атабекян

См. также:

Л. Мириджанян "Артаваздовские мелодии" (поэма)

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice