ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English

Эдуард Авакян

ОДНОЙ ЖИЗНИ МАЛО


Книга I:   гл.1  гл.2  гл.3  гл.4  гл.5  гл.6  гл.7  гл.8  гл.9  гл.10  гл.11
гл.12  гл.13  гл.14  гл.15  гл.16  гл.17  гл.18  гл.19  гл.20  гл.21

Книга II:   гл.1  гл.2  гл.3  гл.4  гл.5  гл.6  гл.7  гл.8  гл.9  гл.10  гл.11
гл.12  гл.13  гл.14  гл.15  гл.16  гл.17  гл.18


ГЛАВА ВТОРАЯ

Шесть месяцев длился этот тяжкий, изнурительный путь из Индии в Англию. Сколько раз Эмин мысленно проходил его! Но то, что так легко преодолевало воображение, оказалось мучительно-трудным в действительности.

Стоял сентябрь. «Уалпол» пересек Ла-Манш, вошел в пролив Паде-Кале, отделяющий Англию от Европы.

Том Финн не покидал капитанского мостика: необходима осторожность — подводные рифы так же коварны у родных берегов, как и в чужих морях. Заметив Эмина, пристально вглядывавшегося в незнакомый берег, он подозвал его:

— Иди сюда, сынок. Клянусь ранами святого Себастьяна, у нас с тобой осталось не так уж много времени. Разлука близка.

Эмин почему-то думал, что услышит в голосе капитана насмешку, но уловил лишь грусть. Он молча поднялся наверх.

Бледное небо отражалось в серо-белесом море. В сумерках тускло мерцали первые звезды. За бортом «Уалпола», справа и слева, блекло посвечивали далекие огоньки.

— Смотри,— произнес капитан, показывая на мерцающие огни,— вон там, справа, Голландия. А это огни судов, идущих из Лондона...— А потом задумчиво добавил: — Где ты собираешься остановиться? Здесь ты будешь совсем один, сынок. Есть у тебя хотя бы знакомые?

— Я не знаю здесь никого, сэр.

— Лондон — это огромная гидра, которая проглотит тебя без сожаления. Нет, видать, я твой единственный знакомый в Лондоне и обязан помочь устроиться. Ты славный малый...

Рассвело. Но Эмин все еще не мог прийти в себя после долгого пути. Голова кружилась. Когда же успели кончиться океан, море? Ведь уже, кажется, Темза?

Скоро и Лондон. Видны зеленые берега с домами, заводскими трубами, дым смешивается с утренним туманом. Чуждая глазу и сердцу картина! В голове роились тревожные мысли. Может, виною всему туман, может, это он рождает ощущение безысходности?!

Но вот туман рассеялся, проглянуло солнце, и, как слабый лучик, снова засветила надежда. Не надо бояться холода, ни этой гнетущей неопределенности. Ты выбрал свой путь, и поздно думать о возвращении.


...Том Финн сдержал слово. Он отыскал какого-то шведа, который сдавал комнаты, к тому же не слишком дорого. И швед, как и обещал капитану, явился за своим постояльцем в понедельник рано утром. За несколько минут лодка доставила их на берег. Новый знакомый Эмина был пожилым лысым человеком, но Эмин ничего не замечал, не видел даже, что уже приближается берег. Мысленно он еще находился на «Уалполе». Только позднее, когда они шли по незнакомым улицам, он пришел в себя, посмотрел по сторонам. Швед, широко шагая, держался впереди.

Вот прохожие, кареты, кебы... Улицы узкие, иногда настолько, что соседи могут приветствовать друг друга, Не выходя из домов. Это были близкие к порту улочки с жалкими, невзрачными домами. Одноэтажные, реже в два-три этажа, они казались издали черными: карнизы и стены потемнели от дыма и копоти находившихся поблизости заводов.

— Это Ост-Энд,— объяснил швед, заметив, что Эмин с интересом рассматривает все вокруг.— Тоже Лондон, но Лондон неимущих.

— Неимущих?— переспросил Эмин.

