ArmenianHouse.org - Armenian Literature, History, Religion
ArmenianHouse.org in ArmenianArmenianHouse.org in  English
Дереник Демирчян

ВАРДАНАНК


Книга первая: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14
15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26
Книга вторая: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17
18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   Словарь


Покуда волновались отдельные лица и группы, колесо времени вращалось, неуклонно приближая момент, когда должно было разразиться бедствие. Время не спешило, но и не медлило. Оно текло, как обычно. Но людям не дано знать тайны его течения, не дано видеть что-нибудь сквозь завесу, предательски накинутую им на грядущее.

В те часы, когда в Нюшапухе плели интриги Кодак, Варазваган, Михрнерсэ и персидские вельможи, когда разъяренный Азкерт даже во сне бредил местью, когда в своих шатрах готовили молниеносный удар в тыл персам армянские князья, когда в далекой Армении из села в село, из города в город переходили отряды крестьян-беглецов, руководимые Аракэлом и Сааком, призывая к восстанию и отказу от уплаты налогов персам, когда из монастыря в монастырь, проповедуя верность христианской вере, ходили Гевонд, Езник и Егишэ, а нахарары, то соглашаясь друг с другом, то вступая в споры, собирали полки в своих уделах, — в эти часы, пересекая солончаки и пески Персии, мчался в Армению гонец с указом Азкерта. Он вез повеление царя армянским нахарарам явиться ко двору. Повеление это было чревато тяжкими последствиями. Никакая сила уже не могла остановить надвигавшееся несчастье, оно должно было неминуемо разразиться. Недаром оно подготовлялось в течение столетий.

Два враждебных друг другу течения наметились в стране. Одно, перекатываясь из села в село, из города в город, несло пламенное слово, которое поднимало народные массы. Другое ползло тихо и скрытно, оставляя позади себя страх, сомнение, неверие и бессилие.

Народ назвал эти два течения по именам их вождей: «Вардананк» и «Васакианк».

Облокотившись на подушки, долго, неподвижно сидел Вардан у себя в зале. Его глаза под изогнутыми бровями были полны глубокой думы. Вся страна ждала его слова, от него ждали чудес. Но он-то на кого может надеяться? Рухнул трон Аршакидов, гунны стучатся в вооота Византии, черной грозовой тучей застилая небо империи. Нет уже Ассирии, нет Рима, нет сил, могущих угрожать Азкерту! Поднимается буря, и одинокий корабль бросает на волнах. Необходима помощь, иначе неминуема гибель...

Но кто же подаст эту помощь?

Наедине с самим собой Вардан уже не думал о том, что нужно кого-то подбодрить. Пусть об этом заботятся доугие! Вардан напряженно изыскивал пути спасения. Его орлиный нос, огрубевшая кожа и жесткие волосы придавали суровый вид худощавому лицу.

События быстро следовали одно за другим. Еще никогда не сталкивался Вардан со стоть тяжелой задачей: поставить против первостепенной, мощной державы старое, развалившееся государство. Сопротивляться было необходимо, каков бы ни был результат этого сопротивления. Но как поставить народ перед выбoрoм между жизнью и смертью?..

Нет, необходима поддержка, нужны свежие силы! Ведь он не юноша — подобно Артаку, и не безрассудный забияка — подобно Атому. Он испытанный, закаленный в боях полководец. Он знает, что такое война. Нужны силы. Где же искать их, к кому обратиться? Греческий полководец Анатолий, сидя в Междуречье, не сводит глаз с Персии, чтоб вовремя отразить ее внезапный удар; он не любит армян и ради них не позволит поцарапать нос хотя бы одному из своих греков. Среди персов нет никого, кто относился бы к армянам дружелюбно. Правда, иным Вардан в свое время спас жизнь, за других он замолвил слово перед Михрнерсэ и добился для них повышения или награды. Но... «проклят человек, возлагающий надежды на ближних»! Они мигом забудут все старые заслуги, лишь только прозвучат боевые трубы Азкерта.

Брови Вардана сошлись, на лбу пролегла глубокая складка. Но вот в его глазах мелькнула какая-то искра... Вардан встал и долго ходил взад и вперед по залу. Тень его — то удлиненная, то неестественно укороченная — мелькала по стенам и по полу. Вот он становился перед окном и выглянул наружу.

Белесый, как бы ватный туман спустился на священную землю Тарона.

Кто знает, каким пожаром будет она вскоре охвачена, какие беды на нее надвигаются!..

Пет, нужны силы! И они есть!...

Занавес над дверью колыхнулся, вошел Ваан Аматуни.

— Не берет меня сон! — промолвил он. — Но я знал, что и ты ке спишь.

Он уселся на подушки, взял в руки пергаментный фолиант и начал читать. Вскоре он забыл обо всем окружающем.

Вардан остановился, занятый возникшей у него мыслью.

— Я полагаю, — сказал он, — что вы все-таки должны подумать о помощи...

Ваан Аматуни, казалось, не слушал его.

— Само собой, это будет война на истощение, — продолжал Вардан. — Но почему же не попытаться найти союзников?

— Союзников у нас нет! — тотчас же отозвался Аматуни, кладя рукопись на место.

Вардан не стал пояснять свою мысль. Он вновь отошел к окну. К воротам замка приближался всадник; вот он подскакал, искры летели из-под копыт коня.

Обменявшись несколькими словами со стражей, всадник въехал г,о дсор.

— Так ты творишь, нет у пас союзников? — переспросил Вардан.

— Кто они? — усмехнулся азарапет и испытующе взглянул на Вардана.

— Не союзники, а вспомогательная сила! — ответил Вардан. — А гунны? Гунны, упершиеся в Чорскую заставу? Вот кто ныне враг Азкерту! А враг моего врага — мне друг...

— Ничего не выйдет! — безнадежно покачал головой азарапет. — Это племена дикие и вероломные...

— Что ж делать! Беда заставит!.. Нужно спасти страну, спасти какой бы то ни было ценой!

— Хорошо, но что могут сделать гунны?

— Что могут сделать гунны? Да очень многое! Они наводнят весь север Персии и вместе с кушанами отвлекут часть сил Азкерта. Тогда-то мы и нанесем свой удар!

— А как же Чорская застава, Спарапет?

— Придется ее снести. Пусть поток хлынет в Персию!

— Гм…

— Как же иначе? Или позволить бесчисленному персидскому войску насесть на нас? Мы должны воевать не для того, чтобы погибнуть. Мы должны победить и жить!..

Азарапет задумался. Уже не впервые ставили его в тупик смелые замыслы Спарапета. «И откуда только берется у него!» — подумал он.

— Гунны в конце концов станут нам поперек горла! — заметил он вслух. — Чорская застава охраняет путь не только в Персию. Ведь этот поток...

— Поток?.. Пусть персы его и сдерживают! — с гневом оборвал Вардан. — Что же, мы будем постоянно охранять Чорскую заставу для того, чтоб персы могли без опасений нападать "на нас?.. Дадим им занятие! Пусть оно отвлечет их!

— Ну что ж, дадим, — согласился азарапет.

— Вся опасность в том, — продолжал Вардан, — что есть и Ворота Аланов!.. Гунны постоянно туда рвутся, чтобы через них проникнуть в Иверию. А этого допустить нельзя!

У занавеса показался дворецкий.

— Государь, прибыл Мелкон.

— Введи.

В покой вошел пожилой человек с кругловатым лицом и безволосым подбородком. Едва сохраняя серьезное выражение, он склонился в приветствии и, переминаясь с ноги на ногу, остановился в дверях.

Вардан подошел к нему и смерил его взглядом с головы до нсг.

— Ну, что скажешь? — промолвил он. — Ты не забыл еще язык гуннов?

— Забыл, Спарапет, но снова выучу, если понадобится! — отвечал Мелкон, подняв веселые глаза на Вардана.

— Сколько ты знаешь языков? — спросил Вардан.

— Владею языками почти всех племен, государь Спарапет!

— Так же, как персидским?

— Ну, персидский — это мой второй родной язык, государь! Ведь я уроженец Тизбона.

Вардан поджал губы, задумался. Мелкон спокойно ждал, не сводя с него глаз.

— Знаешь, что тебе придется сделать? — сказал Вардан. — Поедешь к царю гуннов!

— Относительно скакунов?

— Нет, по более важному делу. Объяснишь ему, что мы, армяне, не будем противиться, если он перейдет Чорскую заставу. Но лишь при условии, что он не тронет агванов, иверов и, конечно, армян... Пусть идут на персов в направлении Пайтакарана! Мы снесем Чорскую заставу и сами ударим на персов отсюда.

Мелкон нетерпеливо топтался на месте.

— Ну, в чем дело? — спросил Вардан.

— Государь Спарапет, чтоб произвести впечатление на гуннов и убедить их, необходимы пышность, золото, оружие, скакуны. Нужен посол княжеского звания!

— Правильно! Царь гуннов пожелает говорить с человеком высокопоставленным. Таким человеком и будет аианский князь Ваан. Отведешь посла гуннов к нему или поедешь с ним к царю гуннов. Там видно будет. — Вардан подумал немного.

— Кого ты возьмешь с собой?

— Не надо никого, государь. Одному легче вывернуться...

— Ладно, поступай, как тебе удобнее. Ну, иди отдохни!.. Мелкон удалился.

— В этом году войны не будет, я думаю, — заметил азарапет.

— Гм!.. Она именно в этом году и начнется. Еще этим летом...

Азарапет вопросительно поднял глаза.

— Этим же летом! — повторил Вардан.

— Но ведь ответное послание еще должно дойти до места назначения!

— Пустое! Войско уже двигается в данную минуту. Нам спешить надо!

— Откуда двигается войско? — насторожился азарапет. — У тебя есть сведения?

— Сведений мне не надо. Военное дело таково: дворы переговариваются, а войска передвигаются.

— Но откуда? — повторил вопрос азарапет.

— Через страну агванов. Персы ударят на нас не с юга, а с севера, откуда мы их не ждем.

— Не слишком ли далеко это для них?

— Именно с севера, чтоб сломить агванов и иверов, чтоб обуздать гуннов — нашу последнюю надежду...

— А-а, поэтому ты и обращаешься к гуннам?.. — догадался азарапет.

— А как же? Я опасаюсь, что нас вызовут в Персию. Нужно подготовить удар и наметить, кто нас будет заменять в случае нашего отсутствия. А это дело сложное и долгое. Кто знает, может быть, мы и не вернемся...

— Если не вернемся — страна погибнет!..

— Нужно сделать так, чтоб не погибла! Нужно найти выход. И он будет найден...

Эти обнадеживающие слова окрылили азарапета. Он давно знал Вардана как человека, которому чуждо бахвальство и который не пьянеет от успеха. И когда такой человек говорит: «Можно сделать так, чтобы страна не погибла!» — ему можно верить. Азарапет знал, как непреклонна воля Вардана. Если Вардан что-либо решил, он с железным упорством будет добиваться осуществления своего решения до самого конца.

Вошел высокий немолодой мужчина с гордой осанкой; слегка косо прорезанными миндалевидными глазами он напоминал Вардана. Как и у Вардана, его худощавое лицо выражало силу воли, губы его были так же тесно сжаты.

Он слегка задержался в дверях.

— Это ты только что въехал в замок? — спросил Вардан.

— Нет, Спарапет, то был Мелкон. Я находился в полку и нораньше вернулся, чтобы отдохнуть.

— Недолго придется тебе отдыхать. Надо проверить полки кахараров. Ты получил сведения от князей?

— Получил. Готовы полки у Гнуни, Аршарни, Вананди, Абегени. Нет сведений от Палуни и Хорхоруни... Вот список.

— Состояние вооружения?

— Плохое... почти повсюду плохое.

Вошедший замолк, не садясь на подушку, предложенную ему Варданом.

— Немедленно пошли к князьям — пусть пополнят вооружение! Выедешь сам, проверишь, сообщишь мне. Через дней пятнадцать я выеду принимать полки.

— Будет исполнено! — отвечал тот, опустив усталые глаза.

У него был измученный вид, он еле держался на ногах. Его пожелтевшее лицо говорило, что он выполняет какую-то большую к трудную работу и не справляется с ней не потому, что плохо работает, а потому, что дел много.

— Это тебе не Марвирот и не набег гуннов, — строго продолжал Вардан. — Перед этой войной побледнеет все испытанное нами ранее.

И, подступив к нему вплотную, он сурово заглянул ему в глаза, отчеканил:

— Мы выступаем против персидской державы! Понимаешь ты это?..

— Понимаю, Спарапет! — отвечал вошедший смиренно и покорно. — Но ведь...

— Что? Оправдываться хочешь?.. Брось! — отрезал Вардан. — Когда дело идет о войне, оправданий нет. Кто победил—тот прав, кто побежден — тот и виноват! Азкерт не брат ни мне, ни тебе. Это ты мне родной брат по отцу!..

Азарапет рассмеялся.

— Ну, раз он тебе родной брат, то перестань его донимать! Взгляни — от князя Амазаспа и без того остались кости да кожа! Прости его.

Вардан мягко улыбнулся, но почти тотчас же опять стал строг.

— Дело в том, что время не ждет. Оно обернется против нас и будет заодно с Азкертом! А мы собираем полки, но не вооружаем их? Ты знаешь, какой нам нужен запас вооружения? Выиграет тот, кто дольше продержится.

Вардан молча прошелся по залу и остановился перед азарапетом:

— Опаздываем мы, азарапет! Преступно опаздываем! Азарапет привстал.

— Значит, ты полагаешь, что война начнется этим же летом?

— Война уже началась, азарапет, пойми это! Ведь ты — старый воин! Раз наметились противники — значит, война началась.

Это заявление заставило азарапета встряхнуться. «Да, воин сразу чует запах войны!» — подумал он.

— Война — не одно только сражение. Сражение завершает войну. Стоит персидское войско в стране Апара? Стоит оно в Пайтакаране? Куются ковы при дворе Азкерта? Брызжет он пеной ярости против нас? Набирает он пополнение в войска? Значит, война началась! Никогда не бывает слишком рано начать приготовления — вот тебе слово воина!..

Амазасп почтительно и благоговейно внимал брату.

— Ты прав, Спарапет, я сделал промах с вооружением... Думаю, что на князей можно нажать. Но я все свое время посвятил проверке боеспособности отрядов. По одному проверял каждого воина, заставил проводить военные игры ночью, в самых непроходимых ущельях. Проверил копыта и бабки у коней. Кони в прекрасном состоянии. Походы они проделали отлично. Я обучал наступательным действиям в поле, — прошли очень удовлетворительно. Я в первую голову обращал внимание на отбор бойцов. Без боеспособности воина чего стоит его вооружение? На это и ушло у меня время...

Вардан слушал внимательно. Ему нравились скромные и дельные объяснения брата, но довольствоваться достигнутым было не в его характере.

— Это хорошо, но мало. Необходимо заботиться обо всем одновременно! Найди людей, действуй через них. Не бери всего па себя одного, но следи, заставляй следить за исполнением; проверяй сам и заставляй проверять других. Выматывай душу!

— Ты прав, конечно, — скромно согласился Амазасп. —Буду работать, как ты указываешь..

— Да, да!.. Вот поработаешь, будешь лезть из кожи — и увидишь, что все-таки этого мало, мало! Война — зверь прожорливый. На миг закроешь глаза — глядишь, вооружение исчерпано! Ну, ступай спать, завтра дгл у тебя по горло!

— Да уж, пойду! — сказал Амазасп и после небольшой паузы прибавил: — От Артака Мокского вестей нет, Спарапет...

— Послал гонца?

— Послал в замок Рштуни и предписал спешно покинуть Рштуник. Он уехал к себе, и с тех пор от него нет известий.

— Срочно пошли второго гонца, пусть тотчас сообщит, как его отрядом. Спит он, что ли? Или и его подталкивать надо?..

— Утром пошлю гонца.

— Сейчас пошли! — отрезал Вардан. — Тоже спишь? Амазасп невесело усмехнулся, он чувствовал смертельную усталость Внезапно он побелел, покачнулся и упал без чувств.

— Э-э, что это с ним? — подбежал азарапет.

— Ничего, — невозмутимо ответил Вардан. — Устал сильно.

— Неси воды! — приказал азарапет вбежавшему дворецкому.

Вардан ходил взад и вперед, лишь изредка скользя взглядом по лицу лежавшего без сознания брата.

Дворецкий обрызгал лоб и лицо Амазаспа водой. Тот все еще не приходил в сознание. Вмешался и испугавшийся азарапет, тревожно поглядывавший на Вардана, который, не подходя близко, ждал, чтобы брата привели в чувство. Наконец, Амазасп пришел в себя и привстал. Ему дали воды, он отпил, оглянулся со смущенной улыбкой, встал на ноги и с помощью дворецкого вышел.

Вардан окликнул его:

— Гонца пошли сейчас же! Рано утром зайдешь ко мне. Но когда тот вышел, Вардан проговорил негромко:

— Бедный мой Амазасп! Как ты устал...

Он спокойно взглянул на азарапета и, увлеченный какой-то новой мыслью, произнес:

— Значит, более или менее удовлетворительные сведения у нас имеются только насчет четырех полков. Что касается остальных — все гадательно. Нет, если так будет продолжаться, мы все проиграем!

Он кликнул дворецкого:

— Пусть подадут коней!

— Куда ты собрался? — забеспокоился азарапет.

— К нахарару Хорхоруни. Там что-то тоже заглохло.

— Да, как будто... Один поедешь?

— Да, с Арцви, так меньше привлеку внимания. А в этом крае — тишина, как будто он стеной отгорожен. Подозрительно...

— Хочешь выехать сейчас же?

— Завтра у меня другие дела. И потом я хочу лично удостовериться.

— Отдохнул бы ты немного...

— Нет возможности. Ты оставайся, я вернусь завтра или через день... — затем он повернулся к дворецксму — Распорядись, чтоб князю Амазаспу дали выспаться до утра, пусть отдохнет. При переутомлении от работы толку нет... Да, азарапет, — обратился он вновь к Аматуни, — составь обращение к князьям Димаксяну, Аравагени и Дзюнакану. Они недостаточно осведомлены, — пусть примутся за дело!

— Хорошо, Спарапет! — отозвался с дружеской почтительностью Аматуни и улыбнулся.

Вардан простился с ним и пошел одеваться.

Немного погодя во дворе замка зацокали копыта, и, постепенно удаляясь, звуки замерли вдали.

«Неугомонный дух!» — подумал азарапет, вновь взяв рукопись и погружаясь в чтение.

Но вскоре голова его склонилась на грудь, и он задремал.

Всю ночь не сходил с коня Вардан. Со стороны Бзнунийского моря дул холодный ветер.

Погруженный в раздумье, Вардаи ех»л, опустив глаза в землю, не поворачивая головы, и вскоре стал дремать в седле.

Но Арцви все время оглядывался. Никого — ни одного живого существа, ни зверя, ни птицы. Только звезды, похожие на поблескивающие вдали маленькие язычки пламени, колеблемые ветром, лили на землю холодный и неприветливый, тусклый свет.

Внезапно конь Вардана остановился, запрядал ушами и вновь рванулся вперед. Вардан заметил, что по склону ближайшего холма, в том же направлении, в каком ехал он, промелькнула какая-то черная тень.

Он обернулся. К нему подлетел Арцви.

— Нас преследуют, — просто сказал Вардан.

— Знаю, Спарапет! — так же невозмутимо подтвердил Арцви, подвешивая шлем к поясу и высоко держа непокрытую кудрявую голову, чтоб лучше улавливать ночные звуки.

Вардан перестал дремать, не проявляя, однако, и никакого беспокойства. Иногда лишь, осматриваясь по сторонам, он пришпоривал коня.

Прошло немало времени, но пока ничего не случилось. Преследовали ли их в самом деле?..

Вардан прислушался. Иногда до него долетали отрывистые звуки: кэт-кэт... Не то камень падал, не то били копыта, не то бряцало оружие.

Вардан придержал скакуна, взглянул на Арцви.

— Что скажешь?..

— При нем колчан и меч!

— Он один по-твоему?..

— Ветер доносит топот только одного коня. Вардан отдал поводья и вновь задремал... Восток побледнел. Справа, параллельно дороге, лежала глубокая, еще погруженная во тьму ложбина. Вардан придержал коня.

— Не показался?

— Побереги себя, государь Спарапет, проезжай скорее, не останавливайся! — с тревогой торопил Арцви, заслоняя его собой и своим конем.

— Гони! — вдруг пронзительно крикнул он.

Как будто камень скатился где-то слева. Или это завыл ветер? Однако Арцви не отводил тревожного взора с правой стороны дороги. Внезапно над самой головой Вардана раздался свист.

— Стрела! — воскликнул Вардан.

И прежде чем Арцви смог что-либо ответить, над головой Спарапета с ноющим визгом пролетела вторая стрела. Было ясно: стрелок сидел в засаде и оттуда осыпал Вардана стрелами.

Арцви хлестнул коня и поскакал влево, к краю ложбины, чтобы найти удобное место, где можно было бы перескочить через нее.

— Вернись! — крикнул Вардан.

Но Арцви не слушал: он рассвирепел, а в такие минуты он уже себя не помнил. Он продолжал скакать, а невидимый стрелок не переставал выпускать свои стрелы. Одна уже вонзилась Вардану в левую руку. Вардан вырвал ее. Другая вонзилась в круп скакуну Арцви. Но Арцви не замечал ничего: он гнал коня.

— Назад, говорю тебе! — снова крикнул Вардан. Но конь Арцви слетел в овраг. Предположив, что Арцви разбился о камни, Вардан помчался к нему, хотя из засады продолжали сыпаться стрелы. Но вот со дна оврага послышался звук потревоженных камней: очевидно, Арцви остался невредим, нашел брод и гнал коня вверх по склону, чтоб выбраться из оврага. Вот он нашел тропинку, конь вскарабкался и мощным скачком поднялся на равнину. Из-за камней выскользнул человек, вывел спрятанного коня, вскочил на него и понесся к берегу моря. Арцви полетел за ним.

Было уже довольно светло, и скачка двух ловких наездников была отчетливо видна. Они то сближались, то отдалялись друг от друга; беглец временами оборачивался назад и выпускал стрелу в Арцви. Этим мгновением пользовался Арцви, чтоб нагнагь его, но резвый конь уносил беглеца, как на крыльях. Однако Арцви все-таки настиг его. Тот выхватил меч. Сверкнул и меч Арцви. Они начали кружиться, наседать друг на друга, нанося удары и отражая их щитами. Беглец налетел и пытался нанести удар снизу. Но Арцви отбил удар, наскочил на противника и свалил его. Беглец упал с коня, и тот умчался прочь. Арцви соскочил наземь и склонился над раненым. Это оказался не молодой уже, пышноусый, крепкий на вид воин. Полуоткрыв рот, он тускнеющими глазами смотрел на Арцви.

— Кто ты? — пригибаясь к самому его лицу, спросил Арцви. Умирающий не отвечал. Взор его быстро мутнел.

— Откуда ты? Говори, будь ты проклят! — воскликнул Арцви, встряхивая его.

Умирающий пошевелил губами и кашлянул; изо рта его побежала струйка крови.

— Говори, кто подослал тебя?..

— Нахарар!.. — прохрипел умирающий и кулаком погрозил в сторону Вардана. Но пальцы его разжались, и рука бессильно упала наземь

— Спарапета хотел убить? Умирающий хрипел.

— Спарапета хотел убить? Да, собачий сын?! Вот и подыхай…

Умирающий попытался привстать, но упал на бок; подвернув голову и одну руку, он откинул другую назад и застыл.

Арцви внимательно оглядел его с головы до ног, всмотрелся в лицо, тщательно осмотрел одежду, обувь и, сев на скакуна, с окровавленным мечом в руке поскакал к Спарапету, спокойно ехавшему по дороге.

— Кто это был? — спросил Вардан, потряхивая рукой, из которой сочилась кровь.

Арцви, не отвечая, занес руку под седло, высвободил переметную суму, достал полоску материи и, склонившись над раненой рукой Вардана, быстро смазал и перевязал ее.

— Конь у тебя ранен! — заметил Вардан.

— Конь?.. — как ужаленный, вскрикнул Арцви и быстро обернулся. Как это он не заметил, что стрела попала в его коня?!

Арцви застонал:

— Лучше уж в меня попала бы эта стрела!.. Он соскочил наземь и, глотая слезы, промыл коню рану, приложил к ней тряпицу с какой-то мазью и громко всхлипнул.

— Ну, в чем дело? — полушутя, полусердито спросил Вардан.

— Бедное животное было ранено, а я его гнал... Совесть где была у меня?..

Он рукавом вытер глаза и вскочил в седло.

Как бы припомнив что-то, Вардан обернулся к Арцви:

— Ты не узнал, кто это был?

— Он умер, государь. Я спросил, кто его подослал, а он успел только прохрипеть: «нахарар», и больше я ничего не разобрал...

— Нахарар?! —Вардан сжал губы. — Какой же это нахарар, интересно?..

— Судя по одежде, он из Рштуника, но вот обмотки на ногах такие, как носят в здешних местах, в Хорхорунике. Да и меч

тоже здешний.

— Значит, по-твоему, он был из Хорхоруника?

— Не знаю, Спарапет! Вардан вздохнул.

— Не так уж важно, — сказал он с горечью, — был ли он уроженец Хорхоруника, или Рштуника: он был армянин, и подослал ею армянский нахарар!

Вардан с отвращением тряхнул головой и дал шпоры коню.

То же сделал и Арцви.

Вскоре показалось озеро, окаймленное кружевной лентой пены. На северо-востоке раскинула свой белый шатер гора Сипан.

Дорога вновь убаюкала Вардана. Полузакрыв глаза, он навевал про себя:

Славься, свет, свет, —

Добрый свет, свет,

Солнца встающего свет!..

С улыбкой, открывавшей два ряда белоснежных зубов, Арцви любящими и веселыми глазами смотрел на Вардана; ему нравилась языческая песня Спарапета.

Покрытые мыльной пеной и потом кони устали и громко фыркали. Золотой шар над морем запылал. Волны загорелись. Уже был виден игравший красками город и обнесенный валом замок князей Хорхоруни. Тянулись ввысь голубоватые тонкие клубы дыма.

В маленьком придорожном селе сидели на кровлях старики.

Они поспешно вставали и осеняли себя крестом, когда Вардан проезжал мимо них. Из дверей одной землянки выглянула и весело усмехнулась Арцви молоденькая златоволосая девушка.

Миновав село, путники направились в город. При их приближении всполошившаяся городская стража выступила вперед и стала перед Спарапетом, скрестив руки на груди.

— Дома ли владетельный князь Хорхоруни? — спросил Вардан.

— Дома, государь Спарапет!

Вардан въехал в город. Узнавая его, люди стали его окружать, все население потекло за ним. Юноши бежали к нему, обгоняя друг друга. Один, не в силах сдержать себя, крикнул:

— Спарапет!

— Возьми нас, Спарапет! — вторил ему другой. Остальные подхватили:

— Возьми нас! Возьми!

— Мы хотим к тебе!..

Вардан счел неудобным распоряжаться в чужом городе. Ответив юношам дружеской улыбкой, он пришпорил коня. Вскоре он уже стоял перед воротами цитадели.

Ему навстречу вышел Гадишо и со всеми подобающими знаками почтения пригласил войти. Здесь, у себя дома, он оказывал Вардану больше внимания, был более весел и предупредителен, чем в Арташате. Это показалось Вардану подозрительным. Он насторожился и начал незаметно следить за каждым взглядом и движением Гадишо. Но тот был спокоен и открыто смотрел Вардану в глаза.

Кто же был тот нахарар, имя которого не успело сорваться с уст сраженного убийцы? Почему было на нем платье рштунийца и обувь хорхорунца? А место, где произошло событие?.. Откуда начал он преследовать Вардана? Трудно было найти ответ на эти вопросы...

Книга первая: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14
15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26
Книга вторая: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17
18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32

Дополнительная информация:

Источник: Дереник Демирчян - «Вардананк» (исторический роман). Перевод с армянского А. Тадеосян. Издательство «Советакав грох», Ереван, 1985г. Книга печатается по изданию 1956 года.

Предоставлено: Андрей Арешев
Отсканировано: Андрей Арешев
Распознавание: Андрей Арешев
Корректирование: Андрей Арешев

См. также:

Хачатур Абовян Раны Армении (исторический роман)

Design & Content © Anna & Karen Vrtanesyan, unless otherwise stated.  Legal Notice