— Да, в столице Англии много бедняков,— горько усмехнулся он.— А вот главная улица Ост-энда — Уайтчепел. Лондон огромный. Вы увидите и Вест-энд — квартал богачей. О, Лондон большой, очень большой...

Когда они свернули на другую улицу, которая почти ничем не отличалась от предыдущей, швед радостно воскликнул:

— Ну вот и мой дворец! Старые лестницы Уэфинга. Так называется наша улица!

Двухэтажный угловой дом на самом деле был старый и мрачный, непохожий на другие,— с внутренней стороны его шел узкий деревянный балкон. Они поднялись по ветхой лестнице. На чердаке находилась всего одна комната. Окно ее выходило во двор.

— Вот ваши апартаменты, сэр!

Наконец Эмин разглядел своего нового хозяина. Вначале он показался ему пожилым, наверное из-за лысины, но сейчас обнаружилось, что он не так уж стар. Жиденькая бородка, добрые светло-карие глаза-бусинки. Узнав, что привело Эмина в Англию, он грустно покачал головой:

— Мне кажется, самое лучшее, что вы должны сделать, это немедленно, при первом же удобном случае, сесть на корабль, идущий в Индию, и возвратиться домой. Англия холодная, жестокая страна. И люди здесь такие же. Вы не выдержите тут, я знаю.

— С чего вы взяли? — удивился Эмин.— Несколько месяцев, которые я провел на «Уалполе», были для меня отличным экзаменом на выносливость.

— И все равно,— упорствовал швед,— повторяю, не выдержите. Чтобы заработать на кусок хлеба, надо из кожи вон лезть. Ученье потребует много денег, это вам не по карману. А если будете искать работу и какой-нибудь джентльмен даже захочет взять вас в услужение, все равно он не рискнет: ведь у вас нет никаких рекомендаций. Да и английский у вас, скажу, неважный. Как же вы посмеете с таким сильным акцентом появляться в приличных домах?

— Я выучусь! — горячо воскликнул Эмин, несмотря на то что возражения шведа подействовали на него.— Я дал клятву и должен выполнить свой долг.

— Клятву? — Швед поглядел Эмину в глаза.— Так, значит, вы дали клятву остаться здесь? Ну, если так, завтра же отправляйтесь в Ост-Индскую компанию и получите все, что вам причитается за шесть месяцев. Вам не заплатили на корабле, как это следовало бы. Понимаете?

— Мистер... мистер...

— Зовите меня мистер Стимсон.

— Мистер Стимсон, я догадываюсь, это все проделки помощника капитана Пита. Не знаю, почему, но он невзлюбил меня с первого дня. Я работал на корабле с утра до ночи, драил палубу, чистил, у меня все блестело, а он был постоянно недоволен мной, отчаянно ругался, дрался, заваливал новой работой... А когда мы достигли Лондона, заявил, что я плохо вел себя, бездельничал, ленился и не получу от него ни гроша из того, что обещал капитан. Я не жаловался Тому Финну, я все терпел ради того, что привело меня в Лондон.

— Не знаю. Вы должны были получать от компании три шиллинга в месяц. На эти деньги вы могли одеться, не говорю — во все новое, но чтобы хоть уберечься от холода. И еще осталось бы на первое время, пока найдете работу. Что поделаешь, раз вы так решили. Бог милостив, может, и выкарабкаетесь.

— Спасибо, добрый мистер Стимсон! — с чувством сказал Эмин.— На чужой земле, под чужим небом встретить таких людей, как Том Финн, как вы, это уже счастье.

— Вы кажетесь мне славным малым. Да ниспошлет господь удачу. И мистер Стимсон, поглаживая редкую бородку, направился к выходу. Когда хозяин закрыл за собой дверь, Эмин глубоко вздохнул и прошелся по комнате: узкие железные кровати, старый комод, деревянный стол, изрезанный во многих местах ножом, два стула с поломанными спинками — вот убранство убогой комнатушки. Все внушало безнадежность, мучительно подавляло.

Вдруг послышалась нежная мелодия. Молодая девушка пела старинную песню о море. Эмин слышал ее и раньше, но сейчас она звучала на чужом языке и воспринималась по-новому. Эмин разобрал слова песни и стал мысленно вторить ей:

Где б ты ни был, мой любимый,
Возвращайся же домой.
Жду тебя с тоской, любимый,
Возвращайся же домой...

Песня оборвалась так же неожиданно, как и началась. Кто-то, наверное только что певшая девушка, легким шагом приблизился к двери и постучал.

— Войдите,— отозвался Эмин, направляясь навстречу.

Дверь тихонько заскрипела. В комнату легкой походкой вошла хорошенькая девушка в черном платье. На ней был белоснежный фартук, украшенный красивыми кружевами, которые волнами ниспадали от груди. Этот белый фартук на черном фоне был восхитителен. А вокруг все было таким серым, что Эмину на мгновение показалось, будто в его убогой комнате вдруг появился ангел, чтобы ниспослать утешение. Вокруг ее головы и в самом деле словно был ореол — из-под кружевного чепца выглядывали золотистые локоны.

— Кто вы? — смутился Эмин, удивленно разглядывая ее голубые глаза, белое личико и шафрановые волны волос.

— Селли, служанка этого дома.

— Селли, служанка...— рассмеялся Эмин.— Не иначе — вы когда-то были ангелом. Не правда ли?

— О нет, я всегда была служанкой,— наивно ответила девушка.

— И всегда такой красавицей? — внезапно осмелев, спросил Эмин.— Мисс...

— Я не мисс,— засмеялась Селли.— Я замужем. Но Чарли сейчас нет. Мой Чарли моряк, он уехал на Ямайку. И даже не знаю, когда вернется.

— Это вы только что пели? — Эмину стало немного грустно при мысли, что это небесное создание принадлежит другому.

— Я.

— Для своего Чарли?

— Нет, уважаемый мистер, я пела для себя. Мне было грустно, я вспомнила о нем.

— А для меня не споете?

— Не сейчас. Я пришла по делу. Не надо ли вам чего? Может быть, что-нибудь принести?

— Хлеба и немного сыру. Больше ничего. Селли взглянула на него с изумлением: «Что для голодного кусок хлеба с сыром?»

— Мне кажется, вы с утра ничего не ели.

— Это верно, дорогая миссис... простите, милая Селли. Но как вы узнали об этом?

— По вашему лицу. И еще мне сказал хозяин, мистер Стимсон. Так что же, вы по-прежнему просите только хлеба с сыром или это шутка?

— Никаких шуток,— улыбнулся Эмин.— Я поклялся питаться хлебом с сыром, пока не завершу своего важного дела.

Эмин произнес эти слова столь серьезно, что бедной девушке ничего не оставалось, как поверить ему.

— Когда вы завершите его?

— Вот этого не могу сказать. Может быть, через полгода, а может, через два, кто знает.

— И все это время вы будете есть только хлеб с сыром?

Да? — Ее детское личико осветилось таким удивлением, что Эмин от всей души рассмеялся, хотя настроение у него было прескверное. — Вот деньги,— сказал он.

Селли пожала плечами и отправилась выполнять скромную просьбу этого удивительного господина.

 

Книга I:   гл.1  гл.2  гл.3  гл.4  гл.5  гл.6  гл.7  гл.8  гл.9  гл.10  гл.11
гл.12  гл.13  гл.14  гл.15  гл.16  гл.17  гл.18  гл.19  гл.20  гл.21

Книга II:   гл.1  гл.2  гл.3  гл.4  гл.5  гл.6  гл.7  гл.8  гл.9  гл.10  гл.11
гл.12  гл.13  гл.14  гл.15  гл.16  гл.17  гл.18

 

Дополнительная информация:

Источник: Эдуард Авакян,"Одной жизни мало".
Издательство «Советский писатель», Москва, 1988г.
Предоставлено:
Георгий Карибов
Отсканировано: Георгий Карибов
Распознавание: Георгий Карибов
Корректирование: Анна Вртанесян

См. также:

Ованес Гукасян, Воскан Ереванци

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice